Булатникова Дарья
Острые ушки

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.80*47  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аудиофайл рассказа. Читает Влад Копп.http://podcast.samsungfunclub.ru/podcasts/MDS2007/model_dlya_sborki/22666/


Дарья Булатникова

ОСТРЫЕ УШКИ

   Всё началось с дурацкого объявления. "Сфотографирую вашу ауру" - было написано на размокшем от дождя клочке бумаги, приклеенном пластилином к стене дома. Вернее, не написано, а напечатано на принтере, да ещё и какая-то загогулина пририсована сбоку - должно быть, призванная олицетворять эту самую ауру. Гжесь никогда бы не обратил внимания на такое шарлатанское предложение, если бы не Лизетта. Она безбожно опаздывала, он ждал её и жался к стене, где узкий козырек хоть как-то укрывал от противных холодных капель. А заодно и читал всякую муть про потерявшихся собачек, репетиторов по математике и продажу квартир. Лизетта так и не пришла, мобильник её отвечал: "Абонент временно недоступен", Гжесь разозлился, сорвал со стены объявление и решил отправить коварной девице фотографию своей ауры в траурной рамочке. На большее его фантазии в данный момент просто не хватило.
   Домишко оказался ещё тот... Нет, сносить его, возможно, было ещё рановато, но капитального ремонта он точно требовал. Гжесь поднялся по загаженной деревянной лестнице на третий этаж и нажал на кнопку звонка. Впустила его женщина с необъятным бюстом, рвущимся из ситцевого халата, ткнула пальцем в облупленную дверь и молча ушаркала невероятных размеров тапками.
   За дверью оказалась довольно просторная комната, обставленная дешевой мебелью образца семидесятых годов. Одна стена была начисто лишена обоев и представляла собой относительно белую поверхность с нарисованной на ней окружностью. Напротив стоял нелепый симбиоз из штатива с прикрепленными к нему серебряным зонтиком, двумя лампами на длинных ножках и дешевым цифровым фотоаппаратом. Как-то Гжесь рассматривал такой в магазине и решил, что это - редкая дрянь. Увлекшись рассматриванием аппаратуры, Гжесь не заметил хозяина комнаты, и только шебуршание и покашливание заставило его повернуть голову. Из-за стола, на котором стоял подслеповатый монитор, выбрался худосочный очкастый субъект. Был он лысоват, сутул и облачен в шорты и грязноватую футболку.
   - Марат, - представился субъект. - Ауру заснять хотите?
   - Да, хотелось бы, - пробормотал Гжесь, соображая, нужно ли ему в ответ называть себя. Потом все же добавил: - Григорий.
   Очкастый пожал ему руку. На этом китайские церемонии завершились.
   - Сто пятьдесят рублей. За каждую копию ещё двадцать, - деловито сообщил Марат и указал на плинтус у белой стены. - Сюда вставайте, в круг. Ноги на ширину плеч, руки вверх и разведите.
   Гжесь, ощущая себя полным идиотом, принял требуемую позу. Вспыхнули лампочки, ослепляя и заставляя жмуриться, и почти тут же погасли.
   - Всё, - Марат плюхнулся на стул перед компьютером и бросил через плечо: - Присядьте. Пять минут, сейчас распечатаю. Сколько штук?
   - Одну. - Гжесь уселся на жалобно застонавший под ним диван и подумал: "За каким хреном я сюда приперся?"
   - Ну, одну, так одну...
   Загудел, зашуршал принтер, из него появился листок бумаги. Марат ухватил его, взглянул и присвистнул. Гжесь насторожился:
   - Что-то не так?
   - Слушай, - внезапно перешел на "ты" Марат, - у тебя в жизни всё нормально? Ну там, с работой, бабками, девками?
   - Да, в общем... - Гжесь замялся. - У кого сейчас нормально? Олигархов, и тех в тюрьму сажают...
   Ему не хотелось распинаться перед первым встречным о том, что жизнь него, особенно в последнее время, складывалась на редкость отвратно. Машину, престарелую "восьмерку", разбил, на работе всё вкривь и вкось - надо что-то другое подыскивать, Лизетта опять-таки... то врет, то мобильник отключает. Васька говорил, что видел её в белой "ауди" с каким-то хмырем. За квартиру надо платить, но тогда машину ремонтировать на что?
