Чебышев Александр Борисович
Объект Х

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 4.63*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В городе Нижний Пропил существует секретное производство, которое настолько засекречено, что никто действительно не знает наверняка, чем оно занимается. В одно время года оно выпускает духи ћДиоксиния НатрияЋ (ћРадость забытого дыханияЋ), в другое – удобрения для полей под поэтическим названием ћПЕРЕПАШКАЋ, а еще жидкость для мытья стекол, чернила для авторучек, лакокрасочные покрытия ћНАВСЕГДАЋ, клеи бытовые, прокладки ћКэр-Фри-СуперЋ с кевлоровым покрытием и т.д. Настоящим же производством занимаются в небольшой лаборатории на окраине и готовят там инградиенты для перспективных ОВ. Лаборантом на этом Засекреченном объекте работает Леша - бывший комсомольский секретарь. Леша очень старательный работник и без конца ищет новые сочетания химических элементов для своих опытов. Начальство очень ценит Лешу, поскольку тот частенько засиживается в лаборатории допоздна над опытами, большей частью в компании своего закадычного друга – пастуха Пети, который пасет рядом с лабораторией колхозное стадо. В один из вечеров, когда Леша проводил опыты по созданию спецкомпонента к газу ћзаринЋ, который предполагал назвать ћТихие зориЋ, они с Петей, как всегда, крепко приняли на грудь, в результате чего в пробирку с рабочей смесью попадает некоторое количество водки, выпущенной в Северной Осетии, а пастух Петя роняет туда некоторое количество махорки и коровьего дерьма, в результате чего происходит неизвестная химическая реакция, продуктом которой становятся смертоносный газ без цвета и запаха и некое твердое вещество, обладающая почти 100% -ой сгораемостью (идеальное ракетное топливо). Леша с Петей погибают во время опыта. Дело попадает в местное отделение КГБ, и там начинают расследование. Параллельно о происшедшем узнает резидент ЦРУ по Нижнему и Верхнему Пропилу Джон Вуд (Иван Деревянко), которому ЦРУ поручает собрать информацию по происшедшему. Резиденту придется несладко: ему надо будет втереться в круг друзей Леши и Пети, узнать, в конце концов, косвенно, над чем работал Леша и что они пили с Петей, поехать в Северную Осетию за образцами водки, поскольку в Нижнем и Верхнем Пропилах в продаже была только водка ћРаспутинЋ и ћКозлоффЋ, чудом избегнуть смерти от террористов неопределенной принадлежности, но так и не разгадать секрета. По пятам его преследует молодой, но очень талантливый контрразведчик Саша Дубов, который ждет, когда Деревянко выведет его на разгадку событий в лаборатории, поскольку специалисты так и не сумели определить, что же там случилось.Постепенно Джон Вуд начинает сходить с ума от реалий пост советского пространства, но его поддерживает Саша, который организовывает его побег от террористов и дальше они вместе начинают восстанавливать цепь событий в лаборатории.В конце концов, они почти разгадывают загадку, но во время опыта с химпрепаратами они оба гибнут от взрыва.Дело попадает в ФСБ в Москву и в ЦРУ в Лэнгли. Там назначают соответствующих агентов для продолжения расследования…..


   Краткая канва событий
   В городе Нижний Пропил существует секретное производство, которое настолько засекречено, что никто действительно не знает наверняка, чем оно занимается. В одно время года оно выпускает духи "Диоксиния Натрия" ("Радость забытого дыхания"), в другое - удобрения для полей под поэтическим названием "ПЕРЕПАШКА", а еще жидкость для мытья стекол, чернила для авторучек, лакокрасочные покрытия "НАВСЕГДА", клеи бытовые, прокладки "Кэр-Фри-Супер" с кевлоровым покрытием и т.д. Настоящим же производством занимаются в небольшой лаборатории на окраине и готовят там инградиенты для перспективных ОВ. Лаборантом на этом
   Засекреченном объекте работает Леша - бывший комсомольский секретарь. Леша очень старательный работник и без конца ищет новые сочетания химических элементов для своих опытов. Начальство очень ценит Лешу, поскольку тот частенько засиживается в лаборатории допоздна над опытами, большей частью в компании своего закадычного друга - пастуха Пети, который пасет рядом с лабораторией колхозное стадо. В один из вечеров, когда Леша проводил опыты по созданию спецкомпонента к газу "зарин", который предполагал назвать "Тихие зори", они с Петей, как всегда, крепко приняли на грудь, в результате чего в пробирку с рабочей смесью попадает некоторое количество водки, выпущенной в Северной Осетии, а пастух Петя роняет туда некоторое количество махорки и коровьего дерьма, в результате чего происходит неизвестная химическая реакция, продуктом которой становятся смертоносный газ без цвета и запаха и некое твердое вещество, обладающая почти 100% -ой сгораемостью (идеальное ракетное топливо). Леша с Петей погибают во время опыта. Дело попадает в местное отделение КГБ, и там начинают расследование. Параллельно о происшедшем узнает резидент ЦРУ по Нижнему и Верхнему Пропилу Джон Вуд (Иван Деревянко), которому ЦРУ поручает собрать информацию по происшедшему. Резиденту придется несладко: ему надо будет втереться в круг друзей Леши и Пети, узнать, в конце концов, косвенно, над чем работал Леша и что они пили с Петей, поехать в Северную Осетию за образцами водки, поскольку в Нижнем и Верхнем Пропилах в продаже была только водка "Распутин" и "Козлофф", чудом избегнуть смерти от террористов неопределенной принадлежности, но так и не разгадать секрета. По пятам его преследует молодой, но очень талантливый контрразведчик Саша Дубов, который ждет, когда Деревянко выведет его на разгадку событий в лаборатории, поскольку специалисты так и не сумели определить, что же там случилось.
   Постепенно Джон Вуд начинает сходить с ума от реалий пост советского пространства, но его поддерживает Саша, который организовывает его побег от террористов и дальше они вместе начинают восстанавливать цепь событий в лаборатории.
   В конце концов, они почти разгадывают загадку, но во время опыта с химпрепаратами они оба гибнут от взрыва.
   Дело попадает в ФСБ в Москву и в ЦРУ в Лэнгли. Там назначают соответствующих агентов для продолжения расследования.....
  

Объект "Х"

   Страшная детективная история, которая могла бы произойти, а возможно и произошла на самом деле. Об этом мы узнаем лет через 20, когда кончится срок подписки о неразглашении у оставшихся в живых участников этих событий, если, конечно, они раньше не умрут от внезапной остановки сердца, кровоизлияния в мозг, лихорадки Эбола и других простудных заболеваний.
  
  

ГЛАВА 1. Строгая секретность - основа процветания общества

   Город Нижний Пропил располагался в зеленом уголке необъятных просторов Сибири, в целях секретности даже не уточнялось в какой части из нее он находится. Впрочем, все твердо знали, что Нижний Пропил расположен примерно в 100 километрах от Верхнего Пропила, который не был засекречен, но почему-то обозначался на картах как Сочи-101. Это давало некоторые моральные привилегии обитателям Верхнего Пропила, которые полагали, что они находятся почти в курортной зоне и очень поддерживали в свое время проект поворота русел северных рек на юг или восточных на запад - им по большому счету было все равно, главная задумка заключалась в том, что в этом случае через их город прошла бы хоть одна, но очень большая река, которая связала бы их с южными краями, а это было очень заманчиво.
   Но если оценивать положение жителей Верхнего и Нижнего Пропилов с точки зрения материального благополучия, то здесь обитатели Верхнего Пропила выглядели очень бледно по сравнению с жителями Нижнего Пропила.
   В Верхнем Пропиле было только одно местное производство - карандашная фабрика с филиалом, выпускающим изделия ритуального характера, но из хорошего дерева. Поговаривали, что в их изделия были упакованы такие известные люди, как Брежнев Л.И., Суслов М.А., Андропов Ю.В., Черненко К.У. Дальше дела пошли хуже, поскольку Генеральные секретари в одночасье кончились.
   Некоторый луч надежды блеснул у мастеров ритуальной резьбы по дереву в августе 1991 г, когда после упорно насаждаемого просмотра по телевизору балета "Лебединое озеро", они увидели на экранах телевизоров какие-то странные помятые физиономии под названием ГКЧП, которые нетвердыми голосами объявили о заболевании последнего генсека Горбачева и переходе на режим чрезвычайного положения.
   Обычно в таких случаях всегда требовалось много гробов и мастера-гробоваятели с энтузиазмом взялись за работу. Одно изделие из лучших пород дерева точно под размер Горбачева уже было почти готово и бригадир с умилением заканчивал подшивку бахромы, когда вдруг все повернулось совсем по другому и вместо "Лебединого озера" по телику стали показывать танки, на один из которых взобрался "изменник дела партии" и пообещал сурово покарать всех членов и членов-корреспондентов ГКЧП, а пока призвал строить новое общество.
   Все рухнуло. Вместо перспективных многочисленных заказов на гробы первого и высшего класса теперь в лучшем случае можно было рассчитывать на небольшой заказ в 6 единиц груза 200, да и то явно не по высшей категории. Это коренным образом меняло дело. В цеху воцарилось гробовое уныние, сопровождаемое позвякиванием стеклотары.
   Тихой радостью для мастеров стало известие о самоубийстве Пуго и они рассчитывали спихнуть туда гроб Горбачева, но оказалось, что Горбачев пониже ростом, да и родственники последнего красного латышского стрелка почему-то не захотели производить захоронение в изделии высшей категории качества.
   После долгих мытарств гроб обрел покой в музее фабрики, с тайной надеждой обрести надлежащего хозяина, но,в конце концов был приобретен областной братвой для похорон местного авторитета по кличке "Пугач", что было явным доказательством неких незримых связей, существующих между людьми и событиями, поскольку здесь явно просматривалось звукосочетание "Пуго и Горбач".
   Больше рассчитывать было не на кого, поскольку новый президент как-то не собирался...
   Дела на фабрике шли все хуже и хуже, поскольку спрос на карандаши тоже упал. Открыли было параллельное производство мебели под поэтическими названиями "Сосенка", "Дубок", "Березка", но покупательный потенциал Верхнепропильцев быстро иссяк, а названия деревянной флоры быстро приелись. Производство еле-еле дышало, выпуская в месяц 2-3 комплекта мебели, как ее называли "для загородного дома", как будто у кого-то они были.
   Нет, один точно был - у директора фабрики. Потом еще один появился у мэра (некоторые утверждали, что на самом деле дом принадлежит некоему Мирзоеву Эдуарду Рафаиловичу) третий дом удивительно быстро построил какой-то торговец фруктами, но они предпочитали мебель импортного производства с трудновыговариваемыми названиями. "Сосенки", "Дубки" и "Березки" на глазах осыпались. Рабочие стали тащить из цеха инструмент и комплектующие и немедленно обращать все это в жидкую валюту. Вскоре в городе почти на каждом углу можно было встретить стоящих с угрюмым видом и большой сумкой у ног мужиков, предлагающих починить-попилить или на худой конец купить молоток или "оба-а-лденную отвертку" за сумму, эквивалентную поллитре. Особенно много таких мастеровых собиралось у пивных палаток, где они целый день могли вспоминать времена, когда один делал гроб Брежневу, а другой карандаши на экспорт.
   Это согревало сердца, но опустошало карманы. В итоге уровень жизни верхнепропильцев стал быстро падать. В город потянулись эмиссары различных коммунистических партий и течений с призывами "вставать на последний и решительный".
   В отличие от своих земляков из Вернего Пропила, которые медленно, но верно оправдывали название родного города и все меньше вспоминали про Сочи-101, жители Нижнего Пропила не испытывали (по крайней мере на первых порах) никаких неудобств от того, что вместо фамилии Горбачев, которого промеж себя все называли Горбатым, появилась фамилия Ельцин, который изначально "был прав".
   В Нижнем Пропиле, примерно равном по численности населения Верхнему Пропилу пили все-таки значительно меньше, чем в Верхнем и на это влияло то, что в Нижнем было расположено сверхсекретное производство, на котором поначалу была строжайшая дисциплина и где работало две трети населения города, не считая немногочисленных стариков, детей и страдающих болезнью Паркиссона.
   Никто из живущих в городе и очень мало кто из работающих на предприятии мог толком объяснить, что собственно производит родной завод. В первый квартал это могли быть некие ароматические смеси, которые по бумагам проходили как "духи "Диоксиния Натрия"" или "одеколон “Радость забытого дыхания”" во втором квартале завод начинал выпускать какие-то смеси устрашающего вида, которые официально назывались "удобрение "Перепашка"" затем отгружались какие-то пузырьки с названием "чернила для авторучек особые". То, что это были действительно особые чернила, стало ясно после того, как на станции, где они грузились в вагоны (почему-то под охраной солдат ВВ), один из ящиков внезапно сорвался с поддона и упал на рельсы, после чего из него стала растекаться ядовито-синяя жидкость. Личный состав ВВ тут же надел противогазы, машинист электрокара упал без сознания (как потом оказалось - навсегда), а участок рельсов длиной метров 20 пришлось в срочном порядке заменить. Можно было только догадываться, для каких авторучек предназначались эти чернила...
   Ну а в остальном жизнь завода проходила без особых осложнений. Новинкой сезона оказались лакокрасочные покрытия под романтическим названием "Навсегда", которые удивительно точно оправдывали свое название - счистить эти покрытия было невозможно никакими средствами. Неплохо шла жидкость для мытья стекол "Ночь", сухие смеси для приготовления "Пепси-Колы", но гвоздем сезона стал выпуск прокладок "Кэр-Фри-Супер", которые выпускались со специальным кевлоровым покрытием. Эта серия называлась "Мэн-Фри" и пользовалась большим спросом.
   Но никто или практически никто не знал, что основное, настоящее направление деятельности завода протекает в небольшом лабораторном корпусе, расположенном километрах в 10 от Нижнего на небольшой огороженной площадке. Въезд на территорию почему-то охраняли вооруженные солдаты, хотя надпись на воротах гласила "НИИ проблем животноводства" и не так далеко, на поляне действительно всегда можно было увидеть пасущееся стадо упитанных коров.
   В этом НИИ работал Леша Кружкин.
  
   ГЛАВА 2. Лаборант-это звучит
  
   В добрые доперестроечные времена Леша Кружкин был человеком - он был освобожденным (ото всего) секретарем комсомола и по совместительству внештатным сотрудником КГБ, что было вполне естественно. Было очень удобно с одной стороны воспитывать подрастающее поколение в духе марксизма-ленинизма и в свободное время, которого было очень много, сочинять донесения о том, что "Сидоров вчера с утра жадно пил холодную воду" или "Петрова позавчера была необычайно возбуждена и ушла с работы вместе с Ивановым". Такие сочинения творчески вдохновляли и давали ощущение власти над людьми, а это было приятно.
   Неприятности начались после того, как Горбачев внезапно затеял какую-то непонятную игру под названием "Перестрой-ка!" и вчерашние активные члены ВЛКСМ и другие члены внезапно резко стали терять интерес к идеям Маркса-Энгельса-Ленина и даже стали выбрасывать на помойку эпохальные произведение дорогого Л.И.Брежнева "Малая Земля", "Возрождение" и "Целина". Некоторые злые языки, правда, утверждали, что первоисточником этих произведений были сочинения Мао Дзедуна "Мало Земли", "Цель иная" и "Возражения", но в те, доперестроечные времена этих клеветников быстро призывали к ответу. Ответов, правда, так никто и не слышал.
   Бальзамом на душу увядающего Кружкина пролилось известие о создании ГКЧП, и он с нежностью целый день смотрел на танец маленьких лебедей, предвкушая, что кто-то скоро запляшет. Увы, это была всего лишь лебединая песня.
   Гром грянул среди почти ясного неба, когда стало ясно, что ГКЧП, созданное, как было видно, после сильного перепоя, стало распадаться на отдельные составляющие, а родная мама - КПСС, кормившая и оберегавшая всю жизнь, вдруг оказалась под запретом.
   В этот день Леше Кружкину стало по настоящему страшно, и он напился.
   Нельзя сказать, что для Леши напиться было чем-то новым. Во времена расцвета ВЛКСМ пьянки в ведомственных домах отдыха были обычным делом и проводились, как правило, ежеквартально, после очередного удачного рапорта в горком о проделанной работе. На одной из этих пьянок или, как их называли, "мероприятий" он сблизился с секретарем (в смысле секретаршей) горкома партии и затащил ее в свой номер.
   Это обещало хорошие перспективы продвижения по партийной лестнице, но, об этом каким-то образом узнала его жена (наверняка настучал кто-то из бюро!) и почему-то очень обиделась, а, обидевшись, ушла от Леши к маме. Детей у них еще не было. С тех пор Леша жил один и до августа 91-го ему приходилось выслушивать немало неприятных замечаний от секретаря партии о "несоответствующем моральном облике".
   В августе 91-го замечания кончились, но одновременно с комсомолом. Не помогла даже песня "Не расстанусь с комсомолом...", которую Леша очень любил. С тех пор все пошло кувырком.
   Во-первых, закрыли родную комнату ВЛКСМ, а имущество опечатали. Во-вторых, все или почти все вдруг стали кидать Леше в лицо или, в лучшем случае, под ноги комсомольские билеты с возгласами "Подавись, гад!" или "Иди, марки наклеивай!". В третьих, как вдруг оказалось, что теперь придется работать.
   Однажды в хмурый осенний денек его вызвал к себе директор комбината Пал Палыч, который пользовался большим авторитетом у рабочих и нелюбовью бывшего первого секретаря горкома.
   -Ну что, Леша, - тихим, проникновенным голосом начал беседу Пал Палыч, - Что делать-то будем?
   -А что, Пал Палыч? - неуверенно промямлил Леша - Жизнь то продолжается, давайте вместе строить новое общество, новые взаимоотношения между людьми. Никакого догматизма, свобода слова, ну и так далее...
   Говорить Леша умел. Этого у него было отнять нельзя.
   -Нет Кружкин, не получится у нас с тобой дальнейшего сотрудничества, как ты выражаешься, поскольку зама по идеологической работе у меня нет, да я тебя бы и не взял...
   -Ну почему же? - обиженно протянул Леша.
   -В замы я бы тебя не взял, а вот в лаборанты взять могу. У нас есть одно очень интересное производство недалеко от города, да ты об этом должен знать, так вот туда нужен техник-лаборант, а у тебя, я посмотрел, химическое образование, так что тебе и карты, вернее колбы в руки. Давай, действуй. Народу там немного, коллектив надо спаять - так что вперед, с песней!
   -Меня - в лаборанты!? - возмутился Леша и резко вскочил со стула, - Ну, знаете, я найду место, где меня больше ценят.
   Леша, конечно, имел в виду КГБ, не без основания надеясь, что там не дадут в обиду своего сотрудника, хоть и внештатного.
   Но и здесь фишка не легла. В КГБ спешно проводилась ревизия всех дел, день и ночь жгли какие-то документы, а вчерашние сотрудники куда-то бесследно исчезали. Исчез и Лешин куратор Миша, с которым он надеялся переговорить.
   -А вы кто? - спросили у Леши, когда он зашел в бюро пропусков.
   -Я этот, как его, внештатный..., - неуверенно ответил Леша, - Я с Перепелкиным работал...
   -С Перепелкиным? - как-то задумчиво проговорил дежурный, - Чего-то не помню такого. Может быть с Жаворонковым или Воробьевым?
   -Я еще перепелку от воробья могу отличить, - со злостью сказал Леша и ушел. По телефону, по которому он обычно звонил Перепелкину, никто не отвечал. По телевизору ежедневно шли передачи про раскрытые секретные документы КГБ и всяческие делишки этого заведения. Стало ясно, что и там Кружкин никому не нужен.
   Через неделю Леша поймал в коридоре Пал Палыча и сообщил, что согласен на должность лаборанта с окладом "согласно штатному расписанию", что подразумевало 300 руб. в месяц.
   -Ну и хорошо, - совершенно спокойно ответил Пал Палыч, - От центрального корпуса туда ежедневно в полдевятого уходит автобус, так что проезд бесплатный. Пиши заявление и приступай с понедельника. Лаборант - это звучит гордо! К тому же тебе это и по профилю близко, - тут Пал Палыч весело улыбнулся, - раньше ты готовил идеологический яд, а теперь будешь работать над материальным. Ха-ха..., - с этими словами Пал Палыч пошел дальше, к цеху.
   Леша скрипнул зубами, но заявление написал.
   "В конце концов, отчизне можно служить и так" - успокаивал он себя, включая вечером телевизор в тайной надежде опять увидеть "Лебединое Озеро". Теперь его вечера были особенно тяжкими - он коротал их почти в полном одиночестве, если не считать редких гостей (в основном женщин полулегкого поведения) и бутылки, которая теперь по вечерам все чаще составляла ему компанию.
   По ночам ему часто снился один и тот же сон: Белый дом в Москве, который каким-то образом оказывался за массивными чугунными воротами (а как сбылось то?), на которые взбирались вооруженные матросы, сполохи выстрелов и взрывов, искаженные в священной ненависти лица, ворота распахиваются и все устремляются к цитадели ненавистного капитализма, впереди бежит Леша с маузером в руке.
   Он - командир отдельного взвода КГБ, которому поручено захватить женский батальон, охраняющий Белый Дом. "Живыми брать!" - кричит Леша и берет баррикаду. Первая же женщина-защитница Белого Дома оказывается почему- то в мини-юбке и с улыбкой бросает винтовку с огромным трехгранным штыком, а затем обнимает Лешу за шею. "Избавитель!" - шепчет она. Происходит всеобщее братание взвода и батальона, причем, ввиду явного численного превосходства, женщинам приходится ждать.
   В это время к баррикадам подъезжает броневик и Леша, исполнивший интернациональный долг, взбирается на круглую башенку броневика и удивительно знакомым ему (и не только ему) голосом объявляет: "Товарищи, ГКЧП, о котором так долго говорили большевики, - свершилось!".
   После этого, конечно, в сновидениях следовали огромные коридоры, устланные кумачовыми с бахромой дорожками, таинственный полусумрак огромных кабинетов с огромными дубовыми дверьми и такой же обивкой стен внутри, необъятный стол с громадьем телефонов под портретом Ленина и неизменная грибовидная настольная лампа на углу стола. Единственное, что огорчало в этих снах - никто из обращавшихся к нему не говорил "Дорогой Алексей Ильич!", а говорили "Здорово, Леха!"
   После таких сновидений утреннее пробуждение было воистину мучительным. Леша долго не мог стряхнуть сладкие грезы, и лишь осознание того, что впереди еще будет праздник на их улице, помогали ему.
   Почистив зубы, поскольку кислотно-щелочной баланс нарушался постоянно, и, приняв пищу, Леша с затаенным осознанием непобедимого духа борца выходил на работу.
   "Я вам создам такой яд, от которого весь мир содрогнется!" - с мстительным чувством думал про себя Леша, представляя в мыслях, как корчатся в муках и хватают себя за горло с выпученными глазами обитатели Белого Дома, - "Я вам еще не такое Лебединое Озеро устрою!"
  

ГЛАВА 3. О пользе курения махорки

  
   С тех пор, как Леша приступил к работе в лаборатории под странным названием "НИИ проблем животноводства", он первым делом прошел небольшой курс повышения квалификации под руководством завлаба с удивительно гармонирующий фамилией Гадюкин.
   Ксан Ксаныч Гадюкин был человеком уже немолодым и начинавшим работать еще при Хрущеве, поэтому он с чисто филосовским спокойствием объяснял Леше принципы построения молекулярный связей при создании ОВ:
   -Главное, Алексей Ильич, помните о правилах безопасности: работать только под вытяжкой, в резиновых перчатках и записывать в журнал все этапы опытов. Это альфа и омега нашей работы. В конце концов, и природа создает ОВ, вспомните хотя бы бледную поганку!
   Леша с усердием первокурсника принялся за опыты, и вскоре это его по-настоящему увлекло. Ему нравилось подбирать составляющие реакций, наблюдать за сменой цвета рабочего состава, кипением раствора. В этом процессе ему виделись строки из "Интернационала" где процессу кипения уделялась большая роль. Постепенно Леша втянулся в работу и стал засиживаться в лаборатории позже рабочего времени, а иногда и совсем поздно.
   Руководству это нравилось: старается! Один раз даже Пал Палыч лично подозвал его к телефону и поздравил с днем рождения. А Леше Кружкину стукнуло в то время как раз тридцать лет. Только охранник постоянно ворчал, когда Леша задерживался - он не мог до его ухода уйти с поста, а внешний периметр все равно охраняли солдаты ВВ.
   Первый успех пришел к Леше на втором году работы, когда он успешно завершил синтез присадки к клею "Момент", после применения которой, клей можно было использовать как пластиковую взрывчатку. (Немного позже, правда, обнаружилось, что если такой клей применять по прямому назначению, то на месте склеивания образуются дыры размером больше склеиваемого предмета).
   Леша получил первую премию от руководства и первое неожиданное удовлетворение от работы. Это было новое, неизведанное раньше ощущение. Успех отметили дружеским вечером в лаборатории, на котором Леша познакомился с пришедшим на запах халявы пастухом Петей. Леша и раньше неоднократно замечал на территории Объекта какого-то странного мужичонку в телогрейке и кепке, который пас стадо коров на близлежащей поляне, но не мог понять, что он делает внутри корпуса.
   -Для конспирации! - пояснил ему Гадюкин, когда Леша задал ему об этом вопрос.
   -Понятно, - ответил Леша, - Враги не дремлют.
   Положительные моменты конспирации были в том, что в столовой всегда было свежее молоко, а Петя был увлекательным собеседником, особенно когда был поддатым, а это было его нормальное состояние.
   Потребность в общении сблизила два одиночества и теперь вечерами, когда спешить было некуда, Петя приходил к Леше в лабораторию, после того, как загонял коров в построенный специально для целей конспирации коровник. И в то время, как Леша, пропахший окислами и альдегидами колдовал над ретортами, Петя, пропахший навозом и махоркой увлеченно рассказывал ему о преимуществах ручного доения над машинным.
  -- -Вот ты представь: ежели бабу за груди железяка будет тискать: приятно ей будет? А ежели руками? Так баба сама тебе все отдаст! Вот так и с коровами: машинное доение она не воспринимаеть поскольку не чует теплоты и нежности, а отседа и надои плохие идуть. А руками когда, тады она все молоко тебе сдаст, и ищо мычать будет от удовольствия. Ведь все, что от рук идет - енто все, считай, от сердца! Во! - с этими словами Петя вытащил из телогрейки кисет и начал скручивать самокрутку, поскольку он ничего, кроме махорки не курил, - А курево взять!? Я ихние сигареты в жисть не буду курить, поскольку ентот табак, едрить его в перевязь, машина собирает, - камбайн называется. Дык ему все одно что собирать, что листья, что мусор, что жуков с веток, а махра - махра она руками приготовляется и даже мельчат ее в специальном сепараторе с серебряными решетками. Понял! Тоже, брат, наука, не хуже твоей вонючки будет. А ты чем, к примеру, сейчас занимаешься?
  -- Леша уже который месяц бился над заданием руководства по созданию специальной добавки в известный всем по курсу гражданской обороны газ "зарин", с целью превращения отравляющего вещества в сверхэффективное средство для борьбы с бытовыми насекомыми. Была проделана гигантская работа и пройдена большая часть пути, но на заключительном этапе работы внезапно не пошла одна из реакций, расчет по которой был сделан, как казалось, по всем правилам науки.
  -- Леша очень злился, стал угрюмым, и скоро дошел до состояния, близкому к отчаянию, а, дойдя до него, стал прихватывать на работу бутылку, на которой было написано "ОСТОРОЖНО - ЯД! Диоксилфосфат карбамиднитрата". При одном прочтении этой надписи возникало желание отбежать метров на сто, но Леша был абсолютно спокоен. Чувствовалась комсомольская закалка.
  -- В тот вечер, когда Петя после своей обычной речи спросил у него о цели его опытов, Леша особенно остро почувствовал свое одиночество и внезапно выдал производственный секрет:
  -- -Я, Петрович, ответственный опыт провожу. Хочу одну отраву в полезную вещь превратить. Даже название придумал "А зори здесь тихие",... нет, не так, короче: "Тихие зори". Звучит, а!?
  -- -Так, так, так, - заерзал на табуретке Петя-Петрович - А ну, расскажи подоходчивей, чего ты там варишь?
  -- При этих словах Леше показалось, что Петя как-то вдруг напрягся, и его глаза застыли, как у легавой, учуявшей дичь.
  -- -Понимаешь, Петрович.... А-а, нет. Давай-ка сначала напряжение снимем! - с этими словами Леша открыл лабораторный шкаф, достал оттуда бутылку с надписью "ОСТОРОЖНО - ЯД!" и налил оттуда в лабораторные мензурки ровно по 100 грамм, - Давай, за успех!
  -- С этими словами он натренированным движением маханул налитую дозу и вытащил из стола черный хлеб с яблоком. Петрович с открытым ртом смотрел на Лешу, мензурка стояла перед ним на столе.
  -- -Ты чего, Петрович?... А-а, понял. Ты на бутылку посмотрел. Так ты на меня лучше смотри: видишь - живой. Нака вот, закуси....
  -- Петрович, зажмурившись, выпил жидкость и закусил маленьким кусочком хлеба. Его напряженное лицо постепенно разглаживалось, принимая почти одухотворенные черты.
  -- -Да-а.... Ну и химик ты, едрить тебя в кэр-фри. И чего это было?
  -- -Водка самопальная, из Северной Осетии. Один знакомый приехал - привез. Классная штука, бьет как кирпичом по башке. У меня здесь пара пузырей есть, а то опыты не идут...
  -- -Ты эта... только смотри - технику безопасности соблюдай! Знаешь, как можеть бабахнуть! Со стен отскребать будут!
  -- -Ладно, ладно, сиди там, не бурчи! Я уж как-нибудь без советов...
  -- Леша включил вытяжку, соединил все реторты в сложный многотрубный узел, налил несколько жидкостей из колб, добавил какого-то твердого вещества в реторту и включил подогрев. Потом закурил и подошел к Пете.
  -- -Сейчас должна пойти реакция нейтрализации, после чего получим в чистом виде заданный продукт!
  -- -Ты смотри, записывай все... А то потом забудешь, чего намешал то!
  -- "Чего-то он слишком много знает...", - мелькнуло в голове у Леши, но он послушно записал в журнал все исходные опыта под порядковым номером 77. После этого он опять посмотрел на реторты. Жидкость кипела, в приемную колбу начала капать какая-то жидкость почти черного цвета. Леша весь напрягся и с широко раскрытыми глазами смотрел на колбу. На лбу у него выступил пот. Наконец он не выдержал и шприцем вытянул из колбы несколько грамм жидкости, после чего подбежал к спектрографу и накапал жидкость на приемное стекло.
  -- В воздухе повисла пауза.
  -- -Ну, чё? Как там цвета радуги проглядывают? - крякнул Петя, доставая свой кисет.
  -- -Не то, опять не то. Сейчас проверю, - с этими словами Леша схватил какой-то сосуд, взял оттуда шприцем несколько капель и капнул их на стекло спектрометра. Затем опять поглядел в окуляры. Раздался стон.
  -- -Нет! Нет! Опять жидкость для удаления лака! Не может быть!... - с этими словами Леша обхватил себя за голову руками и молча прошелся по лаборатории.
  -- -Придется увеличить дозу! - сказал он, наконец, и натренированным движением налил в мензурки еще по 200 грамм из бутылки "ОСТОРОЖНО-ЯД!". Петя еще раз крякнул и заерзал на табурете:
  -- -Ты смотри, в дозировке не ошибись, а то получишь этот, как его, стиморол. Ха-ха!
  -- С этими словами Петя слез с табурета, подошел к Лешиному аппарату и стал скручивать самокрутку. Несколько крупинок махорки упали в реторту, но никто не обратил внимания.
  -- -Ладно, Ляксей. Давай за успех безнадежного дела! Ничего, они еще у нас попляшут! - с этими словами Петя заглотал свои двести грамм и отчаянно затряс головой. С его кепки слетел кусок коровьих лепешек и попал в колбу. В колбе пошли пузырьки.
  -- Леша, вдруг осоловев, обнял Петровича и вдохновенно проговорил ему:
  -- -Петрович! Не шелести! Прорвемся! Все будет нормально. Ты меня уважаешь?
  -- Петрович, державший в это время бутыль с "ядом" от неожиданности наклонил её, и около 50 граммов пролилось в реторту. Пузырьки в реторте стали фонтанировать. В это время Леша пошатнулся и оперся рукой о стену, где был пульт включения вытяжки. Вытяжка с тихим вздохом остановилась.
  -- -Ты сморти,... Эта... Пузыри вона прыгают! Реакция усугубляется! Записывай!
  -- Леша с усилием посмотрел на аппарат. В главной колбе происходила бурная реакция: раствор буквально кипел, выделяя нежно-голубой дымок, который вытекал из колбы и тонкими прядями плыл по комнате.
  -- "Красиво...", - подумал про себя Леша, впадая в странное оцепенение. Последнее, что он услышал, был голос Пети:
  -- -Ты Кружкин му...ила! Кто же вентиляцию выклю...
  -- И тишина.
   ГЛАВА 4. ЧК не дремлет или Объект Х
  
   -Продолжайте! - сказал полковник КГБ Глухарев, после того, как закурил сигарету "LM". "Свидание с Америкой!" - мимолетно подумал он, - "Лучше бы в командировку послали..."
   -Трупы были обнаружены утром в 9 часов пришедшими на работу сотрудниками...
   -Кто первый обнаружил? - прервал докладчика - майора Дроздова Глухарев
   -Лаборантка Забугорная Надежда,1967 года рождения, русская...
   -Ладно, ладно, это потом, - поморщился Глухарев.
   -Она же и объявила химическую тревогу и вызвала представителей КГБ. На вызов выехала оперативная группа во главе с капитаном Дубовым. Она же произвела осмотр места происшествия...
   Полковник согласно кивнул головой.
   -Первичный осмотр места происшествия не выявил никаких признаков насильственной смерти старшего лаборанта Кружкина А.И. и нашего кадрового сотрудника Ершова П.П., осуществлявшего прикрытие данного объекта...
   -По какой кличке он у нас проходил?
   -"Животновод", товарищ полковник. Я продолжаю. Труп Кружкина А.И. находился в сидячем положении на стуле у стола с записями лабораторных опытов. Тело полулежало на столе, закрывая журнал с записями. Никаких признаков насильственной смерти. Удивительная деталь: на лице покойника застыло удивительно умиротворенное выражение, как будто у детей во время сна...
   -А у Ершова? - строго спросил Глухарев.
   -Тело Ершова находилось на полу, вытянутое как бы в одну линию: ноги сложены и вытянуты, правая рука вытянута вперед, левая чуть в сторону. Голова повернута в сторону Кружкина...
   -Выражение лица у трупа...? - полковник выпустил струю дыма.
   -Озабоченное, товарищ полковник. Как будто хотел что-то сказать, но внезапная смерть остановила его.
   -Разрешите доложить, товарищ полковник! - встал из-за стола капитан Дубов, - Мне кажется, что Ершов бежал к пульту включения вытяжки, но не добежал.
   -А что с вытяжкой, разъясните...
   -По правилам проведения опытов, она должна была быть включена, но утром её нашли выключенной.
   -А кто её выключил, выяснили?
   -Из работающего персонала Кружкин оставался в лаборатории последний, ну если не считать Ершова, так что остается предположить, что выключил кто-то из них. Сторож Шварцман это не смог бы сделать, не увидев трупы. Во всяком случае, мы сняли отпечатки пальцев с лабораторных приборов и кнопок включения вытяжки. Результат будет часа через два.
   -Кстати, насчет сторожа, как его... - Глухарев щелкнул пальцами.
   -Шварцман, товарищ полковник, - подсказал майор.
   -Шварцман, - Глухарев недобро покачал головой, - Он там проходил под своей фамилией?
   -Нет, товарищ полковник. В лаборатории он проходил под фамилией Черный.*
   -Панкратов-Черный? - с удивлением переспросил Глухарев.
   -Нет, просто Черный, товарищ полковник, - майор кашлянул -
   Хотя его имя тоже Александр.
   (* Шварцман (нем) - Черный человек (русск))
  
   -Недоработали! - кашлянул Глухарев, - По легенде недоработали. Кстати, почему Шварцман не проверил помещения вечером?
   -Служебное упущение. По нужде, говорит, вышел, а вернувшись будто не увидел света в окне лаборатории, ну и решил, что все ушли...
   -Врать тоже надо уметь! По нужде ушел. Нажрался, наверное, скотина. Свет не увидел! Вы проверяли насчет света?
   -Так точно, товарищ полковник. Свет в лаборатории был бы виден.
   -Какие оргвыводы по Шварцману?
   -Предлагаю понизить его в должности до дворника с лишением премии по результатам квартала, - сказал Дроздов.
   -По результатам года! - поправил Глухарев, - Продолжайте!
   -Первичный осмотр места происшествия не выявил ничего подозрительного: все реактивы, надлежащие быть по описи в лаборатории, были на месте. У Кружкина был оформлен допуск по реактивам, которыми он пользовался. Все в порядке. Ничего необычного, но необъяснимы четыре факта: первое - от чего умерли Кружкин и Ершов. Второе - откуда в лаборатории бутылка с надписью "ОСТОРОЖНО - ЯД! Диоксилфосфат карбамиднитрата". Мы проверили, - не работали там с такими реактивами. Третье - в приемной колбе найдено около ста граммов неизвестного кристаллообразного вещества. По записям в журнале Кружкин работал над ингибитором "зарина" на жидкой формуле. Не стыкуется. И четвертое - на стекле спектрографа обнаружены остатки жидкости для снятия лака. Никто, кроме Кружкина, со спектрографом не работал. Опять нестыковка: зачем Кружкину помещать в прибор жидкость для удаления лака?
   -Да-а-а.... Это загадочная история, - протянул Глухарев, - А как химзащита, обнаружила чего-нибудь?
   -Ничего, товарищ полковник. Воздух в лаборатории по основным параметрам соответствует наружному!
   -Следов взлома на двери лаборатории не было?
   -Дверь была не заперта, - кашлянул Дубов.
   -Та-а-к! Еще упущение. Оргвыводы? ...Ах, да. Ну и что предлагаете? - полковник явно старался скрыть следы своей растерянности.
   -Мы отдали образцы вещества и все реактивы на проверку. Подождем результатов, потом выступим с предложениями. Пока предлагаем организовать прощание с покойными в главном корпусе и понаблюдать за визитерами. Может что-нибудь необычное проявится...
   -Например, Кружкин расскажет, над чем он работал, - засмеялся Глухарев, - Что показало вскрытие? Был ли в крови погибших алкоголь, к примеру?
   -Естественно, - буркнул Дроздов.
   -Не понял. Что значит - естественно?
   -Так точно, Иван Степаныч, содержание алкоголя в крови потерпевших составляет 0,8 промилле...
   -Какие еще там мили? - недовольно буркнул Глухарев, - Ты на стаканы переводи!
   -Примерно по триста грамм в переводе на алкоголь крепостью 40%.
   -А если они спиртягу пили?
   -Тогда грамм по сто пятьдесят!
   Глухарев молча прошелся по комнате, потом опять сел в кресло.
   -Про спирт ты все здорово излагаешь. Вот лучше скажи, что за хреновину они там получили!?
   В это время зазвонил один из телефонов на столе Глухарева. Тот схватил трубку и несколько минут молча слушал с напряжением на лице, затем медленно сказал: "Спасибо!" и положил трубку. Когда он повернулся к Дроздову и Дубову, его лицо выражало явное раздражение.
   -Ну что скажете, товарищи чекисты? Только что звонили из лаборатории. Во время исследования неизвестного вещества, полученного Кружкиным, произошло его мгновенное воспламенение и сгорание. Продукт сгорел практически мгновенно с выделением огромного количества тепла. Лаборант, проводивший исследование, получил смертельные ожоги. Расплавился микроскоп! Вы понимаете, что это такое!?
   -Нет! - честно сказал Дубов. Дроздов согласно кивнул.
   -Я тоже, - сказал Иван Степаныч Глухарев, - Значит так. Все материалы по делу - по грифу "Совершенно секретно". Круг допущенных людей - доложить. В оперативной разработке будет задействован капитан Дубов. Контроль на тебя, Дроздов. Дело проводить под кодовым названием,... ну, скажем, "Объект Икс". Добавьте через черточку привязку по фамилии нашего погибшего сотрудника Ершова.
   Капитан Дубов старательно написал на листке "Объект Х-ер"
   -Так, товарищ полковник? - спросил он, показав Глухареву.
   Тот молча кивнул.
   На улице потемнело - собирался дождь.
  

