Булатникова Дарья
Козленок в красном вине

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.84*39  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ написан для конкурса чиклита (женская проза), проводившегося на форуме ЭКСМО. Занял третье место. Повторяю - рассказ для девочек:)Хотя мальчикам тоже можно.


Козленок в красном вине

  
   Я не верю в любовь с первого взгляда. Для этого я слишком рациональное существо, не полагающееся на случай. Только вот случай, это такая штука, которой все равно, полагаешься ты на его игру или нет.
   Началось все с того, что позвонила Марго и интригующе сообщила, что у неё новый парень. Вернее, не совсем новый, просто раньше она его скрывала, боясь сглазить удачу. Но теперь... Теперь Владик собрался сделать ей предложение. Нет, пока не сказал об этом в открытую, но зачем бы он пригласил её в загородный дом своих родителей, если не для того, чтобы познакомить с ними?
   Версий по этому поводу у меня было множество - начиная от невинного секса на сеновале до совершенно извращенческих и даже криминальных. Это, конечно, в том случае, если родителей в доме не окажется. Что, кстати, весьма и весьма вероятно.
   - А знаешь, кто у нас отец? - свистящим шепотом продолжала Марго.
   - И кто? - я откусила от дольки яблока и тяжко вздохнула - диета давалась мне нелегко. Но выглядеть щекастым пупсом совершенно не хотелось, поэтому приходилось терпеть.
   - Отец у нас олигарх.
   В приступе скепсиса я едва не подавилась диетическим продуктом. У Марго олигархи все, даже мой сосед Васька, у которого раздолбанный джип пятнадцатилетнего возраста и три палатки на рынке.
   - Опять? - укоризненно спросила я подругу. - Сколько, черт побери, можно верить всяким охламонам?
   - На этот раз все проверено, стопроцентно олигарх. Фамилия Раков. Осознала?
   Я осознала. Раков - это серьезно. Это колбаса и мясные полуфабрикаты. Так что за колбасного наследника Марго будет сражаться до победного. Глупая маленькая Ритка, которая вообразила, что деньги способны даже из последнего урода сделать принца на белом коне...
   - Чего молчишь? - встревожилась подруга. - Ты о нем что-то нехорошее слышала?
   - О ком? - не сразу отозвалась я.
   - О Владике Ракове! - рявкнула Марго в трубку. - Эй, Женька, ты там, что, спишь?
   - Ничего я о нем не слышала, - решительно заявила я. - Так что флаг тебе в руки и барабан на шею. Удачной охоты!
   - Стоп, погоди! - спохватилась подруга. - Так ты едешь?
   - Куда? - что-то я бестолковая сегодня какая...
   - К Раковым! Я почему тебе звоню...
   - Почему? - вопросила я. Нет, определенно - яблоки способствуют отупению, не иначе.
   - Мы едем в пятницу вечером в загородный дом родителей Владика, - терпеливо начала Марго. - И это... в общем, я для них - лошадка темная. А Владик сказал, что папаша его шибанут на идее, что о человеке можно судить по его друзьям. И он мне намекнул типа... Ну, в общем, что хорошо будет, если я привезу свою подругу.
   - Кириллова! - возмутилась я. - Хочешь сказать, что я должна угробить выходные только на то, чтобы служить тебе рекомендацией?! Спасибо, конечно, за столь высокое мнение, но у меня на субботу были совершенно иные планы. И потом...
   Тут я сделала паузу, чтобы подобрать слова помягче. Никакого желания отправляться в неизвестный дом к неизвестным мне людям я не испытывала. Скорее наоборот - такие ситуации чреваты весьма неприятными сюрпризами. А я всю жизнь была девушкой осмотрительной и даже трусоватой.
   Слов помягче не нашлось, и я соврала:
   - И потом, Лешка этого не поймет. У меня, между прочим, хоть и не сын олигарха, но тоже кандидат в мужья имеется. И мне не хотелось бы его терять из-за намеков твоего Владика на желательность моего присутствия.
   - А Лешка уже согласился! - торжествующе объявила Марго, чем повергла меня в ступор. - Я ему позвонила и пригласила. И он, в отличие от некоторых, проникся и сразу согласился.
   Ещё бы, Леша не согласился, с тоской подумала я. Наверняка сразу сообразил, что если он Ракову понравится, то сможет устроиться в его холдинге получше, чем сейчас. Все же, неформальное общение, возможность предстать в лучшем свете и все такое прочее... Есть возможность показать себя.
