Грушецкий Олег Леонидович
Рождество в имении с призраками

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Группа девушек и ребят отправляется на Рождественские каникулы в загородный охотничий дом своей подруги, который находится в такой лесной глуши, что и за километры никого не встретишь. А дом этот не просто дом - а бывшая дворянская усадьба. Вот только историей этого дома они не поинтересовались. И знать они не знали, сколько людей погибло в этом доме в годы революционных погромов, и в годы войны, когда людей сжигали целыми деревнями. От того и места эти пришли в запустение. Но в наши дни это было уже лишь молчаливое заброшенное здание, которое восстановил отец одной из девушек, и сейчас ни о чём, кроме как о веселье на все зимние каникулы они не хотят и думать. Отец лишь сказал своей дочери о подарке, который ждал её в этом доме. Это, как оказалось, точная игрушечная копия дома, сделанная ещё прежними хозяевами. И с куклами, некоторые из которых так похожи на них самих. Вот только невдомёк тогда им было, что эта схожесть, и игра с ними, может обернуться против них самих... Смогут ли все друзья дожить до конца каникул, пока приедут и заберут их, не знает даже хозяйка дома, которая сама напугана больше всех....

   Мы их не видим, но они всегда бродят где-то рядом.
  
   Глава первая.
   Неожиданное предложение.
  
  Мужчина сидел в кресле и нервно перестукивал пальцами по подлокотникам. Его дочь должна явиться еще двадцать минут назад. Пусть ей и было уже достаточно лет даже для того, чтобы можно было завести даже свою семью, но, пока этого не случилось, он нес за нее ответственность. Хотя, вернее сказать - переживал как отец, будь даже ей все тридцать. К тому, же он очень не любил, когда она приходила позже обещанного.
  Он оторвался от кресла и подошел к окну. Выглянул в него, посмотрев влево-вправо, но во дворе не было ни спешащих женских силуэтов, ни света приближающихся фар. Мужчина отошел от окна и нервно зашагал по комнате, поглядывая то и дело на часы.
  - Ну, все, еще пять минут...
  Он не успел договорить, что же он готов был сделать по истечении пяти минут, как его мысли прервал звук подъезжающей к подъезду машины. Мужчина несколькими быстрыми шагами подошел к окну и прильнул к стеклу, глядя во двор.
  Ну, наконец-то. Похоже, это была машина ее парня.
  - Ну же, - нервничал он, а дверцы так и не открывались.
  Видимо пассажиры прощались друг с другом, целую минуту. Наконец-то дверцы распахнулись, и на землю плавно опустилась женская ножка в сапожках на высоком каблуке. И, словно никуда не спеша, показалась и сама девушка, придерживая подол дорогой шубы.
  - Нет, ну надо же, - нервничая, комментировал отец, глядя на все это из окна, - даже и не торопится! Ну, я тебе! - погрозил он пальцем из окна, хотя на него никто и не смотрел.
  А девушка, словно испытывала его нервы на прочность. Словно не напрощавшись, она нагнулась в салон автомобиля, явно бесстыдно целуясь со своим ухажером на прощание, даже кокетливо согнув кверху одну ножку.
  - Нет, ну вообще стыд потеряла! У всех на глазах.
  Не то, что бы он по настоящему злился, все-таки это была его любимая дочь, но, тем не менее, это задевало его самолюбие, и внутри его все едва ли не закипало.
  В конце концов, она напрощалась, и, хлопнув дверцей, развернулась на каблучке к подъезду. Вся из себя довольная она посмотрела в сторону своих окон.
  - Ой! - тихо вскрикнула она, поднеся к щечкам ладошки, завидев в окне отца, - папик. Привет! - помахала дочь в окошко, и тут же, стыдливо скон-фузившись, опустила вниз лицо, понимая, что сейчас что-то будет.
  - Вот, блин, - проговорила она, направляясь к двери подъезда.
  В подобной ситуации у любого сработает чутье, что напряженной объяснительной беседы с родителями не избежать. Такое чутье всегда срабатывает и сбывается на все сто процентов, а если не повезет, то и больше.
  Только она собралась всунуть ключ в замочную скважину, как дверь распахнулась, и в проеме показался грозный силуэт отца. Он повернулся боком, сделав шаг назад, и дочь, виновато опустив голову, прошагала в прихожую.
  - Ну, и...? - начал отец свой допрос.
  - Пап, ну прости. Мы задержались, нам надо было кое-что обсудить.
  - Времени сколько? Ты уже давно должна была быть дома. Ничего, что я волнуюсь? Что можно было так долго обсуждать? Вы что контракт обсуждали, или свадьбу?
  - Ну, почти....
  - Что? Что значит - почти? Уж не жениться ли вы надумали?
  - Нет, папик, успокойся, жениться мы пока не собираемся.
  - Это еще почему, его что, моя дочь не устраивает?
  - Слушай пап, определись - то ты злишься, что мы собираемся пожениться, то тебя злит, что не хочет на мне жениться. У меня вообще, такое складывается чувство, что ты собираешься от меня избавиться, побыстрее выдав замуж.