ГЛАВА 5. Агент ЦРУ Иван Деревянко.

  
   -Слышь, Коль, читал утреннюю газету "Вечерний Пропил"? - спросил один из мужиков у другого, который в это время сосредоточенно поглощал пиво из кружки.
   Они стояли у пивного киоска, которых в Нижнем, как и Верхнем Пропиле, после августа 91-го развелось великое множество. Это было одно из самых заметных явлений послегорбачевской эры.
   -Нет, а что там такого? Опять водка подорожала? - спросил тот, которого назвали Колей, оторвавшись от кружки.
   -Да нет. Вот, слушай: "НИИ проблем животноводства с глубоким прискорбием сообщает, что 22 июня во время проведения испытаний нового доильного агрегата погибли старший лаборант Кружкин А.И., старший животновод Ершов П.П. и техник Морковкин А.У. и выражает глубокое соболезнование друзьям и близким покойного. Прощание с телами состоится завтра, 25 июня в баллонном зале комбината НИИХИМБУМ".
   -Ну и что тут такого? - пожал плечами Коля, - Вчера вон Жека Васнецов в парке заблудился - и то ничего.
   -Да знал я этого Кружкина, бывший комсомольский секретарь на ХИМБУМе. Он в последнее время по химии работал, - сам мне про это рассказывал, мы же вместе в одно время комсомолили. Лешка Кружкин корову от козла не отличит, а тут - испытания. Знаем мы, какие там испытания!
   При этих словах неприметный мужичонка в потертых джинсах и вылинявшей рубашке неопределенного кирпичного цвета, который пил пиво за соседней стойкой, повернул голову в сторону говоривших. На его лице был написан неподдельный интерес.
   Это был агент ЦРУ, резидент по территории Верхнего и Нижнего Пропилов, Джон Вуд*, живший в Верхнем уже много лет под именем Ивана Деревянко.
   Джон Вуд был заброшен еще в СССР через Северный Ледовитый океан из подводной лодки, предварительно пройдя многомесячные тренировки на выживание в экстремальных ситуациях, а также многомесячные круглосуточные занятия с русской переводчицей, в свое время попросившей политического убежища в США.
   Эти навыки помогли ему пробить лед, пройти на лыжах до побережья сотню километров, а там уже прибиться под видом чукчи к какой-то партии геологов, которые много лет что-то искали в тундре, но уже и самый старый член экспедиции не мог толком рассказать, что они ищут.
   Потом Джон Вуд, ставший уже Иваном Деревянко, добрался до деревни Верхние Бугры, Горьковской (Нижненовгородской) области, откуда он был родом по легенде, убедился, что его мать по документам благополучно умерла несколько лет назад, а отец и того раньше, братьев и сестер у него по документам не числилось, а ближайшего из оставшихся в деревне трех соседей по дому в деревне - деда Мишу Джон Вуд отравил специальной водкой, которую подбросил ему к крыльцу. Остальных соседей можно было не опасаться в смысле возможности расшифровки, - оба находились уже в стадии подготовки к последнему путешествию, к тому же Джон знал, что они всегда выпивают на троих с дедом Мишей.
   После этого Джон Вуд последовал в Верхний Пропил, чтобы уже прочно закрепиться на месте. На деревокомбинате он устроился без особых проблем - никто там особо не задерживался, к тому же очень помогала фамилия.
   -Тебе сам бог велел гробы строгать! - со смешком сказал кадровик и Иван согласно закивал головой.
   Самое сложное было найти подходящее жилье, но и здесь повезло: какая-то бабуля продавала деревянный домик на окраине города за бросовые деньги и Иван Деревянко, не колеблясь, купил его. Лучшего убежища придумать было трудно.
   -Ты, наверное, сирота? - с участием спросила его старушка, уезжая, - Жалко мне тебя. Скоро здесь никого не останется, - все уедут. С другой стороны, конечно, здеся тихо, можно и душой отдохнуть. Прощай, соколик. Дай бог тебе здоровья!
   С тех пор Иван Деревянко жил в Верхнем тихой, неприметной жизнью. Утром ходил на работу на деревообрабатывающий завод, вечером выпивал с товарищами по работе пиво и не только его (иначе сразу можно было навлечь подозрения), вечером суммировал полученную информацию и по средам в четные числа, выходил в эфир коротким секундным радиосообщением на FM - диапазоне. Особенно ценной информации он не накопил, но знал, что основные события разворачиваются в Нижнем, и внимательно следил за всеми событиями, происходившими там. Поэтому, когда он прочитал о происшествии в "НИИ проблем животноводства", то, не раздумывая, сорвался туда.
  
   (*Wood (англ.) = дерево (русск))
  
   На работе Иван сказал, что берет отпуск для того, чтобы съездить на родину и привести в порядок родной дом и могилки матери с отцом.
   За бутылку водитель грузовика довез его до Нижнего и вот уже второй день Деревянко ходил по городу в поисках информации по происшедшему, пока ему не повезло вот здесь, у пивной палатки. Впрочем, что значит - повезло? Он вычислил эту палатку и справедливо рассудил, что самая правдивая информация может быть получена именно там.
   Иван внимательно поглядел на говорящих парней. Они не могли представлять никакой угрозы, - это ему говорил нюх разведчика. Иван притворился прилично поддатым, вытащил сигарету и подошел к парням:
   -Му-ужики, прикурить не будет?
   Ребята вяло посмотрели в его сторону, а один протянул зажигалку.
   Иван нарочно несколько раз чиркнул вхолостую, затейливо матерясь, чем расположил к себе Колю, который со смехом зажег ему огонь сам.
   -Ты чего такой веселый? - спросил он
   -Я-а? Я не веселый. Наоборот, нахожусь в глубокой грусти. Вот погиб мой дружок - Петя Ершов. Я его еще по школе знал. Ха-ароший парень... был. И чего они там взорвали? - с этими словами Иван вытащил из пакета бутылку водки "Распутин" и свернул ей голову.
   -Ребят, стакана нет? - спросил он.
   Коля и его собеседник посмотрели на бутылку заинтересованным взглядом, затем Коля, коротко брякнув: "Айн минутен", сорвался к палатке.
   Иван похолодел при этой фразе. "Неужели проверяют?" - подумал он, - "Но почему на немецком?".
   Коля вернулся со стаканом. Было видно, что его (стакан) только что вымыли.
   -Ну что, ребятки? Помянем усопших! - с этими словами Иван протянул налитый наполовину стакан второму собеседнику, - Тебя как величать то?
   -Вася я. С ХИМБУМа. Ну, помянем! - с этими словами Вася выпил и задумчиво вытер рот тыльной стороной ладони. Коля отстал от Васи ровно на время наливания полстакана. Деревянко натренированным движением проделал ту же процедуру, чтобы не возбуждать подозрений. Несколько минут все осмысливали проделанную работу, потом Вася закурил и спросил:
   -Так ты говоришь, с Ершовым был знаком?
   Деревянко врасплох застать было трудно, почти невозможно, если не считать вопроса о том, к какому классу машин принадлежит "Запорожец", если его считать автомобилем. Иван вывернулся легко:
   -Да, был. Вместе на рыбалку ходили. Ершей ловили.
   -А когда он в комитет ушел, ты с ним как, контачил?
   -В комитет? Какой комитет?
   -Ну, в Комитет Глубокого Бурения?
   -А-а-а..., нет, я по геологоразведке не работал, я в деревообработку ушел.
   Вася с Колей переглянулись и рассмеялись:
   -Ну, ты даешь...
   Деревянко понял, что допустил какую-то ошибку и сразу вспомнил инструкцию по кризисным ситуациям. Он налил еще по 100 грамм:
   -Ладно, пусть земля им будет пухом!
   Этот почин Вася с Колей поддержали, потом Деревянко купил еще бутылку водки под чисто русским названием "Козлофф", которую они распили уже в кустах, прилегающих к пивной палатке. Оттуда открывался отличный вид на протекавшую внизу речку Пропилку, от которой пахло дешевым одеколоном. Ниже по течению от комбината ХИМБУМ в речке ничего не водилось, кроме пиявок.
   Когда Иван освободился от объятий собеседников, он был перегружен информацией и водкой, а также очень озадачен некоторыми моментами, о которых в школе ЦРУ не рассказывали.
   Во-первых, Деревянко никак не мог понять, почему в России такое пристальное внимание уделяют вопросу взаимного уважения: когда они с Васей и Колей допивали бутылку “Козлофф”, мужики раз по десять спросили у Ивана, уважает ли он их, причем по тону спрашивающих было ясно, что принимается только положительный ответ.
   Во-вторых, Деревянко не понимал местного юмора. Он, безусловно, хорошо был знаком с языковыми диалектами регионов России и мог хорошо ругаться матом, но до него не доходил смысл некоторых выражений, которыми обменивались Коля с Васей. Например, фраза Коли Васе с рекомендацией поставить стакан на половой член, чтобы тот (стакан) не опрокинулся, была за гранью понимания. Джон, побывавший во многих странах, нигде не видел таких аттракционов, а здесь, в глубинке, это, видимо, было обычным делом.
   В третьих, Джон не мог понять, с какой стати специалист по глубокому бурению присутствует на химических опытах в институте проблем животноводства. И что это за “Комитет глубокого бурения”? Подразделение Миннефтехимпрома?
   Деревянко затряс головой, пытаясь собраться с мыслями. Несмотря на то, что он заранее принял препарат против опьянения, дозировка водки была очень велика для него. Мысли путались. Затуманенным взором Джон увидел справа от себя пивную палатку, и мысль о пиве его как-то взбодрила.
   “Fuck with these problems!"* - неожиданно для себя подумал Деревянко и пошел к палатке.
  

ГЛАВА 6. Особенности глубокого бурения

  
   -У вас продается славянский шкаф с тумбочкой?
   Этот вопрос задал продавщице магазина "Научная литература" какой-то квелый мужик в вылинявшей ковбойке и вытертых джинсах. Руки у него заметно подрагивали.
   -Чего, чего? - искренне удивилась продавщица.
   Деревянко затряс головой. После вчерашней попойки мысли путались и он понял, что неожиданно для себя произнес фразу пароля из учебника по разведделу.
   -Извините, Нет ли у вас в продаже курса химии для специалистов по неорганической химии, - Деревянко понимал, что он говорит как-то странно, но ничего поделать не мог.
  
   *Fuck with these problems (англ) = Чего-то меня это утомило.
   -Нет, извините, но такой литературы у нас сейчас нет. Не пользуется спросом.
   -Может быть, есть учебник для студентов химических вузов?
   -Нет, и этого учебника тоже сейчас нет. Типография не работает - каникулы.
   -Может хоть учебник для старших классов есть? - с последней надеждой спросил Деревянко, явно теряя терпение.
   -Даже для младших нет. Не подвезли. Возьмите вот лучше "Справочник садовода-любителя".
   Деревянко скрипнул зубами и едва удержался от искушения врезать продавщице ударом ребра ладони по шее. Руки задрожали еще больше.
   -Ладно. Тогда дайте мне вот эту книгу - "Наставление по бурильным работам".
   Продавщица пожала плечами и выписала чек.
   f
   -Можно, товарищ полковник? - спросил капитан Дубов, входя в кабинет Глухарева.
   -А-а, Саша! Ну, проходи, садись. Докладывай, как дела. А где майор Дроздов?
   -Заболел, товарищ полковник. Радикулит разбил. Лежит.
   -Черти что! Нашел, понимаешь, время. Тут такие дела крутятся, а он какой-то радикулит разбил. Настоящие чекисты умирают на работе! Вот! Ладно,... давай докладывай по порядку.
   -В соответствии с утвержденным планом операции мы установили негласный контроль за друзьями и близкими погибших в расчете на то, что сторона, заинтересованная, кроме нас, в раскрытии данной загадки, будет пытаться выйти на контакт с данными фигурантами и, таким образом, себя раскроет. После этого можно было бы путем скрытого наблюдения проследить направление поисков заинтересованной стороны в лице конкретного человека.
   -Ты давай пояснее и покороче. Не тяни резину. Фигуранты... Какие там к черту фигуранты?
   -Ну, знакомые погибших...
   -Какие у них знакомые? У Ершова только коровы. А у Кружкина последние три года никаких новых знакомых, насколько я знаю, не было. Так, случайные связи. Бабы, конечно. Потом он все-таки наш бывший внештатный. Так я говорю?
   -Так точно, Иван Степаныч. Но все-таки какие-то контакты у него были? Были! Вот и тот будет по ним проверять. И, скорее всего, будет щупать Гадюкина.
   -Это ты правильно решил. Гадюкина он точно должен пощупать. Как бы тот только ядом не брызнул. Ха-ха!
   Дубов для вежливости несколько раз тоже хехекнул.
   -Теперь дальше, Иван Степаныч. После появление в газете "Вечерний Пропил" заметки о гибели Кружкина, Ершова и Морковкина, я распорядился убрать из продажи в магазине "Научная литература" все учебники по химии и установить там скрытую камеру.
   -Не улавливаю логики, - нахмурился Глухарев, закуривая, - Причем здесь заметка в газете и учебники по химии?
   -Это очевидно, товарищ полковник. Резидент точно должен прибыть сюда для выяснения причин происшедшего. Туфта насчет взрыва доильного агрегата наверняка подстегнет его любопытство, и он попытается любыми способами выведать более или менее правдивую информацию. Где это легче всего сделать? Да в любом винном магазине или у пивной палатки, что еще более предпочтительно. Наверняка он попытается вступить в контакт с кем-то из ХИМБУМа. Те ему наверняка трепанут про химические опыты, ставящиеся в НИИ проблем животноводства. Я не думаю, что резидент глубоко осведомлен в проблемной химии, поэтому он наверняка захочет кое-что освежить в памяти, а поэтому придет в специализированный магазин за литературой. Я не думаю, что сейчас большой спрос на такую специализированную литературу, поэтому человек, проявляющий к ней повышенный интерес, вызывает наш интерес. Я понятно излагаю?
   -Ты это... Чего-то накрутил.... Ну ладно, давай дальше!
   -Вчера в магазин "Научная литература" заходило только двое человек, упорно интересующихся литературой по вопросам химии. Вот их снимки. Ну, этого я знаю - это бывший пациент психбольницы некто Ульянов...
   -Ты это на что намекаешь? - вскинулся в кресле полковник Глухарев. Сигарета скатилась с пепельницы.
   -Никак нет, товарищ полковник. Никаких намеков. Его фамилия Ульянов. Два года находился на излечении в психбольнице. Выпущен в связи с улучшением состояния. Сейчас, очевидно, рецидив. На прошлой неделе он тоже заходил в магазин и спрашивал полное собрание сочинений Брежнева, а сейчас вот на химию потянуло. Надо будет главврачу больницы звякнуть.
   -Ну а второй? - сурово спросил Глухарев.
   -Вот второй и есть, по-моему, наш клиент. Сначала спросил пособие по химии для специалистов, потом учебник для студентов химических вузов, потом учебник для школы. По химии, разумеется. Какой нормальный человек это сделает?
   -Может он тоже, того? - Глухарев покрутил у виска пальцем.
   -Да непохоже, Иван Степаныч. Потом я навел справки - не местный это человек. А зачем прибыл? Вот это я и хочу узнать.
   -Ну что ж, Саша. Действуй! Идея неплохая. Если потребуется помощь, звони прямо мне. И докладывай, сразу докладывай. Я распоряжусь, чтобы твои звонки шли напрямую ко мне. И это, поговори с Гадюкиным насчет линии поведения. Ну, давай!
   Ободренный, Дубов вышел из кабинета полковника. Он не сомневался в том, что находится на верном пути. Единственное, что не вписывалось в схему, было то, что неизвестный купил книгу "Наставление по бурильным работам".
   Причем здесь были бурильные работы, - этого Дубов понять не мог.
  

ГЛАВА 7. Патриоты России А.А.Гадюкин и Надежда Константиновна

  
  
   -Ксан Ксаныч, вас не удивляет, что мы вызвали вас в комитет? - с выражением лица, старательно скопированным у Глеба Жеглова, спросил Саша Дубов у Гадюкина, которого вызвал для беседы.
   Гадюкин сидел перед ним за столом, старательно изучая чистоту ногтей на своих руках. При всем желании определить это было невозможно, поскольку в результате многолетнего общения с реактивами его ногти были разного цвета.
   -А чего тут удивляться. Ведь это у нас в лаборатории случилось ЧП. Два человека погибли. Так что и ежу понятно...
   -Ежу может и понятно, товарищ Гадюкин, а вот мне не очень. Над чем работал у вас Кружкин?
   -Последнее время по газу "зарин". Конверсия. Была задача создать на его базе универсальный препарат для борьбы с вредителями...
   -Какими вредителями? Вы это на что намекаете? - Дубов незаметно для себя перешел на интонации Глухарева.
   -Ну, этими, насекомыми разными, другими видами..., - Гадюкин явно не знал, для чего был нужен этот препарат, хотя и догадывался.
   -Да-а, я уж вижу! - возбужденно проговорил Дубов, - Двух вредителей на тот свет сразу отправили. А потом еще один невинный пострадал! Конверсия. Диверсия это, а не конверсия!
   Гадюкин весь сразу поник и уныло уставился в окно. Он понял, что может в ближайшее время не увидеть чистое голубое небо.
   -Ладно, это так, к слову. Я знаю, что вы здесь не виноваты, хотя административной ответственности вам избежать все равно не удастся, - снисходительно проговорил Дубов, закуривая, - Лучше скажите, что, по вашему мнению, получилось в результате опытов, и от чего погибли Кружкин и Ершов?
   -Не знаю, товарищ Дубов. Честное слово не знаю. Могу только предположить, что Кружкин экспериментировал с какими-то новыми реактивами, которых не было в описи, произошла неуправляемая реакция, выделился какой-то газ, ну и...
   -Мда-а-а..., - протянул Дубов, - а что за вещество было в колбе? Которое твердое.
   -По предварительным данным какое-то новое твердое топливо. Удивительная сгораемость! Мгновенно! Это открытие!
   -Да уж, открытие, ангидрид твою щелочь. Лучше бы они самогонку гнали... Ладно, товарищ Гадюкин, теперь слушайте меня внимательно. Случившееся в лаборатории привлекло не только наше внимание, но также и внимание западных спецслужб. Предположительно в городе находится резидент одной из разведок, который будет искать выходы на людей, имеющих какую-либо информацию по случившемуся. Неизбежно он выйдет на вас...
   -Может не надо! - тоненько пискнул Гадюкин, - На меня уже выходили.... Это было очень больно!
   -Спокойно, товарищ Гадюкин, спокойно. Никто вас не тронет. С вами только попытаются вступить в контакт...
   -Это, в каком смысле? - поднял голову Гадюкин, - У меня жена, дети, так что...
   Дубов тихо взвыл и прошелся по комнате. Со стены на него насмешливо глядел Железный Феликс. Дубов скомкал какую-то бумагу и швырнул её в корзину.
   -Да никто вас не тронет! - вдруг закричал он, - В разведке работают люди с нормальной сексуальной ориентацией! Слушайте меня, Менделеев! Ваш гражданский долг - помочь следствию. Помогая следствию, вы помогаете стране. Вы улавливаете?
   -Да, да, - тихо сказал Гадюкин, вытирая нос платком, - Конечно, для страны я готов. Только позвольте проститься с семьей!
   Дубов застонал и налил себе воды. "Какая скотина!" - подумал он, - "Издевается, гад. Врезать бы ему промеж глаз, гнида лабораторная!". Видно на лице Дубова все проступило очень явственно, поскольку Гадюкин опасливо отодвинулся вместе со стулом.
   -В общем, так, Ксан Ксаныч. Видимо я не совсем ясно излагаю суть проблемы, - вдруг тихим голосом проговорил Дубов, - Скажу попроще: или вы нам помогаете, или ближайшие десять лет вы будете заниматься не химией, а лесоповалом. Я доходчиво объясняю?
   -Да уж,... вполне, - уныло буркнул Гадюкин, - Ладно, давайте ваше задание, только учтите, я стеснен в средствах, так что попрошу командировочные...
   -Будут, - коротко отрезал Дубов, - Теперь смотрите - вот фотография человека, который предположительно будет на вас выходить. Но есть вероятность, что это будет кто-то другой. Смотрели фильм "Бриллиантовая рука"?
   -Обижаете, товарищ капитан. Наизусть знаю...
   -Так вот, поступайте точно так, как и Семен Семеныч: побольше бывайте на людях. Потолкайтесь по магазинам, пивным палаткам, рюмочным. Естественно, что у вас будут расходы. Мы их вам возместим.
   -А в фильме то, в фильме вперед деньги выдавали!
   -Так почти четверть века прошло, Ксан Ксаныч. В стране идут большие перемены... Понимаете?
   -Про перемены я все понимаю, я про деньги говорю!
   -Да будут вам деньги!!! - заорал Дубов, выходя из себя, - Завтра выдам!! А сейчас вот возьмите вот это! - с этими словами он достал из стола и швырнул Гадюкину какую-то амбарную книгу, - Это журнал записи лабораторных опытов. Мы его слегка подкорректировали. После долгих уговоров и получив у незнакомца крупную сумму денег в валюте, отдадите ему этот журнал. Скажите, что вас все равно посадят, а семью кормить надо.
   -Да, да, конечно, - забормотал Гадюкин, запихивая журнал в портфель, - Семью кормить надо...
   -Деньги, полученные от резидента, принесете мне! - на прощание сказал Дубов.
   Гадюкин сник и тихо вышел из кабинета.
   f
   Иван Деревянко в который раз подводил итоги проделанной за четыре дня работы и в который раз был вынужден признать, что успехи очень скромные.
   Да, он узнал, что в НИИ проблем животноводства ведутся какие-то секретные химические опыты, он узнал, что иногда на ХИМБУМе выполняются какие-то странные заказы, что Леша Кружкин в прошлом был секретарем "брежневюгенд", как Иван называл комсомол, но это было практически все. Дальше все было погружено во мрак.
   Какое направление опытов вел Кружкин? Почему в лаборатории присутствовал пастух коровьего стада? И, наконец, какое отношение ко всему этому имеет какой-то комитет по бурильным работам, телефон которого отсутствовал в справочнике. Анализируя все это, Деревянко был вынужден признать, что еще никогда не сталкивался с таким загадочным делом.
   Единственное, в чем преуспел Иван Деревянко, - это было решение вопроса по базированию. После памятной встречи с Васей и Колей Деревянко познакомился в тот же день у пивной палатке с местным алкашом с огромной нечесаной бородой, который откликался на имя Фидель и жил на окраине города в покосившимся домике, спрятанным за высоким покосившимся забором. Это было очень удобно, поскольку Фидя, как звал его Иван, ни о чем не спрашивал и вполне был доволен тем, что Деревянко покупал ему бутылку вместе с нехитрой закуской.
   Только один раз Фидя после очередного стакана вдруг спросил:
   -А ты мил человек чего здесь делаешь то?
   -Собаку ищу. Убежала собака, понимаешь..., - вывернулся Иван.
   -А-а-а.... Собака оно конечно, собака это..., - Фидя многозначительно поднял вверх указательный палец и замолчал.
   Сегодня Деревянко решил, во что бы то ни стало добыть хоть какую информацию, относящуюся к НИИ проблем животноводства и попробовал сделать это испытанным способом - через женщин. Еще раньше он узнал, что у Кружкина была любовная связь с бывшей секретаршей райкома бывшей партии и путем несложной, но гениальной по исполнению операции, он завладел её адресом.
   На звонок открыла довольно миловидная, но уже явно не первой и почти не второй свежести женщина с грустными глазами.
   -Вам кого? - тихо спросила она.
   -Извините, я приехал издалека на похороны моего хорошего друга, Леши Кружкина, но, к сожалению, опоздал. Добрые люди сказали мне, что вы были близким другом Леше. Расскажите, как он погиб, я очень прошу!
   Женщина тихо заплакала и прошла в глубь коридора.
   -Проходите, - сказала она, - Пойдемте на кухню. У вас есть сигареты?
   -Пожалуйста, Надежда Константиновна, - с этими словами Иван протянул ей пачку "Мальборо". Теперь это уже не вызывало подозрений, как раньше.
   -Вы знаете мое имя? - удивилась Надя, - Откуда?
   -Так ведь я же сказал - добрые люди подсказали...
   -Добрые люди..., - Надя горько усмехнулась, - Где это вы их нашли? Эти добрые люди лишили меня самого дорогого, самого близкого!
   -Да, Леша был хорошим парнем! - счел необходимым вставить Иван.
   -Причем здесь Леша? - искренне удивилась Надя, - Я говорю про партию, про райком! Её лицо засветилось искрой вдохновения и она стала даже моложе, но ненадолго.
   -Леша был только эпизодом, хотя и ярким, - продолжила она с задумчивым выражением лица, - Он был хороший мальчик, но испорченный карьеризмом. Увы, эта болезнь поразила многих. После крушения Идеи я его больше не видела. Он ушел работать к Гадюкину, а я устроилась в детский сад воспитательницей. Вот и всё. А как он погиб - спросите лучше у Гадюкина, он же был его начальником...
   -Гадюкин...? Это который на улице Ленина живет?
   -Нет, этот Гадюкин живет на улице "Коммунистический тупик", дом, по-моему, 17. Невысокого роста, бородка седая. очки. Ходит все время с портфелем. Узнаете. Кстати, а как вас зовут, таинственный незнакомец?
   -Меня зовут Иван. Иван Петрович, если пожелаете... Э-э-э, спасибо вам, Надя. Вы пролили бальзам на мою душу. Позвольте пригласить вас на ужин!
   -Сегодня не могу, выступаю в самодеятельности. Заходите на днях...
   Когда дверь за Иваном закрылась, Надя набрала номер известного ей телефона и тихо сказала:
   -Клиент созрел. Зовут Иван Петрович, - и после небольшой паузы, - Я надеюсь, деньги будут выплачены наличными?
  
   ГЛАВА 8. Есть контакт! или Портфель за $2000
  
   Наконец то Иван Деревянко закончил изучение книги "Наставление по бурильным работам" и вынужден был признать, что это ни на шаг не приблизило его к пониманию взаимосвязи технологии животноводства, химическим опытам на этой базе и связанными с этими двумя обстоятельствами бурильными работами.
   По проведению бурильных работ он понял практически все, даже про то, зачем нужны шпуры, но у него вызвало некоторое непонимание упоминание о забойных двигателях, рисунок которых в книжке почему-то отсутствовал.
   "Не так-то все просто", - подумал про себя Деревянко - "Этот раздел наверняка засекречен!"
   На всякий случай вечером, принеся Фиделю бутылку "Козлофф", он спросил у того, не слышал ли тот что-нибудь про забойные двигатели, на что Фидя ответил, что Егор Дрючкин уже вторую неделю в запое и про это знает лучше. После этого Фидя распечатал бутылку "Козлофф".
   Вечером Деревянко послал короткую радиограмму в Центр. И на этот раз время вещания не вышло за 1 секунду. Текст шифровки был заранее записан на пленку и прокручен с переменным ускорением, амплитуду которого знали только в Лэнгли (Фидя в это время наливал второй стакан).
   Шеф Деревянко, полковник Дриллер* в разведке был уже почти двадцать лет, но ему ни разу не приходилось получать таких странных радиограмм: "Тампакс-Памперсу. Прошу срочной информации по забойным двигателям, также их применяемости при химических опытах по животноводству". Дриллер прочел текст три раза, выпил две чашки кофе, но так ничего и не понял. На всякий случай он вызвал начальника отдела тренинга.
   -Билл, когда в последний раз обследовался агент "Тампакс"?
   -Непосредственно перед заброской в СССР, сэр. 5 лет назад!
   * Дриллер (англ.) - бурильщик, ударник соцтруда (русск)
   -Вы не замечали у него каких-либо странностей?
   -Нет, сэр. Агент "Тампакс" отличался отменным здоровьем и устойчивой психикой. Что-то не так?
   -Прочитайте вот это. Это мне напоминает отрывки из курса "Особенности поведения больного на ранней стадии шизофрении". А вы что думаете?
   Билл прочитал телеграмму несколько раз и грязно выругался на русском языке, который знал в совершенстве.
   -Не понял, кто такой мистер Блясов и Сэм О'Хьюэлл? - с долей изумления спросил полковник Дриллер.
   Билл чуть замялся:
   -Видите ли шеф, это составные части одного русского ругательства, при помощи которого они могут выразить как свое искреннее возмущение, так и явный восторг. Зависит от интонации голоса. К сожалению, на английском языке невозможно создать такие изысканные ругательства, shit.*
   "Да, такой народ победить невозможно..." - грустно подумал про себя Дриллер и попросил Билла ответить Деревянко.
   Вечером Иван получил шифровку: " Настоятельно рекомендуем снизить нагрузки. Рекомендуем принимать "Реланиум", если найдете его в аптеках. На всякий случай высылаем рецепт успокаивающего напитка из трав. Связь через неделю. Памперс."
   Прочитав шифровку, Иван взвыл и впервые за несколько дней налил себе водки. Фидель уже мирно спал на своем диване.
   "Не верите, да! - скрипнул зубами Иван и выпил стакан, - "Ну, ладно, я вам покажу! Вы еще все у меня в ногах валяться будете!". Иван поставил стакан и в задумчивости вытащил из потайного кармана небольшую пробирку с таблетками.
   -Одной таблетки достаточно..., - в раздумье пробормотал Деревянко и злорадно улыбнулся.
   f
   -Товарищ капитан, мне уже немного надоело ходить по магазинам, пивным и другим общественным местам, - жалобно проговорил Гадюкин, когда в очередной раз позвонил Дубову доложить обстановку, - Никто на меня не выходит, кроме одного пьяного типа, который вчера опрокинул на меня кружку с пивом. А ведь у меня почти новый костюм! Я буду вынужден присовокупить к отчету квитанцию из химчистки!
   -Ладно, ладно. Присовокупляйте. Можете даже стоимость пива включить, - проговорил Дубов. "Гнида! - подумал он про себя, - Насчет задания не беспокойтесь: завтра он на вас выйдет, у нас есть некоторые сведения по этому факту. Так что побольше крутитесь возле разных злачных мест и будьте готовы к неожиданностям. Не забудьте портфель и унылое выражение лица!
   -Этого я точно не забуду - оно у меня уже лет двадцать такое. Даже во сне. А снов я давно не видел. Последний раз, наверное, лет восемь назад, когда в последний раз объявили о наступлении светлого будущего. Это было так приятно, хотя я знал, что все равно обманут....
   Гадюкин умолк, спохватившись, что свои мысли он излагает человеку из того самого учреждения, которое как раз следило за тем, чтобы все верили в светлое будущее.
  
   *shit (англ) = вот такое дело, понимаешь (русск)
   Дубов, слушая откровения Гадюкина, позевывал и смотрел на часы: через полчаса его ждали на одной конспиративной квартире.
   -Ладно, Ксан Ксаныч, пока. Завтра позвоните и доложите, как все прошло. Вас будет страховать один наш сотрудник. Не обращайте на него внимания.
   Положив трубку, Дубов тут же снова снял её, набрал номер и игривым голосом проговорил:
   -Люсик! Я выезжаю! Я надеюсь, ты готова!?.
   Потом засмеялся и положил трубку. "Чекист всегда должен иметь горячее сердце. И не только сердце!" - подумал Дубов и вышел из комнаты.
   f
  
   Уже несколько дней А.А.Гадюкин появлялся на работе только на пару часов, а потом куда-то исчезал. Это было настолько непривычно, что в коллективе поползли слухи, что его снимают с работы и отдают под суд за происшедшее ЧП.
   Поскольку в СССР и далее в России такие события, как смерть руководителя государства, министерства, ведомства и далее до завлабораторией, а также такие более легкие формы, как арест, всегда воспринимались населением с энтузиазмом, а слухи всегда принимались с радостной готовностью, коллектив НИИ проблем животноводства уже принялся за обсуждение кандидатуры будущего заведующего лабораторией, и только один сторож Шварцман каждый раз приветливо махал Ксан Ксанычу и говорил хорошие слова, типа:
   -Слышь, Ксан Ксаныч! Да пошли они все в ......!
   После этого Гадюкин уходил исполнять спецзадание, втайне надеясь, что ему за это дадут медаль и наградят в размере годового оклада. Он побывал уже практически во всех магазинах и рюмочных, не упуская из виду и пивные заведения. Одно из них, недалеко от ХИМБУМа особенно понравилось ему, да и Дубов про него говорил.
   "Э-э-х!" - подумал Гадюкин, выходя из автобуса, - "Пойду нарежусь пива!" Удивительно, но эта мысль почему-то уже не вызывала у него того отвращения, которое он испытывал ранее. Гадюкин взял две кружки пива, сушеную рыбу и устроился за стойкой, лицом к выходу, как делали все герои детективных романов. В процессе поглощения пива он не спеша осмотрел зал и вычислил, как ему показалось, агента КГБ - угрюмого вида мужика, стоящего с кружкой в одной руке и сигаретой в другой.
   "Тоже мне, маскировщики!" - с ухмылкой подумал Гадюкин, - "За версту видать...". Он протянул руку за второй кружкой и в этот момент к стойке подошел средних лет мужичонка с двумя кружками пива и сумкой через плечо.
   -Свободно? - с улыбкой спросил мужик.
   -З-з-звободно...,- с трудом ответил Гадюкин, узнавая в мужике того самого типа, фотографию которого показывал ему Дубов.
   Мужичонка поставил кружки на стол, развернул газету, положил на неё копченую рыбку и вытащил стакан.
   -За компанию будешь? - улыбаясь, спросил незнакомец.
   Гадюкин искоса посмотрел на агента КГБ, но тот невозмутимо тянул пиво и курил. Приходилось решать самому.
   -Буду! - коротко выдохнул Гадюкин, - Все равно помирать!
   -Ну, зачем же так мрачно? - участливо спросил незнакомец, - Вас, простите, как зовут?
   -Ксан Ксаныч я. Уже давно. А вас как?
   -А меня зовут Иван Петрович. Мастер-древорез. Ну, за знакомство, что ли?
   Ксан Ксаныч с отвращением проглотил водку и закусил рыбой. Иван Петрович проделал все это без отвращения.
   -А вы чем занимаетесь, если не секрет?
   -Какой секрет..., - вяло махнул рукой Ксан Ксаныч, испытывая первые симптомы опьянения, - Коров изучаем. Опыты разные проводим. Да вот только случился у нас ЧП, и меня отстранили. Временно. Так что теперь..., - Гадюкин неопределенно мотнул головой в направлении пивной кружки.
   -Да-а, - протянул Деревянко, - Вот и отдувайся за чужие ошибки! Он незаметно подбросил Гадюкину таблетку в кружку, - А чего ж вы там испытываете?
   -Да разное..., - Гадюкин махнул рукой и выпил пива, - В последний раз новый доильный агрегат испытывали...
   Иван Петрович с пониманием поддакивал и внимательно смотрел на Гадюкина, которого вдруг разобрало и он с жаром начал объяснить Деревянко секретные аспекты опытов.
   -Понимаешь, ему нельзя было динетритгидрат калиаминхлорида в реакцию пускать, а он пустил! А ангидрид диклофосфат натрия зачем? А водку в лабораторию таскать! А пастуха кто пустил? Он же везде махорку рассыпает! Порядка нету! Вот раньше...
   Деревянко слушал, затаив дыхание: удача сама шла к нему в руки! Единственное, чего он опасался - это то, что Гадюкин стал очень громко говорить и это могло вызвать нездоровый интерес у окружающих. Поэтому он незаметно вывел Гадюкина на свежий воздух и налил ему еще водки. Тот выпил и со всхлипом сказал:
   -Ты понимаешь, Петрович, меня скоро посадят, а семью кормить нужно! Вот, к примеру, есть тут записи, - Гадюкин многозначительно постучал по портфелю, - Которым цены нет! Вот и соображай!
   -Сколько? - коротко спросил Деревянко, становясь в охотничью стойку.
   -Две тыщи! Этих, американских, бабаксов!
   -Пойдем! - Иван взял Гадюкина за локоть и отвел в сторонку, - Держи деньги, давай портфель.
   С этими словами Деревянко отсчитал Гадюкину, стоявшему с открытым ртом, 2 тысячи долларов, взял портфель и ленивой походкой пошел от пивной. Он не беспокоился за Гадюкина - через два часа препарат прекратит действие и все, что случилось за эти два часа, он забудет.
   За Деревянко, лениво позевывая, двинулся невзрачный тип, густо поросший щетиной.
   Гадюкин судорожно сжал в руке деньги, оглянулся, сунул их во внутренний карман и быстро пошел к дому. Про себя он тихо повторял слова детской песенки: "Никому ничего не скажу!"
   В кронах деревьев шумел ветер. Погода явно портилась. Прогноз не обещал ничего хорошего.
  