   Гжесь перебирал в уме свои неприятности и мрачнел все больше. Раньше он любил и сам приколоться над собственной хронической невезучестью: если в институте перед экзаменом не успевал выучить всего один билет, то его именно и умудрялся вытащить, если ехал в трамвае зайцем, то непременно попадался контролерам, а надкушенное эскимо обязательно слетало с палочки, и обязательно на брюки. Теперь же черная полоса просто удручала, никаких просветов и перспектив...
   - Сам посмотри. - Марат протянул ему распечатанный снимок. На нем Гжесь выглядел бледным силуэтом в круге и был похож на "Витрувианского человека", знаменитый рисунок Леонардо да Винчи. Только у того были пышные волосы, а Гжесь стригся коротко. Поверх же силуэта виднелись несколько размытых контуров разных цветов. И самый большой, голубоватый, пузырился какими-то выпуклостями, некоторые из которых выглядели лопнувшими, похожими на лунные кратеры.
   - Что это за фигня? - Гжесь ткнул пальцем в самый большой пузырь, расположившийся прямо напротив головы.
   - Понятия не имею, - пожал плечами Марат. - Впервые вижу такую штуку. У всех ауры как ауры, а у тебя просто дрянь какая-то. Правда, была у меня одна дама, у неё пятна черные проявились. Померла скоро. Но у тебя пятен нет. Вот я и подумал... Тебе бы проконсультироваться не мешало.
   - А, может, у тебя фотик глючит? - хмыкнул Гжесь.
   - Да нет, вот, перед тобой девица была, нормально всё. - Он взял со стола другой снимок. Женский силуэт на нем тоже обрамлялся разноцветными разводами, но без всяких пузырей.
   - Проконсультироваться? - Гжесь задумался. - А сам? Ты разве не спец по таким штукам?
   - Нет, - Марат помотал головой. - Я только снимаю. И распечатку даю, где указано, что какой цвет означает. Так вот, голубой - это как раз общее течение жизни, гармония, так сказать, с миром. А у тебя с этой гармонией что-то не то. Но вот что?
   - Что?
   - Фиг знает...
   - Ну вот что, фотограф, - разозлился Гжесь, - если сам не знаешь, скажи, кто может знать. Не поверю, что у тебя не заныкана пара телефончиков спецов по аурам, кармам и прочим чакрам!
   - Ну, есть такие. - Марат порылся на столе. Вот - София её зовут. Скажешь, что от меня, без очереди примет.
   Гжесь сунул в карман потертую визитку с изображением какой-то угловатой раскоряки в обрамлении кровавых буковок и направился к выходу. Да, расплатиться забыл. Он достал бумажник.
   - Нет, не возьму, - замахал руками Марат. - Мало ли что за хрень там у тебя... - тихо добавил он. - Плохая аура - вещь опасная.
   Пожав плечами, Гжесь вышел. Конечно, всё это ерунда, полная и дурацкая ерунда! Картинка в его руке слегка подрагивала. Чтобы не видеть изображенной на ней гадости, он свернул листок и тоже сунул его в карман.
  
   ***
   - Интересно... - Дама в черном бархатном платье расправила смятую бумагу, потом встала, подошла к шкафу и достала из него большую лупу в медной оправе. - Надо взглянуть поподробнее.
   Гжесь маялся. Был уже вечер, не поздний, но холодный и дождливый, и чувство тревоги и неприкаянности становилось все более гнетущим. Да ещё эта обстановка: завешенные черными шторами окна, удушливый запах благовоний, мерцание свечей. Правда, сейчас София включила свет, чтобы лучше видеть то, что было изображено на фотографии. И Гжесь мог как следует рассмотреть "колдунью", как он её мысленно назвал, хотя табличка на двери гласила "Магистр экстрасенсорики и доктор эзотерических наук". Колдунья, она колдунья и есть, хоть как назови. И внешность у неё подходящая - знойная, восточная. Предбальзаковский возраст, но фигура хороша... Ему нравились такие крепко сбитые брюнетки с темными глубокими глазами и низким голосом. А волосы... В свете ламп они сверкали вороненым отливом почти так же, как нить крупного черного жемчуга на смуглой шее.
   А ещё она чем-то была похожа на Янку, веселую польскую девчонку, в которую Гжесь без ума был влюблен на первом курсе. Собственно, она и стала называть его Гжесем, до этого он был просто Гришкой. Хотя Янка была не такой жгучей брюнеткой, но тоже черноглазой.