  - Если б я этого хотел, я давно бы тебя выдал за какого-нибудь сыночка крупного чиновника или олигарха. Поверь, многие не прочь породниться со мной.
  - Или с твоими деньгами?
  - Так, все! Ты меня не путай и не переводи темы. Так что же вы такое обсуждали, что ты так поздно явилась домой?
  - Ну, хорошо, пап, но ты только не злись, - мягко говорила она, держа его за локоть. - Мы действительно обсуждали наши будущие отношения.
  - Неужели все так плохо?
  - Да нет же, как раз совсем наоборот.
  - И? К чему же вы пришли?
  - Мы хотим вначале закончить учебу в университете, а потом уже думать о свадьбе, понимаешь?
  - Ну что же, весьма благоразумно.
  - При том, что это я сама настояла на этом. Он готов жениться хоть сейчас.
  - Ну что же главное, что бы вы сами не передумали до этого. Кажется, он хороший парень.
  - Да пап, очень. Правда, мы еще не решили, где потом вместе жить, раз уже надумали пожениться, а это сам понимаешь, не за горами. Ну, да думаю, у нас еще достаточно времени подумать над этим.
  - Да, ты права, - остыл уже отец, даже позабыв, что еще совсем недавно злился на дочь за ее опоздание. - Ладно, раздевайся, пойдем чай пить, сказал он, и отправился на кухню ставить чайник.
  - Думаю, - крикнул он с кухни, - что до этого вам не плохо бы попробовать провести вместе хотя бы недельку вместе, так вы лучше узнаете, чего стоят ваши отношения, и чего друг о друга ожидать.
  - Ты предлагаешь нам снять квартиру? Хм, наверное, это не плохая идея.
  - Квартиру? Думаю, у меня есть идея получше!
  - Хм, интересно, - заинтриговано проговорила дочь, присаживаясь на кухонный табурет.
  - На носу рождественские каникулы.
  - Угу...
  - Мой охотничий домик. Как ты смотришь, если я разрешу вам провести рождественские каникулы в нем?
  - Пап, конечно спасибо тебе за такую любезность, но как ты себе пред-ставляешь, нас, одних, в глуши, в заброшенной избушке?
  - В заброшенной избушке? В глуши - да, я еще соглашусь. Но, когда это я говорил что это избушка?
  - Ну, не знаю. В моем понимании, охотничий домик - это маленькая покосившаяся лачужка посреди лесной глухомани.
  - Ха-ха-ха! Неужели ты думаешь, чтобы я, с моими-то деньгами, стал тратиться на какую-то хибарку. Хм, какого же ты мнения о своем отце.
  - Но...
  - Дорогуша, то, что ты считаешь избушкой - это некогда дворянская барская усадьба. Может она и не большая, соглашусь. Прежние хозяева использовали ее просто как летний домик для отдыха. Это была всего лишь одна из их загородных резиденций, с относящимся к ней хозпостройками и деревней. Но этот дом был достаточно вместительным, чтоб разместить в нем не одну семью.
  - Ого, ничего себе! Но, ты же никогда не говорил об этом, даже фотографий дома не показывал.
  - Ну, не люблю я хвастаться. А фотографировал я только один раз, и то фото не получилось.
  - Почему?
  - Да не знаю. Как0то расплывчато все получилось, размазано. Сам даже удивился, вроде и фотографировал в хорошую погоду.
  - Н-да, бывает. Жаль. Слушай, пап, а как тебе удалось купить усадьбу, они же, наверное, как памятники культуры, не могут продаваться?
  - Ну, памятники культуры, может и не должны, а заброшенные полуразваленные усадьбы, о которых давно все забыли, к этому не относятся.
  - А как ты тогда ее нашел?
  - Ну, нашел ее не я, а поисковая организация, которая занимается поиском сожженных забытых деревень и захоронений во время войны. Они вообще, можно сказать чисто случайно ее разыскали, на месте от деревни остались только заросшие кустарников основания домов, и то не всех. Только усадьба более-менее и сохранилась, и то, потому что строилась по барскому указу на совесть и из камня. К ней даже дорога полностью заросла. Не зная и не найдешь, как туда добираться.
  - Так это что, все во время войны уничтожили?
  - Ну, тут целая своя история.
  - Ух ты, здорово, у нас усадьба со своей историей.
  - Ыгм, правда, не очень веселой.
  - Расскажи.
  - Хм, что же, можно и рассказать, - проговорил отец, разливая уже заварившийся чай по кружкам. - Только я ее не проверял, это я ее от поисковиков узнал.
  - Все равно, рассказывай.
  - Ну, слушай. Фамилию владельцев я по правде не запомнил, но, судя по рассказам поисковиков, этот род был в свое время, еще до революции, весьма знатный и состоятельный. Их резиденции и имения были разбросаны и в России, и на территории современной Беларуси, и, даже, в Европе.
  - Ого!