  

Глава 9. Тайны опыта  77 и русской души в целом

   -Итак, товарищи, предварительная часть операции "Объект Хер" прошла по плану. Что ж, поздравляю, неплохо поработали. Особенно хочу отметить капитана Дубова: его разработка по определению резидента оправдалась полностью, - полковник Глухарев широко улыбнулся и, подойдя к Саше Дубову, по-отечески похлопал того по плечу. Дубов смущенно улыбнулся и осторожно поправил полковника:
   -Объект Икс-ер, товарищ полковник...
   -Ну да, Икс-ер, правильно,... продолжайте дальше! - сказал Глухарев, закуривая неизменные "LM". Свидание с Америкой продолжалось и полковник уже почти полюбил эту далекую страну, против которой ему приходилось работать.
   -После вступления в контакт с Гадюкиным и получения от него портфеля с фальшивой тетрадью записей лабораторных опытов, резидент направился по адресу: улица Трубогнутая, 6. Туда он и вошел. Оставлено наружное наблюдение...
   -Кому принадлежит дом, выяснили?
   -Так точно, Иван Степанович, - ответил майор Дроздов, - некоему Зиновьеву Владимиру Ильичу, по кличке "Фидель".
   -Бывший уголовник? - приподнял бровь полковник.
   -Нет, настоящий алконавт. Не просыхает ни на день. Живет сбором бутылок, сдает комнату в доме, приворовывает, конечно. Но так, по мелочи. Словом - шушара. А вот его постоялец!
   -Что насчет постояльца...? - заинтересованно спросил Глухарев, раздавливая окурок.
   -Постоялец по документам некто Деревянко Иван Петрович, 1952 года рождения. Место рождения - деревня Верхние Бугры Горьковской области. Постоянно живет в Верхнем Пропиле по адресу: улица Поддубная, 37. Живет один. Работает на деревокомбинате. По анкете - круглый сирота. Родители умерли, братьев, сестер не имеет.
   -А зачем сюда приехал? - задумчиво потер подбородок полковник.
   -Мы спросили у этого, Фиделя, как его... Зиновьева. Хоть тот был и пьян по обыкновению, но все же смог вспомнить, что его постоялец ищет сбежавшую собаку.
   -Хе-хе, - коротко просмеялся полковник, - А какой породы, не сказал?
   -Никак нет, не сказал, Иван Степанович. Да ведь он и бультерьера от таксы не отличит, если только по количеству булек. Хе-хе, - засмеялся Дроздов своему каламбуру.
   -По проверке Деревянко кто сейчас работает?
   -Старший лейтенант Шарапов, Иван Степанович. Сегодня выезжает в Верхний.
   -Добро. И сколько этот Деревянко заплатил за портфель?
   -Тысячу долларов, товарищ полковник. Прямо на месте.
   -Деньги по описи сдадите лично мне! - сурово сказал Глухарев.
   -Есть, товарищ полковник, - глухо сказал Дубов, - Разрешите идти?
   f
   Иван Деревянко переживал самые волнующие моменты за свою уже богатую биографию. На его счету были раскрытые заговоры в Гвинее-Биссау и Котт-Де-Вуаре, организованные заговоры в Папуа-Новой Гвинее и Габоне, похищение секретных документов на Островах Зеленого Мыса и Гваделупе и множество других блестящих операций, включая успешный перехват дипломатической почты у монгольского дипломата, но такого успеха он еще никогда не добивался.
   Сейчас в его руках был бесценный документ - "Журнал записи лабораторных опытов по программе Х-93/Y-94. Секретно. ДСП". Уже первые строки записей в этом журнале не оставили у него сомнений в том, что здесь содержится ценнейшая информация по секретным опытам с химическим оружием.
   Когда Деревянко в записи опытов под номером 13 прочел, что "в результате реакции получено заданное вещество - тетратригексанит калийсульфатгидрата", он ощутил тихое блаженство и удовлетворение, как от созданного музыкального произведения. Оставалось только расшифровать записи последнего опыта под номером 77 и после этого дальнейшая жизнь уже представлялась, как череда пляжей в Майями и Гавайях, яхты на волнах ослепительно синего моря и кучи разнокалиберных красоток разного цвета волос и кожи.
   Кстати, в отношении последнего Иван был особенно озабочен, поскольку со времени заброски в Советский Союз, он пользовался услугами женского пола всего около шестидесяти трех раз, причем вплоть до последнего времени ему приходилось всячески изворачиваться, чтобы затащить даму в постель, не показав при этом всех навыков, полученных в ЦРУ. В результате почти все приключения с дамами оставляли у Деревянко в душе горький осадок и ощутимые прорехи в денежном довольствии, поскольку приходилось раскошеливаться на рестораны с дорогим угощением, театры, такси, ну и прочее.
   В последний раз все обошлось гораздо дешевле, поскольку дамы были с самого начала нацелены только на "прочее". Однажды, зайдя в Верхнем Пропиле в бар и заказав забытое уже виски (потом, правда, оказалось, что это была натуральная "Зубровка"), Деревянко был нимало озадачен, когда одна из юных, но размалеванных девиц, сидевших за столиком, вдруг встала с места и подошла к Ивану с сигаретой в руках.
   -Эй, парень! Ду ю вонт трахнуться э литтл?* - спросила она с очаровательной улыбкой, пуская дым в лицо.
   Иван оторопело уставился на юную путану, не соображая, как отвечать. Тогда он еще не мог поверить, что в России, как во всех нормальных странах, существуют проститутки, иногда даже пионерского возраста.
   -А-а-а. Йес. Да, неплохо было бы перепихнуться. Хау мач?**
   -Сёти бакс, окэй?***
   -Флет мой. Летс гоу.****
   После этого приключения в душе Деревянко остался горький осадок от того, что он раньше не знал, что такое любовь по-русски, а на теле несколько рубцов от ногтей этой юной садомазохистки. Дополнительно остался какой-то странный зуд в области гениталий, который оказался впоследствии банальным триппером.
   * "Сударь, не хотите ли приятно провести время?"
   ** "Весьма польщен, сударыня. Какой суммой буду обязан?"
   *** "Я надеюсь тридцать долларов вас не обременят?"
   **** "Мои апартаменты к вашим услугам. Экипаж у дверей"
   С тех пор Деревянко пока воздерживался от контактов подобного рода, но сейчас он чувствовал, что скоро у него будет много таких приключений, желательно без последствий.
   Испытывая радостное волнение, он приступил к изучению записей опыта 77.
   Исходные данные последнего опыта он понял достаточно легко, но потом пошли определенные трудности. Дело было даже не столько в том, что встречались непонятные названия реагентов вроде "ангидридтвоюмать", но и построение последовательности реакции, которая почему-то кончалась странной записью: "торчок...". Этого Деревянко понять не мог, как ни старался. Единственное, что он успел узнать у Гадюкина, помимо записей в журнале, это то, что Кружкин приносил в лабораторию водку, сделанную где-то в Северной Осетии, а при опытах почему-то присутствовал пастух, курящий странную смесь под названием "махорка". Это требовало уточнения.
   Когда Фидель приполз домой после своих обычных дневных похождений, Иван достал из тайника бутылку водки и невзначай показал её. Фидель немедленно отреагировал на раздражитель, достав с полки стакан, а из чулана квашеную капусту.
   -Фидя, скажи-ка, что ты знаешь про североосетинскую водку? - задал вопрос Иван, наливая из бутылки.
   Фидя подумал минут пять, потом почесал бороду и залпом выпил стакан. Захватив руками горсть квашеной капусты, он с задумчивым видом захрумкал.
   -Дрянь водка, - наконец сказал он, - Эти супостаты её из технического спирта делают! И еще какую-то гадость добавляют. Травят, гады, русский народ! Вот эта водочка - другое дело!
   С этими словами Фидя налил себе еще.
   -А что ты знаешь про махорку? - задал коварный вопрос Иван, наливая себе водки, чтобы не возбуждать подозрений.
   Фидя сначала выпил то, что было в стакане, и долго молчал. Наконец он достал из кармана сигареты "Прима", закурил и несколько раз помахал в воздухе пальцем.
   -Н-не надо..., - наконец буркнул он и упал лицом на стол.
   "Сон-оф-а-бич!"* - брезгливо подумал Деревянко и потушил Фидину сигарету во избежание пожара. Потом он подошел к карте Советского Союза, висевшей над диваном Фиделя и долго искал Северную Осетию.
   "Орджоникидзе", - прочел он, наконец, название города и выругался. Как же это было далеко! Но ничто уже не могло свернуть его с пути.
   Иван сел за стол и начал сочинять радиограмму в Центр под храп Фиделя.
  
  -- ГЛАВА 10. Некоторые особенности экипировки американских шпионов и русских разведчиков
  
   -Таким образом, товарищ полковник, мы можем предположить, что резидент Деревянко поверил в подлинность журнала и продолжает дальнейшую разработку версий ЧП в лаборатории, - закончил короткий отчет майор Дроздов и внимательно посмотрел на Глухарева.
  
   * Устал, бедняга (англ)
   Тот, не спеша, встал из-за стола и прошелся по кабинету. "Трубку бы мне сейчас...", - мечтательно подумал Иван Степанович. Машинально он посмотрел на свою обувь, но на ногах вместо мягких сапог были обычные армейские полуботинки.
   -Не надо спешить, товарищ майор. Мы ведь еще не знаем, какие действия предпримет резидент. Кстати, а где сейчас капитан Дубов?
   -Он как раз возглавляет оперативную группу слежения. Одновременно ведет скрытое прослушивание дома Зиновьева.
   -Что-нибудь интересное удалось узнать?
   -Резидент выпивал дома с Зиновьевым и вел разговоры на бытовые темы...
   -Например? - нахмурился Глухарев.
   -Например, спрашивал у Зиновьева, пил ли тот североосетинскую водку и курил ли тот махорку.
   -Ну, и что дальше? - суровым голосом спросил Глухарев, стараясь не выдать свою растерянность от услышанного.
   -На первый вопрос Зиновьев ответил утвердительно, на второй не ответил, вернее уклонился от ответа.
   -Это как? Куда уклонился?
   -Судя по всему, заснул. Перед этим сказал дословно "Не надо".
   Глухарев опять прошелся по кабинету и посмотрел в окно. На ветке березы сидела ворона и размеренно каркала. Редкие облачка лениво ползли по небу. "Ни хрена не понимаю", - подумал Глухарев и повернулся к Дроздову:
   -Не прост этот Деревянко, совсем не прост! И Зиновьев этот, Фидель - тоже штучка! Не работает ли он на Деревянко!?
   Дроздов хотел ответить, но в это время на столе полковника зазвонил телефон оперативной связи и Иван Степанович быстро снял трубку:
   -Первый слушает!
   -Товарищ первый! Докладывает третий. Объект только что купил билет на поезд Новосибирск-Владикавказ. На завтрашнее число. Какие будут указания?
   Глухарев был просто ошарашен, но его спасла природная находчивость:
   -Бери билет на тот же поезд. После этого сразу ко мне. На наружке оставь двух человек.
   Положив трубку, Иван Степанович посмотрел на побледневшего Дроздова и тихо спросил:
   -На бытовые темы, говоришь, разговаривали. Может тогда ответишь, зачем Деревянко во Владикавказ собрался?
   Дроздов сделал глотательное движение и потянулся к графину с водой.
   f
   Деревянко лихорадочно собирал свои вещи в универсальный походный чемодан, с которым он путешествовал. Помимо обычных носильных вещей, не вызывающих никаких подозрений, в чемодане лежал туалетный набор, включающий зубную пасту "Бленд-а-Мед", которую также можно было использовать в качестве пластиковой взрывчатки, мыло "Сейфгард" в мыльнице, мощности заряда которой было достаточно для того, чтобы взорвать полкилометра железной дороги, бритвенный прибор "Жилетт" с отстреливающимися лезвиями, а также одеколон "Олд Спайс", одного флакона которого было достаточно, чтобы тихо и незаметно отправить на тот свет целый подъезд жилого дома.
   Помимо таких мелочей, чемодан Деревянко содержал миниатюрную радиостанцию с автоматическим шифратором и дешифратором, складной зонтик, поворотом ручки превращающийся в автомат "Узи", в потайном отделении лежал пистолет "Вальтер-4", нож с выкидными лезвиями, специальное зеркальце, световыми сигналами которого можно было передавать информацию через спутник, томик стихов Пушкина, открыв который не на той странице, можно было больше уже ни о чем не беспокоиться, ну и многие другие незаменимые в пути вещи.
   В углу чемодана сиротливо лежала бутылка виски "Хандред Сиграмс" - единственный безопасный предмет, не считая грязных носков.
   Деревянко привык быстро собираться и уже через какие то два часа он выходил из дому, оставив Фиделю прощальную записку, написанную левой рукой и бутылку водки. Фидель как-то пришелся Ивану по душе, и он даже не стал отравлять оставленную водку.
   Выйдя из дома, Иван огляделся и, не заметив ничего подозрительного, пошел на железнодорожную станцию. Два деда, куривших на лавочке у дома напротив вежливо кивнули Деревянко, проходившему мимо, продолжая свою неторопливую беседу. Как только Иван удалился на 50 метров, один из дедов вытащил из кармана пачку "Примы" и неторопливо проговорил:
   -Второй, второй, я пятый. Объект с чемоданом покинул дом. Направляется в центр. Как поняли?
   -Вас понял, - трескнул передатчик, - Объект передается шестому. Ваша дислокация меняется на вокзал. Как поняли? Я второй.
   -Поняли вас, второй. Меняем дислокацию. Я пятый.
   После этого оба деда докурили по сигарете, отклеили бороды, сняли парики и вывернули кургузые пиджачки наружу. Форма железнодорожников смотрелась явно лучше. Сев в стоявшие за углом "Жигули", дедки лихо рванули с места.
   Капитан Дубов тоже был не из робкого десятка и даже не из робкой восьмерки. Если подумать, Дубов был не из робкой шестерки. После короткого доклада полковнику Глухареву по результатам слежения за Деревянко и блиц-допроса пьяного Фиделя, которому пришлось ввести внутривенно специальный препарат, проясняющий сознание (Фидя после этого долго орал, что ему должны компенсировать кайф в размере бутылки), Саша Дубов получил соответствующий инструктаж и специальное снаряжение.
   В чемодане у Саши, помимо обычных носильных вещей, была миниатюрная радиостанция, пистолет "Стечкин" с глушителем, измерительная рулетка, на которой можно было спуститься со 100-метровой высоты, компас с лазерным прицелом, универсальный ключ-отмычка, маникюрный набор с пилочкой, которой за 5 минут можно было перепилить железный прут диаметром 2 см, самонаводящаяся авторучка и многие другие полезные в дороге вещи, включая маленький фонарик, вспышки которого было достаточно, чтобы человек на 5 минут лишился зрения.
   Но самым выдающимся предметом спецоснащения была лежащавшая в углу чемодана бутылка с этикеткой "Солнцедар". Это спецсредство выдавали только по особому распоряжению полковника Глухарева, поскольку оно уже давно не производилось. Вся хитрость этой спецжидкости заключалась в том, что если русский человек, хоть с трудом, но мог выпить её стакан, то человек из-за границы, или просто не русский (также не украинец и не белорус) после нескольких глотков этой жидкости валился без сознания, или начинал выдавать все секреты. Это было незаменимое средство.
   На командировочные расходы Саша получил сумму, эквивалентную 500 американским долларам, что свидетельствовало о важности задания. Дополнительно он получил бесплатные проездные билеты на автобус и троллейбус. На трамвай билетов почему-то не было, а ближайшая станция метро была далековато. По документам Саша теперь был Александр Дубания, родом из Цхалтуби, поэтому ему срочно приклеили черные усы и выдали большую кепку.
   Сашино купе было соседним с Деревянко, так что деться тому было некуда, учитывая и то, что в крайних вагонах ехали прикрывающие - старший лейтенант Шарапов и лейтенант Тараскин.
   "Коньячку бы сейчас...", - мечтательно погружался в это время в купе в сон Дубов.
   "Fuck all these dirty trains!"* - с раздражением подумал про себя Деревянко, ложась спать. Он еще не отошел от крайне неприятного и непонятного для него разговора с билетной кассиршей, которая на его просьбу продать ему билет до города Орджоникидзе, продала ему билет до города Владикавказ.
   Когда Деревянко пытался выяснить у неё, почему она продает ему билет в другой город, та искренне возмутилась и сказала: "Вы что, гражданин, из Америки, что ли приехали?". Это вынудило Деревянко прервать спор и отойти в сторону, где какой-то кавказец сказал ему:
   -Дарагой! Езжай во Владикавказ, пападешь все равно в Орджоникидзэ. Паэдешь в Орджоникидзе, пападешь во Владикавказ!
   Это было за пределами логики, но Ивану отступать было некуда.
   За окном смеркалось. Операция вступала в новую, еще не понятную никому фазу.
  
   * Странно, но подушка слегка влажновата! (англ)
  
   ГЛАВА 11. Богатство русского языка
  
   Деревянко проснулся оттого, что в купе громко разговаривали.
   -Паслушай, дарагой, я тебе уже целых двадцать минут объяснаю, что у Дзасоха сэйчас нэт водки, он всю продал на прошлой неделе. Потэрпи нэмного, через нэделю привезут спирт и мы сдэлаэм тэбе водки хоть целый водопад Ниагару, - жестикулируя говорил один, - круглолицый мужичок с короткими седыми волосами и короткими черными усиками. Он сидел на нижней полке и держал в руке большое яблоко.
   -Слушай, Владо. Ты нэ понимаэшь, что товар мнэ нужен чэрез два дня! Контракт срывается. Ты знаэшь, какие деньги я могу потерять! Кто еще с товаром есть? - хмуро отвечал другой - худой и крайне небритый мужик. В руке у него была гроздь винограда.
   -Кто с товаром! Цх! Какой быстрый, дай подумать! Слушай, тэбе придэтся ехать село к моэму дяде. У нэго должно быть. Только туда ехать долго. Дорога плохая. Поэдешь?
   -А куда? Говори, чего тэмнишь.
   -Село Каюк. В горах. Километров пятдэсят от города. Провожатого дам. Только по цэне сам будэшь говорить - я их цен нэ знаю.
   -Ладно, подумаю. Пойдэм, поэдим что ли?
   С этими словами двое мужчин кавказской национальности вышли из купе.
   Деревянко только сейчас понял, что уже утро и посмотрел на часы. Было девять часов утра. Он проспал почти десять часов без перерыва. Это было неслыханно! С тех пор, как он работал в СССР и России, время, отводимое на сон, никогда не превышало 8 часов 16 минут. Да, видимо он был здорово вымотан. А разгадка событий была еще так далека!
   Иван вздохнул от ощущения неподъемного труда, предстоящего где-то впереди, но тут же вскочил, озаренный каким-то крайне знакомым словом, которое было чем-то, вроде пароля.
   "Водка!" - вдруг вспомнил Иван, - "Они говорили о водке! Это же то, что мне нужно!"
   Он резко вскочил с полки и начал одеваться. Нельзя было терять ни минуты! Как говорил его шеф, полковник Дриллер, делать деньги нужно не отходя от железа. Нет, что-то не так. Надо вспомнить, что говорил в таких случаях Билл, начальник тренинга. А-а! Вспомнил! Он говорил "Куй железный пока горячо!" Или не "куй"?
   Запутавшись, Деревянко наскоро побрызгался одеколоном, не забыв поставить рычажок флакона в положение "безопасно", надел туфли и вышел из купе.
   -Простите, где находится вагон-ресторан? - спросил Иван у какого-то кавказского вида мужчины в большой кепке, стоявшего в коридоре.
   -Налэво, налэво, дарагой, - страшно гнусавя, ответил Саша Дубов, надвигая кепку поглубже.
   -Спасибо, дарагой, - сказал Иван и быстро пошел по вагону.
   "Интересно, куда это он так торопится? Неужели у него в поезде связной?" - подумал Дубов и, оглянувшись по сторонам, вытащил переносную радиостанцию РПНБаСЯ (Радиопередатчик Переносной На Базе Сигарет Ява) уже давно устаревший, но очень уважаемый спецагентами со времени выхода фильма "Бриллиантовая Рука".
   -Шестой, седьмой, я пятый. Клиент пошел пообедать. Кто проследит? Прием...
   -Я шестой..., - раздался треск микрофона, затем надсадный кашель, - Я прослежу. Может чего заказать? Я шестой. Прием.
   -Только без излишеств. В контакт не вступать. По окончанию наблюдения жду на связи. Как понял? Прием.
   -Понял. Водки не брать. Оружие не применять. Я шестой. Конец связи.
   Дубов вздохнул и мысленно выругался нехорошими словами. Вообще, он в последнее время стал замечать за собой какую-то непонятную склонность к нецензурным ругательствам, даже во сне. Организм требовал отдыха. "Когда он только будет...?" - с раздражением подумал Саша и посмотрел на себя в зеркало.
   -Не мешает подкрасить усы, - в задумчивости проговорил он.
   В купе СВ он ехал один. Так было надо.
  
  
   f
  -- -Извините, не занято? - вежливо поинтересовался Деревянко, подходя к столику, где сидели два водочных бизнесмена. На столике стояло много различных закусок, блюдо с несколькими шампурами с шашлыком и бутылка коньяка.
  -- -Садись, садись, дарагой! Гостем будэшь! Откуда едэшь?
  -- -Из Новосибирска, мужики, из Сибири, - ответил Иван, присаживаясь.
  -- -Э-э, слушай! Нэ надо говорить "мужики", говори "друзья". Мужик землю пашет, мы дело делаем. Так я гаварю, а!? - засмеялся круглолицый, которого утром другой называл Владо, но Иван никак не мог вспомнить, как зовут другого. В голове почему-то вертелись слова из учебной песенки "Засохли лютики, поникли цветики..."
  -- -Что будем заказывать? - внезапно появился у стола официант.
  -- -Э-э, шашлык, салат, двести коньяку, минеральную воду, - лихо отбарабанил Иван. Кавказцы посмотрели на него с уважением.
  -- -Давай выпьем за знакомство, генацвали. Мэня завут Владо, Владимир. Моего друга завут Арсен. Как тэбя завут, дарагой? - сказал круглолицый, наливая коньяк всем.
  -- -Меня зовут Иван. Очень рад знакомству!
  -- Официант принес заказ и Деревянко с удовольствием закусил шашлыком. Под коньяк это было просто здорово. По желудку повеяло теплотой и поезд уже не казался таким уж грязным.
  -- -Зачем едешь во Владик, дарагой? К родственникам, по делу? - дружелюбно улыбаясь, спросил Арсен. Они с Владо уже приканчивали бутылку и явно нацеливались на вторую.
  -- -По делу, дорогой. По делу. Водки надо купить, - насколько можно беззаботнее улыбнулся Деревянко и принялся за салат.
  -- Владо с Арсеном молча переглянулись, потом посмотрели на Ивана и опять переглянулись. Мимо проходил официант.
  -- -Дарагой! Еще коньяку принеси! - заказал Владо.
  -- -Есть же еще! - почти натурально удивился Иван, показывая на графин.
  -- -Считай, что уже нэту! - засмеялся Арсен, - Наливай!
  -- -Сколько тебэ надо водки купить, Вано-джан? - спросил Владо, после того, как выпили.
  -- -Ну-у, штуки три-четыре..., - протянул Иван, прикидывая.
  -- -Цх! Три-четыре "штуки" - это очень мало. Давид так мелко нэ плавает! - покачал головой Владо, - Вот если возьмешь больше, можешь поехать вместе с Арсеном - он тоже едет за водкой.
  -- -Ну, ладно. Возьму десять! Но мне надо, чтобы это была настоящая, по старым рецептам! - категорически заявил Иван.
  -- Официант молча поставил на стол коньяк и ушел.
  -- -О чем ты говоришь, дарагой! Конэчно, по самым старым рецэптам, как самый старый дуб в горах! Дэсят "штук" - это уже разговор. Платить как будэш?
  -- -Не боись, заплачу валютой! - ухмыльнулся Иван. Ему захотелось хоть чем-то поразить кавказских друзей.
  -- -Понятно, что нэ рублями, - спокойно сказал Владо, - Я имэю в виду, сразу всю сумму или половину. Мэньше половины Давид нэ согласится.
  -- -Сразу! - твердо сказал Иван. С десятью тысячами долларов в потайном кармане и пистолетом "Вальтер" под мышкой он чувствовал себя уверенно.
  -- -Тогда за удачу! - подняли рюмки Арсен и Владо. Иван был вынужден присоединиться.
  -- Из ресторана они выходили уже под вечер, когда допили пятую бутылку коньяка и доели седьмую порцию шашлыка в промежутках между семгой, языком и салатами. Иван смутно помнил, что Арсен пытался познакомиться с какой-то девушкой, но у той оказался приятель двухметрового роста и Арсен благоразумно отошел. Потом Владо стал требовать, чтобы оркестр исполнил лезгинку и дал официанту чаевые в пару тысяч рублей. При этом официант все время салфеткой смахивал с пиджака Владо несуществующую пыль.
  -- Когда они каким-то образом подошли к своему купе, Владо хитро улыбнулся, и спросил:
  -- -Вано, знаэшь, в чем разница мэжду женщиной и такси?
  -- Иван напряг размягшие мозги, но так и не смог ничего вспомнить из курса "Русские анекдоты и идиомы", который им читали в ЦРУ.
  -- -Нет! - наконец признался Иван. В голову ничего не лезло, кроме классических анекдотов про какого-то Василия Ивановича.
  -- -Жэнщина с огоньком никогда нэ бываэт свабодной! Ха-ха-ха!
  -- "Причем здесь огонек? Какой огонек? Красный фонарь?" - с трудом ворочались мысли. Иван прилег на койку и тут же отключился, впрочем как и Арсен с Владо.
  -- Купе затряслось от мощного двухсполовинойсильного храпа.
  -- Иван храпел через раз.
  -- f
  -- Лейтенант Тараскин подошел к купе Дубова и трижды постучал условным стуком. Дубов открыл дверь, слегка взлохмаченный.
  -- -Ты чего так долго? - спросил он, - Я даже заснул...
  -- -Чего, чего. Эти твари такой пир закатили. Почти семь часов сидели. Шашлык жрали, семгу, икру. Коньяку пять бутылок вылакали! А ты запретил оружие применять... Так хотелось... А я только одну порцию шашлыка съел да пивка выпил. Меня потом Шарапов сменил, - не было сил смотреть и сидеть.
  -- -Ну ладно, ладно. Работа у нас такая. На первый взгляд как будто не видна.
  -- -На второй и третий тоже, - буркнул Тараскин, - В общем объект собрался с этими двумя типами в село Каюк за водкой ехать. К какому-то Давиду. Держи пленку капитан, там все записано. А я пойду, ладно, а то чего-то не по себе.
  -- -Ладно, иди Федя. До завтра. В случае чего - экстренная связь через рацию. До пункта назначения собираемся у меня на инструктаж. Понятно?
  -- -Так точно, все понятно. Ужинать пойдем?
  -- -Идите с Шараповым. Мне подумать надо.
  -- Дубов долго сидел в купе, смоля сигаретами, но так ничего и не смог решить.
  -- "Хитер же ты, Иван. Следы пытаешься замести. Но я и не таких брал" - с тихой злостью подумал Дубов.
  -- Деревянко застонал и заворочался во сне.
  

ГЛАВА 12. Дубов, Дубаев, Деревянко и особенности местного диалекта.

  
   Через двое с лишним суток поезд подходил к Владикавказу.
   За это время Иван успел сдружиться и как бы сродниться со своими кавказскими друзьями Владо и Арсеном, выпил с ними 9 с половиной бутылок коньяка, научился через каждое второе слово говорить "дарагой" и даже понимать шутки типа: "если 18 лет бывает только один раз в жизни, то 81 еще реже".
   Владо сказал, что во Владикавказе их встретит его кунак Гоги, они заедут к нему домой, немного отдохнут, а потом поедут в горы к его дяде, который и делает эту самую водку "по старинным дедовским рецептам"
   Стояла замечательная солнечная погода, небо было ясным и прозрачным, и температура наружного воздуха была максимально приближена к комфортным условиям. При таких погодных условиях просто нельзя было не рассчитывать на успех и Иван почувствовал, что сейчас включатся скрытые резервы его организма, и он разгадает загадку происшествия под кодовым названием "Лаборатория".
   В его голове словно сами по себе сложились какие-то знакомые строки из курса "История СССР в 80-е годы", которые им читали в разведшколе. Какие-то неожиданные и неизведанные чувства вдруг хлынули из души мощным потоком, и Иван чуть не вслух проговорил: "Спасибо дорогой демократической партии и лично Биллу Клинтону за проявленную заботу".
   Иван так и не понял, чем это было навеяно, но почему-то вдруг захотелось много и плодотворно работать, чтобы, умирая мог сказать... На этом Иван мысленно остановился, поскольку умирать он не хотел, а строить железную дорогу в болотах тем более. Вместо этого он плеснул себе в стакан коньяку.
   Саша Дубов тоже не сидел, сложа руки. После нескольких прослушиваний пленки, записанной в ресторане Тараскиным и Шараповым, он не смог понять, какую же скрытую цель преследует Деревянко, несмотря на две пачки сигарет "LM", выкуренные в процессе обдумывания.
   "Зачем же тебе водка именно отсюда...?" - мучительно размышлял Дубов, - "Неужели другая тебе не нравится? А может он хочет провести крупную диверсионную акцию и отравить партию водки? С какими целями? Нет, Деревянко не так прост. Здесь что-то другое. Может быть он хочет поднять восстание на Кавказе?".
   От этой мысли стало жарко и Дубов открыл окно. Свежий ветер приятно освежил лицо и выдул сигаретный дым из купе. "Хрен с ним", - наконец решил Дубов, - "Проследим..."
   Дубов прошел через весь состав к машинисту и послал с борта поезда шифрованную радиограмму на имя начальника отдела контрразведки во Владикавказе "Просьба встретить также установить наружное наблюдение. 6 вагон Новос-Владик. Феликс...". Дальше следовали приметы Деревянко. Подпись "Феликс" ставилась только в особо важных случаях, и об этом знали во всех подразделениях КГБ.
   Начальник контрразведки, полковник Дубаев долго вчитывался в текст телеграммы, но так толком до конца и не смог понять, кого нужно встречать, а за кем установить наружное наблюдение, поскольку количество людей в обеих группах совпадали, а людей среднего роста с короткими светлыми волосами и зелеными глазами, о котором упоминалось в телеграмме, можно было встретить на каждом шагу, хотя бы в управлении КГБ.
   Посмотрев в зеркало, Дубаев понял, что и сам подходит под эти приметы, только волосы у него были седые. Вздохнув, он набрал внутренний номер телефона:
   -Алло, это ты Заур? Слушай, тут телеграмма пришла: из Новосибирска одного деятеля пасут. Он на поезде едэт. Каком? Слушай, ты что, нэ понимаешь? Я же тебе говорю - из Новосибирска. Понял? Харашо. Вагон шестой. Две группы людей будут по три человека. Одна группа - наши, вторая группа - нэ наши. Что как отличить? Слушай, ты сколько в органах работаэш? Сем лэт? Пора узнавать наших и нэнаших. А то у нас есть еще унутрэнние органы. Ты знаешь, что из них выходит? Хорошо, что знаэшь. Тогда бэри двэ машины, одну с нашими номерами, одну с обычными, трех человек, и встрэчай поэзд. Наших привезешь сюда, нэнаших проследишь. Понятно? Это харашо. Потом приходи ко мнэ, захвати коньяку и закуски. Какой закуски? Слушай, только нэ говори мне что коньяка нэ пьешь. Тогда знаэшь, что взять. Дэйствуй!
   Полковник Дубаев положил трубку и вытер лоб. "Трудно стало работать" - подумал он - "Раньше любой опер знал кого прослэдить, кого посадить, кого встрэтить, чем угастить. Мельчаэт народ". Дубаев грустно вздохнул и оттер пот со лба.
   Было жарковато. На столе лежала трубка и папиросы "Герцеговина Флор" из специальных запасников. Не так давно в сейфе у полковника постоянно стояли пара бутылок коньяка и маленький бюст Сталина, но пришлось убрать и то и другое, причем непонятно на какой предмет все же настучали.
   Сначала Дубаев, которому очень не хотелось расставаться с бюстом (Сталина), отдал его гравировальщику, который сделал надпись "Артист А.Гомиашвили". После этого бюст занял место на книжном шкафу, пока один приезжий опер из Москвы не сказал в дружеской беседе, что Гомиашвили не исполнял роль Сталина. Пришлось опять отнести его гравировщику, который исправил текст на "Футболист Слава Метревелли". Бюст простоял на шкафу еще два месяца, пока один из его сотрудников не сказал Дубаеву, что Метревелли был с изрядной лысиной. Поскольку слова "Слава Метревелли" теперь уже невозможно было исправить на "Слава КПСС", пришлось убрать бюст домой.
   Теперь тот стоял у него дома среди цветочных горшков, причем жена Дубаева утверждала, что часто слышит оттуда сердитое кряхтение и кашель, а однажды даже явственно слышала как кто-то позвал Лаврентия Павловича. После того, как Дубаев подстелил под бюст Сталина пионерский галстук, звуки пропали. Ну а коньяк покупали теперь в ближайшем ларьке, продавец которого был их негласным осведомителем.
   Раздался стук в дверь и в кабинет вошел майор Болтаев в сопровождении трех мужчин, один из которых явно маскировался под кавказца.
   -Разрешите представиться, - сказал он, - капитан Дубов, старший лейтенант Шарапов, лейтенант Тараскин. Со специальным поручением.
   С этими словами Дубов протянул Дубаеву предписание и снял парик с усами.
   -У-у-х, жарко, - сказал он, - В парике совсем сопрел...
   -Садитесь дарагие гости, садитесь, - широко улыбнулся Дубаев, - Заур! Давай нэси все что принес! Рассказывай Сашо, гавари что надо дэлать!
   Дубов выпил налитую рюмку коньяка и приступил к рассказу.
   f
   Деревянко был не на шутку встревожен, когда на перроне вокзала во Владикавказе к нему вдруг подошел какой-то незнакомый кавказец и стиснул его в объятиях:
   -Здравствуй кацо! Гдэ пропадал? Я тут Булата встречаю, вдруг вижу - ты идэшь. Как дэла? Как дэти? А?
   При этом говоривший почему-то старался заглянуть Деревянко в глаза. Тому стоило немалых усилий выбраться из объятий.
   -Слушай, дарагой! Ты обознался. Я нэ знаю Булата, тэбя тоже нэ знаю!
   В это время подошли Владо и Арсен и затеяли с незнакомцем какой-то быстрый разговор на смеси местного диалекта и русского языка, впрочем Деревянко смог понять только неоднократно повторяемые слова "дарагой", "водка", "шашлык", "Я плачу", "Нэт, я плачу", "обижаэшь!".
   Наконец Владо обернулся к Деревянко:
   -Слушай, Вано! Если ты нэ против, давай возьмем моэго друга Славу! Давно нэ виделись! Ну, поэхали, дарагой!
   Деревянко понял, что в горное село Каюк им сегодня не попасть. Он вздохнул и нервно поправил под мышкой кобуру с пистолетом. В последнее время нервы стали пошаливать и Иван частенько ловил себя на мысли, что очень хочется пустить оружие в ход. К тому же немного побаливала печенка.
   "Мy Lord! Why these damned kavkaz men do like so much to drink cognac? Fuck it!"* - подумал Деревянко, садясь во встречающую их белую "Волгу".
   Вслед за их машиной незаметно пристроился "Жигуленок" с обычными для региона номерными знаками.
  
   * Мой бог! Какие гостеприимные эти кавказцы! Их коньяк - просто прелесть! (англ.)
  
   f
   Звонок телефона оперативной связи в кабинете Дубаева раздался, когда на часах было уже около 11 вечера.
   -Докладывает сэдмой! Нахожусь с ведомым на квартире по адрэсу улица Лэнина 19 дроб 17.
   -Даложите обстановку! - строго сказал в трубку полковник.
   -Дакладываю обстановку, - продолжил оперативник, - Квартира из четырех комнат общим мэтражом около 90 метров. Два туалета. Коридор около дэсяти квадратных мэтров. Обстановка в комнатах исключительно импортного производства, предположительно югославского и чехословацкого. Много импортной аппаратуры и ковров. По стэнам...
   -Ты конкрэтней к дэлу говори! - прервал Дубаев.
   -Ведомый с трэмя мэстными мужчинами за столом обсуждаэт план поездки в сэло Каюк за водкой. Отъезд завтра около 8-00. На столе четырэ бутылки коньяка "Лэзгинка", виноград, апэлсины, икра черная, икра красная...
   -Нэ издевайся! - прервал его полковник, - Слушай приказ: чэрез полчаса ты должен уйти с квартиры. Скажи, что у тэбя дэловая встрэча по закупке водки. Узнай кто в сэле будэт их встрэчать. Всё!
   -Вас понял. Пэрехожу на прием!
   -Какой прием? Нэ понял! - пожал плечами полковник, но связь уже отключилась. Дубаев подошел к Дубову и со вздохом положил ему руку на плече:
   -Да, Сашо. Завтра начинаэтся опэрация. Клиент дэйствитэльно едэт в сэло. Обдумаем дэтали!
   С этими словами полковник достал из портфеля крупномасштабную карту и четвертую бутылку коньяка.
  

ГЛАВА 13. Маленькие неприятности шпионской работы.

  
   Деревянко с трудом разлепил затекшие глаза. Судя по пробивающемуся сквозь окно слабому свету уже наступило утро, однако, реального масштаба времени он себе представить не мог, поскольку окно было занавешено довольно плотной занавесью. Деревянко попытался взглянуть на свои часы, но обнаружил, что на руке их нет.
   "What the hell..."* - привычно подумал Деревянко, поскольку эти часы с руки могли быть сняты только с помощью специального ключа, который он постоянно носил в каблуке ботинка.
   Привычка разведчика заставила его немедленно попытаться разыскать свои ботинки и он их действительно обнаружил недалеко от кровати. Рядом лежал мужчина без явных признаков жизни. Деревянко насколько мог яснее вгляделся в его лицо. Это был Владо.
   "What the fuck..."** - с неясной тревогой подумал Иван, но ясного ответа на свой вопрос не получил, поскольку голова соображала туго. Обнаружив на тумбочке рядом с кроватью бутылку с характерным запахом, Деревянко машинально сделал глоток. По желудку повеяло теплом субтропиков. Через несколько секунд он обрел способность мыслить более или менее логически.
   Первым делом он подошел к телу Владо и пощупал пульс. Пульс не прощупывался ни в первом, ни во втором приближении. Владо был тих и прохладен, из чего Деревянко без труда заключил, что тот весьма мертв. Далее предстояло сделать логические выводы, что, возможно могло занять довольно много времени, если бы взгляд Деревянко случайно не остановился бы на своем ботинке. Из носка ботинка выглядывало жало ядовитого шипа, которым Иван мог пользоваться в критической ситуации, но еще не приходилось.
  
   * "Ни фига себе!" (англ.)
   ** "Ну и дела!" (англ.)
  