   Он поймал себя на том, что засмотрелся на Софию и почти забыл, зачем пришел. Перевел взгляд на обитую темной парчой кушетку, на которой в царственной позе возлежала кошка. Конечно же, черная. Черная и сверкающая, как волосы её хозяйки, как черный жемчуг. Острые ушки, длинный хвост. Кошка, чувствуя его взгляд, томно изогнулась, беззвучно спрыгнула на пол и исчезла за креслами.
   - Как, вы сказали, вас зовут? - подняла голову София. - Григорий?
   - Да, - едва не закашлялся Гжесь.
   - Так вот, Григорий, случай у вас, конечно, необычный. - Она помолчала. - И сложный. Венец неудачника называется. Встречается очень редко, примерно один раз на десять тысяч человек.
   - А... отчего это может быть?
   - Ну, причину установить сейчас сложно. - София встала и выключила свет. В комнате вновь воцарилось сияние десятков свечей. В их колеблющемся свете промелькнуло грациозное кошачье тело и вновь исчезло.
   - Возможно, кто-то из родственников, - продолжила колдунья, - очень не хотел вашего рождения... Или в детстве вы были очень неприятны какому-то человеку, принесли ему много горя. Говорю именно о рождении и детстве, потому что такие венцы в зрелом возрасте редко зарабатывают. Вы же взрослый современный человек и понимаете, что каждый живой организм - носитель определенного и довольно стабильного энергетического поля. И чтобы исказить его нужно очень сильное воздействие именно тогда, когда оно максимально уязвимо. В детстве, например.
   Говоря это, она внимательно наблюдала за Гжесем. А тот сразу вспомнил то, что узнал не так давно. Что родился он вне брака, и отец только потом развелся с первой женой, чтобы жениться на его матери. И что жена эта грозилась покончить с собой, устраивала дикие сцены и проклинала разлучницу и её отродье. А бабушка с отцовской стороны всегда его не любила и попрекала мать, что та не сделала аборт и увела её сына из той семьи. Всё это недавно выложила ему тетушка, заехавшая навестить племянника по пути на юг. То-то веселые воспоминания были... Отца и бабки уже нет в живых, так что можно было и не узнавать этих семейных тайн.
   - Ну что, было похожее? - с заметным торжеством спросила София.
   - Было, - вздохнул Гжесь. - И что теперь делать? Это навсегда или можете помочь?
   - Помочь-то можно, - голос колдуньи стал бархатен и проникновенен. - Вот только есть один щекотливый момент...
   - Говорите! Я что могу взамен обрести какой-то другой венец? Или у меня чакры раскрутятся и отвалятся? Что?
   - Нет, другой не обретете, наоборот, можете стать очень везучим человеком. В порядке компенсации, так сказать. - София помолчала. - Но тут дело вот в чем. Одна я с такой аномалией не справлюсь, требуется работа трех, а ещё лучше, четырех сенсов. В контакте, с полной отдачей. Усилитель полей подключать нужно... А плату я от вас, Григорий, извините, с вашей нынешней дефектной энергетикой принять не могу. Деньги - один из наиболее сильных аккумуляторов негатива, так что ещё и их чистить... - она брезгливо повела крутым плечом и поморщилась.
   - Да, это проблема... - Гжесь опустил глаза, вспоминая, сколько у него денег с собой и сколько дома. Выходило - мало. Зарплата была давно, Лизетту как раз перед аварией по магазинам прогулял. Паршиво. - А сколько это будет стоить?
   - Я бы с вас ничего не взяла, Григорий. - София улыбнулась, показав белоснежные зубки. - Но неоплаченная работа, это работа впустую. Результата не даст. Вот что, давайте сделаем так: я заплачу своим коллегам из собственного кармана по пятьсот долларов. А вы мне потом, когда всё будет в порядке, вернете. Согласны?
   - А если не получится?
   - Небольшая вероятность есть, - кивнула колдунья. - Но тогда я сама у вас денег не возьму - зачем мне лишний заряд негатива? Поверьте, я его и так больше чем достаточно получаю. Порчи снимаю, привороты...