  - Да. В общем, не простые люди были. Предчувствуя не лучшие времена, они, предусмотрительно, успели большую часть своих сокровищ и капитал вывести в Европу, в Швейцарию. А когда окончательно осознали, что кровавых событий не избежать, стали выбираться в Европу и сами. Пробираясь в Европу, они по пути следования остановились на ночлег в своем имении, намереваясь поутру отправится дальше. Но кровавые события развевались быстрее их побега на чужбину. Красноармейцы уже с раннего утра ворвались в деревню, двигаясь в барскую усадьбу. Но, как они не подбивали местных крестьян, на совместный поход для учинения расправы над их некогда бывшими господами, никто на эту провокацию не поддался, они, наоборот, с уважением к ним относились, так как те помещики всегда с ними хорошо обращались, и, даже, когда надо, помогали. Согласились только пару местных тунеядцев. Одному из местных удалось раньше всех добежать до усадьбы и предупредить хозяев, мол, бегите, не то худо будет, но было уже поздно. Почти в след за ним уже приближались новоиспеченные борцы за светлое будущее. Только благодаря предупреждению удалось спрятаться матери с дочерью в подвале, в который вел только один ход - с кухни, замаскированный под пол и прикрытый сверху так, что незнающий и не догадался бы. Остальным всем членам семьи пришлось смерть встретить в лицо. Солдаты не пожалели даже семилетнего мальчонку. Один из солдат, жалея патроны, убил его, воткнув штык ему прямо в голову, через глаз.
  - Ужас, как жестоко. Мальчишка-то здесь причем?
  - Да, тогда ужас что творилось. Времена были такие. Предвкушая власть и безнаказанность, тогда многие записывались в революционеры, даже толком не всегда понимая, за что и за какие идеалы те борются. Они туда шли только потому, что это был хороший способ поживиться. Экспроприация экспроприаторов. Красивые лозунги, оправдывающие бесчисленные убийства.
   - Да, не дай Бог, чтоб такое повторилось. А что было дальше? Мать с дочкой выжили?
  - Не знаю, говорят, что вроде как да. Кажется, только им и удалось тогда выбраться и бежать за границу. А в их доме тогда устроили что-то вроде сельсовета.
  - Кошмар.
  - Кошмар был, когда уже фашисты пришли. Эти зверствовали еще хуже. В тех местах партизаны устроили пару диверсий, и фашисты, в отместку, отметили Новый год тем, что согнали местных жителей, и загнали их, битком, в дом. А затем всех взяли, и подожгли из огнеметов. Просто так, развлечения ради. Всех, кто пытался выпрыгнуть, расстреливали на месте. Затем подчистую сожгли и уничтожили всю деревню, а заодно и несколько близлежащих. Наверное, они не особо представляли интерес для них, так как деревни находились в стороне от основных дорог, и партизаны в тех местах давали им прикурить, вот и изничтожили все. А до нашего времени там даже никакого напоминания не осталось, только здание выгоревшей усадьбы.
  - Обожди, пап. И ты, знаю такую страшную историю тех мест, все равно ее купил?
  - Вот именно, что историю. Я вообще полагаю, что это лишь фантазии поисковиков. Никаких документов, подтверждающих это, я не видел. Следов деревень там и впрямь не найти. Усадьба стоит в такой глуши, заросшая вокруг деревьями, что удивительно, что ее вообще кто-то еще нашел. За столько лет запустения, уже даже внутри ее стали расти деревья. А понапридумывать для пущей важности и я могу с три короба.
  - Ну, то же верно. Надеюсь, ты ее не в совсем разрушенном состоянии застал.
  - Да нет. Учитывая, сколько она простояла, она неплохо сохранилась, на совесть строили. Только, что крыши не было. А так, основные стены, фундамент, все вполне было сносно. Потратился конечно немало, не спорю, но, сам факт, что это бывшая дворянская усадьба, того стоило. Да и места там замечательные - неподалеку речка, тишина, глушь.
  - Но, хоть не настолько глушь, что ни воды, ни света?
  - Вот насчет этого можешь не пережевать. Специально для этого протянул несколько километров кабеля.
  - Но это ж денег сколько?
  - Деньги ничто, когда речь идет о комфорте. Без электричества любой дом - просто коробка.
  - А не проще ли было поставить ветряки?
  - В лесу?
  - А, ну да. А вода, канализация?
  - Будь спокойна. Пробурили скважину, а от нее насос воду подает прямо в дом. Обогревает котел. Даже канализацию провел со сливом в реку.
  - Ну, вообще. Это же, сколько ты вложил.
  - Это неважно. Да и дом слегка себя тоже окупил.
  - Это, каким таким образом?
  - Да видно, поисковики, не все придумали. Подвал и взаправду в доме был. Его обнаружили во время ремонта. Хорошо, что я наудачу был в это время там.
  - Там что, сокровища нашли хозяев нашли.
  - Ну, сокровища, это может громко сказано. Но кое-что достаточно ценного там было.
  - Так что же.
  - Я сам тогда изумился. Во-первых, удивился, когда рабочие наткнулись на подвал. Но еще больше, когда из-под завалов начали одну за другой извлекать бутылки старого, выдержанного вина и коньяка. Набралось на несколько ящиков.
  - И ты об этом молчал?