   Шип приводился в боевое положение специальным поворотом каблука. Видимо Владо стал рассматривать красивые импортные ботинки гостя, пока тот спал в отключке, и случайно нажал на каблук. Яд кураре действует практически мгновенно.
   "Shit! Kakogo hera!?"* - в совершенном расстройстве подумал Деревянко, закурил сигарету и присел на кровать. Его задняя часть ощутила на кровати присутствие чьих-то ног, но явно не своих. Машинально Иван выхватил из-под мышки пистолет, но там почему-то оказался банан. На несколько секунд Деревянко одеревенел, потом выронил банан и тупо уставился на обладателя ног. Это оказалась обладательница и, причем ног, на которые любой мужчина с удовольствием одел бы колготки "Ливанте", а еще быстрее снял бы их.
   Обладательница шикарных ног лежала на постели в весьма недвусмысленной позе и весьма неодетая. Вся постель вокруг носила следы бурных баталий, а подушка была в ярких пятнах от помады.
   "Ну, воще...", - неожиданно для себя самого мелькнула у Деревянко мысль на русском и он неуверенной рукой пощупал у блондинки пульс.
   -Пупсик, ну подожди! Дай поспать! - капризным голосом вдруг пробормотала обладательница красивых ног и других выдающихся прелестей и перевернулась на другой бок. При этом у нее из-под трусиков вывалился пистолет, в котором Деревянко без труда узнал свой "Вальтер". Мгновенно схватив пистолет, Иван передернул затвор и, наконец, огляделся.
   Он находился явно в спальной комнате, судя по присутствию в ней большой двусполовинойспальной кровати и интерьеру самой комнаты. На тумбочках с обеих сторон стояли бутылки из-под Шампанского и коньяка, некоторые еще не совсем пустые. Местами были разбросаны фрукты. Одна виноградная гроздь была зачем-то запихнута в презерватив и подвешена над кроватью.
   По полу в живописном беспорядке были раскиданы детали мужской, женской и другой одежды вперемешку с кожурой от бананов, апельсинов, пустыми бутылками и порнографическими открытками. Единственное, что не вписывалось в весьма знакомый Ивану натюрморт - это был мертвый Владо. Настораживала также и непонятная тишина в доме. Иван в трусах и с "Вальтером" наизготовку вышел из комнаты в коридор.
   Там было почти темно и Иван полагался практически только на свою интуицию. Она его не подвела. Через десяток шагов, прямо на пороге другой комнаты он наткнулся еще на чьи-то ноги, явно волосатые, как ощутили его босые ступни. В неясном полусвете утра Иван различил шикарную седую шевелюру Арсена. Тот лежал головой в комнате на ковре, одна рука его была подогнута под туловище, другая вытянута вдоль его.
   "Мать вашу...",- начал размышлять Деревянко и тут увидел, что у вытянутой руки Арсена лежит пузырек его одеколона "Олд Спайс". Деревянко похолодел. Даже отсюда он смог увидеть, что переключатель флакона установлен в боевое положение. Теперь надо было выяснить, кто в этой квартире, помимо него и неизвестной полудамы мог остаться в живых.
  
   * "Странно, ничего не помню" (англ.)
   Первая же комната, следующая за комнатой, в которой лежал Арсен, принесла свои плоды. На стуле у зажженного торшера в глубокой задумчивости сидел мужчина кавказской национальности,
   в котором Деревянко припомнил шумного и веселого человека с перрона, встречавшего на вокзале какого-то Булата и который был приглашен в компанию Владом и Арсеном.
   В теперешнем положении гостя сквозила тихая задумчивость, переходящая во вселенскую грусть. Его взгляд был уставлен на раскрытый томик Пушкина, в котором Деревянко без труда узнал специзделие ЦРУ для нелегальных агентов. Подойдя поближе, Иван без труда определил, что томик стихов открыт на стихотворении "Осенняя пора - очей очарование", что предполагало немедленную смерть от инфаркта. Деревянко обошел вокруг печального усопшего и медленно закрыл томик стихов. В этой ситуации они были неуместны.
   -Есть кто живой!? - в отчаянии взвыл Иван и без сил опустился на кресло, соседнее с креслом мертвеца. Несколько минут он сидел, не способный что-либо соображать, затем, повинуясь многолетней привычке тайного агента, встал и начал обыскивать покойника. Первые же находки повергли его в ужас и мобилизовали всю волю.
   Под мышкой у покойного находилась кобура с пистолетом системы "Кобра" - излюбленного оружия агентов КГБ. В карманах покойника находилась специальная зажигалка, знакомая Деревянко по учебникам ЦРУ. Специальным рычажком на зажигалке можно было выстрелить из зажигалки семью отравленными иглами. Другим доказательством служило наличие в кармане универсального ключа, которым можно было открыть все от консервной банки до банковского сейфа. Документов, естественно, никаких не было.
   "Мы все под колпаком у Мюллера...", - вспомнил Деревянко строки из учебного фильма. Иван быстро прошелся по другим помещениям, включая туалеты и ванную, но больше трупов не обнаружил, что его даже немного удивило. Вернувшись в спальную комнату, он убедился, что сексапильная блондинка продолжает почивать сном человека, много работавшим накануне, поэтому он быстро оделся, убрал ядовитый шип вовнутрь ботинка и быстро надел оба ботинка. Первая часть работы была сделана.
   "Где часы и чемодан?" - мысль об этом не покидала Ивана, пока он одевался. Внезапно его осенила идея. Иван вытащил мертвого Владо в коридор и дальше в комнату, где тихо лежал Арсен. Естественно, что перед этим он обыскал его, но ничего не нашел, кроме пачки презервативов.
   "Спите спокойно, родина о вас не забудет...", - опять вспомнились ему строчки из какого-то спецкурса. Затем Иван вернулся в спальню и прощупал постель. Часов не было, а без них Иван был как без рук.
   Внезапно спокойно спавшая блондинка повернулась к Деревянко и томным голосом произнесла:
   -Пупсик! А кто будет платить? Ты, кажется, собрался слинять? Пупсик, так нехорошо! Дай Лёле шампанского и двести баксов! А-а, пупсик, ну иди ко мне, давай попрыгаем еще немножечко!
   После этих слов блондинка изящным и точным движением прыгнула Деревянко точно на колени, причем одна рука её уперлась точно между ними. Деревянко деланно просмеялся:
   -Ну что ты, крошка, кто же линяет? Я просто одеваюсь, пора ехать по делам. Кстати, ты не видела мои часы, да и чемодан куда-то подевался. Маленький такой, кожаный. А в нем баксы!
   При упоминании о долларах блондинка резко соскочила с колен Ивана:
   -Так вот почему этот Арсен так заботился о твоем чемодане! Слишком любопытный, фуфлыжник! Он твой чемодан, пока ты спал, все открыть пытался. А часы твои тот, другой, ну третий спер. Он их еще все никак отстегнуть не мог. Говорил, что у тебя кровообращение на руке остановилось. Дешевка! Я с ним даже трахаться не стала!
   После своей гневной тирады блондинка, назвавшая себя Лёлей, плеснула себе шампанского, закурила сигарету, и призывно полулегла в постели:
   -Ну, пупсик, ты доволен? Давай перепихнемся и ты дашь мне двести баксов!
   Деревянко улыбнулся, подошел к Лёле и профессиональным движением обнял её за соблазнительную талию. В одно мгновение Ивану даже действительно захотелось perepihnutsja*, но работа была превыше всего, поэтому его объятие было чуть сильнее, чем того требовалось для любви, даже такой страстной. При таком количестве трупов в одной квартире, еще один свеженький уже не имел никакого значения.
   Иван с сожалением поглядел на красивое тело, мысленно попросил прощения и перекрестился. У него не было двух нулей впереди его агентурного номера, но процесс от этого не замедлялся.
   Затем Деревянко нашел в комнате Арсена свой чемодан, убедился, что доллары в потайном отделении на месте, собрал в него все свои вещи и тщательно протер полотенцем все, до чего мог касаться. Пора было “линять”, как говорила прекрасная путана, да хранит её господь!
   Единственное, что крайне беспокоило Деревянко - своих часов он так и не нашел.
   Дверь в квартиру закрылась с мягким щелчком. На лестнице никого не было.
   “Good byе my love, good byе..." - пропел про себя Деревянко и подумал, что становится чересчур сентиментальным.
  

ГЛАВА 14. Деревянко уходит в отрыв.

  
   Утро застало начальника контрразведки Дубаева в кабинете, когда он с гостями из Сибири согласовывали последние штрихи операции под кодовом названием “Юкка” (чтобы никто не мог догадаться об истинном названии населенного пункта, в котором предстояло работать).
   В кабинете была рабочая атмосфера раннего утра, когда люди, всю ночь разрабатывающие стратегические планы были уже сморены естественной усталостью. Шарапов с Тараскиным спали в широких креслах по углам кабинета, при этом Тараскин громко храпел и изредка во сне ругался матом. Шарапов скрипел зубами и что-то бормотал про какого-то “горбатого”. Наверное он во сне на допросе кому-то советовал “не лепить горбатого”.
  
   * Perepihnutsja (англ.) - быть немного влюбленным (русск.)
   Самая тяжелая, завершающая часть разработки операции выпала, естественно, на Дубова и Дубаева и они, как истинные чекисты, с чувством ответственности дорабатывали план до конца.
   Сейчас они вместе склонились над картой местности и мысленно проигрывали в уме все возможные варианты действий.
   -Ну ладно, по послэднэй дарагой! - наконец подвел итог Дубаев и поднял с карты стакан с коньяком. Рука слегка дрожала от усталости.
   -Будем! - согласно кивнул Дубов, при этом, чуть не разбив лбом настольную лампу. Глухо звякнуло стекло стаканов.
   -Вот ты скажи, ты меня уважаешь? - закурив, начал выяснять детали предстоящей операции Саша Дубов, но не успел, поскольку на столе полковника зазвонил телефон оперативной связи.
   Дубаев снял трубку и молча стал слушать поток быстрых слов явно возбужденного человека. По мере прослушивания, цвет лица Дубаева менялся с красноватого на зеленоватый. Один раз он вскликнул: “Сколко!?”, после чего опять умолк и только минуты через три сказал: “Едэм...” и положил трубку. Саша Дубов внимательно посмотрел на Дубаева проницательным взглядом.
   -Ты знаэшь, чэм отличаются звезды на нэбе от звезд на погонах? - спросил тот с тяжелым вздохом, поднимаясь с кресла.
   Саша Дубов был не силен в астрономии, особенно сейчас, поэтому развел руками.
   -Тэм, что звезд с нэба никто нэ снимэт! - закончил свою загадку Дубаев, - А тэпэрь про наши звезды: только что звонил опэративник - всю квартиру на Лэнина 19/17 пэребили. Наш опэративник тоже погиб. Твой вэдомый изчэз. Собирайся, буди своих орлов, срочно выэзжаем. Сэйчас соображу насчет "Боржоми".... Какая сволоч!
   Саша Дубов обдумывал сообщенную информацию всего около минуты, понимая, что последнее высказывание было не про него, потом резко соскочил с места и завопил: "Группа, подъем!". От его крика даже упал стакан со стола.
   -Чего шумим-то, капитан! - недовольно пробурчал Шарапов, поднимая голову, - Сколько натикало то?
   -Программа "Ноль", Шарапов! - скрипнул зубами Дубов, - Отставить разговоры!
   -Ну, понеслось! - вздохнул Шарапов и толкнул Тараскина, - Вставай, нас обокрали! Ведомый сбежал!
   f
   Деревянко, отрываясь от возможной слежки, резко менял направления, уходил в проходные дворы, из которых потом долго не мог найти дорогу, долго шел боковыми улочками, но слежки за собой не обнаружил. Можно было отдышаться и оглядеться.
   Иван закурил сигарету и одним внимательным взглядом оценил обстановку. Всё казалось спокойным: по небольшому переулку неспешно шел какой-то старикан с сумкой времен первой мировой войны, у стен дома, обвитого плющом, резвилась детвора. Не было видно ни одной подозрительной машины. Поглядев внимательнее, Деревянко понял, что не было видно вообще ни одной машины.
  
  
   "Where the hell am I in this fucking town?"* - мелькнула у него совершенно естественная мысль. Ответ пришел неожиданно. Один из играющих пацанов, уловив задумчивость Деревянко, подскочил к нему и задорным голосом спросил:
   -Дядь, а дядь, дай закурыть!
   Иван поперхнулся табачным дымом: пацану было лет восемь от силы.
   -Тебе сколько лет, мальчик, - ласково спросил Иван, поправляя под мышкой кобуру с пистолетом.
   -Двэнадцать! - радостно сказал пацан.
   -Эх, мальчик, мальчик. Нехорошо врать да еще с утра. Кстати, сколько сейчас времени?
   -Дэсять минут назад перэдавали новости, - ответил смышленый парень, - Гаварили, что опять коммунисты придут!
   Деревянко покрылся ознобом, однако быстро пришел в себя и потрепал малыша по плечу:
   -Не бойся, не придут. Я их не пущу.
   -А я и нэ боюсь! - пожал плечами мальчик, - При них тоже жить можно!
   Деревянко вторично внутренне передернуло от такой беспринципности, но, сделав скидку на возраст собеседника, потрепал того по голове и спросил:
   -Ты мне скажи лучше, где можно купить хорошие часы, а то я свои потерял.
   Говоря это, Деревянко преследовал две цели: во-первых, ему действительно были нужны более или менее приличные часы. Конечно, те, украденные, были специального изготовления - в них можно было нырять в воду и серную кислоту, ложиться с ними под гидравлический пресс (если больше было не под кого), жарить в духовке. Кроме того, при помощи специального встроенного прибора можно было идти ночью без всяких ориентиров, ну и еще всякие мелочи типа прибора Гейгера, амперметра, вольтметра и просто метра. Про это теперь можно было забыть.
   Во-вторых, спрашивая про часы, Деревянко понимал, что пацан укажет ему кратчайшую дорогу в центр города, а это ему и нужно было. Надо было раствориться в массе людей, найти выходы на оригинальную водку и уйти в горы. А уж оттуда можно было и до Турции добраться.
   -Часы! Дядя, надо на базар - там все купишь! Хочэшь я тебэ таксы поймаю, а ты мнэ пачку сигарет! Идет?
   -Идет, и даже едет, - ответил Деревянко, довольный таким оборотом дела, - Только такси чтоб нормальное было, с шашечками!
   Паренек радостно гикнул и умчался куда-то за поворот.
   Деревянко еще раз огляделся. Все было спокойно. Весело чирикали воробьи на деревьях, вяло переругивались на незнакомом языке две женщины из окон напротив, детишки задорно гомонили, играя во что-то, напоминающее прения в Госдуме. Все навевало на глубокое восприятие действительности с точки зрения философии Канта, но тут Деревянко заметил, что у него не застегнуты брюки спереди и ход мыслей был нарушен.
   Повторно настроиться на философский лад уже не удалось, поскольку на улицу въехало, что-то напоминающее машину "Волгу"
  
   *До удивления красивое место! (англ.)
   с откидным верхом. Машина была окрашена в ядовито желтый цвет, а по обеим дверям были нарисованы динамитные шашки с зажженным фитилем и эмблемой череп со скрещенными костями.
   -Эй, дядя! Я тэбе нашел таксы, как ты просил. Давай сигареты! - закричал смышленый паренек, вылезая из машины, за рулем которой сидел полный достоинства усатый водитель в кепке и футболке с надписью на груди "ФБР".
   -Это что, такси? - слегка ошеломленно спросил Деревянко, доставая из кармана пиджака пачку "Мальборо".
   -Конэчно такси! Сам просил с шашками! - почти обиженно крикнул пацаненок.
   В это время вышел водитель и широко распахнул дверь своего антиквариата:
   -Садись, дарагой! С вэтерком поедэм!
   Против этого трудно было что-либо возразить, поэтому Деревянко кинул мальчугану пачку сигарет, сказал на прощанье, что курить вредно, сел в машину и огляделся. Пейзаж по-прежнему не вызывал никакого беспокойства. Пока.
   -Поехали, генацвали, - сказал Деревянко тихо, - Давай на хороший базар.
   -Ха! Дарагой! У нас все базары хорошие! Едэм на самый хароший! - водитель предположительно "Волги" резко рванул с места.
   f
   -...Труп находится в сидячем положении, руки согнуты в локтях и лежат на коленях ладонями вверх. Спина прямая, глаза находятся в открытом состоянии..., - продолжал описание тела оперативника врач-эксперт из бригады криминалистов. Вокруг суетились различного рода эксперты, щелкали фотовспышки, что-то нюхала собака.
   -М-да! - сумрачно изрек полковник Дубаев, наблюдая за всей этой процедурой, - Какой падонок! Четырех чэловэк загубил ни за что! А баба какая!
   Тут он спохватился, крякнул и пошел в другую комнату. Дубов следовал за ним, в то время, как Шарапов и Тараскин помогали следственной группе.
   У тел Арсена и Владо полковник задержался ненадолго, лишь только посмотрел на позы, в которых навеки застыли водочные бизнесмены, зато у тела Лёли Дубаев стоял долго, задумчиво наблюдая, как санитарная бригада упаковывает такое прекрасное тело в специальные носилки и выносит из квартиры. Вздохнув, Дубаев взял Дубова за плече:
   -Я думаю, Сашо, что это крайне опасный преступник! Я нэ знаю о цели его проникновения в Осэтию, но думаю, что искать его слэды надо будэт в горах - там есть много вооруженных людей с которыми можно дагаварится о чем угодно, если есть дэньги. У нэго есть дэньги?
   -Есть. Деньги у него есть, - с долей зависти признал Саша Дубов, - За портфель с тетрадкой он, не торгуясь, отдал две тысячи долларов!
   -Две тыщи! Цх! Я бы ему здесь дэсять портфелей достал, а тетрадки дал бы бесплатно! - воскликнул полковник. Было видно, что ему очень досадно, что продать портфель с тетрадкой или без неё больше не представится.
   В это время к ним подошел один из следователей и протянул что-то, обернутое носовым платком:
   -Вот. Обнаружили под подушкой кресла, на котором находилось тело капитана Зурбаева, товарищ полковник.
   -Что там, покажите! - Дубаев заинтересованно посмотрел на платок.
   Следователь развернул платок и Саша Дубов через несколько секунд смог блеснуть эрудицией:
   -Часы "Коммандос" в специальном исполнении для агентов ЦРУ. Компас, навигатор, счетчик Гейгера, амперметр, вольтметр, микроприемник УКВ-диапазона, измерительная рулетка. Противоударные, водонепроницаемые, кислотостойкие. Всё!
   Полковник Дубаев смотрел на него с неподдельным восхищением:
   -Слушай, откуда знаешь, а?
   -Так, - небрежно махнул рукой Дубов, - Базовая подготовка. Могу сказать, что резидент скорее всего будет отрываться через горы в направлении Грузии.
   -Почему, а? - Дубаев смотрел на Дубова глазами ребенка, которому объясняют почему всходит и заходит солнце.
   -Оттуда он будет уходить в Турцию, - как можно небрежнее проговорил Дубов и молча закурил, - Имеет смысл установить наблюдение за автовокзалами и стоянками такси.
   Дубаев крикнул кому-то, и оживленно жестикулируя на местном диалекте, стал объяснять подошедшему оперативнику план необходимых мероприятий. Тот кивнул и бросился к телефону.
   -Ну а теперь, Сашо, что будем делать?
   -Где у вас еще производят водку, кроме села Каюк?
   -Смеешься, дарагой! В каждом селе делают!
   -Тогда надо проанализировать самый вероятный вариант, - вздохнул Саша, - Этому типу зачем-то позарез нужна местная водка.
   -Обижаешь! Наша водка всем нужна, - гордо произнес Дубаев, - В Париже есть башня, в Египте есть пирамиды, а у нас есть водка, - он коротко просмеялся, - Ну а насчет вероятных точек, это мы сдэлаем. Поехали.
   Когда они выходили из квартиры, Дубаев еще раз поглядел на кровать, где совсем недавно лежало тело Лёли, цокнул языком, покачал головой и еще раз тихо сказал:
   -Какая сволач!
  

ГЛАВА 15. В Осетии все есть!

  
   Базар во Владикавказе немного напомнил Деревянко о базаре в Стамбуле, хотя и в значительно уменьшенных размерах. Тут можно было найти всё: от зубной пасты и "Памперсов" до кинжалов в богатой оправе и, при желании, гранатометов РГД или "Муха". Все зависело от вкуса и потребностей покупателей, которых было немало. Над торговыми рядами стоял неумолчный гул, как у всякого уважающего себя рыночного места. В противном случае это был бы уже не рынок, а аптека.
   Деревянко не спеша шел по торговым рядам, приглядываясь к разложенному товару и слегка взмокая от надвигающейся жары. Он понял, что поступил весьма опрометчиво, оставив надетым пиджак, но иначе было нельзя - под пиджаком был укрыт его любимый "Вальтер" в наплечной кобуре. Впрочем, он точно не знал, насколько любим этот пистолет, поскольку последний раз стрелял из него ровно пять лет назад на учебных стрельбах. За это время можно было разлюбить и более обиходные вещи, например любимые сигареты или жену.
   -Заходи, дарагой, смотри какие дыни! - крикнул почти в ухо Деревянко торговец фруктами и Иван понял, что немного сбавил темп, чем обозначил себя, как потенциального покупателя.
   Махнув рукой, Иван двинулся дальше. Какой-то торговец схватил его за рукав в попытке показать меховую папаху в комплекте с буркой, но Иван сказал, что слава Чапаева его лично не прельщает, чем нимало озадачил продавца. Тот, вероятно, или не слышал о Чапаеве, или предполагал, что папаха и бурка должны быть у каждого настоящего мужчины.
   Наконец Иван нашел, что нужно: на наклонной витрине сверкала россыпь часов всевозможных форм, цветов и исполнений. По надписям на них можно было придти к выводу, что самые известные фирмы-производители считали осетин самой пунктуальной национальностью на Кавказе. И это было правильно, поскольку настоящий кавказец должен был иметь, по крайней мере три вещи: хорошие усы, хорошие часы и кынжал.
   Деревянко ленивой походкой подошел к стенду и, словно нехотя, остановился. Торговец - толстый мужчина с большими усами тут же с готовностью повернулся к нему:
   -Что ищешь, дарагой. Скажи, я найду. У меня все есть!
   Деревянко небрежно ухмыльнулся и зажег сигарету:
   -Так уж и всё?
   -Всё, всё! Клянусь честью. Только скажи, найдем через пять секунд!
   -Ну, скажем, часы "Коммандос" у тебя есть? - с ядовитой улыбкой спросил Деревянко, ожидая, что сейчас продавец начнет рассыпаться в извинениях и говорить, что именно таких часов сейчас у него нет, - Деревянко очень хорошо знал такие базары.
   -"Коммандос"? - продавец, кажется, не очень удивился, - Сейчас поищем, дарагой, должны быть. У нас все есть, клянусь честью.
   С этими словами усатый продавец полез в какие-то коробки, несколько раз перекладывал в них что-то с места на место и, наконец, вытащил, отдуваясь, какой-то пакетик:
   -Нашел, дарагой! Только для тебя! Последняя модель, клянусь честью! Настоящая Америка, слушай, да!?
   Деревянко вытащил из пакета часы и замер в полном недоумении: это была точная копия его "Коммандос", с таким же точно рифленым стеклом. Машинально Деревянко перевернул часы тыльной стороной: на них стоял серийный номер, соответствующий серии 1988 года - точно такие же буквенные символы были и у его часов.
   -Ну, как, нравятся, дарагой? Бери, нэ пожалеешь, вещь харошая, клянусь честью! - продавец, широко улыбаясь, смотрел на Деревянко веселыми глазами.
   "Агент КГБ?" - с подозрительностью подумал Деревянко, - "Вроде не похоже. Взгляд не тот". Еще раз перевернув часы, он протянул их продавцу:
   -Слушай, дарагой. Это не "Коммандос", это подделка. У настоящего "Коммандос" должен быть круиз-контроль!
   -Зачем обижаэшь? Какая подделка? Настоящий "Коммандос", прямо из Америки! Смотри, вот тебе и круиз и контроль, клянусь честью!
   С этими словами продавец нажал на кнопку, о которой Деревянко, естественно, знал и на циферблате появилась точка с координатами.
   -Вот тебе круиз-контроль, клянусь моей бабушкой!
   Деревянко был шокирован: он предполагал, что кнопки - чисто бутафорские, а карту круиз-контроля он знал с закрытыми глазами. Появившаяся точка координат опровергала его первоначальные предположения.
   -М-да-а, - протянул Иван, выигрывая время, - Ну, а приемник УКВ имеется? У настоящего "Коммандос" должен быть приемник УКВ.
   -Ха, дарагой! У этого "Коммандос" есть не только УКВ, но и средние волны. Слушай! - с этими словами усатый продавец нажал еще на одну кнопку и из часов полились позывные "Не слышны в саду даже шорохи".
   Деревянко был шокирован: в его часах такого диапазона не было. Логика подсказывала, что здесь что-то не так, но конкретнее не подсказывала ничего.
   -А счетчик Гейгера есть!? - в последней надежде спросил Иван, уже на повышенных тонах.
   -Есть, в Осетии все есть, - невозмутимо ответил продавец и нажал на очередную кнопку. На циферблате зажглось окно "Geiger schetchik" и зажглись нули. Деревянко уже понял, что проиграл.
   "При всем богатстве выбора другой альтернативы у вас нет", - всплыла вдруг в памяти какая-то учебная фраза из какой-то выдающейся по глупости рекламы.
   -Сколько стоят? - спросил он, бросая сигарету на землю.
   -Сто баксов, дарагой! Только для тэбя. Бери, нэ пажалеешь!
   -Сто баксов! Ты чего, опух что ли? Пятьдесят!
   -Зачэм обижаешь, дарагой! Пятьдесят баксов! Смешно, клянусь моим дедушкой. Такая вещь! Прямо из Америки, слушай, да! Восемьдесят!
   -Ладно, бери семьдесят и договорились. О кэй? - последняя фраза вырвалась у Деревянко чисто автоматически и он подавил в себе моментальное желание зажать рот рукой.
   -Какой хоккей, дарагой? Зачэм хоккей? Семьдесят пять и ни бакса меньше.
   -Ладно, ладно. Договорились. Держи баксы. Только у меня есть еще одно дело, - тут Иван склонился к продавцу, - Мне нужна водка. Только не простая, которая продается в ларьках, а настоящая, которую делают в горах. Сведешь меня с нужными людьми?
   -Пятьдесят баксов, дарагой. И считай, что водка у тэбя. О кэй?
   "Bastard, spekuljant!"*, - подумал Деревянко и кивнул головой.
   f
   -Товарищ полковник, докладывает старший группы капитан Дубов, - в кабинете Дубаева работала спецсвязь, по которой с Нижним Пропилом разговаривал Дубов, - У нас ЧП. Объект ушел из
  
   * Bastard, spekuljant! (англ) - какой милый человек! (рус)
  
  
   под наблюдения, убив четырех человек. Действуем по программе "ноль". Прошу подтвердить с соответствующими полномочиями.
   -Слушай, Дубов, скажи, у тебя сколько звездочек? - полковника Глухарева было слышно очень хорошо.
   -Где? - чисто автоматически задал вопрос Дубов.
   -Не на бутылке, естественно. На погонах! - повысил голос Глухарев.
   -Четыре, - уныло ответил Дубов, вспоминая недавнюю шутку полковника Дубаева по этому поводу.
   -Смотри, как бы три не стало. За такие проколы можно и в участковые загреметь. Хочешь?
   -Нет, - честно признался Дубов, - В участковые не хочу. Ведомый будет найден, товарищ полковник. Уже разработан план.
   -Планы мы все мастера разрабатывать! Я надеюсь у тебя план не на пятилетку?
   -Шутите, Иван Степаныч. План разработан совместно с начальником местной контрразведки полковником Дубаевым. Завтра приступаем к поискам ведомого. Круг возможных направлений определен.
   -Ну-ну, Александр. Смотри, не ошибись направлением. Сам знаешь, что у нас за отклонения бывает! Разрешаю действовать по обстоятельствам по программе "ноль". Дай-ка мне полковника Дубаева!
   Дубов молча передал трубку стоящему рядом Дубаеву. Еще несколько минут Саша мог только догадываться о чем идет разговор по репликам Дубаева "Канечно!", "Обязатэльно!", "Найдэм!", "Обижаеш, дарагой!". Когда разговор закончился, в комнате повисла мертвая тишина.
   -Ну что, Сашо? Дэло пахнет кэросином, да? Ничэго, прорвемся. Иди сюда, давай думать на карте по возможным направлениям поисков, - и полковник Дубаев начал набивать трубку для усиления мыслительного процесса.
   В это время зазвонил телефон оперативной связи.
   -Дубаев слушает! - ответил полковник, продолжая набивать трубку. По мере того, как информация усваивалась, лицо полковника светлело, что было заметно даже в полутемном кабинете. Наконец Дубаев сказал что-то на местном диалекте и повесил трубку. Дубов взглянул на него с немым вопросом.
   -Слушай, счастливый ты, клянусь седыми волосами! Только что Деревянко был замечен на городском рынке. Покупал часы, а потом направился с продавцом к одному типу, личность которого выясняэм. Самое главное, что у того есть машина. "Нива". Тэбе это ничего нэ говорит?
   -Едут куда-то по труднопроходимой дороге! Или у него больше нет другой машины! - в озарении воскликнул Дубов.
   -Канэчно! - при этом было непонятно, с чем согласился полковник Дубаев, - Чэрез нэсколько минут будэм знать куда.
   Дубаев закурил трубку и стал медленно прохаживаться по кабинету. Саша Дубов закурил “LM” и от нечего делать стал разглядывать карту Осетии. Зазвонил телефон. Дубаев снял трубку, молча выслушал, сказал "Харашо" и повесил трубку.
   -Едут на юг. К Грузии. Их ведут двое наших, переодетых под людей из нэзаконных вооруженных формирований. Теперь все ясно. Это скорее всего здесь! - с этими словами Дубаев ткнул пальцем в карту и Саша прочел "Разли".
   "Почти что Разлив", - мелькнуло в голове у Дубова и он коротко сказал:
   -Пожалуй... Хотя...
   -Правильно. Вызывай с экспертиэы своих орлов. Они тебя будут сопровождать. Сейчас будэм разрабатывать план. Заодно и подгримироваться надо. Харашо, что ты сэгодня нэ брился. Волосы подкрасим.
   "Опять!" - с тоской подумал Саша, - "Надо будет потребовать доплату за вредность".
   С этой мыслью он открыл свой чемодан для инвентаризации. Дубаев молча смотрел на предметы, извлекаемые из чемодана и лишь при виде бутылки "Солнцедар" издал удивленный возглас:
   -Что это, дарагой!? Гдэ взял? У нас такого нэ продают!
   -Из личных запасов Глухарева, - коротко пояснил Саша, - Сильное психотропное средство. Действует избирательно.
   -Какая прэлесть, слушай, да! Если нэ используешь, подаришь, а?
   -Конечно, дарагой. Только больше стакана не наливай - возможен летальный исход!
   -Вах, вах, вах, - удрученно покачал головой Дубаев.
  

ГЛАВА 16. Проверка на дорогах.

  
   Когда дорога начала подниматься в горы, Деревянко, наконец, успокоился.
   До этого они довольно долго ехали по равнинной местности и это стало немного настораживать, поскольку до этого все, с кем общался Деревянко, говорили только о горной части.
   "Только там дэлают настоящую водку. Вода другая, понимаэш?" - примерно так говорили все, даже покойные Арсен и Владо.
   "Жалко мужиков", - как-то мимоходом подумал Деревянко, - "Любопытство сгубило. А может спьяну полезли...? Хорошая баба была!" - неожиданно закончил он свои рассуждения.
   Отвлекшись от посторонних мыслей Деревянко сразу уловил какой-то посторонний звук в кабине и сначала решил, что это раздается где-то в ходовой части "Нивы", но потом он понял, что это поет водитель, которому Иван был вынужден авансом заплатить 20 баксов. Песня была весьма заунывная, но в то же время что-то удивительно напоминала.
   -А-ах, Гюль, Гюль, - запел припев водитель и тут Деревянко понял, что тот поет сильно исковерканную песню Битлз "Girl"
   -О чем поешь, дарагой? - решил выяснить для себя Иван и достал сигарету.
   -Панимаэш, это песня про девушку Гюль, каторую очень сильно любит адин юнош, но они нэ могут встречаться, патаму что их семьи находятся в кровной вражде! Панимаэш, какая трагедия! - водитель огорченно мотнул головой, - А потом они оба пагибают в горах!
   Деревянко понял, что песня "Girl" была скрещена с "Ромэо и Джульеттой" и адаптирована к местным условиям.
   -Ну а чья песня-то? - усмехнулся Иван, - Кто автор?
   -Какой автор, дарагой? Народная песня! Очень старая! - водитель даже выронил сигарету из пальцев, правда она и так не горела.
   "Надо будет написать Полу МакКартни, что он - народный поэт Осетии", - подумал про себя Деревянко и даже улыбнулся, - "А Джону присвоить посмертно". Тут Иван слегка загрустил и окинул взглядом свою нелегкую жизнь шпиона. Он любил жизнь, хоть это было и не ново. Он любил её снова и снова. Он надеялся на взаимность и надеялся, что у него еще будут дети.
   Но больше всего Иван любил ансамбль "Битлз", коллекция записей которого у него была наиполнейшая. Песни "Битлз" вдохновляли его на всем тернистом пути профессионального разведчика и всегда помогали в трудную минуту. Благодаря лирике легендарной четверки у Деревянко в душе просыпались какие-то неизвестные струны и он становился мягче и добрее. Иван неоднократно признавался сам себе, что если бы не песни "Битлз", он убил бы гораздо больше народу на своих заданиях.
   От лирических размышлений Ивана отвлек возглас водителя:
   -Шайтан! Колесо пропорол, клянусь Аллахом!
   Деревянко действительно ощутил, что машина стала трястись и водитель с видимым трудом удерживал руль. Наконец "Нива" остановилась. Водитель вышел из кабины и тут же послышались его причитания на местном языке. Деревянко понял, что ситуация осложняется и взглянул на часы, где был включен круиз-контроль. Пока направление движения шло на юг и это немного успокаивало. Затем он посмотрел по сторонам: вплотную к дороге примыкали кустарник и другие зеленые насаждения. Вокруг не было видно ни одного обитаемого дома и необитаемого тоже.
   "Идеальное место для засады!" - подумал Деревянко и поставил пистолет на боевой взвод. Потом достал из чемодана нож с выкидными лезвиями и сунул его в карман. Чемодан он закрыл на код и повернул кнопки в вертикальное положение. Теперь чемодан можно было открыть только взрывчаткой, а при попытке взлома, в действие приводился одеколон "Олд Спайс", стоящий, естественно, на боевом взводе. Теперь можно было вылезать из машины.
   Водитель с кряхтением вынимал из моторного отсека запасное колесо и не переставал вспоминать шайтана и Аллаха, при этом было непонятно, кто же из двух больше виноват в произошедшем. Деревянко в это время зорко осматривался вокруг, так как все казалось слишком подозрительным, но пока было тихо.
   Если бы он только знал, что в мощный бинокль за ним наблюдают два сотрудника местного КГБ, которые вели его прямо из города! Но Иван был уверен, что уж от слежки он оторвался. Он не знал, что от КГБ просто так уйти не удавалось никому.
   Внезапно из-за кустов на дорогу выскочили два мужика в одинаковых камуфляжных костюмах, одинаковых вязаных шапочках, одинаково небритые и с похожими друг на друга автоматами системы "Калашников". Один из них что-то прокричал на осетинском языке и тряханул автоматом. Водитель, только снявший пробитое колесо что-то жалобно ответил и, кивнув в сторону Деревянко, добавил "русский,... не понимает".
   -Эй рус, здавайся! - крикнул Ивану один из налетчиков и повел стволом автомата.
   -А я уже давно сдался. Только, может мы договоримся? - спокойно ответил Деревянко.
   -Дэнги есть? - приступил к делу налетчик.
   -На пяти сотнях сойдемся?
   -Баксы? Дойчмарки? Шведские кроны? - небритая личность в камуфляже демонстрировала неплохие знания в области валют.
   -Баксы, - ответил Деревянко, - Вон там, в чемодане. Сейчас достану.
   -Остынь! - налетчик отстранил Деревянко рукой, - Я сам достану!
   Этого только Иван и ждал. Когда один из них полез в "Ниву", Деревянко молниеносным движением выхватил нож и нажал на кнопку. Многолетние тренировки не пропали даром: второй камуфляжник, который смотрел на водителя, засипел и стал тихо оседать на землю. Другой не успел даже понять в чем дело, как ему на голову упал пистолет "Вальтер", зажатый в руке Деревянко. Все было кончено за несколько секунд. Деревянко даже не успел вспомнить подходящей битловской песни.
   ГБ-эшники, наблюдавшие за сценой схватки, вздохнули с облегчением и вытерли пот с лица. Им было приказано довести объект до места и, если бы не профессионализм Деревянко, им пришлось бы ликвидировать бандитов самостоятельно, а это значило лишние хлопоты и написание всякого рода рапортов.
   Иван подошел к водителю, находившемуся все в той же позе, в какой его застали налетчики - на корточках и направил на него ствол пистолета:
   -На кого работаешь, падла! Отвечай, или..., - тут Деревянко стал поднимать ствол пистолета.
   -Нэ надо, начальник, нэ стрэляй! - заверещал водитель, - Клянусь моей мамой, я их нэ знаю. Тут их много, на каждом кылометре. Грабят всех. На дороге доски с гвоздями закапывают и ждут. Клянусь детьми!
   -Ладно, хрен с тобой, - В планы Деревянко совсем не входило устранение водителя, - Только сейчас тебе придется проделать работенку. Не очень пыльную. Бери автомат у того, ну кто у тебя рядом. И не вздумай шутить, а то сам понимаешь, - Деревянко зловеще улыбнулся и покачал стволом пистолета.
   -Не убивай, кунак! Я ничего нэ скажу никому!
   -Бери, говорю! У меня мало времени! Без резких движений!
   Шофер, всхлипывая, поднял автомат с земли.
   -Теперь поставь переключатель на одиночный огонь, вон там сбоку! Молодец! Теперь пальни-ка в этого, который лежит. Ему это уже не повредит.
   -Зачэм так делать, кунак! Зачэм мне стрелять? Я нэ бандит!
   -Тогда выстрелю я. Но уже в тебя. О кей? Считаю до трех. Раз, два...
   Шофер отчаянно завопил и нажал на спуск. Звонко щелкнул боек. Выстрела не было.
   "Кретины, они даже не зарядили автоматы!" - мрачно подумал про себя Деревянко и махнул рукой:
   -Ладно, брось. Я пошутил! - ему почему-то захотелось запеть Битловскую песню "Happiness is a warm gun".* Про себя он подумал, что опять не убил человека, как этого требовала инструкция, и на душе как-то потеплело.
   -Иди сюда, кунак, - Деревянко махнул рукой водителю, - Тебя как зовут то?
   -Казбек, - чуть не плача ответил тот и несмело подошел поближе.
  
   * Наppiness is a warm gun (англ.) - строчи, пулеметчик!
  