   Мой парень работал в компании, где за не слишком большую зарплату из сотрудников выжимали все соки, так что пропадал он на работе допоздна, а иногда и выходные прихватывал. И давно уже подыскивал себе что-нибудь получше. А тут - целый колбасный холдинг с жирными заработками!
   То, что Лешка согласился, даже не спросив меня, было в его стиле... Иллюзий в отношении своего бойфренда я давно уже не питала. Да, он был приятен собой, умен, воспитан и нежно меня любил. Но когда речь шла о его карьере или каких-то финансовых делах, он искренне считал, что я должна "понимать". Это был его любимый аргумент: "Ну ты пойми!". Я понимала, но порой такие вот вещи довольно сильно напрягали.
   - Ладно, - вздохнула я. Ссориться одновременно с лучшей подругой и почти женихом из-за собственного упрямства не хотелось. И вообще, с чего это я так негодую? Большое дело - подруга пригласила в качестве группы поддержки скатать к потенциальным родственникам. Кислый осадок, оставшийся после этого разговора я отнесла к злоупотреблению фруктами. Ничего, зато в гостях отъемся, наверняка нас не манной кашей угощать будут. Хотя я сейчас и от тарелки сладкой, сдобренной маслицем кашки не отказалось бы.
   Тяжко вздохнув, я вернулась к составлению спецификации.
  
   А пятница наступила быстро, уже на следующий день.
   Выезжали мы в семь часов, так что я успела только заехать домой и переодеться. Уж не знаю, в чем принято ездить в загородные дома олигархов, но я не собиралась там выпендриваться. В конце концов - это не светский раут. Поэтому выбор мой остановился на универсальном брючном костюме из светлого льна и босоножках без пятки и каблука.
   Знала бы я, как мне это "без пятки" аукнется...
  
   Дитя олигарха по имени Владик мне не понравилось сразу. Категорически не выношу таких нагловатых снобов. Высокий, тощий, с брезгливым выражением лица и оттопыренными ушами - на месте Марго на такого ухоплана я бы даже не глянула. А если бы и глянула, то мой взгляд многое бы сказал. Но ради Марго приходилось терпеть и стараться поменьше общаться. Впрочем, и сам Владик явно не считал меня объектом, достойным внимания. Зато с Лешей они как-то сразу поладили, принялись болтать о машинах и каких-то клубах.
   Подруга, облаченная в шелка цвета сапфира, с достоинством уселась на переднее сидение синего "Лексуса". Шелка явно подбирались в масть машины.
   За пределы города мы выбрались достаточно быстро и покатили куда-то в леса. За дорогой я следила невнимательно, потому что рядом был Леша, отвлекавший меня разговорами и поцелуями. А я раздражалась все больше - какие-то это были разговоры.. не такие. Словно он хотел показать себя с лучшей стороны уже сейчас. Словом - показушные слова. И даже поцелуи казались мне показушными и ненастоящими. Впрочем, почему казалось? Уж я-то знаю, как он целуется, когда мы вдвоем
   Машина свернула, дорога стала явно хуже. Впрочем, Владика такие мелочи не волновали, он включил музыку и открыл окна - в них ворвался пахнущий свежей зеленью ветерок.
   - Хорошо? - обернулась ко мне Марго.
   - Хорошо, - подтвердила я вкус и запах ветра.
   - Держитесь, сейчас будет трясти, - крикнул Владик.
   Ещё один поворот стал для меня полной неожиданностью, мне показалось, что мы нырнули прямо в лесную чащу. Но это была всего лишь узкая бетонная дорога, проложенная между деревьями. Нас действительно тряхнуло пару раз, потом пошло лучше, но видимость была скверной и ползли мы со скоростью катафалка. К тому же в лесу было уже темновато - приближались сумерки.
   Удар был мягким и почти неслышным. Владик выругался и крутанул руль так, что мы едва не врезались в старую березу. Её ствол оказался в полуметре перед бампером.
   Мотор заглох, и наступила тишина, только в глубине леса стрекотала всполошенная сорока.
   Владик ещё раз выругался и открыл дверь. Вслед за ним из салона выбрался Леша. Они обошли машину и принялись вполголоса о чем-то совещаться.
   - Посмотрим, что там? - спросила я. Марго в ответ только плечами пожала, демонстрируя свою обычную жизненную позицию - решение проблем - мужское дело. Тогда я открыла дверцу.
