Бондарь Александр
Русский ресторан

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]

  
   Играла музыка. Певец на сцене выводил что-то из репертуара нынешней российской попсы.
   Света уставилась в тарелку. Ковырнула вилкой еду.
   - Не вкусно? - спросил Жора.
   Света улыбнулась смущённо.
   - Очень вкусно. Непривычно просто... - Она неловко потупилась. - Никогда ещё так вкусно не ела.
   Потом огляделась вокруг.
   - Здесь очень красиво. - Света покраснела и опять уставилась в тарелку.
   Жора самодовольно приосанился.
   - Нравится в Канаде?
   - Очень нравится. - Света кивнула. - Только непривычно многое.
   - Ничего. - Жора кивнул. - Привыкнешь. К хорошему привыкают быстро. К плохому тяжело привыкать. Я, вот, из Москвы приехал, пятнадцать лет уже тут живу. У нас там в Москве что хорошего? Пьянка одна и грязь. А тут? - Жора кивнул со значением. - Запад. Цивилизация. Тут белые люди живут. - Он поднял палец к верху. - Не по цвету кожи белые, а белые в самом основном смысле этого слова. Тут нет этого всего Совка...
   - Да. - Света опять огляделась. - В деревне, где я жила, мужчины каждый день пили водку. Трезвые были только бабы. Только они и работали... В пятнадцать лет, вобщем, уже женщина, а в тридцать уже старуха...
   - В Москве не лучше! - Жора махнул рукой. - Такое же точно дерьмо!
   За соседнем столом сидел лысый мужчина с чрезмерно выдающимся животом - по виду то ли еврей, то ли кавказец. Он рюмками - одну за другой - поглощал водку. Рядом сидела молодая и стройная блондиночка. Она преданно и с ожиданием заглядывала лысому толстяку в рот. Двое парней крутого вида - "качков" - угрюмо и равнодушно сидели рядом. Они не ели - просто сидели. На лицах у них было написано, что всё вокруг совершенно их не касается.
   Жора медленно разрезал бифштекс.
   - Короче, подавай на беженство...
   - Беженство?.. Это что?
   - Программа такая. Напишешь, что тебя за твои убеждения ФСБ преследовала. Можно, например, добавить, что тебя ещё как женщину на работе преследовали, платили в два раза меньше, чем мужчинам, которые работали вместе с тобой и хозяин насиловал постоянно...
   - Фу-у-у...
   - Чё тебе "фу"? Не "фу"! Тут все так делают! Мужики многие пишут, что их насиловали - и ничего. Тебе главное - статус канадский получить, а историю эту беженскую потом можешь в унитаз бросить...
   Света задумалась и медленно покачала головой.
   - Ещё напишешь, что ты еврейка и тебя преследовали антисемиты. То что еврейка, ты скрывала от всех постоянно, потому что антисемитов боялась страшно, но они тебя всё равно везде находили и постоянно преследовали.
   - Ужас какой!..
   - Ничё ужасного! - Жора решительно покачал головой. - Так все делают. Хрень всякую сочиняют, а потом забывают всё... Ты только напиши первым номером про ФСБ - напиши, что ты из-за них уехала прежде всего, что это они тебе первые жить не давали, а антисемиты - потом уже. А то тебя в Израиль, к пархатым отправят - а там такое же дерьмо, как и в Рашке...
   - Ну что же я напишу?.. - Света медленно пожала плечами. Я в деревне жила. У нас там никакого ФСБ не было, только милиция и дядя Гриша, сельский участковый...
   - А они знают, канадоны эти?.. - Жора смотрел на неё, как на ребёнка. - Напиши, например, что ты анекдот рассказала про Путина, когда в автобусе ехала. А соседка в ФСБ настучала! Очень правдоподобно. Я в наших русских газетах читал, что в Москве сейчас за анекдоты вовсю сажают - и даже статья появилась - "анекдотчики". Как и при Сталине было...
   - Никогда не слышала...
   - Не слышала... - Жора возмущённо качнул головой. - А что ты там слышать могла - в деревне этой своей?.. Газеты надо наши местные читать - тогда всё знать будешь, что в России делается... - Он покивал. - Я вот читал недавно. В Москве голод начался, и колбасу в магазинах теперь к прилавкам цепями прковывают. А тех покупателей, кто пытается стащить что-нибудь, охранники забивают ногами насмерть - тут же, прямо в магазине... В "Комсомолке" такого не напишут!.. Короче, газеты наши читай - и тогда всё знать будешь.
   Света молчала, опустив подбородок.
   - И мне, что, статус тогда дадут? - спросила она.
   - Не дадут, - ответил Жора очень спокойно. Они никому не дают. Они даже тем, кто и направду беженец - им тоже отказывают. Такая система. Но зато ты просидеть сможешь в Канаде три или четыре года. Это пока они думать будут над твоей беженской этой историей. Тебе страховку дадут медицинскую - лечиться там будешь спокойно себе. Вэлфер дадут. Будешь его получать и при этом работать нелегально. Так все делают. Ну а за это время придумаем чё-нибудь...
   - Интересно как... - Света остановилась. Она размышляла.
   - Сейчас тебе главное работу найти. Это в Совке говорили, что есть престижные работы, а есть непрестижные. Чушь это! В Канаде любая работа престижна, если за неё деньги платят. Можешь пойти на фабрику, можешь пойти хот-доги продавать в даунтауне - там всегда люди нужны - а особенно девушки. В Канаде все работают. Здесь академики и профессора - которые из Совка приехали - улицы подметают, ящики грузят на складах, сортиры чистят. - Жора отрезал кусочек бифшекса. - И это нормально! Здесь непрестижно только лентяем быть... А ты думаешь, как это Канада стала лучшей страной в мире?
   - А Канада лучшая? - тихо спросила Света, чуть нагнувшись.
   - Конечно! - Жора погрузил кусочек бифштекса в рот и прожевал его. - Лучшая в мире! Целая куча разных там этих... рейтингов... короче, это... лучше Канады - другой страны нет. Канада самая лучшая! Номер один!..
   - Вот здорово! - Света улыбнулась. - Я, вот, письмо маме домой напишу - она обрадуется...
   - Рано ещё. - Жора из мисочки положил себе на тарелку салата. - Маму рано радовать. Ты ещё получи статус. А то знаешь... знаешь, сколько желающих... желающих жить в лучшей стране на земном шаре? Тут конкуренция сумасшедшая! Тысяча человек на место!..
   Жора чуть пригубил водку из рюмки, потом закусил бифшексом и салатом.
   Лицо у Светы сделалось грустным.
   - А что, могут выгнать?..
   Жора поднял глаза.
   - Если честно, то да, могут. С наручниками придут домой и депортируют. А ты как хотела?.. Поедешь тогда домой - в эту свою... как её там... в деревню эту свою поедешь, короче...
   Света медленно и убеждённо покачала головой.
   - Но я не хочу домой! - сказала она. - Не хочу!
   Она откинулась назад и привстала даже.
   - У меня нет выбора. Если за мной придут, я это... я убью себя... я...
   - Ты... что?.. - Жора смотрел на неё с интересом. Он отодвинул тарелку в сторону. - Что ты тогда сделаешь?
   Света смотрела ему прямо в глаза.
   - Я возьму нож и воткну его себе в сердце, - выговорила она очень спокойно. - Покончу с собой одним ударом. Если не буду жить в Канаде, значит не буду жить вообще.
   Жора аж головой встряхнул от такого. Она, что, напилась?.. Да нет, вроде бы трезвая. Очень красивая, светловолосая девушка сидела напротив Жоры и говорила о самоубийстве так, словно бы в этом и не было ничего особенного.
   Он протянул руку и медленно потрогал её за пальцы.
   - Света, - выговорил он вдруг, - а если мы с тобой поженимся?.. Я спонсирую тогда тебя и... тогда всё. Тогда ты канадка.
   Света напряжённо, сдавленно улыбнулась.
   - Так легко?
   Она убрала руку.
   - Ну например...
   Толстый кавказец или еврей за соседним столом приподнялся и, покачиваясь, направился в сторону туалета.
   Жора встал, потом резким движением рванул пистолет из кармана и, быстро прицелившись, пустил ему две пули в затылок.
   После чего развернулся.
   "Качки" - один и другой - тут же вскочили, как по команде. Один успел выхватить пистолет из бокового кармана Другой только послал в руку в карман, за своим пистолетом.
   Не целясь почти, профессионально и точно - два выстрела, потом ещё три - Жора уложил на пол одного и другого.
   Опустив дуло, он огляделся. Все в зале сидели как парализованные, будто прикованные к своим креслам. Музыка прекратилась.
   Он повернулся к двери и тут же в спину ему ударил только один выстрел - уверенный и лаконичный. После него, этого последнего выстрела, стало уже совсем тихо. Даже, казалось, и не дышал никто. Секунд несколько.
   Жора лежал на полу, лицом к приоткрытой на улицу двери, откуда долетал в замерший от напряжения зал шум осеннего дождя. Света поднялась с места и, держа разогревшийся пистолет тупым носом к полу, левой рукой достала из кармана удостоверение.
   - Всем оставаться на местах! - громко произнесла она. - Я офицер Ар Си Эм Пи! Через две минуты здесь будет полиция!
  