  - Не волнуйся, на твою свадьбу, у меня в сейфе, несколько бутылок стоит.
  - Ну, и на этом спасибо. А остальное?
  - А остальное достаточно неплохо продал через аукцион.
  - Насколько неплохо?
  - Достаточно. К тому же там же, в подвале, нашлось еще пару, уже антикварных, вещиц, которые так же удалось хорошо продать. Так что, дом принес немало и приятных сюрпризов.
  - Так может, и мне там какой-нибудь сюрприз найдется.
  - Очень даже может быть, не исключено. Во всяком случае, в подвале, один сюрприз там еще точно есть.
  - Ух ты, и какой же?
  - Э, нет. Пусть это будет загадкой. Так сюрприз интереснее.
  - Ну ладно, ладно, заинтриговал. Так, а когда же я мы сможем туда по-ехать?
  - Да, если хотите, можете и Новый год там встретить. А после Рождества я вас заберу.
  - Здорово! - радостно воскликнула дочка, но потом на пару секунд замешкалась, явно что-то придумав. - Слушай, пап, - неловко и, слегка по-подхалимски попыталась она спросить.
  - Ну что? Говори.
  - Пап, а можно мне взять с собой еще и друзей?
  - Пф-ф, взмахнул он недовольно рукам и вздернул головой. - Нет, ну слушай. Тебе дай палец, так ты и руку откусишь. Я стараюсь ей, как могу, угодить, а она еще и пользуется этим на всю катушку.
  - Ну, пап. Да, провести наедине какое-то время нам с Андреем, это, ко-нечно же, классно, спасибо. Но пап, это же все-таки рождественские каникулы. Одинокий дом в заснеженном лесу, Новый год, Рождество с друзьями. Ну, подумай сам, неужели бы ты такого и сам не хотел?
  - Ну, не знаю.
  - Ну, пап. Ну, пожалуйста, пожалуйста.
  - Нет, ну. Вот ведь знаешь же, что я не могу тебе отказать, и самым на-глым образом этим пользуешься.
  - Ну, папик, - и она посмотрела на него своими большими любящими и молящими глазами, так, что сердце отца не могло не поддаться.
  - Хорошо, допустим. Но, скольких человек ты еще хочешь с собой взять.
  Его дочь задумалась на короткое время, раздумывая.
  - Четверых, - выпалила она, подумав. - Не более. За порядок отвечаю лично, - и приложила руку к сердцу, словно клянясь.
  - Вот это-то меня и волнует. Боюсь, что после праздников некуда будет приезжать.
  - Папа, слово даю - все будет идеально и в порядке.
  - Ну, ладно, шут с тобой. Езжайте.
  - Ура! Спасибо пап, ты у меня самый лучший.
  - Спасибо, я знаю. Только у меня одно условие.
  - Все что угодно!
  - Хм, я тебя за язык не тянул.
  - А что за условие? - насторожилась Лена.
  - Твоя сестра поедет с вами.
  - Эта зануда? Да она же со своих книжек никогда не вылезает. Она же даже с людьми, из-за того, что постоянно что-то зубрит, общаться не умеет. У нее же и парня, поэтому, нет.
  - Вот поэтому и возьмете ее с собой. Она поучится у вас общению, а вы у нее скромности. К тому же при ней вы вряд ли позволите себе лишней вольности. Заодно и она за вами присмотрит.
  - Бр-р-р..., - недовольно заворчала Лена.
  - Это не обсуждается. Или с ней, или вообще никак.
  - Но...
  - Никаких но, - строго прервал ее отец.
  - Выбор между позором или смертью, - по-философски грустно проговорила дочь. - Ты мне просто не оставляешь выбора.
  - Ну так?
  - Ладно, я согласна.
  - Вот и хорошо, молодец. Надо время и с сестрой проводить.
  Лена в ответ только выдавила из себя недовольную гримасную улыбку.
  - Значит так, - произнес отец, хлопнув в ладоши, и сжав их. - Продукты там есть, но я позабочусь, вам еще несколько ящиков подкинут, чтоб я был спокоен. С транспортом я тоже договорюсь.
  - Пап, у моих знакомых у всех хорошие машины.
  - Я не сомневаюсь. Машины может у них и хорошие, но только для города. Там, поверь, про ваши машины можете забыть, они там будут просто бесполезны, особенно такой снежной зимой, как в этом году.
  - А на чем же мы тогда туда поедем?
  Для этого у нас специальные внедорожники, что-то вроде снегоуборщиков, со специальным спереди таким снегорезом, чтоб впереди себя дорогу расчищать. Иначе туда ни за что ни добраться.
  - Ого! Вы тогда нас хотя бы обратно не забудьте забрать. А то, судя по твоим разговорам, там вообще, непроходимые места.
  - Почти так и есть. Самим вам ни за что оттуда не выбраться. Не переживай, после рождества заберем. Хотя..., - пошутил он, потирая подбородок.
  - Пап....
  - Ладно, ладно, шучу. Так что с вас - только личные вещи.
  - Здóрово. Спасибо, пап. А когда поедем.
  - Еще вчера.
  - ?