   -Вот что, Казбек. Убивать я тебя не буду. Не хочется что-то. Бери вот этого придурка за ноги, я за руки и вон туда, в кусты. Захвати веревку!
   После того, как они привязали оглушенного налетчика к дереву, Деревянко заткнул ему в рот тряпку и пошел к машине. Казбек покорно следовал за ним. Вторую небритую личность, но уже тихо остывающую, они просто сбросили в кусты. Перед этим Деревянко вытащил у покойника из шеи лезвие ножа. "Пригодится еще...", - подумал Иван. Он любил законченность в делах.
   -Поехали, Казбек, - сказал Иван со вздохом, - И без шуток, ладно. Учти, на автомате остались твои отпечатки пальцев!
   Казбек всхлипнул, надел новое колесо и завел мотор.
   Как только "Нива" отъехала на сотню метров, к месту налета подъехала другая "Нива", из которой выскочили двое ГБ-эшников. Один из них деловито стал осматривать тело покойника, другой подошел к привязанному налетчику и профессиональным движением руки привел того в чувство. Небритая личность тупо уставилась на ГБ-эшника:
   -Ты кто?
   -Это ты кто?! Отвечай быстро и внятно, тогда останешься в живых, понятно? Только не ври, пожалуйста. А то сделаю момент умору.
   Налетчик с налетом непонимания уставился на чекиста. Тот молча вытащил пистолет и демонстративно передернул затвор.
   -Меня завут Казбек Балхашев. Из Разли, - сразу поумнел привязанный.
   -Кто у вас командир? Быстро!
   -Айдонт!
   -Что за Айдонт? Кто такой? Сколько у него человек?
   -Знаю только что зовут Айдонт. У него тридцать человек. Двадцать девять, - поправился налетчик.
   -Водку в селе делаете?
   -Канэчно. А кто её не дэлает?
   -Ладно, проверим. Повеси тут пока. Не туго?
   -Эй, что значыт повеси? Сколько висеть? Эй, когда придешь? - закричал привязанный, видя, как ГБ-эшник уходит. Тот обернулся, подошел к налетчику и заткнул ему рот тряпкой:
   -Не говори никому. Не надо!
   Оперативники подошли к машине почти одновременно.
   -Ну, что у тебя?
   -Убит профессионально, слушай, да! Ножевое ранение в горло. Прямо Джеймс Бонд! Или Роджер Мур. А у тебя что?
   -Привязан к дереву. Казбек Балхашев, как говорит. Из отряда какого-то Айдонта из Разли. Сейчас проверим, - ГБ-эшник залез на сидение "Нивы" и из бардачка вытащил телефонную трубку.
   -Вызываю центр, вызываю центр. Я "Комбайн", я "Комбайн". Алло! Центр? Говорит "Комбайн", докладывает десятый. На 56 километре ведомый имел несанкционированный контакт с вооруженными людьми. Одного зовут Казбек Балхашев. Проверьте, есть на него что-нибудь? Проверьте еще некого Айдонта. Не знаю, товарищ второй. Кличка, наверное. Второй? Второй, не знаю как зовут, он уже остывает.... Не мы, конечно, ведомый. Ножом. Вооружен и очень опасен.... Ошибка резидента... Подвиг разведчика.... Следовать дальше? Есть. На дороге знак оставим. Контакт через рацию. Конец связи.
   -Да, никто не хотел умирать, - в задумчивости сказал оперативник, закончив разговор.
   -"Вид на убийство", "Лицензия на убийство", "Из России с любовью", - внезапно затараторил второй чекист.
   -Ты что, перегрелся? - спросил первый, - С какой любовью?
   -С Яровой, - без запинки ответил второй.
   Первый покрутил у своего виска пальцем, нашел подходящую палку, воткнул на обочине в землю, затем расщепил конец и вставил туда листок бумаги с буквами "М" и "Ж".
   -Ты чего, туалет, что ли, обозначаешь? - хихикнул второй.
   -эМ - это мертвый, а Жэ - это живой. Понял? Поехали!
   
   В кабинете Дубаева Дубов, Шарапов и Тараскин проходили последнюю проверку на соответствие легенде. Все были одеты в поношенную камуфляжную форму, стоптанные высокие ботинки и были умеренно немытые, хотя и недостаточно. Картину портила еще и весьма слабая небритость.
   -Ну ладно, так вроде все ничего. По легенде, в случае чего, вы - дезертиры из советской армии..
   -Тогда уж из Российской, - поправил полковника Дубов.
   -Да, какая разница! В общем, базироваться будете вблизи села. Помогут наши оперативники Зурабов и Кобадзе, которые сейчас ведут Деревянко. Продовольствие, палатку и все прочее вам уже подготовили. Оружие получите в машине. Держите документы.
   -Иванов... Петров... Сидоров, - по очереди стали зачитывать свои фамилии Дубов, Шарапов и Тараскин, - Да уж, пофантазировали!
   -Слушай, скажи спасибо, что на фамилию Цукерман не выдали! - почти возмутился Дубаев, - Пошли, орлы, храни вас Аллах!

ГЛАВА 17. Пистолет как повод для знакомства.

   Метров за 200 до села Разли "Нива", в которой ехал Деревянко остановили вторично. На этот раз на дорогу вышло трое одинаково небритых личностей в разнокалиберных одеждах, но с однокалиберными автоматами системы "Калашников". Все, как один, представляли из себя идеальные портреты для плакатов "Их разыскивает милиция".
   Один из кандидатов в мафиози или в покойники (по обстоятельствам) что-то крикнул на непонятном Деревянко языке и махнул стволом автомата. Иван посмотрел на Казбека, тот молча пожал плечами:
   -Местный диалэкт. Нэ понимаю. По-моему спрашивают парол.
   -Ай донт андестэнд!* - крикнул Деревянко, высунувшись из окна. Он решил слегка закосить под иностранца.
   Камуфлированные личности разом содвинули головы и стали оживленно переговариваться, сопровождая это не менее оживленной жестикуляцией.
   -Эй, ты! - наконец крикнул один из них, - Ты откуда Айдонта знаэш?
  
   * I don't understand... (англ.) - моя твою не понимай! (чук.)
   Профессиональная смекалка разведчика подсказала Деревянко, что в таких обстоятельствах требуется неординарный ответ.
   -Мне о нем Владо говорил. Адрес дал, - ответил Иван, наполовину вынув из кармана выкидной нож. Небритые личности повторно вступили в обсуждение текущего момента. Казбек смотрел на все это с нескрываемым изумлением: его попутчик, оказывается, знал "парол"!
   -Ладно, проэзжай! Адын поэдэт с вами! - проговорила, наконец, одна из небритых личностей.
   В кабину влез один из троих. От него несло дымом, луком, перегаром и другими ароматами, весьма далекими от мыла "Камэй".
   "Ведь он этого недостоин!" - подумал про себя Деревянко и, перебравшись на заднее сиденье, брезгливо закурил. "Примитив", - продолжал думать Деревянко, - "Вылитый Леня Голубков!"
   Машина медленно въехала в село и остановилась у добротного двухэтажного здания за высоким забором. У ворот стояло двое с автоматами, ничем не отличимые от других обитателей села, которые были без автоматов, впрочем таких было значительно меньше.
   -Жды здэсь, пайду далажу началныку! - крикнул сопровождающий и исчез за воротами ограды. Болтающиеся по улице охраннички с интересом смотрели на машину, остановившуюся рядом. Деревянко вылез наружу и с видимым всем наслаждением закурил "Мальборо". Физиономии охранников выразили явную заинтересованность в происходящем.
   -Эй, брат! Дай покурыть, а!? - с долей просьбы в голосе сказал один из них. Второй задумчиво играл стволом автомата, направляя его, как бы невзначай, в сторону Деревянко.
   Деревянко, соблюдая индифферентное выражение лица, подошел к ним и протянул две сигареты:
   -Держи, служивый!
   Тот, видимо, был обижен до крайности:
   -Мнэ цэлый дэн стоять!
   -Сочувствую, - сказал Деревянко и в это время из ворот вышел сопровождающий.
   -Эй, шурави! Иды, Айдонт гаварить будет!
   "Тихо! Чапай думать будет!" - усмехнулся про себя Иван и пошел за сопровождающим.
   Атаман Айдонт сидел в большой комнате, увешанной коврами, на которых висели сабли различной кривизны и головы различных животных. Особенно удалась голова волка, зверски оскалившая зубы.
   Атаман был одет в традиционную горскую камуфляжку со шляпой-афганкой, венчающей его голову с богатой бородатой растительностью. Айдонт загадочно улыбался и, судя по запаху дыма, курил заморские сигареты. По бокам сидели два джигита, видимо охранники, с не менее зверским выражением лиц. Сам Айдонт мог бы вполне сойти за добропорядочного горца, если бы не автомат Калашникова, пистолет неизвестной системы и пара гранат, лежащие на столе.
   Один из охранников молча встал, подошел к Деревянко и профессиональными движениями рук обыскал его. На стол к Айдонту легли пистолет "Вальтер" и нож с выкидными лезвиями. Авторучку с отравленными иглами охранник оставил без внимания.
   Айдонт с усмешкой рассматривал изъятое оружие:
   -Слушай, дарагой! Зачем оружие носишь, а? Ты ведь не горец! И какой пистолет, а? Где взял?
   Деревянко поправил пиджак:
   -Без оружия теперь никто не ходит. Горец, не горец - какая разница? У тебя вон тоже и автомат и пистолет, только не пойму какой системы.
   -Вот и я никак нэ пойму, а вещь красивая, а?
   Деревянко понял, что с ходу нашел нужные ходы к вожаку:
   -Дай посмотрю, может скажу. Кое-что в этом понимаю.
   Айдонт весело оскалился, вынул из пистолета обойму и протянул его Ивану:
   -Давай дарагой, скажи. Угадаешь - гостем будеш, нэ угадаешь - в расход. Ха-ха-ха! - Вместе с Айдонтом засмеялись и джигиты-охранники.
   Деревянко взял пистолет, бросил на него взгляд и небрежно протянул обратно:
   -"Лама Омни-2", Испания, образца 1982 года, калибр 9 мм., магазин на 13 патронов. Достаточно редок. Почти полная копия армейского "Кольта".
   Смех джигитов резко увял. Айдонт взял пистолет, в недоумении повертел его и положил на стол:
   -Ай маладец! Откуда знаеш, а? Так точно все сказал! Может, угадаешь и марку рэволвэра, а? Эй, Кизим, прынэси рэвольвэр! А ты садись, дарагой, чего стоишь?
   Деревянко присел на стул и закурил сигарету. Джигиты молча закурили, вроде как за кампанию. Айдонт, весело улыбаясь, извлек откуда-то бутылку коньяка. Кизим, стандартно похожий на всех абреков или кунаков, принес больших размеров револьвер и молча протянул его Ивану.
   Тот подержал его в руках, крутанул барабан и, взяв за ствол, протянул Айдонту:
   -"Веблей-Вилкинсон", армейскмй револьвер образца 1885г., калибр 455. Вряд ли найдешь под него патроны. Раритет. Вешай на стенку и любуйся!
   Айдонт восторженно воскликнул:
   -Вах! Слушай, да! Какой маладец! Садись, пей! Будем говорить! Тебя как зовут?
   -Иван, - Деревянко взял протянутую рюмку, - Твое здоровье дорогой!
   Джигиты одобрительно загудели.
   -Значит, Вано, - кивнул головой Айдонт, - А как твоя фамилия, Вано?
   Иван молча проглотил коньяк, закурил сигарету и медленно, словно нехотя проговорил:
   -Свою настоящую фамилию я уже не помню - много раз менял. А кличка у меня - "Лесник". Но лучше зови меня Вано, мне нравится.
   -Ты что, сидэл? - весело осклабился Айдонт, - Где сидэл?
   -Последний пионерский лагерь - ИТУ 276 под Челябинском. Пять лет под палящими лучами.
   -За что парили? - Айдонт продолжал улыбаться.
   -Слушай, дорогой, - медленно выпустил струю дыма Иван, - Мне тебе что, все свои отсидки рассказать? Я ведь к тебе не за этим издалека приехал. Мне водка нужна. Настоящая.
   -Водка?! - Айдонт весело засмеялся, - Зачэм сюда ехал, водки во Владике полно, на каждом углу. Ха-ха-ха!
   -Мне нужна настоящая, - с проникновенной интонацией в голосе сказал Иван, - Которую делают по старым рецептам и продают только друзьям.
   Джигиты молча переглянулись, потом вдруг разом заговорили на местном диалекте, сопровождая это яростной жестикуляцией. Изредка в их спор вставлял свои замечания Айдонт, но тоже на непонятном Ивану языке.
   "Интересно, у нас в школе есть специалисты по осетинскому языку и диалектам?" - мелькнуло у того в голове и Деревянко понял, как мало, в сущности, в школе ЦРУ преподают по разделу: "Народы и народности России, язык, обычаи, анекдоты". Деревянко до сих пор не мог с полной уверенностью сказать, как правильно обращаться к старому человеку: "саксаул" или "аксакал", или как правильнее сказать о подарке: "бакшиш" или "Балхаш"?
   А насчет анекдотов дело было и того хуже - их преподавание в школе сводилось к заучиванию хрестоматийных историй про Василь Иваныча, Петьку, Леонида Ильича и Штирлица, при этом в учебниках жирным шрифтом выделялись те моменты, где следовало смеяться. Американский образ мышления был совершенно не приспособлен к пониманию российского юмора.
   До сих пор Иван с чувством глубокого стыда вспоминал момент в его шпионской биографии, когда он с товарищами из деревообрабатывающего комбината пошел пить пиво и один из них начал травить анекдоты. Кстати, Деревянко не понимал и что означает "травить анекдот?". Чем травить? Зачем травить?
   Рассказанный анекдот: "Штирлиц быстро стрелял из двух пистолетов по очереди. Очередь быстро уменьшалась." поверг его в глубокое раздумье, в то время как вокруг стоящие сослуживцы покатывались со смеху. "Ничего не понимаю", - был вынужден признать Деревянко и он засмеялся вместе с остальными.
   Анекдот советского времени про то, как туристов из СССР везут в автобусе по Нью-Йорку и гид показывает разные достопримечательности, был как-то ближе, но самый ключевой диалог гида и туриста-мужчины: "А сейчас мы проезжаем мимо самого известного в Нью-Йорке борделя..., - А почему?" вызвал в нем все то же тоскливое чувство непонимания и лишь потом, поняв, наконец, суть, Иван долго не мог унять спонтанно вырывающийся смех.
   Гораздо легче давались анекдоты на сексуальные темы, а один из них, про закон Архимеда: "Жидкость, помещенная в тело, через семь лет пойдет в школу", стал его козырной картой и многократно выручал, когда сказать было нечего.
   "Да, их разведчикам легче", - с грустью признал Деревянко, стряхивая ностальгическое оцепенение: Айдонт что-то говорил ему.
   -Эй, дарагой, Вано! Уснул, да?! Ты сказал, что тебе про меня сказал Владо, да?
   -Владо, - кивнул головой Иван, - Так и сказал: водка есть у Айдонта.
   -Этот Владо, такой худой, высокий, да?
   Иван понял, что его проверяют.
   -Нет, Владо небольшого роста и полненький такой. Усы еще. А вот Арсен - тот худой и почти высокий. "Был", - добавил про себя Деревянко.
   Айдонт перекинулся несколькими фразами с джигитами, потом сказал Ивану, горестно качая головой:
   -Вано, извини, водки сейчас нэт. Владо совсэм памят потерял. Я нэделю назад партию продал. А тэбе сколько нужно?
   -Да немного, штук десять, не больше, - сказал Деревянко, вспоминая разговор на эту тему с Владо.
   -Цх! Дэсят "штук"! Это нэмало. Три грузовика, считай, а то и четыре. О такой партии надо заранее договариваться! Тэбе куда везти?
   При упоминании о грузовиках Иван понял, что опять попал в переплет разного толкования одинаковых слов и почувствовал себя совершенно беспомощным, поэтому ляпнул первое, что пришло на ум:
   -Деревня Верхние Бугры. Горьковской области.
   -Вот видишь! Везти далеко, надо заранее договориться с водилами. У тэбя транспорт есть?
   -Есть, - тупо проговорил Иван, - Будет транспорт!
   -Ну вот и дагаварились. Моя цена - двадцать долларов за ящик!
   -Ну ты загнул! - в Деревянко проснулся американец, - Двадцать долларов! А мои накладные расходы! Я так её не продам! Пятнадцать долларов и ни цента больше!
   -Вах, вах, вах! - запричитал Айдонт, - Зачэм обижаешь, да? Водка самая лучша, из горных источников! Только друзям! Восемнадцать долларов!
   -Семнадцать, - твердо сказал Иван, - Больше ни одного пфеннинга. Я цену знаю.
   Айдонт почесал у себя в бороде и махнул рукой:
   -Ладно, дарагой, дагаварились! Харошему человеку нэ жалко!
   Они ударили по рукам, после чего Деревянко как бы невзначай заметил:
   -Но мне на пробу нужно литра три-четыре! Заплачу!
   -Канэчно, дарагой, сдэлаэм! - широко улыбнулся Айдонт - Увэзешь пробу с собой! А пока давай, пойдем покушаэм, гостем будэш!
   -А шофер? Казбеком звать. Его тоже покормить надо. Потом мне надо кое-что взять в машине!
   -Нэ волнуйся, все цело будэт - ты мой гость, шофера накормим! И оружие твое отдадим когда уэзжать будэш. Хорошего человэка всэгда видно! - с этими словами Айдонт показал Ивану куда идти.
   Навстречу доносились заманчивые запахи шашлыка.
   
   -Куда-то вглубь дома повели! - сказал Дубов, отрываясь от бинокля, - По-моему, переговоры завершились мирно.
   Они вместе с Шараповым вели наблюдение за домом Айдонта со склона прилегающей горы. Рядом была разбита палатка и на сухом спирту подогревался чай. Тараскин открывал банки с консервами.
   Двое местных чекистов встали лагерем чуть поодаль, метрах в ста, так, чтобы прикрывать гостей на непредвиденный случай.
   -Да, жратва там, наверное, получше! - мечтательно произнес Тараскин, раскладывая еду по мискам, - Эй, командир, садитесь жрать, пожалуйста!
   Дубов со вздохом спустился к палатке. Что-то говорило ему, что впереди еще предстоят неожиданные повороты событий. Поглощая тушенку с макаронами, ему вдруг представилось, как его награждают орденом по окончании операции и он даже перестал жевать.
   "От меня не уйдешь!" - с отчаянной решимостью вновь принялся жевать Саша.

ГЛАВА 18. Кавказ - дело тонкое.

  
   Вечером сеанс связи совпал у Деревянко и Дубова, но, поскольку они работали на разной частоте, слышимость и проходимость были отличными.
   Полковник Дриллер в Лэнгли получил следующую радиограмму: "Вышел на катализатор реакции. Осталось получить компонент под кодовым названием “махорка”. Прошу подтвердить пересечение границы Турции".
   После того, как Дриллер пять раз прочитал текст шифрограммы он позвонил секретарю и попросил принести крепкого кофе и тройной виски, после чего прочитал шифрограмму в шестой раз. Результат не отличался от пяти предыдущих. Со вздохом Дриллер вызвал к себе своего заместителя Билла, дал ему прочесть телеграмму и спросил, что он об этом думает.
   -Билл, тебе не кажется, что у агента "Тампакс" ощущается неадекватное восприятие действительности? Скажите, им преподавали курс химии на тренинге?
   -Только в общих чертах, шеф. Например, как смешать валидол и рыбий жир для получения сильнодействующего снотворного, или как использовать зубную пасту “Бленд-а-Мед” для срыва поставок населению куриных яиц.
   -Хм, я не слышал о такой программе!
   -Это секретная разработка спецотдела, шеф! Теперь половина населения России обрабатывает яйца "Бленд-а-медом", после чего их уже использовать нельзя!
   -Блестяще! Но как вы объясните его маниакальное стремление ставить химические опыты с тех пор, как он занялся делом “Лаборатория”? И его дурацкие вопросы о каких-то “забойных двигателях”?
   -Шеф, Россия - загадочная страна, - развел руками Билл, - Там то секретари обкомов становятся антикоммунистами и, заодно, президентами, то завлабы, то есть заведующие лабораторией, становятся премьер-министрами, то все население бежит сдавать деньги какому-то МММ.
   У "Тампакса", видимо, проявилась дремлющая склонность к наукам и он решил сам убедится в правильности своих предположений. Я бы не стал ему сейчас запрещать это делать - все равно это бесполезно. Видите ли, в России всегда все доводили до конца, даже когда было ясно, что это приведет к очередному кризису или к еще более худшему варианту. Пусть уж доводит это дело и переходит границу с Турцией. По своим каналам мы направим туркам информацию.
   -О кэй, - вздохнул Дриллер, - Только сообщите ему, что Шестой флот сейчас очень занят. И, Билл, когда вы мне расскажете о забойных двигателях?
   f
   Капитан Зурабов, осуществлявший сеанс связи с полковником Дубаевым по рации из замаскированной машины "Нива" вернулся очень обрадованным:
   -Слушай, Дубов! Тебе очень повезло: наши проверили по своей картотеке Айдонта и прэдставляешь - оказывается это Слава Айдунов, я с ним в одной школе в Орджоникидзе учился!
   -Замечательно, - с сарказмом откликнулся Дубов, - Поздравляю с таким замечательным однокашником. Наверное, он в школе был отпетым хулиганом?
   -Нет, отпетым хулиганом был я, а Слава был примерным учеником, очень любил музыку. И еще очень любил оружие. Все время рисовал в тетрадках кынжалы и пистолеты...
   -Интересно, что он сейчас любит..., - усмехнулся Шарапов.
   -Ну, хорошо, - Дубов поднялся на ноги и достал сигарету, - Я очень рад, что Айдонт был прилежным учеником и любил музыку. Я также вполне разделяю его страсть в отношении оружия. Мне хотелось бы только знать, почему тебя эта информация так обрадовала? Бандит остаётся бандитом, даже если он любит музыку.
   Зурабов рассмеялся:
   -Нэт, ты нэ понимаешь. У нас другие законы. Горы, брат - это другие отношения. Понимаэшь, земляк никогда нэ обидит земляка, а уж если вместе учились...! Так вот план у меня такой: ты, кажется, говорил, что у ведомого наверняка с собой есть приличная сумма дэнэг в валюте?
   -Наверняка, - вздохнул Дубов, - По моим подсчетам тысяч десять точно есть. В амдолларах...
   -Так вот, - продолжал Зурабов, - Я пойду в село и попрошу встречи с Айдонтом, то есть со Славой. Скажу им правду, что я его одноклассник. Навэрняка Слава меня примет. Посидим, поговорим, молодость вспомним. Потом я ему скажу, что мне из этого, Деревянко, нужно должок получить - Слава ведь не знаэт, что я в органах служу. Так вот я ему предлагаю сдэлку: мы разыгрываем нападение на село, постреляем малость, покричим, а самое главное - захватим этого Деревянко и кинэм его в тюрму, а там уже будешь сидеть ты, - тут Зурабов радостно показал на Дубова, - как будто ты тоже пленник, понял?
   -Ничего не понял, но ты давай, продолжай! - Дубов действительно пока ничего не понимал.
   -Ну, смотри! Его кидают к тебе, вы оба пленники. Ты говоришь, что ты дезертир из армии и хочешь домой, но тебя захватили какие-то бандиты и таскают с собой - хотят выкуп, но у тебя денег нэт. Скажэшь, что и за него будут просить выкуп, ну, скажем, семь тысяч долларов!
   -Десять, - спокойно поправил его Дубов, - У него минимум десять!
   -Э-э-э, дорогой, - укоризненно покачал головой Зурабов, - Нельзя последнее отнимать, а то человек бандитом станет! Оставим ему тыщи три хотя бы! Так вот ты склоняешь его заплатить выкуп и берешься вывести его отсюда. Скажешь, что раньше увлекался химией. Панимаэшь?
   -Но я не увлекался химией! - воскликнул Саша Дубов, начиная понимать план Зурабова, - Из всей химии я знаю только Н2О и С2Н5ОН.
   -Нэ беда, дорогой, поможэм! Мы же рядом будэм! Ну, план понятен? Отсюда уедете на той "Ниве", - Зурабов кивнул в сторону села.
   -Она же чужая! - воскликнул Тараскин, разливавший в это время чай.
   -Ерунда, дорогой, нэ бэри в голову! Я знаю этого водителя! Объясню, что так надо - он поймет!
   Дубов молча курил сигарету и обдумывал план Зурабова. Несомненно это был авантюрный план, но это то и привлекало. Что-то подсказывало Дубову, что здесь надо отказаться от академических разработок.
   В это время подошел лейтенант Кобадзе, наблюдавший за селом и сообщил, что гуляние затихает, свет в окнах стал гаснуть.
   -Пора! - шепнул Зурабов и Дубов утвердительно кивнул головой:
   -Ладно, капитан, быть по-твоему. Если переговоры увенчаются успехом - дашь сигнал фонарем. Держи. С Богом! Смотри только, у этого Деревянко все штучки со смертельными секретами, так что ты поосторожней там!
   -Аллах поможет, шайтан не съест! - сказал Зурабов и исчез в темноте.
   f
   Деревянко проснулся от какого-то непонятного шума и не был уверен, правильно ли он оценил его источник.
   Накануне обед, устроенный Айдонтом, затянулся до ночи. Естественно, что после этого куда-либо ехать уже не было никакой возможности, да и водитель Казбек был изрядно пьян, впрочем Деревянко еще больше. С трудом он вспомнил, как они с Казбеком погрузили пятилитровую бутыль с водкой в "Ниву", причем Деревянко упорно предлагал распить её "для пробы". Потом их повели в какой-то дом, где они благополучно отрубились.
   Воспоминания Ивана прервал громкий выстрел, затем где-то на улице заорали на непонятном языке, затем прогремела короткая автоматная очередь. В доме грохотали шаги, прерываемые криками. Опять грохнул выстрел и Деревянко понял, что здесь что-то не так, но голова соображала очень туго. Он взглянул на кровать Казбека и увидел, что она пуста. Машинально Иван протянул руку к плечевой кобуре, но тут вспомнил, что вчера он так и оставил свой пистолет и нож в кабинете Айдонта, а ручку с отравленными иглами кому-то вчера спьяну подарил. Чемодан с остальными вещами, которые могли сейчас пригодиться, остался в машине.
   "My Lord! Nu i nazhralis! Oh my head!"* - в отчаянии думал Деревянко, не зная, что предпринять. Внезапно дверь в комнату распахнулась и на пороге возник детина в камуфляже с автоматом. Он что-то крикнул на гортанном непонятном языке.
   -Их бин непонимайт! - с трудом выдавил из себя Иван, - Не разумею! Нихт шиссен!
  
   * "Кажется, я вчера выпил немного лишнего!" (шотл.диалект)
  
   Детина рассмеялся:
   -Руссо?
   -Руссо, руссо, - кивнул Деревянко, - Михаил Светлов. Цигель, цигель, ай-лю-лю....
   Он не знал, зачем сказал эту фразу, но чувствовал, что нужно что-то сказать.
   Детина еще раз рассмеялся и что-то крикнул вглубь дома. Появился еще один в камуфляже и уставился на Деревянко тяжелым взглядом.
   -Как зовут? - наконец спросил он, что-то жуя.
   -Иван, - мрачно ответил Деревянко, - Слушай, я гость Айдонта, так что ты...
   -Айдонта нет. Пиф-паф. Твоя понимай?
   -Понимай, - сник Деревянко. Он ничего не понимай.
   (В это время Айдонт с Зурабовым допивали вторую бутылку коньяка).
   -А вы то кто? - с трудом произнес Иван. Ему очень хотелось пить.
   -Мы есть движений за освобождений народ Кавказа! - почти крикнул камуфляжник, - Айдонт не хотел присоединяйся, поэтому теперь отсоединяйся. Пойдем, давай, у нас еще один руссо есть. Ты посидишь, мы подумаем.
   -Чего вы от меня хотите? Я, лично, сочувствую народно-освободительному движению, боролся за права индейцев. И я считаю, что Ленин с пролетарским интернационализмом был не прав! Хотя и говорил о самоопределении наций. Пропаганда!
   -Иди, иди, - подтолкнул его камуфляжник, - Лэнин, нэ Лэнин - нам все равно. Мы его нэ знаэм. У нас Зураб главный! Шнель!
   Деревянко понял, что торг здесь неуместен.
  

ГЛАВА 19. Особенности кавказских диалектов.

  
   Когда за Иваном захлопнулась дверь в подвале, он первым делом огляделся.
   В помещении, освещаемом тусклой лампочкой висели какие-то овощи, виноград, стояли объемистые деревянные бочки. На скамеечке возле бочек сидел какой-то парень в военной форме средней затасканности и пробовал открыть кран у бочки.
   -Ты кто? - спросил он, когда Деревянко остановил на нем взгляд.
   -Иван. А ты кто? - с долей растерянности ответил Деревянко.
   -Саша, - спокойно проговорил парень и, наконец, открыл кран. Из него потекла красная жидкость. Саша опустился на колени и жадно приник к крану. Деревянко с завистью услышал, как он с урчанием поглощает жидкость. Наконец тот закрыл кран.
   -Хорошо! - сказал Саша и погладил себя по животу, - Винцо в самый раз! Молоденькое!
   Этого Деревянко не мог вынести. Он бухнулся перед краном на колени и, открыв его, стал с жадностью поглощать вино. Саша с интересом наблюдал за ним. Минут через десять Иван, наконец, оторвался от крана и встал на ноги.
   -Да, хорошо! - с хрипом согласился он и достал сигарету, - и давно ты здесь сидишь?
   -Да вот ночью притащили. Я с этой бандой уже пятый день хожу. Водят на поводке, сволочи. Все ждут, что за меня выкуп внесут. Как же! Внесут! Только вперед ногами! Нет у меня денег! И не у кого нет, кто меня знает. А родное государство меня уже списало. Всё! Нет меня!
   -А ты как у них очутился?
   -Стреляли..., - безразличным голосом ответил Саша, - Шучу. Захватили меня на грузинской границе, когда с дежурства шел. Я там в пограничных войсках служил. Вот теперь таскают с собой, а чего таскают? Я уж тут с одним охранником почти подружился, но он, сволочь, тоже бабки хочет, иначе не отпустит. А ты то как сюда попал?
   -Я-а-а? - Деревянко сделал неопределенный жест рукой, - Ну, приехал заключать контракт с Айдонтом, посидели, выпили, а ночью ворвались эти, говорят Айдонта стукнули. Теперь контракта нет.
   -А чего покупал то? Небось водку! - хитро прищурился Саша.
   -А ты откуда знаешь? - вскинулся Деревянко. Ему вдруг захотелось устроить скандал: действовало молодое вино на старые дрожжи.
   -А чего здесь еще брать? Только водку. Я сам на границе её отлавливал. Так что твой секрет - это тьфу! - Саша сплюнул.
   Деревянко уныло проследил полет плевка и молча закурил. Увидев, что Саша смотрит на него с непониманием, протянул сигарету и ему. Несколько минут они молчали.
   -Ну и как будем выбираться? - наконец спросил Иван.
   -А х.. его знает! - вполне обоснованно ответил Саша, потом немного подумал и спросил, - Деньги есть?
   Иван тоже немного подумал и молча кивнул.
   -Сколько? - с видимой заинтересованностью спросил Саша.
   -Тысяч пять наберется. Баксов. Только они в чемодане в машине.
   -Пять тысяч, пять тысяч, - забормотал Саша, вскакивая на ноги, - А что, может быть и сойдет. Только я с тобой бегу, ты учти!
   -Это уж ты сам договаривайся! Я здесь ни причем!
   -Без меня ты отсюда не выберешься, учти! - Саша сделал умное лицо, - Я местность знаю, немного по-ихнему понимаю!
   -Ладно, ладно, - махнул рукой Деревянко, - Ты сначала договорись...
   Саша подошел к двери и тихонько постучал в неё. Тишина. Саша постучал сильнее, потом стукнул в дверь ногой. Через пару минут грубый голос из-за двери спросил:
   -Чего надо!? Зачем стучишь, а?
   Саша повернулся к Деревянко и отрицательно помотал головой:
   -Не он, - а в дверь крикнул, - Чего, чего! В туалет хочу! Выводи, давай!
   Когда через десять минут Саша вернулся в подвал он подошел к Ивану и тихо сказал:
   -Мой знакомый охранник будет дежурить через час. Тогда и договоримся...
   Деревянко извлек сигарету и закурил, затем, вспомнив, протянул сигарету Саше. На некоторое время в подвале воцарилась тишина, изредка нарушаемая доносившимися снаружи громкими выкриками на кавказском языке. Видимо победители гуляли.
   -А ты сколько в армии то служил? - спросил Иван, задумчиво пуская кольца дыма.
   -Три года. После института. МИТХТ закончил, а послали служить в погранвойска - вот умора! В нашей стране все через ж... делают!
   -А почему три года? Ведь вроде два положено..., - удивился Иван.
   -Так меня ж офицером призвали, уже после того, как я на гражданке отработал 2 года. Платили хреново, семьи нет, ну я и пошел, а потом рапорт написал и остался на сверхсрочную. Год назад старлея присвоили...
   -А на гражданке где работал? - как бы невзначай спросил Деревянко.
   -Да в одной лаборатории. Химичили. Я ж все-таки МИТХТ закончил!
   Деревянко замер. Удача сама шла к нему в руки, главное было не спугнуть.
   -Чего, чего ты кончил? - сглотнув, переспросил он.
   -Ну МИТХТ, Московский институт тонкой химической технологии, понял?
   -Понял, - сказал Деревянко и снова сглотнул. Он понял, что Сашу упускать было нельзя, - Так ты, говоришь, химией занимался?
   -Да-а, готовили всякую х.... Вонища! Руки вечно в разводах от химикалий. Положил я на это всё и пошел в офицеры! А ты то чем занимаешься, друг?
   -Я-а? - Деревянко не был готов к такому вопросу, - Ну-у, по профессии то я мастер по дереву, но сейчас занимаюсь коммерцией.
   -Водочкой! - хихикнул Саша.
   -Ну и водкой тоже. Но есть кое-что и посерьезнее. Ты, если убежим отсюда, куда рванешь? Обратно в армию?
   -Что я, дурак, что ли? Моё родное государство теперь наверняка считает меня дезертиром. Не отмоешься, даже если бандиты справку дадут. Буду думать, куда податься. Есть один человек, тоже химией занимается...
   -Не торопись, у меня может тоже для тебя дело будет! - Деревянко многозначительно потер большой палец об указательный. Саша понимающе кивнул. В это время дверь в подвал приоткрылась и туда заглянул кто-то весьма бородатый.
   -Тимур, - крикнул Саша, - Зайди, дело есть!
   Повернувшись к Деревянко он добавил:
   -Он почти не говорит по-русски, но все понимает...
   -Понимайт! - булькнул горлом Тимур, - Шидабурчу кухтабол?
   -Бардабурлы, кузал, - ответил Саша, - Бамбарбия кергуду!
   "Что-то знакомое", - мелькнуло в голове у Деревянко, - "Все-таки кавказские языки чем-то похожи на турецкий". Иван почему-то думал, что знает турецкий язык, наверное потому, что как-то был в Стамбуле на встрече с резидентом, но все, что он запомнил, было "курултай" и "бакшиш", или "балхаш", точно он не помнил. Впрочем, он не знал и осетинского языка.
   -Тимур говорит, что готов способствовать побегу обоим, но за семь тысяч, - повернулся к Ивану Саша, - Что скажешь, Ваня?
   -Торг уместен? - спросил тот. Саша отрицательно покачал головой.
   -Ладно, скажи этому супостату, что мы согласны, но деньги у меня спрятаны в машине. И скажи, чтобы не пытался открывать чемодан - он взорвется. Деньги получит у машины. И ключи пусть торчат в замке зажигания!
   Саша доходчиво объяснил Тимуру предложение Деревянко, на что тот долго кивал в конце сказал:
   -Дурбасы огай бультук!
   -Чего он сказал? - спросил Деревянко.
   -Говорит, что машина будет стоить ещё две тысячи!
   -Он что, не проспался что ли? Откуда я ему еще возьму?
   -Узбекистон виноси буль в горлы! - сурово проговорил Тимур.
   -Чего, чего-о? - недоверчиво протянул Деревянко.
   -Сказал, что если хочешь жить - деньги найдешь!
   -Вот гад! - Деревянко судорожно закурил еще одну сигарету, отщипнул немного винограда из связки, потом махнул рукой, - Ладно, пусть подавится, басмач!
   -Худы берды алаверды! - сказал Тимур и качнул стволом автомата. Деревянко вопросительно посмотрел на Сашу.
   -Сказал, что через час нас выведет, но если денег не будет, то убьет тебя!
   -Ладно, ладно, не надо грубости! - скривился Иван.
   -Нэ надо! - пробурчал Тимур и исчез за дверью. Щелкнул засов.
   -Только давай без самодеятельности, - предупредил Саша, - а то и вправду прикончат! У них это просто: бах и в речку! Или в пропасть.
   -Ладно, ладно. Я что, жить что ли не хочу, - буркнул Деревянко, а про себя подумал: "Непредвиденные расходы. Надо запрашивать Центр о чрезвычайном финансировании".
   "Что, зараза, раскололи тебя на девять штук!?" - думал со злорадством в это время Саша, - "Значит у тебя не десять штук, а поболее. Хорошо..."
   Через некоторое время щелкнул засов, в дверь просунулась голова Тимура и он знаками показал, что надо выходить. Деревянко и Саша выскользнули на темную улицу и крадучись, короткими перебежками, затаились у "Нивы".
   Небо было затянуто зловещими тучами. Из некоторых домов в селе доносились нестройные выкрики и смех. Вышел какой-то джигит, посмотрел по сторонам, потом послышался звук льющейся жидкости. Хлопнула дверь.
   Деревянко глянул в кабину машины и увидел, что ключи торчат в замке. Тихонько приоткрыв дверь, он нашарил в багажном отделении свой чемоданчик и, положив его на кресло, перевел рычажки в безопасное положение.
   -Турухтан барамлы каюк! - сурово прошипел Тимур и наставил на Деревянко ствол автомата.
   -Да пусть не боится, никаких неожиданностей..., - спокойно ответил тот, уже поняв, что воспользоваться зонтиком -“Узи” не удастся. Саша от неожиданности даже закашлялся.
   Вскрыв потайное отделение, Деревянко на ощупь натренированными руками отсчитал деньги и протянул их Тимуру. Тот взял одну из купюр и потер между пальцев, затем осветил зажигалкой.
   -Акши, - сказал он, - Нива дургас, кульды бургур!
   -Он сказал, чтобы "Ниву" вытолкали по склону, потом включим мотор! - перевел Саша.
   -Я уже и так все понял, - ответил Иван и они, упершись, покатили машину под уклон. Когда она покатилась уже сама, Деревянко вскочил в кабину с одной стороны, Саша с другой, при этом очутился у руля. Включив зажигание, Саша поставил рычаг передач на вторую и отпустил педаль сцепления. Машина пару раз дернулась и завелась. Саша вдавил педаль газа и понесся по дороге. Деревянко оглянулся: из села никто за ними не бежал.
   -Ладно, гони! - сказал он и закурил.
   -Есть, шеф! - весело сказал Саша и врубил свет, - Куда едем?
   -Ты лучше должен знать! - пробурчал Иван.
   -Тогда до города, бросаем машину - и на вокзал. Срочно смываемся отсюда! А то пришьют!
   -Одобряю! Только костюмчик тебе поменять надо!
   -На вокзале купим! Там круглосуточно! Банзай!
   С севера надвигался грозовой фронт. Сверкали молнии. В их сполохах по сторонам дороги сурово чернели горы.
   Саша зажег дальний свет и включил пятую передачу.
   Операция вступала в завершающую стадию.
  

ГЛАВА 20. Вокзал на двоих. Или на троих?