  .................................................................................................................
  
   - Ты молодец. Всё правильно сделала.
   Света улыбнулась.
   - Я знаю, что я молодец.
   - Сейчас, конечно, они вой поднимут. Особенно, эти ребята из КРСБ...
   - ... И Джек Симмонс...
   - ...свинья ещё та... Из всего каэрэсбэшного руководства его я больше всего ненавижу...
   - Он был с Гогой в доле, имел доход от всей этой наркоты...
   - И у него прямой выход на правительство. Он прямо Харперу побежит докладывать, а этот козёл Харпер его всегда слушает. Симмонс заявит: Ар Си Эм Пи была в курсе, что криминальные круги из русской мафии готовили убийство грузинского и израильского предпринимателя Гоги Давиташвили - мы были в курсе и ничего не придприняли...
   - Ничего! - Света улыбнулась опять. - Придёт время, мы и до симмонсов деберёмся.
   - Ты в это веришь?
   Света попробовала улыбнуться, но теперь не смогла.
   - Веришь?..
  - Нет.
  Она развернулась и, запахнув плащ от хлынувшего как будто со всех сторон, холодного, уверенного в своей правоте дождя, твёрдым и решительным шагом двинулась вдаль - пересекая ровную, гладкую, сверкающую от фонарных огней, прыгающих по дождевым лужам, Yonge Street.
  
   Дмитров, 2009 г


Раздел редактора сайта.