  - Давай завтра. Как раз тридцатое число, успеете подготовиться к Новому году.
  - Завтра? Ну, не знаю. Вряд ли все сумеют с утра собраться. А обзванивать их сейчас, так наверняка уже многие спят.
  - Ах, ну да, и действительно. Ладно, завтрашний день вам на сборы, а послезавтра, с утра - в путь. А завтра, я тогда, с кем-нибудь подвезу в дом продуктов.
  - И шаманского?
  - Ха-ха-ха, - рассмеялся отец. - Ладно, будет вам и шампанское
  - Здорово! Спасибо пап, это просто идеально.
  
   Глава вторая.
   Дом в глуши.
  
  Уговаривать друзей провести отдых на природе, да еще и в настоящей старинной дворянской усадьбе, к тому же со всеми удобствами, долго не пришлось. Все не то что с радостью, а даже с ярким восторгом, согласились.
  В назначенное время вся процессия тронулась в путь. Отец Лены договорился со своим другом, таким же состоятельным любителем охоты, и всю компанию везли с комфортом на просторных настоящих внедорожниках. На таких монстрах они ехали без всяких проблем, как на снегоходах, несмотря на то, что вся дорога была заметена, и некоторые машины вдоль дороги стояли снесенные на обочину, уткнувшись капотом в сугробы.
  Дорога была долгой, и клонила, своей белой монотонностью, в сон. Но, наконец, машины съехали с дороги, перескочив через здоровый сугроб, отчего ребят слегка подбросило, прогнав дремоту. Машины уверенно пробирались сквозь снег, разрезая и разбрасывая его в стороны, как мощный крейсер разрезает водную гладь. Снег красивой пеленой разлетался белой пылью в стороны, приводя ребят в драйвовый восторг. Джипы сбивали снежные шапки с веток деревьев, тут же красиво раскидывая сбитый снег в разные стороны.
  Не знаючи, и впрямь, нельзя было даже догадаться, что здесь есть какая-то дорога. Во всяком случае, проезжая на скорости, никто бы не придал никакого значения. Мелькнул небольшой просвет сквозь деревьев, и тут же исчез. Отец Лены вез их по, только одному ему известным, приметам. Посторонний вряд ли бы нашел, только по свежим следам. Но, так как новые хозяева были здесь нечастыми гостями, проторенная дорога, вскоре вновь исчезала из виду.
  И вот, сквозь деревья и снежную пелену, появились отчетливые очертания усадьбы. Она возникла, словно призрак в лесной глуши. Непонятно и неожиданно. В такой местности ее странно было увидеть. Как-то она даже не вписывалась в окружающее пространство. Словно сказочный домик.
  Машины подъехали к широкому крыльцу и все, не спеша, стали выходить из машин, останавливаясь перед домом с восхищенными взглядами. Не то, чтобы это был шедевр архитектуры, но здесь, посреди леса, она по-настоящему смотрелась восхитительно. Просторное крыльцо с колонами, поддерживающими просторный балкон, лепнина, пусть и немного, но была, просторные окна - все это просто изумляло. Сам дом был выстроен в духе русского классицизма. Все уравновешенно и ничего лишнего.
  Отец Лены открыл багажник и вытащил лопату.
  - Кому? - спросил он у ребят.
  - Давайте, я, - взял лопату один из ребят и принялся активно разгребать снег, иначе нельзя было не то что открыть двери, но даже свободно подойти к ней.
  Проделав в снегу тропинку пошире, парень вернул лопату и вся компания, с вещами, проследовала в дом.
  - Вау, - только и проговорили все дружно и восхищенно.
  И было от чего. Может, усадьба и не была восстановлена в том виде, в котором она была при первоначальных его владельцах, но вкус тут явно присутствовал. Все соответствовало дореволюционному дворянскому и помещичьему духу. Все выдержано и с изыском. Словно они перенеслись на столетие назад. В глубине гостиной горделиво стоял камин, на который все обратили внимание в первую очередь.
  - Ух ты, камин! - воскликнул Андрей, парень Лены. - Настоящий?
  - Ха, конечно настоящий. Правда, дом мы греем не им, а современным котлом, а камин больше так, для эстетики. Но, все работает, можете зажечь, если захотите. Главное, не забывайте о правилах пожарной безопасности.
  - Ну, это понятно.
  - Это хорошо. Так, ладно, вы тут располагайтесь, - обратился он к ребятам, - комнаты там и там, кухня там, продукты мы сейчас поднесем, туалет там. Все понятно?
  - Да, ваше благородие, - в шутку ответили ребята.
  - Вот и ладно. Так, давай теперь с тобой пройдем, - обратился он к Андрею, - я тебе объясню, как у нас что включается, возложу эту ответственность лучше на тебя.
  Отец Лены отправился ему показывать, что, как, и где включается, а ребята разбрелись по комнатам распаковывать вещи. Ребята быстро освоились с домом, распределились по комнатам, и отец Лены доверительно назначил Андрея главным ответственным за состояние дома, что тот счел весьма почетным.