   Гжесь задумался. Вроде бы, всё логично, и он ничем не рискует. Если этой магистерше удастся сделать что-то с его фатальной невезучестью, то пару тысяч баксов он как-нибудь найдет. Сменит работу, избавится от рухляди на четырех колесах, заведет семью. А если не выйдет, то и черт с ним, будет жить по-прежнему, неудачником, хоть и грустно все это.
   София смотрела на него по-матерински добрым взглядом. Клиент почти созрел. Сашка, Петрович и Мерзлякин были предупреждены и ждали только её звонка.
   - Согласен, - кивнул Гжесь. - Когда мне прийти?
   - Сейчас вечер, коллеги должны быть дома. Если согласятся приехать, то сегодня всё и сделаем, зачем откладывать? - её рука потянулась к молчащему на антикварном бюро телефону. Сверкнуло массивное серебряное кольцо-печатка.
   - Прямо сейчас? Но я как-то не готов...
   - А зачем готовиться? - белые зубки вновь показались между тщательно подкрашенными рубиновой помадой губами. - Наша аура всегда с нами, как бы мы к этому не относились. - И уже в трубку: - Роман Петрович, добрый вечер.
   Пока София разговаривала по телефону, Гжесь сам себя уговаривал относиться ко всему спокойно. Повода для сомнений просто нет, да и не волнуется он. Мысли текли плавно, запах курящихся в подставке ароматных палочек дарил вечеру привкус романтичного приключения, которое не может не быть вехой для каких-то важных перемен. И от этого слегка кружилась голова.
   - Григорий! - окликнула его колдунья, и Гжесь очнулся. - Пора расписку писать! Или вы передумали?
   - Расписку? Ах да... Нет, не передумал.
   Он написал всё, что продиктовала колдунья, вывел внизу свою фамилию. И только потом осознал, что в комнате появились ещё какие-то люди. Кто это был, Гжесь так и не понял, ему было всё равно, они что-то двигали, чем-то звякали и переговаривались вполголоса.
   У кресла, куда его посадили, была жесткая высокая спинка. Очень неудобно, хотелось расслабиться, лечь и закрыть глаза. К коленям подкатили како-то металлический ящик на колесиках, в его боках отражался блеск огней и слепящие вспышки. И рядом слышалось негромкое бормотание. Голос был её, колдуньи, а слова непонятные.
   Гжесю вдруг стало смешно: колдуны и чародеи, пользуются какими-то приборами, шаманят, твердят заклятия, чтобы в его ауре раздавить пузырьки. Не сумев сдержаться, он захихикал, но кто-то стоящий позади, сердито шикнул в ухо.
   Вдруг перед глазами опять сверкнуло, запахло разогретым металлом и что-то больно царапнуло плечо. А потом затрещало, хлопнуло, и огни исчезли. Гжесю показалось, что его вывернуло наизнанку, сознание совершило бешеный кульбит, от которого из ушей словно выпали затычки, а с глаз слетели запотевшие очки. И он снова мог нормально видеть и слышать.
   Что это было, черт возьми?!
   - Туши! - орал кто-то визгливым фальцетом. - Туши, мать её!
   - Сколько раз говорил, убирай ты эту тварь полоумную! Психопатка, а не кошка! - вторил ему другой. - Да не водой, тряпками накрывай!
   - Она ещё и шандал свалила, туши скорее!
   Гжеся накрыло волной удушливого дыма, он закашлялся, вскочил и отбежал к окну. Путаясь в шторах, искал защелки, а за спиной продолжали ругаться и суетиться. Голова кружилась, словно он только что соскочил с безумно вращавшейся карусели. Наконец, он щелкнул последним шпингалетом, и рама распахнулась, больно ударив по лбу. Влажный ночной ветер ворвался в комнату, задувая свечи и разгоняя дым.
   - Нора, бедная киска, - печально произнес голос Софии.
   - Что это было? - спустя пару минут смог, отдышавшись, спросить Гжесь.
   - Кошка запуталась в проводах и устроила себе маленький электрический стул, - ответили ему из темноты. - Прикройте окно, пробки выбило, а свечи на таком ветру не зажечь.
   - Я, пожалуй, пойду. - Гжесь захлопнул раму и обернулся. - В другой раз как-нибудь.
   - Идите. Я вам позвоню, - устало отозвалась колдунья.