  
   До отхода поезда на Нижний Новгород оставалось около часа, когда Дубов и Деревянко вошли в здание желдорвокзала. Машину они бросили около здания автовокзала, чтобы сбить возможных преследователей с толку, при этом Дубов отлично знал, что его “преследователи” прекрасно знают, где его найти.
   В этот предрассветный час на вокзале тем не менее было достаточно много народа и в зале ожидания стоял тихий привычный гул от множества голосов, изредка прерываемый невнятными объявлениями по вокзалу.
   Половина обитателей вокзала тихо спала на лавочках, другая половина слонялась по вокзалу, заходя в перекусочные или другие привокзальные магазинчики. Один из них торговал и одеждой, что сразу увидел Саша и толкнул в бок Деревянко:
   -Вон, видишь? Как я и говорил. Давай деньги, куплю чего-нибудь, а то в этом обмундировании, - Саша потрепал свою камуфляжную куртку, - Загремим под фанфары!
   -Да? Я тебе деньги дам, а ты и будешь таков! - язвительно сказал Иван.
   -Обижаешь, шеф! Куда я денусь? Мне ведь тоже ехать надо! А хочешь, давай вместе пойдем!
   -Не-ет, мне надо пойти освежиться..., - Деревянко кивнул на буфет, - Вот тебе двести тысяч, иди купи себе чего-нибудь, только без шика - нам привлекать к себе внимание нельзя! И вот еще триста - пойди возьми билеты на Горький, желательно вагон СВ. Встречаемся здесь, в буфете.
   -Слушаюсь, шеф. Все будет сделано без шума и пыли!
   Саша нырнул в толпу, а Деревянко пошел к буфету. Он очень хотел пива.
   Купив за сто тридцать тысяч вполне респектабельный тренировочный костюм "Адидас" (подделка, разумеется), Саша тренированным шагом направился к кассам. В очереди стояло человека четыре и это было приятно. Встав в хвост, Саша с удовольствием закурил: он чувствовал, что операция развивается по намеченному плану. И, хотя, Деревянко еще напрямую не предложил Саше сотрудничества, тот знал, что это произойдет в ближайшие часы, скорее всего в поезде.
   -Куда едем? - отвлек его от мыслей вопрос, заданный негромким голосом. Деревянко оглянулся. Сзади него стоял неприметный мужик с хозяйственной сумкой и большой кепкой на голове.
   -Тебе то чего? - презрительно бросил Дубов.
   -Привет от Зураба..., - тихо проговорил мужик, - Он приехал только что. Просил передать вот это, - с этими словами мужик сунул Саше заклеенный конверт, - а также узнать о конечном пункте следования.
   Повнимательнее посмотрев на мужика, Саша узнал в нем Кобадзе и удивленно мотнул головой: "Молодец! Загримировался классно! И быстро как доехали!".
   Открыв конверт, он увидел пачку ассигнаций явно американского производства. "Доллары! Баксы!" - радостно екнуло у Саши и он проглотил слюну. Зурабов был честен: он прислал ровно половину с дополнительно полученных от Деревянко двух тысяч долларов.
   -Конечный пункт пока Нижний Новгород, - профессионально-спокойным голосом проговорил Саша, - Дальше не знаю, в детали пока не посвящен. Полагаю, что ведомый планирует мое участие в лабораторном процессе, думая, что я химик. Передайте Шарапову и Тараскину приказ следовать за мной в Горький. Пока все. Спасибо Зурабову.
   Мужик спокойно выслушал информацию от Дубова, потом достаточно громко спросил:
   -Вы не пидскажете, скильки времени?
   -Пять пятнадцать... - тоже достаточно громко ответил Дубов.
   -Ой, знова забув! - с этими словами мужик быстрыми шагами пошел по направлению к камере хранения. Саша понимающе ухмыльнулся.
   -Вам куда? - раздался внезапно вопрос.
   Саша обернулся: билетная кассирша с нетерпением поглядывала на него.
   -Два билета на дневной сеанс..., ой, простите, два билета на Нижний, желательно СВ!
   Кассирша молча покачала головой: "ненормальный какой-то", пощелкала на клавишах и бесцветным голосом сообщила:
   -Два билета в СВ, поезд 287 вагон 6. Двести тысяч.
   "Ты смотри, билеты есть! А я уж думал в армейскую кассу придется идти. Перестройка, едри твою.... Раньше бы взятку пришлось давать.... А с другой стороны, раньше на двести тысяч можно было бы купить виллу на Черном море, "Мерседес" и забить на все большой ... ", - Дубов мечтательно зажмурился. Он посмотрел несколько фильмом про Джеймса Бонда и ему очень хотелось жить как он: в окружении потрясающих красоток, на шикарных пляжах и в шикарных автомобилях.
   "Водка энд Мартини", - всплыла вдруг фраза из фильма и Саша тут же вспомнил, что Деревянко ждет его в буфете. Не надо было давать тому каких-либо поводов для ненужных размышлений.
   Когда Дубов подошел к буфету, Деревянко там не было, что крайне его озадачило.
   "Куда он, зараза, подевался. Пос...ть, что ли, пошел?". В некоторой тревоге Саша взял пару пива и, закурив, пристроился за стойкой. До отхода поезда оставалось сорок минут. Внезапно Дубов осознал, что уже полчаса таскает с собой большую бутыль в плетеной оболочке. Как сказал Деревянко, там был образец товара.
   "Водка, значит", - сделал безошибочный вывод Саша, - "Интересно, почему он за ней так гонялся?". Вспомнив, что все великие врачи проверяли действие лекарств на себе, Дубов вытащил из бутылки пробку и налил себе полстакана, хотя к врачам, а тем более к великим, себя не причислял. Налитая жидкость стойко пахла водкой.
   "Неповторимый, удивительно стойкий вкус!" - подумал Саша и, перекрестившись про себя, быстро выпил. Через минуту он почувствовал, как тепло растеклось по желудку.
   "Вроде не отравлено...", - в некотором раздумье подвел итог Саша и машинально взглянул на часы. До отправления поезда осталось тридцать минут. Саша понял, что надо расстаться с мечтами про Джеймса Бонда, врачей-вредителей и срочно стать майором Прониным.
   -Девушка, у вас тут минут пятнадцать-двадцать назад не пил пиво мужик такой, среднего роста, короткие светлые волосы, в джинсах, с чемоданчиком. Я его друг, ищу..., - спросил Саша у скучающей продавщицы. Та медленно перевела на него взгляд и, зевнув, махнула рукой:
   -Был тут один такой. Стоял у вашей стойки, три пива взял и сосиски. Один тип пытался спереть у него чемодан, так ваш приятель так его двинул, что того увезли на “Скорой”. А вашего приятеля в милицию повели. Минут пятнадцать назад...
   Дубов лихорадочно потер лоб: дело было хуже некуда. Стоило милиционерам осмотреть чемодан Деревянко и все пропало. Или они обнаружили бы шпионские принадлежности, или все отделение милиции, включая Деревянко, взлетело бы на воздух, или было бы тихо отравлено газом - про эту особенность чемоданчика Саша уже знал.
   "Черт бы побрал этих ментов", - со злобой подумал он, - "Вечно от них одни неприятности!". Щелкнув пальцами, Саша уже собрался идти в привокзальное отделение милиции, как вдруг он увидел, как к его стойке быстро приближается Шарапов.
   -Все в порядке, капитан, - тихо сказал тот, взяв бутылку пива и примостившись рядом, - Деревянко сейчас выпустят. Проверили документы и всё. Проверить вещи мы им не дали.
   -Кто помог?
   -Зурабов, конечно. За нами коньяк.
   -Хоть десять. Молодец. Билеты взяли?
   -Порядок. Седьмой вагон, рядом с вашим. Будем прикрывать.
   -Учти, сейчас рации у меня нет!
   -Уже учел. В случае экстренной связи закажи в наше купе, шестое, чай два стакана и через пять минут встречаемся в туалете, ближнем к твоему вагону.
   -А если туалет занят?
   -Тогда в дальнем. Все, я пошел, а то Деревянко может подойти.
   -Мой чемодан у тебя?
   Шарапов молча кивнул и со скучающей физиономией пошел на перрон. Через десяток секунд к стойке почти подбежал слегка запыхавшийся Деревянко с чемоданом. Его лицо выражало нескрываемую злость:
   -Суки! Как они смеют! Без всякого повода! Без адвоката!
   Тут он осекся и посмотрел на Дубова. Тот молча допил стакан и спокойно поставил его на стойку:
   -Слушай, потом расскажешь! Пятнадцать минут до отхода поезда! Где ты шляешься, едрёна корень!?
   Деревянко в недоумении уставился на Сашу, потом плеснул себе пива, быстро выпил и хрипло спросил:
   -Какой вагон?
   -Шестой! Пошли, быстро! Поезд уже на парах!
   Деревянко тоже был на парах, но на винных. Да и Дубов за трезвого вряд ли сошел, если бы к нему прицепилась милиция.
   
   Когда солнце уже встало над горизонтом, а поезд мерно стучал на рельсах, Саша, лежа на полке, повернулся к Деревянко, тоже обессилено лежащим на полке, и тихо спросил:
   -Слушай, Вань, ты так мне и не рассказал про свою задумку. И про то, зачем мы в Горький едем. Я в темную не играю!
   Деревянко повернул к нему голову, зажег сигарету и произнес стандартную фразу из фильмов:
   -Если я тебе скажу, у тебя не будет обратного пути. Ты понимаешь?
   -Ладно, не стращай! - Саша очень естественно махнул рукой, - У меня и так обратного пути нет. Меня вообще нет!
   -Ладно, слушай! - Деревянко перешел на зловещий шепот, - Я попутно занимаюсь наркотиками. Хочу в своей деревеньке под Горьким наладить производство. Понимаешь?
   -А-а-а! Вот почему я тебе нужен! Колеса будешь варить?
   -Какие колеса? - озадаченно уставился на Сашу Деревянко, - Зачем их варить?
   "Какой болван!" - подумал про себя Саша, - "И чему их только учат? Совсем лексикона не знает!"
   -Ну, то есть, таблетки хочешь готовить? - добавил он вслух.
   -Таблетки, - кивнул Иван, - И порошки. Все, что получится. У меня есть описание технологии и перечень оборудования. Вот, разберешься? - с этими словами он вытащил из чемоданчика тетрадь с лабораторными опытами и протянул её Саше.
   Тот, знавший её уже вдоль и поперек, индифферентно полистал страницы и для видимости в одном месте долго всматривался в записи, покачивая для важности головой.
   -Ну что, сможешь? - не вытерпел Деревянко.
   -Сложная формула. И дозировки внушают сомнения. Некоторые составляющие мне вообще не знакомы. В остальном, ничего необычного нет. И где ты собираешься все это брать?
   -Достанем, Саша. Были бы деньги. Ты возьмешься за процесс?
   -Хм, а какова будет моя доля в прибыли?
   -Ну-у, я бы мог дать двадцать пять процентов!
   -Шутить изволите? Подсудное дело, если чего, то мне срок больше дадут, а ты двадцать пять процентов! Не смешите меня! Пятьдесят!
   -Какие пятьдесят, слушай! Ты только будешь варить, а я и сырье доставать и сбывать, при всем притом, что финансирую все я! ( Саша был готов к тому, что Деревянко сейчас скажет "Что наш район не выполнил плана по сдаче государству шерсти и мяса"). Ладно, тридцать, - Иван сделал вид, что уступает.
   -Обижаешь, дорогой! А ты знаешь, какое это вредное производство! У тебя там в деревне вытяжка есть? А если рванет, кто пострадает? Я! Сорок!
   -Ты просто вымогатель! У этих разбойников научился, да? Я ж тебе описание всего процесса дал! Сиди и вари. Все учтено! Тридцать два!
   -Если бы все! А ты знаешь, что будет, если на пару грамм ошибиться в дозировке биробуксилпропилена? Тридцать восемь!
   -Ладно, хрен с тобой, - Деревянко понял, что ошибаться в дозировке не стоит, - Тридцать пять!
   Саша с неохотой пожал Ивану руку.
  

ГЛАВА 21. Э-эх, дороги...

  
   Дубов и Деревянко, измученные бурными событиями прошедших суток, спали как убитые почти двенадцать часов.
   Тараскин, осуществлявший периодическое наружное наблюдение, дважды тихо открывал своим ключом дверь их купе и каждый раз видел одну и ту же картину: два безжизненных тела под одеялами, мерно выбрасывающие через рот или нос порции воздуха, заметно припахивающего перегаром. У Дубова сползло одеяло, но ему, очевидно, это не доставляло никаких неудобств.
   -Ну, чего там? - в очередной раз спросил Шарапов, когда Тараскин вернулся в свое купе.
   -Чего, чего! Дрыхнут, как убитые! Дубов даже штаны не снял!
   -А ты откуда знаешь? Проверял, что ли?
   -Конечно! Профессия у нас такая: доверяй, но проверяй!
   Шарапов рассмеялся:
   -Ладно, пойдем пива попьем. Ведь мы этого достойны!
   
   Дубов проснулся первым и некоторое время лежал неподвижно, приводя в порядок мысли и постель.
   Прошедшие сутки здорово его измотали и теперь Саша старался как можно быстрее вспомнить череду прошедших событий, чтобы убедиться, не сделано ли каких-либо ошибок.
   "Пожалуй, никаких явных промахов не было. Хотя в разговоре “по-осетински” мы с Тимуром немного переборщили. Неужели у них в ЦРУ не проходят наши классические фильмы?" - при этих мыслях Саша покачал головой и зажег сигарету.
   Деревянко невнятно что-то пробурчал (Саша уловил только окончание фразы: “... Фак ю”) и открыл глаза. Пару минут он тупо смотрел в потолок купе, потом перевел взгляд на Сашу.
   -Привет! - сказал тот, - Как спалось?
   -Деревянно, - ответил Иван, - а сколько времени?
   -Да уже вечер. Шесть часов. Как ночью то спать будем?
   -Не знаю, - коротко ответил Иван, - Придумаем...
   -Ну ты давай, думай, а я пойду отолью!
   Дубов вышел в коридор и направился к туалету. Тот был занят и Саша уже собирался пойти в другой конец вагона, как дверь открылась и оттуда вышел Шарапов. Увидев Сашу он зевнул и в процессе зевка выдавил:
   -Ты один?
   Саша молча кивнул и вышел в тамбур. Шарапов сделал вид, что его очень интересует схема водораздачи в вагоне, поэтому пару минут он внимательно её изучал.
   -Скажите, а этот вентиль работает? - спросил он у проходившей мимо проводницы. Та молча покрутила у своей головы пальцем и пошла дальше.
   "Хамьё!" - презрительно подумал Шарапов и вышел в тамбур. Дубов уже выкурил полсигареты.
   -Ну где ты ходишь? - недовольно выпалил он.
   -Проверялся, нет ли хвоста. Одна сука все-таки прошла...
   -Ты это о ком?
   -Да, ладно, - махнул рукой Шарапов, - Давай быстро по делу!
   -Горьковчан предупредили?
   -Конечно. Дубаев обещал передать по цепочке...
   -Пусть подставят мне какого-нибудь химика, а то я завалюсь на первом же опыте. Я скажу Деревянко, что аппаратуру надо искать во всяких НИИ, денег там почти нет, все воруют. Пусть подскажут где брать. Химикалии тоже. Ведомый собирается ехать, как сказал, в деревню, чтобы гнать наркоту. Лажа, конечно. Он там собирается проверить выкладки лабораторных записей. Насмотрелся, наверное, "Самогонщиков". Вы с Тараскиным скрытно последуете за нами. Маскировку придумайте сами.
   -Понял тебя, капитан. Это все?
   -Пока все. Сейчас с Деревянко идем в ресторан. Жрать охота, ну и выпить тоже.
   -А нам то можно? - обиженно спросил Шарапов.
   -Конечно, - кивнул головой Дубов, - Боевые сто грамм.
   -Мы ж не в бою..., - крякнул Шарапов.
   -Ладно, по сто пятьдесят. Я пошел!
   К счастью туалет оказался свободным.
   Когда Саша вернулся в купе, Деревянко уже оделся и заканчивал бритьё. Саша машинально потрогал свои щеки: четырехдневная щетина ощущалась.
   Деревянко протянул ему электробритву.
   -Филипс, - прочел Саша, - Изменим жизнь к лучшему!
   -Чего, чего? - недоуменно протянул Иван.
   -Ничего. Это я так, экспромтом. Ладно, иди умывайся, а я пока побреюсь. Потом в ресторан. Устраивает?
   Деревянко молча кивнул, взял полотенце, умывальные принадлежности и вышел.
   Саша повертел в руках электробритву и, в конце концов, решил ей не пользоваться. "Хрен её знает, чего он там подкрутил...", - подумал он, - А то как бабахнет, и надолго избавит от перхоти!
   -Ты чего не побрился? - спросил Деревянко, входя.
   -Щетина уже большая. Газонокосилку надо.
   -Ладно, в Горьком сходим в парикмахерскую. Тебе нужно выглядеть презентабельно.
   -Согласен, но сначала давай коньячку дернем. Заодно и пожрем.
   -Коньячку..., - как бы в задумчивости протянул Деревянко, - Не помешает! И шашлычку тоже... Пойдем!
   -Я первый заказываю!
   -Первый ваучерный - всегда первый! - буркнул Иван.
   "Ты смотри! Знает!" - подумал про себя Саша,- "Надо у него про Дом селенга спросить. Может объяснит, что к чему. А то я только дом пеленга знаю..."
   -А у МММ нет проблем? - хихикнул он.
   -У МММ нет. А у меня есть. Я хочу жрать и пить. В смысле выпить.
   -И это правильно. Процесс надо углубить!
   
   -А ты чем до армии то занимался? В смысле, что в лаборатории варил? - спросил Иван, после того, как они выпили по сто грамм. Обстановка вагона-ресторана и блюда на столе способствовали непринужденной, почти дружеской беседе.
   -Я то? - переспросил Саша, поглощая закуску, - Мы разные чистящие средства изобретали. Вот, например "Лоск" - это я изобрел. А потом работал над препаратами "Блеск", "Блик", "Шик", "Шмон"..., - на последнем слове Саша споткнулся, поскольку оно вылетело непроизвольно. К счастью, Деревянко в это время наливал вторую рюмку.
   Вторая порция коньяка прошла также благополучно и Иван вдруг вспомнил, что когда он был еще Джоном, он как-то гостил у двух знакомых из соседних немецких (а, может, Швейцарских) деревенек с забавными названиями Эбервале и Нибервале.
   Эти чокнутые мужики вместе со своими содеревенщиками каждый месяц устраивали совершенно идиотское соревнование: они жарили друг для друга свиные ножки и кормили всех жителей деревень, ну, естественно потом шло пиво, бабы и так далее....
   Но самое смешное было то, что те, кто жарил все это, не могли присоединиться к остальным, пока не вымоют противни, на которых они жарили. Естественно, что пока они их очищали, пиво кончалось и мужикам было обидно.
   После очередной пирушки один из поваров бросил скребок на землю и сказал, что уходит изобретать чистящее средство специально для таких случаев. Он еще добавил, что у него есть знакомый химик, который работал в концентрационном лагере и имеет большой опыт в таких разработках.
   "Я изобрету такое средство, что и негра добела отмою!" - сказал тот мужик, фамилия которого была вроде Фейрих, и ушел работать в химию.
   "Интересно, изобрел он то, что хотел?" - внезапно подумалось Деревянко, - "Ведь интересная идея! Насчет негров..."
   -Значит, говоришь, "Лоск" изобрел? - оторвался от воспоминаний Иван, - А шины сильно по технологии отличаются?
   -Шины? - озадаченно переспросил Саша, - Ты имел в виду колёса?
   -Колёса, шины - какая разница. Главное, чтобы покататься можно было! - вывернулся Иван.
   -Ага. И чтобы случайно не приехать на Петровку 38. Или на Лубянку. Там тебе подробно объяснят твои ошибки в технологическом процессе!
   Иван слегка задумался. В школе ЦРУ им рассказывали про эти замечательные заведения и, если про МУР он знал только то, что он занимается внутренним криминальным миром ("примерно как наше ФБР" - отмечал про себя Деревянко), то про КГБ им рассказывали намного больше. Судя по отзывам профессионалов, это было очень уважаемое учреждение.
   -Ладно, Саша. Давай выпьем за то, чтобы всегда идти верным путем! - налил по третьей Иван.
   -Как завещал великий Ленин? - подколол Саша.
   -Как учит коммунистическая партия! - кивнул головой Деревянко и выпил.
   "Ишь, нахватался! Наверное старые школьные тетрадки читал. Интересно, а гимн Советского Союза он знает?" - подумал Дубов, проглатывая коньяк, который снова пошел хорошо.
   После первой бутылки Саша предложил заказать вторую, поскольку состояние кондиции достигнуто не было, а тостов оставалось еще много. После того, как принесли вторую бутылку, они выпили за демократическое общество, свободу слова, свободу сексуальной ориентации, в защиту прав жертв политических репрессий, а также против хищнической вырубки лесов в Бразилии. Вторая бутылка на этом кончилась.
   -Ну, чего, бог эта-а, и-ик! Он троицу любит! - подняв указательный палец кверху сказал Саша. Сигарета, прилипшая у него к нижней губе, упала в тарелку с шашлыком.
   Деревянко долго пытался сообразить, кого любит бог, но в конце концов просто тупо мотнул головой. Его сигарета, прилипшая к верхней губе, упала в солонку.
   -Аффисант! - Саша махнул рукой и при этом чуть не смахнул со стола блюдо с шашлыком, - Аффисант, еще коньячку и порцию соленых огурцов!
   Третья бутылка пошла сначала неохотно, но постепенно дело наладилось. Особенно к месту был тост Деревянко за хороший урожай картофеля в Айдахо и за процветание компании "Дженерал Моторз".
   Но наших разведчиков было трудно переплюнуть по части тостов. После второй рюмки из третьей бутылки Саша выдал тост на десять минут, в котором осветил весь славный путь, пройденный Отчизной от плана Гоэлро до построения рыночных отношений. Особо он отметил воссоздание Храма Христа-Спасителя, как символа духовного возрождения России, и большой потенциал российского Нечерноземья.
   -Мы им еще покажем! - завершил свой тост Дубов. Посмотрев на Деревянко, он заметил, что тот спит, уткнувшись головой в блюдо с хлебом.
   -Эй! - толкнул Саша того, - За Россию!
   Иван с трудом поднял голову и рюмку. После того, как и эта рюмка была проглочена, он закурил сигарету и, уставившись в потолок, затянул:
   -Э-э-х, дороги, даст энд* туман! Ля-ля-ля, тревоги, а в степи бурьян!
   Саша согласно кивал и пытался подпевать.
   -Саш-ша! Ты меня уважаешь? - прервал пение Деревянко.
   -Уважаю, - кивнул головой тот.
   -Тогда давай вы-ы-пьем з-за К-клинтона! Не в-возражаешь?
   -Н-не воз-ззражаю, но т-только тс-с-с! - Саша приложил палец к губам, - Я пью за тех, кто в море! И з-за тех, кто з-за морем!
   Как они добирались назад в купе - никто не помнил, но спали все хорошо.
  
   * dust and... (англ.) = пыль и... (рус)
  
  

ГЛАВА 22. Над городом Горьким...

  
   Поезд приходил в Нижний Новгород в 9-30 утра. Интересно, что когда Нижний Новгород был еще Горьким, то поезд приходил в 9-35 и это было свидетельством того, что перестройка в России идет полным ходом.
   Правда, жили еще очевидцы тех времен, когда Горький был еще Нижним Новгородом, перед тем, как он стал Горьким, что поезда приходили точно по расписанию, а поезд из Владикавказа, когда тот был еще Владикавказом, приходил в 8 часов ровно, но таких очевидцев становилось все меньше и меньше.
   Удивительно, но старых большевиков при этом становилось все больше и больше, вплоть до 91 года, когда все объявленные ранее соратники Ленина по революционной борьбе, а особенно по переноске бревен, внезапно куда-то исчезли и их место заняли молодые пухлые специалисты по рыночным отношениям, как они сами себя называли. При этом было совершенно непонятно, откуда они взяли опыт этих самых рыночных отношений, поскольку в СССР всегда был только базар и бардак.
   Оставалось только предположить, что здесь действует закон природы, согласно которому сорняки и паразиты растут без всякого ухода и подкормки.
   f
   -Граждане пассажиры! Наш поезд прибывает в Нижний Новгород в девять часов тридцать восемь минут. Доступ в туалет будет прекращен в девять часов десять минут. Благодарим за внимание! - голос из динамика звучал так, как будто говорившему в это время стягивали шею удавкой.
   Саша с трудом разлепил глаза и автоматически посмотрел на часы: было без десяти восемь. Голова была несколько тяжеловата, а сильная жажда говорила о том, что вчера они успешно решили вопрос засыпания, о котором ранее очень беспокоились. К его радостному удивлению, он увидел на столике две бутылки "Фанты". Он не помнил, кто их сюда принес, но это сейчас было неважно.
   Саша свернул пробку и жадно приник к горлышку. Влага с уханьем падала в желудок. Звук, видимо, был хорошо слышен, потому что Деревянко открыл глаза и тихо пробормотал:
   -Оставь и мне!
   -Угу, - кивнул Саша, - Там еще одна есть. Как головка? Бо-бо?
   -У-у-у! - застонал Деревянко, - Такое бо-бо, что просто ку-ку! Сколько ж мы вчера употребили?
   -Красиво говоришь: “употребили”. Выжрали! Три бутылки. Ты вчера такие тосты говорил! Поэт, ядрена корень!
   -Какие тосты? - похолодел Иван под простыней.
   -Ну там, про урожай картофеля, про бисексуалов, про права индейцев...
   -Про права индейцев? - переспросил Деревянко, слегка побледнев, если это было еще возможно, - Да-а, значит я вчера был совершенно пьян. С этими словами он схватил бутылку с водой и жадно приник к ней губами.
   Когда уханье воды в желудке затихло, Саша заметил:
   -Да-а, видно у тебя кислотно-щелочной баланс ни к черту. Ладно, давай собирайся, через полтора часа прибываем. Я пошел умываться.
   Саша вышел из купе и направился в соседний вагон. Что-то подсказывало ему, что сейчас он должен встретить или Шарапова или Тараскина, к тому же очень хотелось в туалет.
   У двери с символом WC стоял Тараскин и с тихим спокойствием рассматривал пейзаж за окном.
   -Все о'кей? - еле шевеля губами спросил он Дубова.
   -Почти, - скривился тот, - Голова болит. Новости есть?
   Тараскин молча покачал головой.
   -Тогда вот что: пусть нас ведут от вокзала, только местные ребята. Я думаю, что мы остановимся в какой-нибудь средненькой гостинице. Оттуда я буду выезжать в НИИ, которые мне должны указать. Желательно фамилию подставного химика. Свяжись с Глухаревым. Все!
   Саша рванул в туалет, поскольку терпеть мочи уже не было.
   
   Над городом Горьким была, как полагается, ясная зорька, когда Деревянко с Дубовым вышли на перрон.
   Теплое летнее утро навевало положительные эмоции и желание попить пива.
   Дубов наметанным глазом рассмотрел в толпе встречающих ГБ-эшных оперативников: два мужика в легких курточках, спортивных штанах и кроссовках с непроницаемыми лицами рассматривали поток выходящих пассажиров.
   Саша незаметным движением руки с зажатой в ней пятилитровой бутылью подал знак: я, мол, здесь! Но встречающие вдруг сорвались с места и подбежали к какому-то мужичку в белом костюме и с красной мордой и с радостными физиономиями стали топтаться возле того. Один взял у красномордого чемодан, другой портфель и троица пошла на выход.
   -Иван, а ты Горький то хоть немного знаешь? - спросил Саша.
   -Нижний то!? А как же! Сейчас выйдем из вокзала, повернем направо к Волге и через сто метров будет пивной ларек! - без запинки ответил Деревянко.
   -Понял, - коротко сказал Саша. Он думал о том же.
   Пивной ларек, облагороженный тентом и несколькими приличными стойками, возник сразу же за поворотом на набережную. Пахнуло свежестью речных просторов и непередаваемым запахом разливного пива.
   -Кайф! - сказал Деревянко и занял место у стойки, - Бери по две кружки и чего-нибудь закусить! С этими словами он дал Саше деньги.
   У стойки в очереди было человека четыре, что было нормально для этого часа и, учитывая, что накануне не было праздника, пятницы, субботы и воскресенья. Саша спокойно закурил и вдруг услышал за спиной тихий шепот:
   -Привет вам от Зураба. Не оборачивайтесь.... Запомните: НИИГЛАВХИММОР, улица Нахимова, 2. Технолог Змеев Николай. Подтвердите кивком.
   "Час от часу не легче. Там Гадюкин, здесь Змеев. Сплошные гады. Вообще, по-моему, кадровая работа не на высоте...", - подумал про себя Саша и кивнул головой. Одновременно он заказал четыре кружки пива, поскольку подошла его очередь. Когда он брал кружки, то незаметно глянул на того, кто стоял в очереди за ним: какой-то невзрачный тип в линялой рубашке и белой кепке, в руке авоська с хлебом.
   "Да-а, вот это маскировочка! Ни в жизнь бы не догадался!" - с восхищением подумал Саша, ставя кружки на стол. Деревянко тут же схватил одну из них и жадно припал к ней ртом. Вздох облегчения вырвался у него, когда кружка опустела. Иван закурил сигарету и кивнул на мужика с авоськой:
   -Чего этот тип от тебя хотел то?
   Саша мужественно проглотил пиво до конца, собираясь одновременно с мыслями:
   -Какой тип?
   -Ну, вон тот, с авоськой. Стоял в очереди за тобой и все что-то говорил. Я уж думал подойти, может помощь нужна...
   -А-а, этот! - очень натурально рассмеялся Саша, - Да это алкаш какой-то. Все стоял и деньги считал, а попутно материл свою жену, которая деньги прячет.
   Иван рассмеялся, Саша тоже.
   "Глазастый черт!" - подумал он, - "Надо учесть!"
   С набережной раздавались гудки пароходов.
   Город Горький, он же Нижний Новгород начинал новый трудовой день, еще не подозревая о том, что скоро совсем недалеко от него произойдут таинственные события, о которых, правда, никто из рядовых граждан никогда не узнает.
   
   Гостиница "Волга", в которой обосновались Деревянко и Дубов, была типичной гостиницей советской эпохи и описывать её не имеет никакого смысла, если только не иметь намерения вызвать чувство, аналогичное тому, что испытывает каждая девушка (женщина), обнаруживая, что она опять забыла купить "Кэр-Фри" и поэтому совершенно не готова к критическим дням, или наоборот, что критические дни прошли, но она никак не может извлечь тампон "Тампакс", поскольку он очень сильно принял форму её тела и потребуется хирургическое вмешательство.
   Двухместный номер, в котором они остановились, был вполне приличен, если не считать постоянно текущего туалета и прожженного в нескольких местах сигаретами журнального столика. Телевизор был черно-белым, но даже при этом было достаточно трудно понять, что по нему показывают.
   -Шикарно! - заметил Саша, распахивая окно, - Вид на море! Я в таких апартаментах уж три года, как не бывал! И холодильник есть! Затаримся пивком?
   -Затаримся, затаримся. Только надо сначала пожрать как следует и справочник по Нижнему купить. Давай так: я принесу из буфета жратву, ну и все такое, а ты давай в город и посмотри справочник по предприятиям Нижнего Новгорода. Идет?
   -Идет! Только смотри, чтобы пиво свежее было! И это, дай мне деньжат на бритьё, а то я уже весь зарос! - при этом Саша бережно щупал в кармане заначенные доллары и рубли.
   Деревянко кинул ему деньги и Саша исчез за дверью.
   "Smart boy!", - ухмыльнулся Иван, - "Too smart..."*
   Его лицо скривилось в зловещей улыбке.
  
   *Smart boy! Too smart (англ.) - хороший мальчик, комсомолец!
  

ГЛАВА 23. Над городом Горьким... (часть 2)

  
   Пока Саша отсутствовал, Деревянко тщательно пересчитал свою наличность и проверил, какие технические средства у него остались после всех перипетий.
   Итак, у него оставалось четыре с лишним тысячи долларов плюс некоторая сумма в рублях, достаточная для недельного проживания. За гостиницу было уплачено за три дня.
   Из шпионских принадлежностей осталось практически все, за исключением его любимого пистолета "Вальтер", ножа с выкидывающимися лезвиями и авторучки с отравленными иглами. Осталась даже бутылка виски "Хандред Сиграмс", чему Деревянко очень обрадовался и тут же налил себе треть стакана, что по американским меркам равнялось двойной дозе, а по русским называлось “не мучь стакан”.
   -Денег маловато..., - вслух пробормотал Деревянко и грязно выругался на английском языке.
   По правилам пребывания в стране, в случае попадания на территорию, курируемую другим резидентом, он должен был бы информировать Центр, сообщить все подробности дела и запросить
   санкцию на продолжение действий, при этом необходимо было встретиться с резидентом на подмандатной территории и ознакомить того с планом операции. Ничего из вышеперечисленного Деревянко делать не хотелось, поскольку он был твердо уверен, что, по получении его шифровки, из центра придет приказ передать дело местному резиденту и отправляться по месту постоянной службы.
   Единственное “но” cостояло в том, что Деревянко нуждался в деньгах, а их взять было неоткуда, если откинуть вариант ограбления винного магазина и похищения местного бизнесмена с целью выкупа.
   Положение было бы совсем грустным, если бы Деревянко лично не был знаком с резидентом ЦРУ по Нижнему Новгороду и Горьковской области Джимом Фишером, который давно работал в Нижнем Новгороде (а начинал в Горьком) на судоверфях под именем Евгения Рыбакова.
   С Джимом они в свое время были очень дружны и когда, после окончания разведшколы, комиссия по распределению направила того в Горький, Джим шепнул тогда еще Джону свое будущее место работы и пароль, хотя, по инструкции, это было запрещено.
   Пароль был достаточно простой, но прошло уже столько лет и теперь Деревянко не вполне был уверен звучит ли тот как: "У вас, похоже, шнурки развязались" - отзыв: "Спасибо, сейчас куплю новые", или "У вас, кажется, ширинка расстегнута" - отзыв: "А в морду не хочешь?". Оставалось надеяться на то, что место работы Женьки оставалось прежним и его можно было разыскать старым испытанным способом: через бутылку, вручаемую вахтеру, либо через ближайшую пивную палатку.
   В дверь постучали и Иван подавил в себе инстинктивное желание выхватить пистолет, которого у него в данный момент не было. Следом за стуком в номер вошел Саша с книжкой под мышкой и бутылкой водки в руке. Он выглядел явно помолодевшим после парикмахерской и Деревянко понял, что ему тоже не мешает привести себя в порядок.
   -Ну, как дела? - весело проговорил Саша, - Где пиво, закуска?
   Деревянко вдруг понял, что за своими размышлениями о стратегических планах он совершенно упустил из виду то, что должен был принести еду и пива.
   -Да, понимаешь, желудок у меня чего-то схватило, ну я и просидел в туалете..., - вывернулся он.
   -Желудок? - переспросил Саша, - Тогда тебе срочно нужно принять антисептик. Давай стакан!
   -Ты чего, без закуски?
   -Закуска сейчас будет. Буфет у нас на этаже.
   С этими словами Саша вышел из номера, а Деревянко собрал в чемодан разложенные предметы шпионского обихода.
   Дубов вошел ровно через пять минут с кучей бутербродов, завернутых в салфетку, двумя куриными крылышками на тарелке и несколькими бутылками пива в пакете.
   -Давай, тащи! - сказал он Деревянко, после того, как налил ему полстакана водки и высыпал в неё какой-то белый порошок.
   -Чегой-то ты насыпал? - подозрительно спросил Иван.
   -Чего, чего? Соль, конечно. Размешай и пей. Не хочешь же в туалете просидеть?
   Деревянко был в безвыходной ситуации. Он не знал о таком способе борьбы с желудочными инфекциями, тем более, что это ему в данном случае было и не нужно, но отказаться пить он не мог, поскольку это привело бы к его немедленной расшифровке.
   Он медленно помешал в стакане вилкой, которую принес Саша, а затем с кряканьем выпил эту дикую смесь. Проходя через желудок она напомнила Деревянко о волнах Мертвого моря и какой-то невообразимой дряни, выпитой им как-то в какой-то африканской стране, когда он зашел в придорожную забегаловку.
   Минут через пять Деревянко обрел способность говорить и с сипом спросил:
   -Ну, как? Нашел чего-нибудь?
   -Угу, нашел, - кивнул головой Саша, жуя крылышко курицы, - В справочнике есть два института, занимающихся химией: НИИХИМБЫТ и НИИГЛАВХИММОР. По крайней мере, это открытые институты, адреса которых известны. Наверняка, конечно, есть и закрытые, но добираться до них, сам понимаешь, крайне хлопотно, да и время уйдет уйма. Поэтому я предлагаю начать с этих двух. Как, одобряешь?
   -Одобряю, - коротко сказал Иван, тоже жуя крылышко, - Только действовать надо тонко, без напора. Главное - информация!
   -Обижаешь, начальник! - воскликнул Саша, - Что ж я, думаешь, буду стоять у проходной и спрашивать каждого выходящего не захочет ли тот продать реактивы? Я лучше поищу ближайшую пивную - там больше узнаю. Кстати, мне нужно знать, какой суммой мы располагаем...
   -Мыслишь правильно. Видно вас в погранвойсках неплохо учили, а? - Деревянко подмигнул, - А что касается денег, то больше трех тысяч баксов на первом этапе не обещать - эти кавказские бандиты меня выпотрошили, как утку.
   -Понял, - кивнул Саша, - Три тысячи - тоже неплохие деньги. Для нищего химика. Ладно, давай перекусим, передохнем малость и за дело...
   -Ты отдыхай, а мне надо встретиться кое с кем, - ответил Деревянко, - Должок получить надо.
   Он выпил еще пива, одел пиджак и вышел из номера.
   Через пять минут в номере зазвонил телефон.
   -Алло! - поднял трубку Саша, - Вас слушают.
   -Сань, ты? - услышал он голос Шарапова.
   -Я, я. Моя фамилия Иванов, если ты помнишь. Как доехали, орлы?
   -Все в порядке. Вас не теряли из виду. Мы с Тараскиным устроились в этой же гостинице, номер 404. Местные ребята ведут наружное наблюдение. Сейчас ведомый вышел из гостиницы и поймал такси. За ним идет прицеп. Послали радиограмму Глухареву и Дубаеву с благодарностью. Вроде все.
   -Молодцы. Главное - не высовывайтесь. На случай экстренной необходимости, если Деревянный в номере, я говорю, что схожу за водой, пивом или чем-нибудь еще и звоню вам снизу, из холла. Один из вас постоянно должен находиться в номере. Если ведомого нет - звоню прямо из номера. Если у вас срочная необходимость - звоните сюда и заказываете бифштекс с яйцом.
   -Почему бифштекс? И с яйцом?
   -Потому что в этом случае Деревянный наверняка ответит "Вы ошиблись, это не буфет", или что-то в этом роде, а я сразу догадаюсь.
   -Ну, ты голова! А можно я скажу "люля-кебаб по-абхазски"?
   -Можно, если выговоришь. Сегодня, вероятно, я выходить не буду. Надо малость отдохнуть. В случае чего - связь, как договорились. Отбой!
   Саша положил трубку, подошел к окну и долго смотрел на открывающуюся картину большого города. Он был счастлив и горд, что своим скромным трудом помогает этому городу и отдельно взятой стране в целом становиться еще красивей и лучше.
   Пусть еще не все получается, есть отдельные недостатки и кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет, но тщетны потуги жалкой кучки отщепенцев, которые пытаются сбить нас с пути, который нам указал великий....
   На этом размышления Саши прервались, поскольку он не мог теперь с полной достоверностью сказать, кто в России теперь за "великого" и кто вообще за кого.
   Саша вздохнул, засунул свои деньги за стельку в кроссовках и прилег на кровать - он все же здорово устал. Засыпая, ему привиделся полковник Глухарев, который самолично привинчивал к его погонам одну большую звездочку и Саша уснул с улыбкой на устах.
  