  Мужчина вышел во двор и перед отъездом расчистил с приятелем машинами снег перед домом, чтобы ребята могли прогуляться перед домом. На прощание он еще раз решил дать наставления перед отъездом, и предупредил молодежь.
  - И не особо увлекайтесь прогулками глубоко в лес.
  - А что так?
  - Ну, во-первых, не знаючи, можно и заблудиться.
  - О, об этом не беспокойтесь, мы не так глупы, чтоб зимой углубляться в незнакомый лес. Да и незачем это, нам здесь куда комфортнее.
  - Да я и не столько про то, что вы можете заблудиться, опасаюсь. Просто, волки....
  - Волки? Здесь водятся волки?
  - Естественно. Стал бы я покупать здесь дом для охоты, если б здесь не водилось зверья.
  - Логично. Но, мы надеемся, что они не станут подходить близко к человеческому жилью.
  - Ну, это как вы с ними договоритесь.
  Ребята на него недоуменно посмотрели, хотя это он и сказал в шутку.
  - Надеюсь, что нет, - успокоил их владелец усадьбы.
  - Пап, а что делать, если они здесь появятся? Чем нам их хотя бы отпуг-нуть?
  - Хм. Да, пожалуй ты права. Оставлять вас, в глуши, совсем без защиты, было бы не правильно. Ладно, пойду на нарушение закона, но, если об этом кто-либо узнает, скормлю сам вас всех местным волкам на обед, - пошутил он. - Договорились?
  - Да, конечно, мы же не дети. Все и так ясно.
  Отец Лены открыл запертую стальную дверь, ведущую в маленькую комнатушку. Видно, там он хранил самое ценное. Зазвенела связка ключей, и заскрипела металлическая дверца сейфа. Мужчина вышел из комнаты, держа в руках охотничье ружье и коробку с россыпью патронов к нему. Он протянул подержать ружье Андрею, и закрыл за собой дверь.
  - Думаю, ты, как мужчина, обращаться с ним умеешь, или объяснить?
  - Думаю, ничего сложного.
  - Ладно, лучше все-таки я тебе объясню.
  И он показал, как с ним обращаться.
  - Понятно? - спросил отец Лены после инструктажа.
  - Да, элементарно.
  - Вот и отлично. За него тоже отвечаешь головой. Патроны зря не расходовать, ружье никому не давать, и на видном месте не оставлять. Вопросы есть?
  - Вопросов нет, mon general (фр. - 'мой генерал').
  - Отлично, солдат. Ну, раз вопросов нет, думаю, я могу спокойно ехать.
  - Не волнуйся пап, все будет в порядке, - заверила его дочь.
  - Надеюсь. Тогда весело вам встретить Новый год и Рождество.
  - И вас с наступающим! Всего доброго! - попрощались с ним ребята.
  - Да, пап, - притормозила его Лена уже в дверях, - спасибо, что предложил нам здесь провести время.
  - Хм, главное, чтоб вы остались довольны, котенок.
  - Я уже довольна. Уверена, это Рождество мы никогда не забудем.
  Если б она тогда только знала, как в тот момент она ужасно была права. Но в тот момент она была счастлива в предвкушении будущего, как она полагала, веселья. Тогда она не придавала значения тому, что это веселье состоится на месте страшной трагедии. В месте, в котором жестоко лишили не один десяток невинных человеческих жизней.
  Лена поцеловала отца на дорожку, еще раз поздравив с наступающим. И, только машины отъехали, по дому, сотрясая его стены, громогласно пронеслось:
  - Ура-а-а! Show Must Go On! (англ. - 'Шоу начинается!').
  Шоу? Ха-ха! Ну, для кого как....
  
   Глава третья.
   Сюрприз в подвале.
  
  - Круто. Одни, в таком доме, на каникулах - это просто предел мечтаний, - восторгались ребята предоставленной возможностью отдохнуть.
  - Это же лучший подарок к Новому году.
  - Кстати, насчет подарков, - вспомнила Лена. - Папа тут как раз говорил, что в доме есть какой-то сюрприз.
  - Здорово, сюрпризы мы любим. А что за он?
  - Да, я пока и сама не знаю. Признаться, я об этом может и не вспомнила, если бы вы не напомнили.
  - Так чего же мы ждем. Айда смотреть. А где он?
  - Да где-то на кухне.
  - Идем, - и все ребята дружно отправились на кухню.
  Все прощемились сквозь двери на кухню, распихивая друг друга, но в кухне их удивление потихоньку сменялось на разочарование. Ребята обшарили все шкафчики, но, кроме запасов еды, так ничего и не нашли.
  - Какой облом, - проговорила Таня, подруга Лены. - Если подарок только еда, то так не интересно.
  - Обождите, обождите, - остановила их Лена, - вы же меня не дослушали. Это не просто кухня, тут где-то должен быть тайный вход в подвал.
  - Ну, ничего себе. Похоже, отдых становится все интереснее. И где же он?
  - Ну, это надо поискать. Знаю только, что в полу.
  - В полу? Что же.
  И ребята быстро свернули и убрали ковер, согнулись и принялись исследовать пол. Внимательно осматривали каждый сантиметр, затем принялись простукивать. В одном месте звук простукивания значительно отличался от других.