   Высокий толстяк суетливо чиркал зажигалкой. Протискиваясь между мебелью и какими-то железяками, Гжесь увидел на хромированной поверхности скрюченное черное тельце и отвернулся. Бедная кошка. Пахло отвратительно, и продолжавшие куриться благовония не могли перебить вонь горелой изоляции и ещё чего-то.
   Выскочив во двор, он уткнулся в мокрый ствол первого попавшегося дерева. Потом его вырвало. Гжесь вытер лицо рукавом свитера, тот пах отвратительно: кислым и паленым. Снова скрутило...
   Свитер пришлось снять и зашвырнуть в темноту и грязь. Под рубашкой что-то болезненно ныло. Сунув руку под неё, нащупал припухлость, боль стала резкой. Это отвлекло, и Гжесь смог, наконец, выпрямиться. Потом в чахоточном свете фонаря рассмотрел асфальтовую дорожку и побрел к ней. Дождь то усиливался, то переходил в тихую морось. Зонтик он утром забыл взять. А если бы взял, то не прочитал бы дурацкое объявление и не поперся бы к Марату... Черт, как всё паршиво!
   Автобус подъехал к остановке, когда Гжесь был от неё метрах в пятидесяти. Бежать было бесполезно - с его-то везучестью. Но пока он шел, освещенная туша смирно стояла, словно в ожидании. Хотя какое там ожидание, просто переднюю дверь заклинило. Минуты через три поехали, после того, как водитель попросил кого-нибудь посильнее пнуть створку.
   А Лизетта так и не позвонила, подумалось вдруг с отрешенным сожалением. Зато в автобусе были свободные сидения, и можно было подремать, прижавшись плечом к холодному стеклу.
   Дома, сняв с себя всю одежду и затолкав её в стиральную машину, Гжесь встал под душ. Под горячими струями болезненная припухлость опять дала о себе знать. В зеркале он рассмотрел на ключице след, словно от ожога. Похоже на полукружие с двумя точками внутри. Но ожогом это быть не могло, на рубашке не осталось никаких следов. Он смазал странную ранку йодом и отправился спать. Наплевать и забыть. Не было ничего. И никогда больше он не будет верить в эту ерунду. Только бы унялась боль, пульсирующая в висках...
  
   ***
   Гжесь едва не проспал, потому что забыл включить будильник. Но сработал рефлекс, и удалось не опоздать на работу.
   К обеду прошел слух, что Марецкий уходит. Ненавистный начальник решил слинять в другую фирму. Сотрудники, а вернее, сотрудницы, потому что коллектив был почти исключительно женским, кроме Гжеся и Толика-компьютерщика, принялся решать, кого директор назначит им в шефы. Выходило, что либо Мизину, либо найдут кого-то со стороны.
   Злясь на весь белый свет, Гжесь вышел покурить. Курил он редко и исключительно на работе, храня для этой цели пачку сигарет в ящике стола.
   Стоя у окна на лестничной площадке, он опять подумал о том, что вчера был полным идиотом. И расписку ещё написал. На две штуки баксов. А ведь могут стребовать. Свидетелей не было, а расписка - вот она. Чтоб вы провалились, колдуны хреновы! Заморочили голову, одурманили. Похоже на гипноз или что-то подобное. А Марат эти свои ауры и пузыри наверняка "фотошопом" каким-нибудь рисует, жулик.
   Преследуемый нехорошими воспоминаниями, Гжесь отправился обедать в блинную. По пути привычно купил пару билетиков "Спринта". Торговала ими бывшая одноклассница, и каждый раз приходилось покупать эти чертовы билетики, просто так проходить мимо было как-то неловко. И хоть бы раз выиграл! Поставив тарелки на пластиковый столик. Гжесь так же привычно соскоблил покрытие с билетика, и хотел уже отшвырнуть, как вдруг заметил шесть семерок. Не веря глазам, прочитал на обороте, что выиграл. И, кажется, немало.
   Дожевав котлету, вернулся к будочке, изукрашенной рекламой всевозможных лото и бинго.
   - Ого! - сказала бывшая одноклассница, поправляя очки. - Неплохо. Придется тебе ехать в наш центральный офис, у меня таких денег нет.
   - А это не жульничество? - всё ещё не веря в удачу, поинтересовался Гжесь.
   - Заплатят, куда денутся... Хотя редко такие выигрыши случаются, очень редко. Обычно только новые билетики и выигрывают.
   - Ну ладно, тогда с меня цветы и коробка конфет, а ещё лучше - поход в ресторан!