   То, что я увидела, повергло меня в шок - на бетоне дороги лежал маленький белый козленок. Нет, он не был мертв - покрытый мягкой шерсткой бок вздымался и подрагивал, а янтарные глаза смотрели на стоящих над ним людей.
   - Лучше прирезать, - пожал плечами Владик. - Мороки меньше.
   - Кровь могут обнаружить, - не соглашался Леша. - Заберем его так, а прирежем уже на месте.
   - Вы что?! - ахнула я. - Как прирезать? Он же живой. Как вы можете?
   - Дурочка, - фыркнул Раков. - Он все равно уже не жилец. Нога сломана, а куда он с ней? До утра не доживет - любой зверь или бродячая собака сожрет и нам спасибо скажет. А так - жаркое будет.
   - Жаркое?
   Я наклонилась к козленку и он, словно чувствуя во мне единственного защитника, ткнулся теплой мордочкой мне в ладонь.
   - Откуда же ты тут взялся? - Я осторожно погладила ему спинку и попыталась поставить на ноги, но козленок покачнулся и упал на колени. На его шее я заметила шелковый собачий ошейник с круглым бубенчиком - прямо, как в сказке про Иванушку...
   - Да откуда... Скакнул прямо под колеса, я из-за него чуть машину не угробил, - Владик снова ругнулся - длинно и витиевато. - Ничего, допрыгался. Ты когда-нибудь ела козленка в красном вине?
   Я покачала головой.
   - Ну вот, заодно и попробуешь, - засмеялся Леша. И как мне показалось, искоса подобострастно глянул на Владика. Я опустила глаза и быстро ощупала ножки козленка - вроде бы переломов нет, по крайней мере, ничего похожего. Животное дернулось, попыталось встать и опять завалилось на бок.
   - Да ладно, - Владик сплюнул и пошел к машине. - Не заморачивайся, дело житейское. Только бы хозяева не прибежали, хай не подняли. Сейчас я выеду, а ты его тащи - в багажник сунем.
   Как - в багажник?!
   - Женька, прекрати, - раздраженно шепнул мне Леша, когда Раков отошел.
   - Что прекратить? - не поняла я.
   - Гуманизм свой демонстрировать. На дорогах всякое бывает, а ты из-за какого-то козла вселенскую трагедию разыгрываешь. Думаешь, свиные отбивные не из поросят делают, а твоя любимая телячья вырезка...
   - Ладно, помоги Владику, чтобы дерево не зацепил, - внезапно севшим голосом перебила я Лешу. А сама подхватила козленка под теплый детский живот и прижала к груди. Бойфренд одобрительно кивнул и тоже двинулся к машине. А я... я медленно отступила на середину дороги, на другую её сторону, потом за обочину... Они ещё о чем-то совещались, переговаривались, не замечая моих маневров. Так что когда я перепрыгнула неглубокую канаву и шмыгнула в кусты, некоторое время царила тишина, и только потом раздались крики:
   - Женя, Женька! - орали они на разные голоса. - Вернись, дура! - Это Владик. Или Леша? Неважно.
   Я бежала, стараясь не удаляться от дороги, бежала в направлении города. Хотя кто его знает - вскоре я уже ни в чем не была уверена, да и козленок на руках оказался куда тяжелее, чем мне показалось вначале. Увесистый зверек... Я перехватила его поудобнее и перешла на шаг - звуков погони не слышно, да и какого черта: я не сбежавшая пленница и не воровка. Я просто не хочу... не хочу козленка в красном вине, меня тошнит при одной мысли об этом блюде!
   - Женя-а... - раздался вдалеке голос Марго. А потом все стихло. Вряд ли они вообще от машины отойдут, чтобы догнать и вернуть чокнутую девицу.
   Надо отдохнуть... Я опустилась в траву и положила козленка на землю. Он по-собачьи встряхнул головой и снова попробовал встать. И снова не удалось. Я погладила выпуклый лобик с крошечными, прощупывающимися в шерстке бугорками рожек. Ну вот я и совершила немыслимую глупость - в неизвестном месте, в незнакомом лесу, вдвоем с травмированным животным... А сумка моя с документами и деньгами, между прочим, осталась в машине Ракова. Чем я думала, спасая этого лобастого дурачка - неизвестно.
   Я печально осмотрела свои светлые брюки, уже покрывшиеся следами от контакта с зеленой травой, попыталась отодрать со штанин какие-то зеленые колючки и сухой репей.
   И что мне делать дальше?