  - Похоже, что здесь, - обрадовал всех Сергей, парень Татьяны.
  Все столпились вокруг места, на которое указал Сергей. На вид оно не сильно и отличалось от других. Правда, если присмотреться внимательней, то да, зазоры на полу слегка отличались от других. Похоже, это и точно было то самое место.
  - Надо чем-то подковырнуть, - предложил Андрей.
  - Обождите, - насторожила всех Ольга, сестра Лены.
  Пол был, похоже, из паркетной доски, и, в одном месте между досок, на стыке по длине, был кусочек доски, который слегка неестественно смотрелся на фоне остального пола, хотя особо в глаза и не бросался.
  - Ну-ка, ну-ка.
  Лена подошла и склонилась над странной дощечкой. Она осторожно до-тронулась до нее и почувствовала, что та легко поддается, проваливаясь вниз. Девушка посильнее надавила на нее. Раздался щелчок замка, и от уровня пола приподнялся квадратный щит-дверца.
  - Ух-ты! - удивленно воскликнули все.
  Лена приподняла дверцу, и все увидели лестницу, спускающуюся в подвал. Возле лестницы был выключатель со светодиодной лампочкой, благодаря чему она без труда нашла его и щелкнула по нему. Свет осветил пространство подвала, и девушка, не колеблясь, ступила на ступеньку уходящей вниз лестницы. Легкое чувство тревоги, перемешанное с любопытством, накатывались на нее, но, интерес того, что же там, намного перевешивал ее тревожные чувства, и она, не предавая ни малейшего значения сигналам своей интуиции, продолжала спускаться вниз, хотя мозг ее все отчетливее стучал: 'Стой! Не ходи сюда, вернись!'. Но другая часть ее сознания наоборот твердила ей: 'Там нечто интересное, сюрприз. Он ждет тебя!'
  Подвал нельзя было назвать большим, но для домашней мастерской он вполне подходил. Наверное, раньше он использовался для хранения продуктов, а, может, и специально использовался для того, чтобы в случае чего, пережидать в нем неприятности.
  На одном из столов стоял большой игрушечный домик, сантиметров 70-80 в высоту. Это был макет самого дома, его точная копия. Один в один, почти детально, со всеми мелочами. И домик это был явно еще от прежних хозяев. По нему было видно, что он очень старый. Отец, наверное, по нему и восстанавливал сам дом. Вокруг макета даже располагались кустики и деревья, а к дому вела тропинка. Видимо, дом так раньше и выглядел. Только, вот речка была явно с несоблюдением расположения в реальности нанесена. В действительности, она была, скорее всего, намного дальше. Наверное, или изготовителю макета, или его заказчику, просто хотелось, чтоб речка на макете все же была, и все тут. Скорее, просто для красоты. Она и вправду, значительно украшала всю композицию.
  - Вот это да, круто,- только и могли произнести все от изумления.
  - Это, видимо, и есть тот сюрприз, о котором говорил отец, - проговорила Лена, подходя к домику и не сводя с него глаз. Слушайте, ну точная копия. Ну, разве только, речка.
  - Классно, значит, тут еще и речка есть? - вопрошая, произнес один из ребят, Игорь.
  - Судя по всему - есть.
  - Может, сходим как-нибудь, посмотрим?
  - А что, можно завтра и сходить. Покататься первый день Нового года на льду.
  - А хорошая идея, здорово! - поддержали все.
  - Мне здесь определенно все больше нравится, - высказалась Лена. - И отчего это папа меня раньше сюда не возил. Здесь так здорово!
  - Ну, почему не привозил, это как раз-таки и понятно, - ответил на ее вопрос Андрей. - Они сюда приезжают явно только мужской компанией на охоту. Ты же не будешь с ними бегать по лесам, по болотам.
  - Да, но все же. Мог нас сюда и на отдых привести.
  - Ну, значит, еще не успел. Он же, дом, наверняка, только недавно отстроил.
  - Ну да. Тоже верно.
  - Слушай, Лен, - спросил у нее Игорь. - А подземный ход здесь есть?
  - Хм, интересный вопрос. Хотела бы я сама знать. Я тут уже ничему не удивлюсь. Судя по тому, что рассказывал мне отец...
  - Ну-ка, ну-ка. С этого места поподробнее.
  - Ну, всех подробностей вам знать не надо, особенно накануне праздника. Но, что владельцы этого дома были люди непростые - это факт.
  - Ну, это понятно и по дому. А что с ними стало?
  - С кем как, - многозначительно ответила Лена.
  - Что стало, что стало, - встрял в разговор Андрей. - Что, не знаешь, что делали большевики с господами? Кто не успел убежать за границу или не перешел на их сторону, и то, если был ценным, один разговор был - расстрел.
  - Надеюсь, не в этом доме.
  - А что страшно? Привидений боишься? - подшутила над Игорем Лена.
  - Да не то что бы боюсь. Так, неловко.
  - Не боись. Большинство городов, разрастаясь, стоит на кладбищах, и ничего, - высказался Сергей.
  - Ну, прям таки.