   - Хорошо, - засмеялась одноклассница, становясь похожей на ту девчонку с белесыми косицами, у которой Гжесь списывал контрольные по алгебре.
   Он пошел дальше, привычно обходя прущие буром компании молодежи, детские коляски и семенящих с кошелками старушек. У входа в магазин дорогу заступила молодая цыганка, что-то начала говорить, но осеклась, уставилась черными глазами. Потом испуганно пискнула и отскочила, взметнув вихрь шифоновых юбок. Ишь, коза...
   Захотелось пива. В ближайшем киоске почти без всякой надежды спросил "Пилснер". Продавец покосился, полез куда-то, достал бутылку. Странно, раньше тут только отечественное водилось. Повезло.
   На ходу выпил, бутылку швырнул в урну у дверей родной конторы. И сразу наткнулся на директора. Интересно, заметил или нет? Хотя обеденный перерыв, имеет право. Но директор поманил пальцем, повлек за собой. Дал пару дней, чтобы Григорий Петрович (ага, директор и отчество его знает!) решил, согласен ли он занять кресло увольняющегося Марецкого. И это после того, что ему вкатали выговор за ошибку в расчетах?! Нечто несообразное, но приятное. Гжесь обещал подумать.
   Сегодняшний день словно искупал вчерашние глупости и неприятности. В подсознании промелькнуло что-то, но нужно было ещё зайти к курьерам за почтой. Да и мобильный зазвонил. Приятель из ГАИ сообщил, что, что, вроде бы, нашли тех, кто зацепил его "восьмерку". Фантастика! Если повезет, то хотя бы часть денег за ремонт с них можно стрясти.
   В лифте Гжесь полюбовался на свое отражение в зеркале. Высокий, широкоплечий, не красавец, но отнюдь не урод. И что же ему так не везет с девушками, скоро тридцатник, а он все никак не встретит ту самую...
   Та самая (или, все же, не та?) ждала, сидя в кресле под развесистым фикусом в холле. Жанна, секретарша Марецкого. Гжесь отвернулся, чтобы не прожечь взглядом соблазнительные коленки. И чего она тут сидит? А ведь скоро она может стать его секретаршей. От этой мысли Гжесь остановился, поднял глаза и как следует рассмотрел эти самые коленки. Жанна улыбнулась, словно прочитала его мысли. Многообещающе так улыбнулась. Или показалось?
   - Гришенька, ты в эти выходные свободен? - А сама язычком по губам цвета клубники со сливками.
   - Свободен, а что?
   - А то, то у меня день рождения, вечеринка намечается. Придешь? Познакомимся поближе. - И ноготки у неё розовые, словно внутренности морских раковин.
   - Приду, - буркнул Гжесь, чувствуя себя карасем, плавающим вокруг крючка с червячком. Розовым, аппетитным червячком.
   - Адрес не забудь узнать, - промурлыкала, вставая, Жанна.
  
   Гжесь ввалился в комнату, и остаток дня просидел в какой-то эйфории. Исключительный, просто уникальный день сегодня. Неприступная Жанна фактически назначила ему свидание! Хотя... Рано радоваться, возможно, это действительно, обычная вечеринка с кучей нетрезвого народа. Да и Жанна, говорят, не такая уж неприступная. Кое для кого.
   Вот она, вечная подозрительность и готовность к неприятностям! Стоило лишь раз попасть в полосу удач, как сразу же начали появляться сомнения. Что там говорила София о венце неудачника?
   Странно, что колдунья так и не позвонила.
   После работы он решил пойти домой пешком, погода была отличная, не то, что вчера. Сентябрь, а тепло. В сумерках город выглядел безмятежным и уютным. В подворотне мелькнула черная тень, острые ушки, длинный хвост. Нора. Кошку Софии звали Норой. Можно ли поймать кошку за хвост, как удачу? Не стоит и пробовать. А. может, стоит? На глаза попалась сверкающая реклама: "Казино "Шанс". Ну, казино, так казино!
  
   ***
   Ночной город пах совершенно не так, как вечерний. Это Гжесь понял, выйдя из стеклянных дверей, за которыми провел несколько часов. Увядающая на газонах трава, арбузы и, почему-то, ваниль. Или запахи остались прежними, просто он их раньше не замечал? Охранник казино дождался, пока он уселся в специально вызванное такси и остался стоять на ступенях, глядя вслед.