   Сумерки уже не то что обозначились на небе, а густели буквально на глазах. Через полчаса станет совсем темно, и теперь уже не только до козленка, но и до меня доберутся дикие звери и бродячие собаки.
   Я прислушалась, пытаясь определить, в какой стороне может быть дорога, и не услышала ничего, кроме чивиканья какой-то сонной птички.
   Но и сидеть на одном месте не хотелось, нужно было двигаться - все же я не в дикой тайге, наверняка поблизости есть если не дачный кооператив, так хотя бы деревня какая-нибудь. Должны быть ещё и эти... лесники. В общем - вперед!
   Козленка я тащила все тем же макаром - под мягкое пузо, прижимая к груди. Он вел себя спокойно, только иногда поднимал мордочку и тыкался мне в подбородок и шею розовым носом. Щекотно.
   Березняк, неглубокий овраг, осинник, теперь ельник. За ним простирался просторный луг, и я внимательно осмотрелась. Никаких следов жилья, даже трава не выкошена. И дорог не видно. Ч-черт!
   Несколько раз я теряла свои шлепанцы и приходилось искать их в траве. Мне хотелось плакать, но смысла в этом не было никакого, нужно было топать дальше. А я даже не помнила, с какой стороны заходило солнце, когда мы ехали через лес. Вот балда!
   Темнота сгущалась, как черничный кисель, становилась вязкой и непроглядной. По идее, сейчас самое время услышать волчий вой.
   Нога попала в ямку и я едва не упала. Чудом сохранив равновесие, плюхнулась на землю и уткнулась лицом в теплый мягкий бок. От него пахло молоком и ещё чем-то неуловимо-уютным.
  
   И вдруг...показалось мне или нет? Где-то справа мелькнул огонек, низкий и такой робкий, что с высоты своего роста я его бы точно не заметила. Прошла бы мимо.
   Я подхватила свою ношу и, спотыкаясь в темноте, двинулась к огоньку. И чем ближе он был, тем больше сомнений возникало в голове. Это не деревня и не дачный поселок, всего один огонек, тусклый и какой-то опасный. Кто зажег его.
   Спустя несколько минут я, я поняла, что светится оконце маленького дома. Обычная избушка, только кто её построил в глубине леса?
   Додумать мысль я не успела - из темноты прямо на меня беззвучно вывалился черный силуэт. Охнув, я отпрянула назад, поднимая козленка как можно выше. Сердце не ушло в пятки только потому, что давно там находилось.
   Животное в моих руках испуганно забилось, и я едва его не выронила. Сама не ожидала, что умею так громко визжать - мне показалось, что эхо прокатилось по всем окрестностям.
   - А ну тихо! - рявкнул кто-то мне в самое ухо.
   Что было дальше, почему-то запомнилось смутно, кроме одного - у меня внезапно затряслись колени. Даже не затряслись, застучали - друг о друга. Я ещё успела удивиться тому, что мой организм способен на такие штуки и... Кажется, у меня из рук пытались вырвать козленка, а я не отдавала, цепляясь за него и отбиваясь локтем. И таки отстояла, потому что очнулась уже в какой-то комнате, прижимая беднягу к себе, словно собиралась его задушить.
   Похоже, меня сюда затащили чуть ли не волоком... Я только ноги успевала переставлять.
   Взгляд вначале сфокусировался на керосиновой лампе. Она стояла посередине стола, и внутри стеклянной колбы метался язычок пламени. Потом стукнула дверь, и язычок успокоился.
   - Послушай, отдай Феньку, я ей ничего плохого не сделаю.
   С трудом, потому что болела шея, я повернула голову и вздрогнула. В первый момент мне показалось, что передо мной самый настоящий разбойник - бородатый, лохматый и... одноглазый. Если бы дело происходило где-то на море, я бы сказала - пират, типичный флибустьер, только абордажного кинжала в зубах не хватает.
   С перепугу я оцепенела и не сопротивлялась, когда две огромные руки ласково, почти нежно извлекли из моих судорожных объятий козленка и опустили его на пол. Немного покачавшись, но все же устояв на ногах, он тоненько мекнул.
   - Его сб-била машина, - шепотом сообщила я.
   Бородатый некоторое время с сомнением смотрел свои единственным глазом то на меня, то на животное, затем шумно вздохнул и отошел к столу. Раздалось бульканье, и передо мной появился здоровенный латунный стакан.
   - Выпей, - приказали мне. - Надо бы чего покрепче, но, извини - нет.