ГЛАВА 24. Раскаявшийся агент Рыбаков рассказывает...

  
   -Папаша, не подскажешь, как позвонить по внутреннему Рыбакову Евгению?
   Вахтер с трудом разлепил осоловевшие глаза. Перед ним в проходной стоял молодой мужик в модном пиджаке и слегка потертых джинсах. В руке у мужика был полиэтиленовый пакет с эмблемой "Мальборо", но внутри пакета были явно не сигареты, поскольку его очертания были закругленными.
   -Тебе кого? - переспросил вахтер, придавая себе важный вид. Одновременно он разглядел, что в пакете находится бутылка иностранного производства.
   -Мне бы Рыбакова Евгения. Позвонить. Или увидеть. Я проездом в Нижнем, а телефон забыл.
   -Рыбакова? - в задумчивости переспросил вахтер, - Евгения Ивановича?
   -Евгения... Ивановича, - кивнул Деревянко, параллельно с мелькнувшей мыслью, - "А может он и не Иванович?"
   -Евгения Ивановича застать трудно, он все на верфях пропадает: дел много. Так что если с ним заранее не условишься, то-о-о..., - вахтер запнулся, увидев, что Деревянко наполовину вытащил из пакета бутылку водки с бородатой физиономией на этикетке, - А вообще, мил человек, вот тебе его телефончик, позвони, может он и в кибинете, кто его знает...
   -Вот и я думаю, что в кибинете, - кивнул Деревянко и сунул вахтеру пакет с водкой "Распутин". Тот, оглядевшись, быстрым движением сунул её куда-то вниз.
   Иван набрал по местному телефону четыре цифры и сквозь треск атмосферных помех услышал, что куда-то попал, поскольку гудки были, и, причем очень длинные. Через пять или шесть звонков мужской голос довольно грубо рявкнул в трубку:
   -Рыбаков слушает!
   -Евгений Иванович? - с милыми интонациями спросил Деревянко.
   -Да, да, - все еще раздраженно подтвердил голос на другом конце линии, - Кто говорит?
   -Вас беспокоит некто Деревянко Иван. Мы с вами в одной школе учились. Давно. У вас тогда все еще шнурки развязывались. И ширинка часто незастегнута была. Припоминаете?
   -Какая ширинка, едри твою..., - голос говорившего вдруг осекся и послышалось частое дыхание, - Ваня, ты?
   -Я Женя, я. Мы ж с тобой договорились увидеться, вот я и приехал. Поговорить надо...
   -Понятно, - голос Рыбакова почему-то заметно увял, - Только позволь сначала повидаться с семьей. Надо же кое-какие распоряжения сделать...
   -А потом нельзя? Время мало..., - ответил Иван, лихорадочно соображая, зачем это вдруг Женьке потребовалось срочно увидеться с семьей.
   -Потом?... Но потом же я уже не смогу..., - растеряно проговорил Рыбаков.
   -Почему? Боишься нажраться что ли в усмерть? - Деревянко захохотал, - Ладно, брось. Много пить не будем. Давай, выходи. Через сколько тебя ждать?
   Рыбаков минуту подумал, потом суровым голосом сказал:
   -Жди на проходной..., нет, лучше в скверике у проходной. Через полчаса буду.
   Скверик напротив проходной был весьма милым местом и Иван, покуривая, размышлял о том, что ему несказанно повезло найти Джима с первого захода. "Все-таки это таинственная страна", - вертелось у него в голове.
   Женя Рыбаков появился точно через полчаса и целеустремленной походкой двинулся к Ивану.
   "Постарел...", - отметил тот, - "И располнел".
   Рыбаков сел на лавочку и несколько минут пристально смотрел на Деревянко, который дружелюбно ему улыбался.
   -Пароль, между прочим, звучит так: "Вы не скажете, где поблизости мастерская, где можно вставить шнурки и починить молнию у брюк? Отзыв: "Нет, не знаю, но за углом продавали хорошую косметику", - Рыбаков нервно закурил сигарету, потом добавил, - Ты где меня кончать то будешь? Здесь, или на реке?
   -Кончать? - изумленно переспросил Иван, - Зачем? Я к тебе в гости приехал и сразу кончать? Так не полагается. Пойдем, для начала хоть пивка попьем. Где у тебя здесь поблизости?
   -Да тут, недалеко есть пивная. И водку продают. Так ты меня кончать пока не будешь?
   -Нет, я буду начинать, - на полном серьезе ответил Деревянко, внутренне крайне озадаченный таким поворотом событий. "Видно какие-то трения с руководством", - сделал предварительный вывод он.
   В пивной, где они присели за угловой столик, было немного народу и, поэтому, в заведении царила относительно свежая атмосфера с весьма невысокой шумовой нагрузкой. Единственным раздражающим моментом был какой-то мужик неопределенного возраста с неопределенным набором слов, периодически вырывающимся у него изо рта. Судя по тому, что перед ним стояла всего одна кружка пива, и то недопитая, тот принял где-то на подходе. Наконец из служебного помещения вышел здоровенный мужик в синем, замызганном халате, подошел к нарушителю тишины и легонько стукнул того по затылку.
   Мужичонка неопределенного возраста издал какой-то горловой звук и погрузился в раздумья. Теперь в пивной стоял нормальный рабочий шум.
   -Ну, как поживаешь, Женя, - наконец спросил Деревянко, - отпивая пиво средней свежести, - Почему такой хмурый?
   -Да ничего так, - вяло ответил Рыбаков, - Работаю технологом, женился, двое детей. Слушай, давай водки возьмем, а?
   Неожиданный поворот в разговоре слегка озадачил Ивана, но он уже привык к тому, что без водки ничего не обходится. Более того, он начал замечать за собой признаки того, что часто, без видимой причины, сам готов был бы выпить. Это его тревожило, но Деревянко понимал, что иначе в этой стране было не выжить.
   Иван подошел к стойке и заказал два раза по сто пятьдесят - он знал, что это обычная доза, которую называют "разгонная".
   -Что с тобой случилось, Джим? - вполголоса продолжил Иван, после того, как они молча выпили, - Ты всегда был такой веселый. Помнишь, какие вечеринки мы закатывали!? А Мери помнишь? Вот герла была! Всю ночь без устали могла скакать! Правда, здесь тоже попадаются...
   -Слушай, Джон, если ты не послан меня убрать, то я тебе все расскажу по дружбе. Только честно скажи, как раньше между нами было...
   -Честное пионерское, тьфу, I swear!*
   -А как ты меня нашел?
   -Как, как!? Вспомнил, что перед распределением ты мне говорил про Горький, про верфи, ну вот и заехал. Я проездом.
   -Ладно..., - Рыбаков слегка задумался и в задумчивости проглотил кружку пива, - Слушай, я уже около года шлю в Центр всякую херню. Дезу, то есть. Поэтому я и подумал, что тебя послали санитаром.
   * I swear! - честное комсомольское!
   -Тебя перевербовали!? - похолодел внутри Деревянко.
   -Да никто меня не перевербовывал! - махнул сигаретой Рыбаков, - Прикрышка надежная, документы отличные. Понимаешь,
   надоело мне все это до усрачки: чего-то выискивать, вынюхивать, документы тырить, разговоры подслушивать. Жена у меня красавица, дети хорошие - чего мне еще надо! С Россией мы, вроде, в дружбе, они хорошие ребята. Пьют только много..., - с этими словами Рыбаков допил вторую кружку.
   -Пойди возьми еще..., - протянул он деньги Ивану, - И водки возьми, пожалуйста.
   Деревянко вернулся с четырьмя кружками пива и бутылкой водки. Рыбаков утвердительно кивнул в ответ.
   -Понимаешь, мне нравится эта работа, - продолжил он, - своими руками создаешь пароходы, на которых будут плавать люди, грузы и другие славные дела! А разведывать больше ничего не хочу, да и нечего здесь разведывать. Сахаров уехал, оборонка заглохла. Они теперь сковороды делают. Ну и пусть делают! - Рыбаков махнул рукой и налил себе полстакана:
   -Ладно, Вань, давай за дружбу!
   Деревянко молча проглотил водку и закурил.
   Ситуация складывалась явно нештатная, как любил говаривать Билл - начальник центра подготовки. Агент Джим попал под влияние вражеской пропаганды и переродился в честного советского (российского) труженика с высокими моральными принципами. Такие ситуации они, в принципе, проходили и единственной рекомендацией в таком случае было физическое устранение агента.
   Деревянко этого делать категорически не хотел и не позволил бы кому-нибудь другому, в случае чего. Однако, деньги были нужны независимо от личных симпатий и это было неприятно.
   -Ну а ты то как живешь? - внезапно спросил Рыбаков. Лицо его раскраснелось и оно стало как-то добрее, - Ты все пашешь на Си-Ай-Эй? Где, если не секрет? Ты, вроде, где-то в Сибири работал?
   Деревянко вдруг понял, каким способом лучше добыть деньги.
   -Слушай, Джим! - зловеще зашептал он, - Я тоже отрываюсь от наших. Надоело все! Хочу создать нормальную советскую семью, нарожать детишек. Быть, так сказать, в первых рядах строителей светлого будущего! Слинял я оттуда, когти рву в глубинку. Но у меня проблемы есть, поможешь?
   -Говори! - со слезами на глазах проговорил Рыбаков, - Я тебя так понимаю! Ведь это так прекрасно трудиться на созидание будущего общества, где не будет места зависти, корысти, обману, воровству...
   -Ну, ладно, ладно, - перебил его Деревянко, - Короче, бабки мне нужны. В дороге поиздержался, так что выручай! У тебя оперативный фонд еще остался?
   Рыбаков на минуту замялся, потом кивнул:
   -Немного осталось. Понимаешь, я здесь в детский дом пожертвовал...
   -Сколько осталось!
   -Тысяч восемь-десять есть, я думаю. Подойдет?
   Деревянко внутренне возликовал, но сдержал себя в руках, для чего медленно выпил кружку пива:
   -Ладно, я тебе еще оставлю на всякий случай тысячи три-четыре. Мне, вообще, тысяч шесть нужно. О'кей?
   -Нет вопросов, Вань, - сочувственно проговорил Рыбаков, - Человек человеку друг, товарищ, брат...
   -Во-во! - поддакнул Деревянко, - Давай за дружбу!
   
   Когда Саша увидел вваливающегося в номер Деревянко, он сразу понял, что его встреча была удачной.
   -Устин Акимыч! И где это ты так нализался? - с улыбкой спросил он.
   Деревянко молча прижал палец к губам, издал шипящий звук, и, не раздеваясь, рухнул на постель. При этом у него из кармана брюк вылетела сотенная долларовая купюра. Саша подождал, пока Деревянко не начал храпеть, потом подобрал сто долларов и осторожно ощупал карманы пиджака, в котором был Иван. Во внутреннем кармане он обнаружил плотную пачку долларов, которую не стал трогать.
   Саша сунул стодолларовую купюру в карман и тихо вышел из номера. Предстояло уточнить, с кем встречался ведомый. Понятно было, что за просто так несколько тысяч баксов не дают. Даже в Горьком.

ГЛАВА 25. Хотел "Волга".

  
   Из номера 404, в котором должен был быть или Шарапов или Тараскин, доносились какие-то глухие неразборчивые возгласы, перемежающиеся хохотом, причем явно был слышен женский голос.
   "Та-ак!" - с раздражением подумал Дубов, - "Развлекаются. Бардак устроили! Ну-у, погодите!". С этими мыслями он постучал в дверь.
   Звуки немедленно стихли, затем Дубов услышал из-за двери тихий щелчок ("Затвор передернул", - подумал Дубов) и голос Тараскина:
   -Кто?
   -Бифштекс с яйцом не заказывали? - с тихой яростью спросил Дубов.
   Дверь медленно открылась и в неё выглянула растерянная физиономия Тараскина:
   -Мы ж договорились по телефону...
   -Некогда, Тараскин! - решительно проговорил Саша, отстраняя того в сторону, - Ситуация обостряется. Пистолет-то разряди, а то пальнешь еще!
   В номере помимо Тараскина и Шарапова находилась еще одна миловидная особа женского пола в модных джинсах и легкой кофточке, через которую просматривалось почти все остальное. На журнальном столике стояла откупоренная бутылка шампанского, бутылка какого-то иностранного напитка красного цвета и несколько бутылок отечественного пива.
   -А это, Маша, наш командир, товарищ Дубов Александр - очень милый человек. Знакомьтесь! - проговорил Шарапов, широко улыбаясь.
   Желание закатить взбучку подчиненным у Дубова как-то пропало, и он машинально протянул руку Маше:
   -Дубов, Александр. Капитан уголовного розыска.
   -Да ладно тебе, Саш. Кончай Ваньку валять! Это ж наша! Местная! - засмеялся Шарапов.
   -Очень приятно, - протянула в свою очередь руку девушка, - старший лейтенант Маша Синичкина, сотрудник органов госбезопасности.
   -Да-а, вот это сюрприз! - засмеялся Саша, - А я то думал...
   -Что думали, капитан? - со строгим взглядом спросила Маша.
   -Э-э, думал, что такие девушки бывают только в американских фильмах! Американцы просто не знают какие у нас девушки! Но еще узнают...
   Маша зарделась от смущения и Саша понял, что он ей понравился. Он не мог не признаться себе, что и эта красивая девушка из ГБ тоже понравилась ему сразу и глубоко. Он почувствовал, что со временем это может перерасти в большое и светлое чувство, достойное людей, беззаветно преданных идеалам демократии или коммунизма, в зависимости от текущего момента.
   Взглянув еще раз на прозрачную кофточку Маши, он почувствовал в ней большую целеустремленность и решительность, что всегда было отличительной особенностью советских женщин. "Да, такая коня остановит и в горящую избу войдет. Ну, машину- то точно тормознет...", - подумалось Саше.
   Немного смущало присутствие бутылок на журнальном столике, но Саша понял, что так надо было для конспирации или для знакомства, а может быть и для того и другого
   -Что ж, Маша, очень приятно было с вами познакомиться. Надеюсь, мои орлы вам не докучали. А то у нас с этим делом строго...
   -Ну что вы, Саша. Очень милые ребята. Я как раз собиралась рассказать о передвижениях объекта слежения...
   -Под псевдонимом "Деревянный", - вставил Тараскин.
   -Объект взял такси у гостиницы и направился к судоверфям, нигде не останавливаясь, - начала Маша деловым голосом, прикурив для убедительности сигарету, - Вошел в проходную и пробыл там 8 минут, при этом позвонил по внутреннему телефону. Мы не успели выяснить принадлежность номера, но, как оказалось, это было лишнее - через тридцать минут из проходной вышел технолог верфей Рыбаков Евгений Иванович и подсел к ожидающему его на скамейке в скверике "Деревянному"...
   -Сразу подсел? - с деланной суровостью переспросил Дубов.
   -В том-то и дело: сразу, как вышел, так и сел. Поговорили они минут пять, а потом пошли в пивную на улице Коминтерна, где и провели около трех часов. Наш сотрудник под видом завсегдатая пытался подслушать разговор, но кроме отрывочных фраз ничего понять не смог.
   -А что за отрывочные фразы? - поинтересовался Дубов.
   -Та-ак, сейчас..., - Синичкина полистала блокнот, - Вот: “ Сахаров уехал, оборонка заглохла. Они теперь сковороды делают. Ну и пусть делают”, “Понимаешь, мне нравится эта работа - своими руками создаешь пароходы”, “ Ведь это так прекрасно трудиться на созидание будущего общества, где не будет места зависти, обману, воровству”.
   -Слушай, а этот Рыбаков не того? - Шарапов покрутил у головы пальцами.
   -А наш объект сказал что-нибудь интересное, Маша? - с мягкой интонацией спросил Дубов, невзначай касаясь её плеча.
   -Объект говорил очень тихо, но одну фразу удалось зафиксировать почти дословно: “ Я тоже отрываюсь от наших. Надоело все! Хочу создать нормальную советскую семью, нарожать детишек.”
   В комнате повисла задумчивая пауза и клубы сигаретного дыма. Никто из присутствующих не мог предложить более или менее правдоподобное объяснение весьма странному поведению объектов слежения.
   -Да-а-а..., - наконец проговорил Дубов, понимая, что как старший по званию, он обязан дать какую-то версию, - Логика построения событий предполагает её развитие в алогической системе с проецированием в интегральную область наиболее вероятностных отношений..., - с этими словами Саша с задумчивым видом налил себе пива.
   Шарапов и Тараскин в немом изумлении смотрели на своего старшего, а в Машиных глазах застыло выражение почти детского восхищения.
   -Ладно, коллеги, - снисходительным голосом продолжил Дубов, - Так, или иначе, у нас есть бесспорный факт: объект получил от Рыбакова сумму в несколько тысяч американских долларов, точную сумму пока не знаю. Рыбаков и "Деревянный" раньше знали друг друга, иначе бы объект не получил деньги и они вместе не напились бы до поросячьего визга. Это надлежит проверить. Вы поможете нам, Маша? - с этими словами Саша опять прошелся рукой по её плечу.
   Маша, скромно опустив глаза, но внутренне вся дрожа, сказала:
   -Конечно, Александр, все проверю и лично вам сообщу.
   Слово "лично" было сказано очень лично и их взгляды встретились. Саша понял, что доклад Маши будет очень волнующим.
   -Ну ладно, ребята, - вставил слово Тараскин, - Давайте, действительно, выпьем за знакомство, а? Шампанское нагревается!
   -Ладно, наливай! - махнул рукой Дубов, - За сотрудничество и полное взаимопонимание! - при этом он бросил взгляд на Машу.
   Та смотрела на него с полным пониманием.
   f
   Деревянко проснулся среди ночи с чувством смутного страха, усиленного бешеной жаждой и полным непониманием того, как он очутился в гостинице.
   Последним светлым моментом в череде событий, связанных со встречей с Джимом Рыбаковым, были несколько тысяч долларов, которые Джим вытащил дома из собрания сочинений Ленина, а также когда они после этого пошли гулять по городу и Деревянко дал по морде какому-то прохожему, попросившему закурить.
   После этого была полная темнота, впрочем, один момент, когда Деревянко пытался затащить в такси какую-то девицу и кричал "Хотел Волга! хотел Волга!", он вспомнил и тут же его прошиб пот при воспоминании о шести тысячах долларов, которые он положил в карман пиджака.
   Деревянко зажег свет над кроватью и начал искать пиджак. Голова тупо ныла и не давала никаких ценных указаний по процессу.
   "Надо полечиться...", - решил Иван и тут увидел на журнальном столике свою заветную бутылку виски "Хандред Сиграмс", но она была пустой. Он взглянул на беспечно храпящего на другой кровати Дубова и понял, что его опередили.
   "Вот сволочь!" - с тихой ненавистью подумал Иван, - "Хоть бы сто грамм оставил! Пристрелю гада!". Тут он вспомнил, что пистолета с глушителем у него уже нет и одновременно увидел на тумбочке возле телевизора бутылку с какой-то темной жидкостью.
   "Солнцедар. Портвейн", - прочитал Деревянко. Название "Солнцедар" ему ничего не говорило, но название "портвейн" напоминало об экзотических островах Антигуа и Ямайки, при этом в обязательном сочетании с полуобнаженными красотками с шоколадной кожей.
   Странная пластмассовая пробка его не остановила - он с рычанием сорвал её зубами и, звеня об стакан, налил себе грамм 120. В воздухе запахло ароматом плодоовощной базы.
   Сделав большой глоток, Иван застыл от ранее неизведанного ощущения гидравлического удара изнутри, сопровождающегося дрожью по всему телу, потом внезапно заработала голова. Деревянко вдруг понял, что пиджак, который он искал, надет на нем и лихорадочно зашарил во внутреннем кармане. Деньги были на месте и почти все. Недоставало каких-то ста пятидесяти долларов.
   "Таксисту, наверное, дал...", - подумал он и перевел дух. Иван медленно снял пиджак, затем брюки, рубашку и налил себе еще этой странной красной жидкости.
   После повторного приема он несколько минут тупо смотрел на спящего Дубова, потом хитро улыбнулся и тихо сказал:
   -Не фига! Врешь, не возьмешь!
   После этого он тихо собрал с кровати подушку, одеяло и матрац, затащил все это в ванну и заперся изнутри.
   -Я в весеннем лесу, пил из горла "Хирсу" - пробормотал Иван какие-то удивительно знакомые слова и тихо вырубился.
   Он сам не замечал, как могучий русский язык постепенно полностью овладевал его умом.
  

ГЛАВА 26. Контора по озеленению.

  
   Кошмар, который преследовал Деревянко всю ночь, постепенно оформился в большую бочку пива, по которой кто-то бил деревянной колотушкой, чтобы выбить пробку.
   Иван застонал и открыл глаза. С потолка светила лампа. Он лежал в ванне, подложив под голову, помимо подушки, еще половой коврик. Голову он зачем-то обмотал туалетной бумагой.
   -Эй, Иван! Ангидрид твою по голове! Ты что, утонул что ли!? Открывай, ё. ...ю ..ть! - услышал Деревянко голос из-за двери, сопровождаемый интенсивным стуком.
   Постанывая, Иван выбрался из ванны и открыл защелку.
   Дверь открылась и в проеме возник Саша с сигаретой в зубах. Осмотрев творение Деревянко, он ухмыльнулся:
   -Ну и нажрался же ты вчера! Хорошо воду не включил. Славно бы поплавал... Ты чего сюда забрался то? Боялся, что я тебя трахну, что ли? Так я не голубой, честное офицерское.
   -Ладно, хватит издеваться, - буркнул Иван и выполз в спальную комнату. Свет, проникающий сквозь окно почему-то сильно раздражал, и он задернул шторы.
   -Головка бо-бо? - участливо спросил Саша, - Это знакомо. Птичья болезнь.
   -Почему птичья? - туповато переспросил Иван. В его голове раздавались шумы, похожие на эфирные помехи при настройке радиоприемника.
   -Потому что перепел, - доходчиво пояснил Саша, - Похмеляться то будешь? Только осторожненько, а то опять заторчишь. Тебе чего, "Солнцедара" или водки?
   -Какой водки, откуда? - через силу спросил Иван.
   -Ну, у нас пять литров её, вон в бутылке!
   -Это для экспериментов, трогать нельзя! А то реакция не пойдет! Ладно, давай этого, "Солнцеудара".
   -Ты что! - засмеялся Дубов, - Это не удар, это же напиток богов! А реакция у нас всегда идет..., нейтрализации.
   -Ага, до сих пор звон в ушах и облака в башке бегают..., божий дар..., - пробурчал Иван, но поднесенный Сашей стакан, заполненный наполовину, все же выпил. Через пять минут его физиономия расплылась в блаженной улыбке идиота и Дубов понял, что можно действовать.
   -Вань, надо приступать к операции "лекарства". Время идет. Я вчера уже один институт обнюхал, но он мне не понравился: там рядом нет ни одной пивнухи. Сегодня, думаю, приступить ко второму институту - НИИГЛАВХИММОР. Давай, выделяй средства для оперативной работы!
   Деревянко поморщился: любое упоминание об его прямых обязанностях сейчас внушало ему острейшую неприязнь, разбавленную крайней разбитостью всего тела.
   -Бери деньги, там, в костюме и давай, - расслабленно проговорил он, - Я сегодня никуда не выхожу, если только за пивом.
   -Это..., а куда потом все барахло-то повезем, если все получится? Надо сразу с машиной договариваться. На себе не потащишь!
   -Порядка ста километров. Строго на запад. Деревня Верхние Бугры. Домик у меня там. Родовое гнездо. Цыплята, куры..., овцы..., - с этими словами Деревянко тихо засопел.
   "Готов", - с гордостью за Родину подумал Дубов. Действительно, никто еще, кроме доморощенных алкашей и приравненных к ним, не мог одолеть напитка под названием "Солнцедар" без видимых психических отклонений. Теперь, при помощи одного стакана этого чудодейственного напитка, Саша узнал, что конечный пункт назначения - деревня Верхние Бугры.
   Дубов вытащил из пиджака Деревянко относительно небольшую сумму в долларах и рублях и спустился в фойе, откуда позвонил в номер 404. Телефон снял Тараскин.
   -Люля-кебаб не заказывали? - тихо спросил Саша
   -А-а-а..., люля не заказывали, а баб можно, - еще тише ответил Тараскин.
   -Где Шарапов?
   -Спит, товарищ капитан.
   -Тараскин! Никаких званий! Просто Саша, просто Вася...
   -Просто Мария..., - подсказал Тараскин
   -Да, кстати. Мне нужно связаться с Машей. Как у вас со связью?
   -Связь постоянная, - в словах Тараскина Дубову послышался скрытый смысл и он почему-то представил себе, как Маша обнимает Тараскина, или Тараскин обнимает Машу.
   -Сейчас проверю, какая у вас связь, - буркнул Саша и быстрой походкой пошел к лифту.
   На условный стук дверь номера 404 открылась практически мгновенно и Тараскин с улыбкой козырнул Дубову:
   -Все в порядке, товарищ капитан. Личный состав отдыхает, дежурный - лейтенант Тараскин!
   Дубов прошел вовнутрь и по-хозяйски осмотрел номер: следов неуставной деятельности видно не было, если не считать спящего Шарапова.
   -А чего Шарапов спит? - поинтересовался Дубов.
   -А он это..., оперативную связь ночью осуществлял...
   -Это с кем это? - недобро ухмыльнулся Саша.
   -С одной оперативницей..., - крякнул Тараскин, - Работает очень оперативно...
   Дубов увидел на журнальном столике тюбик с губной помадой и понимающе кивнул:
   -Понятно, коллекция от “Макс-фактор”. Ладно, давай связь с Машей.
   Тараскин вынул из внутреннего кармана пиджака портативный телефон и нажал на кнопку. Раздался писк, затем женский голос произнес:
   -Седьмой на связи!
   -Товарищ седьмой, здравствуйте. Говорит Дубов, то есть Иванов. Подтвердите прием.
   -Здравствуйте Александр. Рада вас слышать.
   -Необходимо информировать контактное лицо по программе "химприбор". Я сегодня буду с ним связываться, передам перечень оборудования и реактивов. Пусть подготовят сопроводительную записку по эксплуатации. Как поняли?
   -Вас поняла. Прием.
   -Вечером необходимо встретиться, обсудить детали...
   -У вас? - голос Маши звучал немного взволнованно.
   Дубов поглядел на Тараскина и Шарапова и кивнул:
   -Да..., мои ребята должны ознакомится с личным делом контактного лица из речного объекта, вы меня понимаете...
   -Да, да, конечно, я закажу на них пропуска... на пять часов. Надеюсь, они знают, куда ехать?
   -Конечно. Итак, в пять я жду вас в четыреста четвертом... Конец связи.... "Вернее, начало", - подумал Дубов.
   -Куда нам ехать? - с унылым видом спросил Тараскин, - К пяти, правильно?
   -В управление..., местное. Изучите досье на Рыбакова. Потом можно попить пива.
   -До какого часу?
   -Ну-у, часов до восьми-девяти. Ключ от номера передадите мне... э-э-э, Тараскин, как передадите ключ?
   -Может через дежурную по этажу? - изображая тяжелый мыслительный процесс, предположил тот.
   -Расшифровываться нельзя! - сурово изрек Дубов, - Передачу ключа осуществите по варианту Б-2.
   Он закурил сигарету и вышел на балкон. Панорама расстилавшегося перед ним города настраивала на сдержанность и деловитость. Дубов ощущал огромный груз ответственности, висящий на нем, и еще раз подумал о том, как лучше провести встречу с Машей. В оперативных целях, разумеется.
   -Ты все понял насчет ключа? - мимоходом бросил он Тараскину, проходя мимо него к выходу.
   -Ага..., - Тараскин судорожно сглотнул и молча проводил взглядом Дубова, выходящего из номера. Как только закрылась дверь, он бросился к Шарапову и начал его трясти. Минут через пять тот открыл глаза и уставился на Тараскина, потом отмахнулся от него:
   -Ты чего, о...л, что ли? Чего надо?
   -Ты знаешь, как передавать ключ по варианту Б-2?
   -Чего, чего? Напился, что ли? Сейчас я тебе Бэ-один устрою, но больно! - с этими словами Шарапов накинул на себя одеяло и отвернулся к стенке.
   Тараскин закурил сигарету и достал из потайного кармана дорожный справочник оперативного работника КГБ. Одновременно он достал из холодильника бутылку пива.
   f
   НИИГЛАВХИММОР был типичным унылым строением времен освоения целины и покорения космоса: серые невзрачные стены с какими-то тусклыми больничными окнами с решетками по периметру первого и второго этажей, местами облупленная штукатурка и покосившиеся водосточные трубы.
   Территория института, судя по окружающему его забору из бетонных плит, была весьма внушительной и можно было только догадываться, что на ней еще расположено и нужно ли это вообще для деятельности института.
   Дубов решительным шагом вошел в проходную и небрежно кивнул вахтеру:
   -Мне Змеева Николая. По срочному делу.
   -Ишь ты какой! - поднялся со стула вахтер - неопределенных лет мужик относительной выбритости в синей форме, - А ты кто будешь? Документ есть?
   -Есть документ, - ответил Дубов, - И даже документ...
   С этими словами он достал свое липовое удостоверение военнослужащего и сунул его мужику.
   -Иванов, стало быть, - прочитал тот, - Александр Иваныч?
   -Да, да, Иванов, - раздраженно ответил Саша, - Александр.
   -К Змееву, стало быть? - опять спросил вахтер.
   -К Змееву! К Змей Горынычу! - почти закричал Дубов, - Как ему позвонить!?
   Вахтер минуты две добросовестно усваивал вопрос, потом взял замызганную тетрадь и начал её листать.
   -Та-ак, Змеева, стало быть, та-ак, значит Змеева, - приговаривал он, аморфно перемещая грязный палец по странице.
   Саша испытывал жуткое желание испробовать на этом враге народа свой коронный удар правой под подбородок и инстинктивно ощупывал то место под мышкой, где у него обычно была кобура с пистолетом.
   -Змеев, Николай Васильевич, телефон 3-62, - наконец объявил вахтер, сделав над собой очевидное усилие.
   -Точно 3-62? - переспросил Дубов, - Может 2-87?
   Вахтер долго смотрел на него непонимающим взглядом, потом снова уткнулся в тетрадь. Саша понял, что это еще минимум на полчаса и, подойдя к висевшему на стене черному телефону времен Отечественной войны (1812 года), набрал 3-62. После тягостной паузы раздался щелчок, от которого можно было лишиться слуха, и послышались тягучие плачущие гудки. Потом раздался еще более громкий щелчок и хриплый голос произнес:
   -Лаборатория!
   -Э-э-э, мне бы Змеева..., - спросил Саша.
   -А кто его спрашивает?
   -Иванов...
   -Минутку! - произнес голос и трубку с грохотом на что-то уронили. Потом Саша различил, как кто-то кричал на другом конце провода "Эй, змей! Тебя Лешка Иванов спрашивает!"
   "Почему Лешка?" - мелькнуло в голове у Дубова и в это время трубка опять загрохотала и веселый голос рявкнул:
   -Здорово, Лёха! Скильки лет! Где пропадал!? А я только сегодня собирался сотворить у себя маленький бордельерчик!
   -Николай Васильевич, вы ошиблись. Это не тот Иванов. Это Иванов, который должен вам кое-что передать, а вы потом должны будете кое-что передать мне. Вы меня поняли? - проникновенным голосом сообщил Саша.
   -Не понял..., - растерянно отреагировал Змеев, - Вы от кого, собственно?
   -Я от Маши..., из конторы, - вкрадчиво произнес Дубов.
   -Из конторы...? А номер заказа не подскажете?
   -Заказ государственный! - повысил голос Саша, - По спецсписку! Вы меня понимаете?
   "Господи, у них все такие тупые?", - мелькнуло в голове.
   -Ничего не понимаю, - задумчиво проговорил Змеев, - Ладно, сейчас спущусь, разберемся. Вы в проходной?
   -Да, в проходной...
   -Хорошо, ждите..., - послышался оглушительный щелчок.
   Саша повесил трубку и закурил. У него складывалось впечатление, что или он сходит с ума, или все вокруг уже сошли.
   -У Змеева внутренний 3-62! - вдруг крикнул ему вахтер, оторвавшись от тетрадки.
   "Они", - облегченно подумал Саша, имея в виду, кто же все-таки не в своей тарелке.
   В проходную вышел довольно молодой парень в относительно белом халате с сигаретой в руке и решительно подошел к Дубову:
   -Вы Иванов?
   -Да, - кивнул Саша, - От Маши из конторы. Спецзаказ по химии.
   С этими словами он протянул Змееву список необходимых приборов и реактивов. Тот взял его и бегло начал просматривать. Несколько раз Змеев хмыкнул, пару раз покачал головой, раз семь свистнул. После всей этой сложной процедуры он протянул список Дубову:
   -Ну и аппетиты тут у вас... Таких препаратов... Хоть спецзаказ, хоть спецприказ.... Так от какой вы, говорите, конторы?
   Саша понял, что разговор заходит в тупик.
   -По озеленению, - тихо сказал он и протянул Змееву стодолларовую купюру. Тот спокойно сунул её в карман и опять взял список. Посмотрев его ещё раз он, как бы в раздумье, сказал:
   -Ну, если тут озеленить еще на пару тысяч, то пейзаж будет смотреться...
   Саша повторно испытал трепетное чувство вытащить пистолет и опять с горечью убедился, что его у него нет.
   -Саженцы будут, - коротко сказал он, - Позвоните мне вот по этому телефону и сообщите о сроке готовности. Товар нужен с накладными на вывоз и автотранспортом.
   -Половину озеленения необходимо провести, когда я сообщу о готовности, половину при получении товара. Получать будем здесь. Автотранспорт по отдельной таксе. Ехать далеко?
   -Сто кэ-мэ от города.
   -Ну, это не больше пятидесяти. Вы понимаете...
   -Понимаю. Готовность товара...?
   -Два дня. Максимум. Идет?
   -Ладно. Жду звонка.
   " И ты жди", - со злобой добавил про себя Дубов, - "Тако-ой звонок будет!".
   Когда он приехал в гостиницу и поднялся к себе на этаж, время уже было полпятого. Рядом с номером, который они занимали с Деревянко, стоял красный ящик с огнетушителем, на котором было написано "Б-2".
   "Молодцы ребята!" - мелькнула у Дубова одобрительная мысль, - "Умеют мыслить не по шаблону!".
  

ГЛАВА 27. Вариант Б-2 и Б-3

  
   Стук в дверь номера 404 был не условный, а обычный, по которому Саша безошибочно понял, что пришла Маша.
   Он только что успел принять душ, а по пути в номер прихватить бутылку шампанского, которую убрал в холодильник. Для серьезности, он положил на журнальный столик листок чистой бумаги и авторучку.
   -Входите! Кто там? - сказал Саша, стараясь придать голосу профессионально-строгие нотки.
   Дверь открылась и вошла Маша. Она была одета в узкую, обтягивающую юбку, светлую рубашечку и накинутый поверх нее темный жакет. На плече висела дамская сумочка, в которой натренированный взгляд Дубова сразу вычислил пистолет "Макарова" и флакон одеколона "Шанель 5". Вообще, весь облик Маши дышал такой привлекательностью, что Дубов даже растерялся.
   А-а-а, Машенька! Здравствуйте! Вот уж не ожидал... Рад! Очень рад! Садитесь! - затараторил он.
   Маша, казалась очень смущенной и, стесняясь, она присела на кресло, отчего её юбка поднялась ещё выше, обнажая и без того красивые ноги. У Дубова от волнения перехватило дух.
   -Ма-аша, вы не будете против, если мы освежимся шампанским?
   -Давайте..., - улыбнулась та, - А пока я сообщу вам данные проверки досье Рыбакова...
   -Сообщайте, - прерывающимся голосом сказал Саша и сел напротив ног Маши. Та начала запинаться и закинула ногу на ногу. Это было уже слишком даже для Дубова. Его рука непроизвольно опустилась на её колено.
   -Когда, вы говорите, Рыбаков женился? - тихо спросил он.
   -В сентябре..., - еще тише ответила Маша и положила свою руку на его.
   Дубов нежно поцеловал её и начал расстегивать её кофточку. Маша нежно ответила на поцелуй и стала расстегивать на Дубове рубашку.
   -Мы ведь не будем опускаться до пошлостей? - спросила она, расстегивая бюстгальтер.
   -Конечно, дорогая, - проникновенно ответил Саша, снимая брюки.
   