   Сколько он выиграл, считать было лень. Много. Вначале в блэк-джек, немножко, можно сказать, копейки. Потом перешел к рулетке. На красное, на нечет, на дюжину. Рискнул на восемь, счастливое число. И понеслось... Говорят, так бывает со всеми новичками - выигрывают, на что бы не ставили. Но Гжесь был уверен, что дело не в этом. Пару раз он ставил мелочь, а желал выигрыша кому-нибудь другому. И тот выигрывал. Хотя бы та женщина с серыми глазами.
   Что же получается? Вчера, а вернее, уже позавчера с него таки сняли пресловутый венец? Или он бредит, и всё происходящее лишь цепь случайностей и продукт его собственно наглой самоуверенности? Что будет, если он пожелает встретить у своего подъезда кого-нибудь? Жанну, к примеру... Гжесь поморщился: нет, в два часа ночи это чересчур. Лучше соседа Митьку. Да, Митьку!
   Почему-то он совершенно не удивился, когда, выйдя из такси, заметил топчущуюся около подъезда пузатую Митькину фигуру. Сосед нервно курил и вполголоса ругался. Заметив Гжеся, сплюнул и пожаловался:
   - Видишь, что творится? Понос у Сердючки. Валька ей сосисок каких-то дала, вот и скрутило собаку. А гулять кто должен? Кто, я спрашиваю?! Я, что ли, её этой пакостью кормил?
   Из кустов выкатилась хвостатая колбаса на коротких лапах - Митькина такса. Завидев Гжеся, собака попыталась цапнуть его за штаны. Держа повыше пакет, в который ему сложили выигрыш, и, отбиваясь от агрессивной зверюги, которую когда-то звали не то Франческа, не то Жозефина, он проскочил в подъезд и вздохнул с облегчением. Спать, теперь только спать, хватит на сегодня событий.
   Дома, сняв рубашку, он глянул в зеркало на подживающую у плеча ранку. Показалось ему или нет, что она похожа на кошачью мордочку с острыми ушами и глазами? Нет, скорее всего, показалось.
  
   ***
   Прошло ещё три дня. За это время случилось много приятных для Гжеся вещей и решилось множество проблем, о которых раньше и подумать было страшно. Теперь же ему просто нужно было правильно сформулировать цель, и вот оно... Вначале он испытывал некоторое смущение от свалившихся на него благ, но потом махнул рукой и привык. На удивление быстро.
   Единственное, чего не было, это звонка от колдуньи. Что казалось странным. Он хотел позвонить сам, однако визитка с телефоном Софии куда-то задевалась, скорее всего, постиралась вместе с грязной одеждой. Но дом он запомнил хорошо и решил, что съездит и отдаст плату за свалившуюся на него удачу сам.
   Держа в руках тщательно выбранные темно-красные розы на длинных упругих стеблях, Гжесь вошел в знакомый подъезд. Кажется, этаж был пятый. Нет, шестой.
   На звонок никто не отозвался, и он позвонил ещё раз, потом ещё.
   За спиной открылась дверь, и его окликнули:
   - Молодой человек, вы к Софии?
   Обернувшись, он увидел женщину лет пятидесяти, выглядывающую из квартиры напротив.
   - Да, но её, похоже, нет дома.
   - Так умерла она. Ещё три дня назад, уже и похоронить успели. Сердце, говорят. - Женщина смотрела на Гжеся, ожидая, что тот что-то спросит, но он молчал. Тогда она добавила: - Наверное, из-за кошки переживала. Марат сказал, что кошку у неё накануне током убило. Марат, это племянник Софии. Но он тут не живет.
   Гжесь снова промолчал. Потом отошел от двери, сунул в руки женщины розы и быстро зашагал вниз по лестнице.
   Значит, Марат жив.
   Что он им тогда пожелал: пропасть, провалиться или ещё как-то?
   Имен остальных троих он не знал, лиц не видел, так что выяснить их нынешнюю судьбу не мог. И не хотел.
  
   Показалось ему или нет, что когда он открывал дверь подъезда, в неё проскользнуло изящное кошачье тельце и метнулось вверх по ступеням? Острые ушки, длинный хвост...
   Впрочем, мало ли кошек на свете?
  
  
  

Оценка: 6.80*47  Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.