   Я послушно взяла стакан и поднесла его к губам. Он почти до краев был наполнен темно-рубиновым вином. Внезапно что-то толкнуло меня в колено, рука дрогнула, и вино пролилось.
   - Фенька, прекрати хулиганить, - засмеялся одноглазый, сверкнув неправдоподобно-белыми зубами и присел на корточки. - Ожила... ожила, глупенькая. Иди сюда, я тебя вытру. Ишь, заляпалась, егоза.
   - Козленок... в красном вине...
   - Что? - он в недоумении уставился на меня.
   - К-козленок в красном виде, - с идиотским смехом повторила я и залпом допила все, что осталось в стакане. Осталось, видимо, прилично, потому в голове у меня вначале прояснилось, и я даже попыталась помочь одноглазому в деле оттирания винных пятен с козленка по имени Фенька, а затем меня вдруг резко повело в сторону и я закрыла глаза.
   Когда я их открыла, в небольшое оконце бил яркий солнечный свет.
   Я лежала на деревянном топчане, укрытая какой-то шкурой. Лежать было жестко, и вообще - у меня болело все тело, то ли от неудобного ложа, то ли оттого, что я вчера с тяжестью на руках носилась по пересеченной местности.
   - Женя, ты проснулась? - послышалось от дверей. Я уселась, прикрывшись шкурой. Нет, одежда оставалась на мне, но в каком она виде, можно было представить.
   И когда это я успела сообщить, как меня зовут? Хотя в нетрезвом состоянии я способна и не такие тайны выложить... Но хотя бы вспомнить, что же я ещё успела вчера растрепать?
   - Проснулась, - промычала я.
   - Голова не болит?
   Самое странное заключалось в том, что у меня болело абсолютно все, кроме головы. Она была на редкость ясной, но пустой.
   - Нет, - я буркнула это пересохшим горлом и закашлялась.
   - Я там чайник вскипятил, сейчас позавтракаешь и поедем.
   - Куда? - прокашляла я, пытаясь на ощупь определить, как выглядит моя прическа. Лучше бы я этого не делала...
   - Как куда?
   Он появился передо мной точно такой же, как вчера - бородатый, с черной повязкой на глазу. И только волосы были не взлохмачены, а небрежно зачесаны назад.
   Единственный синий глаз озадаченно уставился на меня.
   - Ты что, ничего не помнишь?
   Я пожала плечами, испытывая дикое желание залезть с головой под шкуру и попытаться причесаться хотя бы пятерней.
   - Понятно... - разбойник улыбнулся и ткнул пальцем куда-то в угол. - Там умывальник типа рукомойник. Остальные удобства, извини, во дворе - я тут дикарем живу. Схожу-ка я Феньке травы накошу, чтобы до вечера хватило, а ты приводи себя в порядок и ешь. Вернусь, отвезу тебя домой.
   С этими словами он вышел, и я слегка перевела дух. Потом довольно шустро встала и заковыляла по избушке. На босых ногах обнаружились ссадины и лопнувшие водянки, костюм выглядел так, будто побывал на помойке, а лицо, которое я разглядела в небольшом зеркальце над рукомойником, более всего напоминало персонаж фильма ужасов после встречи с очередным монстром. Или самого монстра. Правда, размазанную тушь удалось смыть, но комариные укусы и царапина под глазом остались.
   Я наконец-то причесалась любезно оставленной мне щеткой и отыскала за домом покосившийся деревянный туалет. Потом выпила две кружки крепкого чая, съела ломтик сыра и решила, что все не так уж ужасно - мои вчерашние похождения могли закончиться куда хуже.
   Домушка, где я оказалась, выглядела странно - с одной стороны обстановка самая простая - сработанный из грубого дерева стол, пара таких же табуреток, печка и лежанка в углу. С другой - на подоконнике ноутбук, на стене - телик с плазменным краном, на полке - толстые книги на английском и французском языках. На стене - два ружья. Если хозяин лесник, то весьма странный лесник.
   Послышался цокот копыт и из закутка за печкой вышел козленок. Ступал он уже уверенно, только слегка припадал на заднюю ногу.
   - Фенька, - улыбнулась я.
   Козленок, проигнорировав меня, направился к двери и с ходу боднул её лбом, показывая, что хочет на волю. Я встала, чтобы выпустить его, но тут дверь сама распахнулась, и в комнату ввалился одноглазый. В руках он держал корзину с травой.