   Через три часа Дубов наконец смог немного расслабиться и закурил сигарету. Он чувствовал себя слегка утомленным.
   Маша лежала рядом в грациозной позе, что было заметно даже через одеяло. Её лицо выражало блаженство, а волосы были слегка взлохмачены. Маленькими глотками она отпивала шампанское из бокала.
   -Дорогой, - тихо прошептала она, - Я и не думала, что мне с тобой будет так хорошо! Как жаль, что мы не встретились с тобой раньше!
   -Да, - ответил Дубов, затягиваясь, - Жаль...
   -Я могла бы избежать стольких разочарований в жизни!
   -Да, могла бы..., - кивнул Дубов
   -У меня уже могли бы быть дети..., - мечтательно посмотрела в потолок Маша.
   -Да, уж..., - покосился на неё Саша.
   -А, может, скоро будут...,- взгляд Маши переместился на Дубова.
   -Что-то мне не все понятно в этом деле, - встал тот с постели и надел трусы, - Почему вдруг "Деревянный" решил встретиться с Рыбаковым? И кто на самом деле Рыбаков? Случайный знакомый? Валютчик? А может быть, резидент...?
   После этого он с выражением легкой рассеянности выпил бокал шампанского.
   -Надо понаблюдать за Рыбаковым. Но это уже твоя работа, дорогая, - с этими словами Дубов погладил Машину обнаженную ногу.
   -Конечно, милый. Мы всё узнаем об этом Рыбакове. Скажи, а ты был бы рад, если бы у меня был бы от тебя ребёночек?
   -И вот что непонятно: случайно ли "Деревянный" вышел на связь с Рыбаковым, или подставил его нам для отвода глаз? - Саша закурил еще одну сигарету и уставился в темный экран телевизора.
   Маша слегка вздохнула:
   -Я думаю, его вынудили обстоятельства.... А ты никогда ни на ком не хотел жениться, милый?
   -Никогда! Никогда не поверю в то, что эта встреча нужна была только для получения денег! - Саша стал прохаживаться по комнате. Несколько минут в комнате слышался только мягкий топот босых ног, затем Дубов мельком посмотрел на часы и увидел, что уже половина девятого. Это обстоятельство требовало принятие некоторых шагов на то, чтобы Маша подумала о процессе, обратном раздеванию.
   -И потом, дорогая, я совершенно сбит с толку поведением вашего сотрудника на этом, ХИММОРЕ, Змеева, - с выражением искреннего возмущения проговорил Дубов, невзначай натягивая на себя рубашку, - Вместо того, чтобы выслушать задание и изучить материалы по делу, он практически с ходу начал вымогать у меня деньги в иностранной валюте. Что это, маскировка такая?
   -Какой Змеев, милый. Ты о ком говоришь? - Маша привстала на кровати, при этом одеяло скользнуло вниз, обнажая её грудь. Саша перестал застегивать рубашку.
   -Ну. Змеев, химик этот, поставщик оборудования...,- Саша продолжал смотреть в направлении Маши.
   -Зуев, дорогой! Какой Змеев, кто тебе сказал? - Маша приподнялась еще выше и одеяло теперь прикрывало только часть её ног.
   -У меня была такая информация..., - сглотнул Дубов, - Напутали.... Теперь тебе придется взять под наблюдение некого Змеева Николая Васильевича, внутренний телефон 3-62. Он обещал в течение двух дней все достать....
   Теперь Дубов стоял посередине комнаты и нервно теребил пуговицу рубашки, при этом он переводил взгляд с постели на часы.
   -Милый, я так беспокоюсь о тебе, - внезапно тихо всхлипнула Маша, - Ты мыслями весь в работе, тебя окружают враги и совсем чужие люди.... Тебе, наверное, так одиноко!
   -Да..., уж, - опять односложно ответил Саша, сделав грустное выражение лица.
   -Я не хочу с тобой расставаться! - вдруг воскликнула с придыханием Маша, - Не хочу потерять тебя после проведенной совместной работы! Не хочу, чтобы ты мелькнул метеором в моей жизни...!
   -Не буду, - заверил Саша, - Не буду мелькать...
   -Милый, я так тебя люблю! Докажи мне, что наша встреча не случайна! Докажи, что и ты любишь меня! - в глазах Маши горел огонь самопожертвования.
   "Один раз, пожалуй, еще смогу...", - подумал Дубов и, решительно сбросив рубашку, бросился на постель.
   
   Шарапов и Тараскин, вернувшись вечером около десяти часов, были слегка навеселе, что не противоречило приказу Дубова, поэтому они прихватили с собой бутылку экзотического напитка "Горькая настойка “ГОРЬКИЙ”" местного производства и несколько чебуреков. Вообще то они не планировали брать ничего горячительного, но такое загадочное название не могло остаться без внимания.
   -Двойная свежесть! - прокомментировал Тараскин, когда бутылка была куплена.
   Он, как младший по званию, поднялся на этаж Дубова и пошарил под красным ящиком огнетушителя с надписью Б-2. Ключа не было. Тараскин ощупал все вокруг, но с тем же результатом. Тихо выругавшись неприличными словами, он спустился на 4 этаж, где его ждал Шарапов.
   -Чего ты так долго? - спросил тот, нервно подергивая пакетом.
   -Ключа нет..., - растерянно сообщил Тараскин.
   -Как нет? А где же он?
   -Слушай, я не Копперфильд!
   -Дубов, гад, наверное, прихватил по ошибке! - взорвался Шарапов, - Конечно, какой тут ключ, когда баба рядом! Мысли все внизу болтаются!
   -Пойдем, позвоним, что ли?
   -Да ну его..., - махнул рукой Шарапов, - Сами справимся.
   С этими словами он достал из кармана перочинный нож с полусотней приспособлений и начал открывать их по очереди. На двадцать каком-то, он удовлетворенно хмыкнул и вставил в замочную скважину какую-то волнистую пластину. После двух-трех покачиваний дверь в номер открылась.
   -Это вариант Б-3, - с гордостью сказал Шарапов.
   -Ага, а на кровати у тебя, наверное, вариант Б-1, или просто Б, - хихикнул Тараскин, когда они вошли вовнутрь, - Твердая связь между Нижним Новгородом И Нижним Пропилом установлена!
   -Ёж твою в корень! - воскликнул Шарапов, - Почему на моей-то постели!?
   -Ты же старший здесь. По званию, - Тараскин опять хихикнул и закурил. Тем временем Шарапов с брезгливой миной осматривал свою кровать, приподнимая одеяло двумя пальцами.
   -Мда-а-а, - протянул он, - Дубов, видимо учинял здесь допрос с пристрастием...
   С этими словами он сдернул с подушки пару длинных волос и набрал номер горничной:
   -Говорят из четыреста четвертого. Нельзя ли поменять бельё?
   
   Провожая Машу, Дубов напряженно думал о нелегкой судьбе контрразведчика: огромная ответственность за Родину, напряженная работа без расслаблений, постоянные тревоги и бессонные ночи, беспорядочные связи и пьянки.
   Все это требовало огромного напряжения сил, железного здоровья и большой ответственности за порученное дело. Пока Дубов успешно со всем этим справлялся.
   На город опустилась теплая летняя ночь. Они с Машей шли пешком уже около часу, разговаривая о разных пустяках и это было понятно: в ближайшие дни должна была закончиться операция, значение которой понимали только те, кто ещё вообще что-то понимал.
   Во всяком случае, Дубов твердо понял, что для защиты Родины мало одного желания, надо это уметь.
   -Саша, ты совсем меня не слушаешь, - вдруг прервала ход его мыслей Маша, - Вот я и говорю: однажды я оказалась, ну совсем не готовой...
   -Да, да, - согласно кивнул Дубов, - Чувство свежести постепенно теряется...
   -Какая свежесть, любимый, о чем ты? - Маша остановилась.
   -Вот что, Машенька, - сурово сказал Дубов, - Мне нужно возвращаться в гостиницу. Я сегодня отсутствую целый день. Ведомый может что-нибудь заподозрить.
   -Его же пасут. Ты забыл, милый?
   -Этого недостаточно. Мне надо вернуться. К тому же может позвонить Змеев.
   -Я тебя понимаю..., - прошептала Маша, - Иди, дорогой. Я буду всегда рядом с тобой - помни это!
   -Буду, - коротко пообещал Саша, поцеловал подставленные губы и остановил проезжавшее такси.
   -Гостиница "Волга", - коротко сказал он.
   По пути Дубов вдруг вспомнил, что по легенде он должен был бы познакомиться с поставщиком препаратов в пивной, поэтому требовалось срочно довести себя до надлежащей кондиции.
   -Шеф, тормозни у ближайшей рюмочной! - сказал он. Машина тотчас же остановилась. Совсем рядом светилась надпись "ТрактирЪ".
   Через десять минут Дубов вышел оттуда, потяжелевший на 200 граммов.
   Около своего номера он машинально полез в карман и наткнулся на ключ с биркой 404. Дубов тихо выругался про себя и хотел спуститься и отдать ключ ребятам, но потом передумал и толкнул дверь своего номера. Она было закрыта.
   Саша постучал, внутренне готовый к неожиданностям.
   -Кто? - раздался неуверенный голос Деревянко.
   -Я, - коротко ответил Дубов, - Александр. Вам привет из Шанхая...
   Щелкнул замок и проем высунулась помятая физиономия Ивана:
   -А-а-а, это ты.... Какого Шанхая?
   -Да это я так.... Устал. Пойду спать.
   -Ты это, извини, у меня дама, так что...
   -Да хоть валет, мне до фени, - махнул рукой Дубов и пошел к своей кровати. По пути он увидел на столе батарею бутылок, за которой на кровати Деревянко виднелась полуприкрытая женская фигура.
   -Привет, красавчик! - профессиональным голосом произнесла фигура, - Не хочешь составить компанию?
   -Хочу, но не могу, - буркнул Саша, разделся и залез под одеяло.
   Деревянко ехидно рассмеялся. Он еще мог, хотя и нарушал одну из основных заповедей разведчика: никогда не заниматься сексом в присутствии постороннего человека.
   Но Деревянко уже давно махнул рукой на все правила и законы, как делало большинство людей в этой стране.
  

ГЛАВА 28. Дан приказ: ему на запад.

  
   Дубова утром разбудил телефонный звонок, который звучал до крайности противно.
   Саша медленно открыл глаза и посмотрел на часы: было почти одиннадцать часов. Это было очень необычно, поскольку он, как правило, вставал в семь тридцать, когда работал в обычном режиме и в девять, когда был в командировках.
   Существовала еще работа в экстремальных условиях, но, к счастью, к текущему моменту это не относилось, хотя элементы экстремальности просматривались. Особенно это было заметно, когда Саша посмотрел на стол, уставленный разнокалиберными бутылками.
   Телефон настойчиво звенел и предыдущую мысль о текущем моменте пришлось отложить.
   -Да, - сказал Саша охрипшим голосом, - Слушаю!
   -Это господин Иванов? - вопросил какой-то мужской голос, - Александр Иваныч?
   -Я Иванов, - сказал Саша, - А кто говорит?
   -Это некто Змеев, из института. По поводу вашего заказа. Припоминаете?
   -Да, да. Как же! Ждал вашего звонка. Как дела с товаром?
   -Как обещал: все в порядке. Сегодня весь заказ будет скомплектован, завтра можно будет вывозить...
   -Документы, надеюсь, в порядке? - сурово спросил Саша.
   -Как договорились. Вы приезжайте, все увидите своими глазами. Кстати, вы мне должны ещё саженцы привезти, не забыли?
   -Как же, как же! Помню, что надо озеленить тысячу квадратных метров. Так?
   -У вас прекрасная память! Озеленение остальных тысячи метров будем производить в день отправки. Я не напутал?
   -Все в порядке. Я буду у вас через полтора часа. Надеюсь, что вы будете на месте...
   -Жду, - коротко ответил Змеев и в трубке послышались гудки.
   Саша медленно положил трубку и задумался. Операция завершалась. Скоро будет ясно, не напрасны ли были те жертвы, которыми был отмечен путь расследования, не напрасен ли был труд многих людей, которые вложили в это дело весь пыл своих душ и серое вещество мозга, не напрасны ли были потрачены командировочные и, наконец, подпишет ли полковник Глухарев представление о присвоении Дубову майорского звания.
   Саша поднялся с постели и слегка потянулся. Тело, особенно его нижняя часть, напоминало о перенесенных испытаниях и это свидетельствовало о том, что все давалось путем нешуточного напряжения сил.
   -Кто это звонил? - услышал Саша голос Деревянко и внутренне вздрогнул: он думал, что тот еще спит.
   -Насчет товара, - почти спокойно ответил Дубов, - Сообщили, что к вечеру товар будет укомплектован, а завтра мы можем его забрать. Необходимо внести предоплату - тысячу баксов.
   -Так ты уже договорился? Ну, даешь.... Когда успел? - Деревянко был искренне изумлен или очень талантливо притворялся.
   -Когда, когда!? Вчера, купорос твою медь! Пока ты тут прохлаждался, я, понимаешь, в поте лица.... Мотался туда-сюда, вынюхивал, прислушивался. Потом познакомился с одним.... Технолог из НИИ. Пьянствует..., с женой, говорит, разошелся, деньги нужны...
   -Ха! Кому они не нужны! - вставил Деревянко.
   -Короче, в пивной мы закорешились и все там и обговорили. Взял он список, посмотрел и говорит, что в течение двух дней сделает. Видишь, не подвел.... Но пьет, скотина! Я еле вчера приполз!
   -Да-а, вчера ты был в ауте. Даже на бабу не отреагировал. А она была что надо! - улыбнулся Иван.
   -Я надеюсь, что это не последняя.... Ладно, мне надо перекусить и везти предоплату. Гони тысячу зеленых!
   -А всего сколько объявили?
   -Две тысячи. Вторую отдадим, когда товар будет погружен в машину и готова накладная.
   -Ты уже и с машиной решил? Не ожидал.... Да у тебя просто талант наркодельца! О'кей, я поеду с тобой! - при этом Деревянко пристально посмотрел в глаза Саше, ожидая увидеть с них растерянность, но тот только пожал плечами:
   -Поехали, только давай побыстрей! Я обещал через полтора часа привезти...
   
   В проходной сидел все тот же вахтер с замедленной реакцией и Саша, махнув ему рукой, направился к висевшему на стене телефону. Деревянко со скучающим видом прислонился с стене.
   -Вам кого? - непробиваемым голосом спросил вахтер и Деревянко уже собирался что-то ответить, но Саша остановил его:
   -Добавочный 3-62! - громко ответил он, одновременно набирая цифры. Вахтер углубился в журнал, а Саша, коротко перебросившись парой фраз по телефону, дал знак Деревянко, что все в порядке.
   Змеев появился через минуту. Он немного нервничал и это было понятно: за получение взятки, да ещё в валюте, можно было лет на пять-семь обеспечить себе очень нужную стране профессию лесоруба.
   - Не беспокойтесь, это мой телохранитель, - шепнул Саша Змееву, кивнув на Деревянко, - Накладная у вас?
   Змеев молча вытащил из папки бумаги.
   -Какой пункт назначения? - спросил он через сжатые губы.
   -Вы уж сами.... На западе какой-нибудь.... Ну что ж, по накладной все верно. Сопровождающий груз - Иванов А.И. Нормально.... Хорошо. Вот наши документы для оформления, - с этими словами Саша вложил в папку к Змееву конверт с деньгами, - Когда будем получать груз?
   -Завтра в 11. Позвоните мне из проходной. Я выпишу на вас пропуск. Договорились?
   Саша кивнул и дал знак Деревянко уходить. Когда они открывали дверь, вахтер крикнул им в спину:
   -Добавочный 3-62, это к Змееву Николаю!
   
   -Ну что, товарищ начальник, вы довольны? - спросил Саша, когда они вышли на улицу.
   -Да-а, ты артист больших и малых театров, - с нотой удивления проговорил Деревянко, - Как в кино - раз, два - и в дамки! Интересно, здесь все так воруют?
   -Воруют все! - назидательно произнес Дубов, - Попадаются в основном те, кто ворует мало.... Андестэнд?
   "Чего это он?" - насторожился Деревянко, - "Проговорился, или проверяет?". На всякий случай он сделал удивленное лицо:
   -Анде - как?
   -Ну, андэстэнд, твоя-моя понимай?
   -Я, я, - прогнусавил Деревянко, - Как насчет того, чтобы отметить успех?
   -Не грех. Пошли, я тут пивную знаю...
   В кронах деревьев ласково шелестел теплый ветерок. Зеленая травка мягко переливалась под лучами солнца. Небо было удивительно голубым и все вокруг так жаждало мира!
   Ради этого Дубов был готов на все, даже на пиво.
   
   Шарапов только-только залез под душ, когда услышал, что зазвенел телефон. Тараскин пять минут назад вышел из номера пообедать и купить пива, поэтому Шарапову пришлось грязно выражаясь бежать к телефону в чем мать родила, правда в номере было почти жарко.
   -Слушаю вас! - рявкнул он в трубку, роняя в микрофон капли воды. В трубке что-то хрюкнуло:
   -Шарапов, слушай диспозицию: выписывайтесь из номера и отправляйтесь в деревню Верхние Бугры. Это на запад порядка ста километров. Местные ребята вам подскажут, - голос Дубова звучал со скрытым напряжением, из чего было понятно, что события начинают стремительно развиваться.
   -Какие Бугры? - переспросил Шарапов, еще не придя в себя.
   -Верхние..., - тихо ответил Дубов, - Там у ведомого по легенде родовой дом, в котором будем разворачивать лабораторию. Заключительная фаза пройдет там. Вам с Тараскиным надлежит прибыть раньше нас под видом туристов-грибников и устроиться у кого-нибудь. Подумайте о надлежащей экипировке. Мы выезжаем завтра в 11. Всё. Вопросы есть?
   -Связь?
   -Только визуальная. При экстренном моменте постараюсь подать понятный знак. Свяжись с Глухаревым.
   -Ключ?
   -Какой ключ?
   -Ты у нас ключ спер. Вчера еле в номер попали.
   -Тьфу, - было слышно, как Дубов сплюнул, - Будет у меня под огнетушителем...
   -Ладно, Саша, давай, только поаккуратнее: химия всё же!
   -Не боись, если нужно я к печке и ускоритель частиц приделаю. Позвони Марии, скажи что уезжаю. Увидеться не сможем.
   В трубке послышались короткие гудки. Шарапов положил её на место и смахнул скупую мужскую слезу.

ГЛАВА 29. Заповедь деда Миши.

  
   В 11 часов утра на следующий день Дубов вошел в проходную НИИГЛАВХИММОР с давно не испытываемым чувством волнения и с тысячей долларов, завернутых в бумагу. Еще на подходе к институту он увидел чуть поодаль от входа белую "Волгу" с номерами известными ему по принадлежности к родному ведомству.
   "Вести будут", - мелькнула теплая человеческая мысль и Дубов почему-то подумал о Маше, - "Вернусь - подарю цветы. А, может, и еще чего...".
   -На меня должен быть пропуск. Фамилия - Иванов, - сообщил вахтеру Саша. На его счастье сегодня вахтер был другой и всего через десять минут пропуск был найден.
   -Лаборатория на третьем этаже, - коротко буркнул тот.
   Змеева Саша нашел быстро: тот, оживленно жестикулируя что-то говорил в трубку телефона, одновременно встряхивая в колбе какую-то фиолетовую жидкость. Увидев Дубова, он кивнул головой и быстро закончил разговор. Жидкость на это никак не отреагировала.
   -Пойдемте, директор вас ждет, - сказал Змеев и подмигнул. Дубов согласно кивнул головой.
   В ангаре, примыкающем к зданию, стояла машина "ГАЗ-53" с тентовым кузовом. Водитель кемарил в кабине с надвинутой на глаза кепке.
   -Прошу, - откинул тент Змеев, - Проверять будем?
   Дубов заглянул в кузов: множество коробок, ящиков с деревянной стружкой, в которых просматривалось что-то стеклянное, какие-то бутыли, упакованные в контейнеры, - все это внушало уважение. Дубов сделал вид, что пересчитывает количество мест, при этом, для важности, чуть слышно бормотал:
   -Та-ак, Аш-два-о, Цэ-два-аш-пять-оаш, аш-два-эсо-четыре, аж восемь-двенадцать, ангидрид твою щелочь.... Ну что ж, в основном все ясно, - обратился он к Змееву, - Состав, конечно, я проверить сейчас не могу, но если что не так, сами понимаете - мы шутить не любим!
   -Не извольте беспокоиться, - сделал успокаивающий жест Змеев, - Все аккурат по заявке. Высший сорт. Клиенты будут довольны.
   -Ладно, ладно, проверим, - Дубов извлек из кармана сверток с деньгами и передал его Змееву, - Вот план озеленения, а теперь попрошу накладную... И списочек со схемой.... Вы там все пометили?
   -Всё, как договорились. Всё под номерами...
   -Ну, что ж, как говориться, о'кей, о'бей...
   Они обменялись бумагами различных размеров и номинальной стоимости, Саша залез в кабину и коротко сказал:
   -Трогай!
   Шофер почти не размыкая глаз повернул ключ зажигания и машина нехотя завелась.
   Деревянко стоял около ворот. С чемоданчиком в одной руке и плетеной бутылкой в другой он выглядел довольно странновато, поэтому, очевидно, беспокойно озирался, а, может быть, беспокоился, не смоется ли Дубов с деньгами.
   -Залезай! - крикнул ему Саша, когда машина выехала из ворот, - Заждался, наверное...?
   Иван что-то буркнул, залезая. Машина тронулась.
   -Куда едем то, командир? - безразличным голосом спросил водитель.
   -На запад..., - ностальгически вздохнул Деревянко.
   f
   Деревня Верхние Бугры была расположена километрах в десяти от шоссе Горький - Москва и ничем не отличалась от десятков тысяч подобных деревень по средней полосе России, среди которых можно встретить такие экзотические названия, как Верхние Бредни, Нижний Подпор, Верхнесапожино, Нижнехлебово и так далее, не говоря уж о таких исконно русских названиях, как Дураково или Бухалово.
   Видать так повелось со старых времен: всех делить на нижних и верхних, ну уж а дураков и бухалов на Руси всегда хватало. Никому, правда, от этого лучше не жилось, но принцип - есть принцип: каждому по способностям.
   В этом отношении Верхним Буграм даже повезло: деревня, (вернее всё, что от неё осталось) стояла действительно на возвышенности, которую смело можно было причислить к бугру, но почему это было во множественном числе и куда, в таком случае, делись нижние бугры - никто объяснить не мог, а тем более Деревянко, правда, его никто никогда про это не спрашивал.
   Он вспомнил, как пять лет назад побывал в этой деревне для того, чтобы представить, как выглядит его как бы отчий дом для того, чтобы не запутаться на допросах, в случае чего.... Он вспомнил, как обошел вокруг покосившийся дом, теперь по документам принадлежащий ему, и на всякий случай, снял слепок с замка, которым дом был заперт (Теперь у него в кармане лежал изготовленный по этому слепку ключ). Он вспомнил, как подбросил деду Мише бутылку отравленной водки и ему слегка взгрустнулось.
   Неожиданно для себя Иван стал напевать про себя битловскую песню "Girl" в североосетинском переложении. Это его слегка успокоило.
   Машина натужно урча преодолевала очередную лужу размером с небольшой пруд. Водитель очень доходчиво объяснял, насколько глубоко он любит такую дорогу, что даже готов вступить с ней в интимные отношения и со всей окружающей природой.
   -Ну где ваша деревня, ё... ... ...ь! - рявкнул он, - Какого х... вам в деревне нужны химикаты? Совсем о...?
   -Фу-у, как вы скверно выражаетесь, - поморщился Саша, - Любите природу, мать вашу! Потом в деревне всегда нужны химикаты: или поля удобрять, или рыбу травить. А вообще с вас должны были взять подписку о неразглашении, поскольку это засекреченный объект. У вас еще не брали?
   Водитель отрицательно помотал головой и испуганно проговорил:
   -Может не надо о разглашении, а? Потом ведь всю жизнь будешь невыездным!
   -Нет, в ближнее зарубежье вас отпустят, а уж в дальнее..., - Саша задумчиво покачал головой.
   -Мы за вас похлопочем, - неожиданно вставил Деревянко, - постараемся обойтись без подписки, только сам не трепи, что вёз, понял?
   Водитель радостно закивал и в это время перед машиной открылся небольшой взгорочек, на вершине которого было видно несколько покосившихся изб.
   -Вот она, родная деревня! - выражая неподдельное волнение воскликнул Деревянко, - Родина!
   Саша с внутренней усмешкой посмотрел на него. Как раз в это время справа у дороги показалась облупленная табличка "Верхние Бугры", над которой стоял еще более облупившийся щит "Колхоз “Путь Ленина”". Саша еще раз усмехнулся про себя.
   Слегка почерневший дом с забитыми окнами стоял третьим у дороги и Деревянко скомандовал остановиться. Он вышел из машины и обошел вокруг. Замок висел всё там же и Иван, вытащив из кармана ключ, попытался открыть его. Тот не поддавался.
   -Эй, маслица нет? - крикнул он водителю и тут увидел, что на противоположной стороне дороги на лавочке сидит какой-то дед и внимательно за ними наблюдает.
   "Кто-то еще живет.... Ну ни fuck you!*" - подумал про себя Деревянко. В это время водитель принес масла и с его помощью, а также с помощью двух часто вспоминаемых особ женского пола замок открылся.
   Дверь со скрипом открылась. Пахнуло нежилым помещением и сыростью. Иван шагнул вовнутрь и осмотрелся: обстановка в избе полностью соответствовала его представлениям о деревенских избах, а также учебным пособиям на видео, которые они просматривали на шпионских курсах.
  
   * Ну ни fuck you (ирл.диалект) - се ля ви! (русск)
   -Эй, хозяин! Куда грузить будем? - услышал Деревянко голос водителя. Иван поспешил назад по пути убрав со стены фотокарточку какого-то молодого человека, подозревая что это он сам в оригинале.
   -Давай, сюда заноси, в сени, - показал Деревянко и они начали перетаскивать груз.
  
   f
  
   -Ну что, Саша. Как тебе нравится моя хата?
   Они сидели за скромно накрытым столом у окошка. Пришлось изрядно повозиться, прежде чем удалось оторвать ставни, подмести и вымыть пол и проветрить избу от многолетней сырости. Теперь она имела вполне жилой вид и даже печка работала.
   -Ничего так, - ответил Саша, - Говоришь, восемнадцать лет здесь прожил?
   -Да..., - с грустью кивнул Иван, - Восемнадцать лет, пока в армию не призвали.
   -А потом...?
   -А потом армия, дембель, работа в Горьком на автозаводе, потом умерли родители и я уехал вообще в Сибирь - побольше заработать...
   -А сестры, братья? - проникновенно спросил Саша.
   -Нет у меня никого, - всхлипнул Деревянко, - Один я сирота остался.... Оттого и в криминал потянуло...
   -Я тебя так понимаю, - похлопал Саша Ивана по плечу, - У меня у самого только мать осталась. Отец рано помер - инфаркт. Братан старший в Афгане погиб. Теперь вот я один у мамани остался.
   Деревянко понимающе кивнул и налил стаканы. В это время в дверь постучали. Иван инстинктивно потянулся к плечевой кобуре, но вовремя вспомнил, что её нет и сделал вид, что у него зачесалось подмышкой.
   -Кто там? - спросил он.
   В дверь вошел дедок в куртке неопределенной расцветки и штанах серо-чугунного оттенка. На ногах у него были сапоги разной высоты.
   -Здравия желаю..., - промолвил дедок, - Я тута живу..., напротив. Вижу - к избе Деревянок кто-то подъехал, дверь открыли, ну и решил посмотреть: кто, зачем...
   -Я Иван, сын Петра Сергеевича. А вы кто будете? Да вы садитесь..., - Деревянко показал на стул.
   -Ива-ан? - дед расплылся в задумчивой улыбке, - Вернулся, значит... Я тебя с малолетства знаю, когда ты еще вот таким был, - дедок отмерил от пола ладонью полметра, - А я Михал Терентьевич, деда Миша, как ты меня звал. Вспоминаешь?
   -Я..., я, конечно, вспоминаю! - воскликнул Иван, - Мы еще у вас яблоки воровали! ("Не сдох, зараза!" - подумал про себя).
   -Да, да, воровали, едрить тебя..., - рассмеялся дедок, - А я вас крапивой...!
   -Водочки не желаете? - спросил Саша.
   -Водочки...? - протянул деда Миша, - Отчего же, можно. За хороших людей не грех!
   После выпитой рюмки дед захрумкал огурцом, потом хмыкнул:
   -Тута, намедни, лет пяток назад, иду я с поля, вижу - бутылка водки у крыльца лежит. Запечатанная, а вокруг никого. Ну, думаю, знамение свыше! Позвал своих соседей - Васильича и Кирилыча, ну и выпили на троих. Аккурат на пасху. Так ты не поверишь: у меня радикулит пропал, у Васильича язва зарубцевалась, а Кирилыч женился через год. Вот уж, благословение божье!
   Иван поперхнулся закуской и ошарашено вспоминал, как ему при экипировке рассказывали про действие этой самой водки с отравой: "Сначала общая слабость, затем онемение конечностей, через пять-шесть часов - спазм и остановка сердца." Иван посмотрел на деда Мишу и понял, что для жителей России надо что-то значительно токсичнее.
   -Ну, ладноть, - поднялся дед Миша, - Пойду я. Надо коровку подоить. Ко мне тут постояльцы определились - приехали грибы собирать. Грибов нынче полно. Сушить не успеваю. Давай, Ваня я в субботу баньку истоплю, попаримся. Ты надолго сюда?
   -Да на отдых, деда Миша. Сколько понравится.
   -А-а, ну-ну, - кивнул тот, - А чего это у тебя за стекляшки в сенях? Самогон что ли гнать собрался? Дык теперь не гонит никто...
   -Не..., это для опытов. Удобрение одно испытать хочу...
   -Ну, ну, - опять кивнул дед, - Только смотри, чтобы не ахнуло! Сейчас кругом все гремить!
   Это были пророческие слова.
  

ГЛАВА 30. Конец операции "Объект Х". Или начало?

   Установку, напоминающую отрывки из фильмов про сумасшедших физиков или химиков, Саша собирал два дня. Если бы не наклейки на колбах, ретортах и прочей стеклянной дребедени, которые приклеил Змеев, он вообще бы никогда её не собрал и это было бы бесславным крахом всей проделанной работы.
   Зато в процессе сборки Дубов вдоволь покомандовал Деревянко, заставляя того таскать узлы и детали. Тот молча выполнял приказания, хотя было видно, что ему хочется дать кому-нибудь по фасаду лица, а ближайшим удобным объектом для этого был как раз Дубов.
   В процессе сборки выяснилось, что некоторые стеклянные трубопроводы почему-то не снабжены стыковочными переходниками, или их просто забыли положить и в спешном порядке их пришлось изготовить из консервных банок обычными плоскогубцами и молотком.
   Проверяя схему, Саша обнаружил, что отсутствует одна из емкостей на 5 литров, что удалось решить путем переливания плетеной бутылки водки из большой бутыли в 10 поллитровок, которые Саша заставил Деревянко отдраить до блеска.
   -Для чистоты эксперимента инградиент должен быть стерильным! - пояснил он. Иван скрипнул зубами и пошел мыть бутылки. "Давай, давай, акула империализма", - со злорадством усмехался Дубов.
   Тяжелее всего пришлось с вытяжкой, которая по схеме была отмечена, как узел первоочередной важности. На её установку был истрачен целый день, при этом пришлось вынуть пару кирпичей из печки и врезать туда трубу от самовара. Силу тяги Дубов проверил самолично, закурив около неё сигарету. Дым уносило в трубу веселой струйкой.
   -Ну вот, вроде и все, - заявил к концу третьего дня Саша, - Завтра можно начинать испытания. Как настроение?
   Деревянко сидел на продавленном диване и молча курил. Он верил и не верил в то, что операция подходит к концу и что через пару-тройку дней он должен будет уже пересекать границу России с чем-то, что себе ещё и не представлял, поэтому на вопрос Дубова он только молча кивнул.
   Вечер перед испытаниями они провели в скромной дружеской беседе с дедом Мишей, причем Дубов был немало озадачен, что после третьей рюмки Деревянко стал выпрашивать у деда Миши махорки, которую тот курил и, в конце концов, тот отсыпал горсть.
   "Здесь что-то не так. В отчёте ничего о махорке не сказано.... Странно...", - подумал Саша, закуривая сигарету.
   Поговорив еще немного про политику, дед засобирался домой, а на прощание сказал Ивану:
   -Ты, эта, смотри с этой бандурой..., - и, кивнув на собранный аппарат, пошел домой.
   Спать в этот вечер Деревянко и Дубов легли в 23-20, сразу после того, как посмотрели по телевизору выпуск новостей.
   
   Утро следующего дня выдалось свежим и безоблачным. Выйдя поутру во двор, Саша умылся чистой водой из умывальника и с удовольствием растерся полотенцем. Легкий ветерок обдувал его лицо и это было приятно.
   Через пару минут во двор вышел Деревянко и устремился в покосившийся нужник в углу двора. Саша усмехнулся и пошел в дом.
   Завтрак прошел при полном молчании, лишь когда пили чай, Деревянко коротко спросил:
   -Каковы шансы на успех? А, химик?
   -Бог даст..., - уклончиво ответил Саша. Сейчас он думал почему-то о Маше и их будущей встрече. Одновременно думалось о майорских погонах, - Ладно, начнем, пожалуй...
   По различным емкостям Саша и Деревянко начали разливать жидкости из различных бутылей с этикетками, названия на которых могли повергнуть в мистический ужас, если бы не уверенная рука Дубова:
   -Вот этот, диоксинфосфат-твою-мать лей 400 грамм, по метке! Теперь в колбу номер 5 лей 200 грамм триоксилгидрата. И добавь 100 грамм порошка из этого пакета. Теперь наливай в ту стекляшку динетритгидрат калиаминхлорида. Да не сюда, фосфат тебя в калий! А то на орбите встретимся! - с азартом командовал он.
   Под таким чутким руководством загрузка аппарата продолжалась около двух часов, после чего Саша с Иваном сели перекурить.
   -Да-а, ты спец. Чувствуется химизация, - вытер пот со лба Деревянко.
   -А то! - с чувством собственного превосходства ответил Саша, - Ладно, пойдем запускать!
   Они подошли к аппарату и Саша начал разжигать газовую горелку под главной приемной ретортой. Деревянко проверил тягу в вытяжке - она работала.
   -При температуре в колбе 85 градусов доливай водку! - сказал он Дубову.
   -Ты точно знаешь? - с сомнением спросил тот.
   -Ещё как!
   -Ну, смотри. Я с водкой по другому управляюсь, - с этими словами Саша откупорил одну из бутылок и стал лить водку в раствор. Пузырьки пошли активнее: смесь явно реагировала.
   -Увеличивай температуру! - скомандовал Деревянко и бросил в колбу горсть махорки.
   -Ты что, охренел, что ли! - закричал Саша, увидев, как смесь потемнела и стала стремительно бежать по стеклопроводу в смесительную камеру, где вдруг резко завихрился какой-то синий дым.
   -Нормально Саша, сейчас получим колё..., - Иван не успел закончить слово “колёса”. Последнее, что увидел в этой жизни Деревянко, было ослепительное пламя, вырвавшееся из смесительной камеры с каким-то жутким фиолетовым дымом. Грохота он уже не услышал, впрочем этого не услышал и Дубов.
   Взрыв был настолько силен, что родовое гнездо Деревянко разметало почти по бревну. Одно из бревен упало на крышу хаты деда Миши, после того, как у него вышибло все стекла.
   Дед Миша выскочил на крыльцо и перекрестился.
   -Говорил ему, не надо енту бандуру запускать, - тихо сказал он, - И в баньке не попарились...
   Прибежавшие через полчаса из леса Шарапов и Тараскин тщетно пытались найти в развалинах тела, - их просто не было. Тараскин побежал в дом деда Миши и спешно стал связываться с Нижним Новгородом.
   Они не знали, да и никто не знал, что Дубов и Деревянко допустили три роковые ошибки:
   Во-первых, они перепутали расположение колб при сборке;
   Во-вторых они нарушили дозировку водки при реакции, а нарушение дозировки водки всегда чревато последствиями;
   И, в-третьих, они не могли знать, что для того, чтобы реакция пошла нормально, необходимо было добавить некоторое количество дерьма.
   Без этого вообще ничего в России не работало.
   f
   Полковник Глухарев получил донесение о гибели Дубова через два часа после происшедшего, но первым его уже прочла Маша и почти упала в обморок, если бы не таблетка "Нурофена".
   Глухарев около часа пребывал в полной растерянности и лишь через некоторое время сумел перебороть себя и набрал номер оперативной связи с Москвой.
   Генерал-майор Волков, разговаривавший с ним, был по-военному лаконичен и по-генеральски строг. Потребовав немедленной высылки донесения о происшедшем, он вызвал к себе начальника оперативной части полковника Лисицына.
   -Вот что, Максим Исаевич. По Нижнему Пропилу произошло ЧП. Погиб наш сотрудник при проработке операции. Материалы будут завтра. Подбери из своих ребят кого-нибудь понадежнее для расследования.
   -Слушаюсь! - полковник Лисицын был очень исполнителен.
   f
   Полковник Дриллер получил донесение о гибели агента "Тампакс" только через день от своего агента из Нижнего Новгорода. Это было единственное правдивое донесение Рыбакова за последние полтора года.
   Дриллер молча прочел шифрограмму, налил себе треть стакана виски и вызвал начальника группы подготовки Билла. Когда тот вошел в кабинет, Дриллер молча протянул ему донесение.
   -Что вы думаете об этом? - спросил он, отпив виски.
   -Такой исход был вполне вероятен, шеф, учитывая крайнюю неуравновешенность "Тампакса" в последнее время. Он полностью игнорировал все наши инструкции...
   -Да, - кивнул головой Дриллер, - Надо было задействовать эвакуацию.... Что ж, готовьте кандидатуру на заброску: это дело надо тщательно изучить.
   Когда Билл повернулся, чтобы выйти из кабинета, Дриллер вдруг добавил:
   -И не забудьте провести инструктаж по забойным двигателям!
   Билл тяжко вздохнул и выругался про себя на отборном русском матерном.
  
   ВМЕСТО ЭПИЛОГА:
  
   Полковник Глухарев через полгода после описанных событий вышел в отставку по выслуге лет. В настоящее время пишет мемуары.
   Майор Дроздов получил очередное звание и стал начальником оперативного отдела.
   Старший лейтенант Шарапов перевелся на службу в Нижний Новгород, где вскоре женился на Маше. Скоро они ожидают прибавление в семействе.
   Лейтенант Тараскин получил очередное звание и стал старшим оперуполномоченным.
   Полковник Дубаев по-прежнему возглавляет управление контрразведки во Владикавказе. Проходил обследование в ведомственной поликлинике по поводу жалоб на раздающиеся голоса в квартире, которые обращаются к нему "Лаврентий Павлович". Диагноз врачей: переутомление. Отправлен на лечение в санаторий для нервнобольных.
   Капитан Зурабов оставил службу в органах и куда-то исчез. Прошел слух, что его видели в банде Айдонта.
   Старший лейтенант Кобадзе повышен в звании и занял место Зурабова.
   Завлаб Гадюкин продолжает заведовать лабораторией. Спустя два месяца после описанных событий был доставлен в реанимацию с тяжелым отравлением неизвестным газом. Служебное расследование установило, что он проводил опыты по схеме Кружкина.
   Надежда Константиновна вышла замуж за командировочного специалиста из Москвы и переехала туда жить. Живет на улице Крупской. Активно участвует в коммунистическом движении. Сподвижник Нины Андреевой.
   Алкаш Фидя по-прежнему живет в своей хибаре и пьет каждый день. Приютил собаку неизвестной породы и всем рассказывает, что это бультерьер.
   Змеев был уличен в хищении государственного имущества и на 3 года отправился изучать особенности лесоповала. Доказать получение взятки в валюте следствию не удалось.
   Шпион Рыбаков добровольно сдался властям. С учетом явки с повинной и того факта, что последние 2 года он фактически не занимался шпионажем, ему назначили год исправительных работ по месту основной работы. Сейчас Рыбаков возглавляет местное патриотическое движение. Посещает заседания регионального отделения КПРФ.
   Дед Миша очень горевал по поводу кончины Ивана Деревянко и рассказывал всем любопытствующим, что знал погибшего с детских лет, когда тот еще воровал яблоки. Через месяц после взрыва нашел у себя в огороде слегка окровавленные часы марки "Коммандос", на циферблате которых была начерчена какая-то непонятная кривая, которая продолжала двигаться. Внизу были написаны какие-то непонятные слова: "kruiz-control". Дед Миша не понимал по-заморскому, поэтому часы спрятал в сундук, где они и лежат до сих пор.
   В России по-прежнему ничего не происходит без примеси дерьма.
   Но это уже судьба...
  

КОНЕЦ (агента).

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  --
  --
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

12

  
   Александр Чебышев "Объект "Х"
  
  
  

Оценка: 4.63*10  Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.