   - Пять минут на прогулку и - под замок! - гаркнул он на Феньку. - Будешь сидеть взаперти до вечера - за вчерашние похождения.
   Он вытряхнул траву за печку и поставил корзину в угол.
   - Ну что, едем?
   Я кивнула и неловко встала. Только сейчас до меня дошло, что, несмотря на внешний разбойничий антураж, передо мной довольно молодой мужик - лет тридцати пяти, а то и меньше. И, кажется, вполне симпатичный... На любителя, конечно - мне хрупкие блондины всегда нравились больше, чем мускулистые брюнеты.
   Впрочем, о чем это я и при чем тут внешность хозяина Феньки? Мне бы до дома добраться так, чтобы не дай бог кто знакомый не увидел.
   Одноглазый, чье имя мне так и не удалось выяснить, загнал хромого козленка в дом, запер дверь и буркнув: - Сейчас, - удалился куда-то в заросли.
   Спустя пару минут раздался шум мотора и к дому выкатился бежевый, мощный, как танк, "Defender".
   - Садись! - одноглазый распахнул дверцу, и я вскарабкалась в кабину. Он тем временем вынес ноутбук и ружья и положил их в багажник.
   Затем он вернулся за руль, и мы поехали. Некоторое время тряслись по жутким колдобинам, а затем выехали на бетонку. Оказывается, я не так уж и далеко от неё была.
   - А Фенька... мальчик или девочка? - робко спросила я, чтобы не молчать.
   - Девчонка, - коротко ответил одноглазый. А потом добавил: - Хулиганка. Я надеялся, что она вокруг дома бродит, искал. А её к дороге зачем-то понесло.
   - Вы так и живете с ней вдвоем?
   Вроде бы ничего смешного я не спросила, но он вдруг громко расхохотался. Отсмеявшись, ещё некоторое время фыркал, а я обиженно молчала. Мы уже въезжали в город, и мне хотелось одного - поскорее расстаться с этим невоспитанным типом.
   - Ладно, я вижу, что второй стакан вчера был лишним, - наконец примирительно произнес бородатый.
   Я про себя подумала, что и первый был лишним. Потому что второй не помнила вовсе.
   - Надеюсь то, что меня зовут Глебом, ты не забыла?
   Я оскорбленно промолчала.
   - Ну так вот, я в лесу, в общем-то, не живу, просто решил отдохнуть и глаз подлечить - какая-то инфекция в него попала. Феньку же мне один местный пьяница на мясо продал. Украл, наверное, у кого-то... Да я в подробности и не вдавался.
   - Как - на мясо?..
   Я почувствовала, что у меня вдруг стало холодно в груди. Спасительница называется - все ноги сбила, сама чуть со страху не померла, и все зря.
   - Да не буду я её резать! - искоса взглянув на меня, усмехнулся в бороду Глеб. - Слышишь, не буду. Она смешная, молоком пахнет. Пусть живет.
   - Не будешь? - зачем-то переспросила я.
   - Нет. И в красном вине готовить не буду.
   Он опять хмыкнул. Похоже, я вчера ему выложила многое, а судя по тому, что подкатили мы прямо к моему дому, ещё и адрес свой выболтала.
   Я поняла, что нужно прощаться. Мимолетное приключение, мимолетное знакомство... Крупные загорелые руки на руле, теряющаяся в бороде усмешка, уверенный голос - все это через минуту окажется прошлым.
   А ответ на моё "спасибо", Глеб молча поцеловал мои исцарапанные пальцы.
   Щелкнул замок.
   К счастью, бдительных старушек на лавочке не оказалось, иначе пересудов по поводу моего непотребного вида было бы не миновать. Зато там сидел обиженный и злой Леша.
   Увидев, как я вылезаю из машины, он поднялся и шагнул навстречу. Но тут меня под локоть ухватила сильная рука и повела в подъезд, так что я слова сказать не успела. Да и не хотелось мне ничего говорить...
   Потому что я вдруг поняла, что глупый козленок с бубенчиком на шее попался мне совсем не случайно. И то, что произошло, не станет прошлым.
  
   В общем, послесловие будет коротким. Фенька выросла в очень красивую белую козочку, капризную и любопытную. Живет она в большом доме с просторной зеленой лужайкой, но шляться предпочитает по соседям, которые охотно подкармливают её морковкой.
   И нам с Глебом то и дело приходится оправдываться - опять не доглядели.
   Такой вот непоседливый у нас семейный талисман.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.84*39  Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.