  - Это правда, - поддержала Оля. - Взять тот же Париж, тот стоит прямо на захоронениях после чумы в средние века. А жертвы тогда считались даже далеко не тысячами и не десятками тысяч.
  - Да ну?
  - Так и есть. Так же и у нас - Москва, Минск. Многие районы и постройки стоят на месте кладбищ, или расстрельных захоронений.
  - Спасибо, успокоила, - саркастически ответил Игорь. - Мне теперь на-много легче, - и у всех раздался легкий смешок, а Оля засмущалась.
  Возле домика стояла запыленная старая деревянная коробка.
  - А здесь у нас что? - протянула Лена к ней руку.
  Она сняла с нее крышку, отложив ее в сторону, и придвинула коробку к себе. Все вытянули головы, заглядывая вовнутрь. В коробке кучей лежали старые, слегка обветшалые тряпичные куклы ручной работы. И не было ни одной одинаковой, на всех были разные одежки. Кукол было не меньше двух дюжин.
  - Вау! - восторженно проговорила Лена. - В них наверняка играли еще хозяйские дети.
  - Это по сколько же им лет тогда? - удивленно проговорила Лариса, де-вушка Игоря.
  - Да лет по сто, не меньше, - поддержала ее Оля.
  - Класс, настоящий антиквариат.
  - Смотрите-ка, - заворожено произнесла Лена. - Вот эта похожа на Игоря, - проговорила она, вытягивая одну из кукол. - Вот эта - на Ларису.
  - Ой, и вправду, похожа, - удивленно и восторженно чуть громко вос-кликнула Лариса, девушка Игоря.
  - Так, а вот эта - на тебя, - обратилась Лена к своему парню, вытаскивая еще одну из кукол. - Ыгм, эта - вылитая Оля, это - пусть будет Сергей, - она вытащила еще одну куклу, но та зацепилась за гвоздик, торчащий в коробке, и слегка разорвалась. - Упс, извини.
  - Ну конечно, меня так можно и упс, - недовольно пошутил Сергей.
  - Извини. И рада бы тебя заменить, - шутя, проговорила Лена, заглядывая в коробку, - но никого более похожего на тебя, похоже, нет.
   - Это Танюшка, - продолжала она извлекать кукол, складывая их в охапку в руке. А вот эта, - проговорила она, извлекая последнюю куклу, - так и быть - пусть буду я.
  - И что теперь, ты их нам раздашь? - спросила Таня.
  - Нет, у меня есть идея получше, - ответила Лена, рассматривая дом. - Я вас всех здесь расставлю, так дом будет выглядеть более живым. Надо вдохнуть в него жизнь, - даже как-то торжественно произнесла эту фразу девушка, словно и впрямь, собираясь оживить дом.
  Тогда она вовсе и не думала придавать ни малейшего смысла своим, невзначай брошенным, словам.
  - Так, кто там у нас хотел покататься на льду?
  - Я! - поднял руку Игорь.
  - В таком случае, тебя на речке мы и разместим.
  - Обожди, - недовольно проговорил Игорь, - на макете нет льда, я так утону.
  - Да? Хм, и вправду. На да ничего, будем считать, что он есть. Будем надеяться, что не утонешь. Если что - мы тебя спасем.
  И все дружно захихикали.
  - Спасем, спасем, не боись!
  - Так, твою девушку, тебя, Лариса, - проговорила Лена, беря в руку следующую куклу, - куда мы поместим?
  - На балкон, на балкон, хочу на балкон! - затараторила Лариса.
  - Хорошо, будешь у нас на балконе.
  Лена поставила куклу на балкон, но та, потеряв равновесие, полетела головой вниз, упав вначале на руку.
  - Ой, - вскликнула Лариса, будто сама упала, и схватилась вначале за руку, а потом и за голову.
  - Упс, извини, я не хотела.
  - Да ладно.
  - Так, понятно, на балконе не устоять, побудь тогда возле дома.
  Лена взяла следующую фигурку, похожую на Сергея, которую она ободрала о гвоздик.
  - Ну, тебя Сергей, извини, поставим в лес, чтоб не так было видно разо-рванных внутренностей.
  - Ага, словно волки подрали, - слегка иронично прокомментировал сам Сергей. - Спасибо.
  - Так, я этого не говорила, - сказала Лена, упреждающе подняв указательный палец кверху.
  Затем она взяла куклу Татьяны, девушки Сергея.
  - Ну, раз волки, то ты такая у нас убегаешь, убегаешь, - проговаривала Лена, перемещая куклу со стороны леса в направлении дома, и, прыг - в окно.
  - А почему в окно? - спросила Таня.
  - Ну, не знаю. Скажем, до него было ближе.
  Но фигурка не пролезала в окно, зацепившись за него, и слегка ободралась, просовываясь в дом.
  - Ну вот, и меня ободрали.
  - Извини, это не я, это все оконное стекло, - отшутилась Лена.
  - Да, да, так все и было, - тоже, не очень довольно, высказалась Татьяна.
   Лена взяла в руку фигурку Оли, своей сестры.
  - Так, а куда мы поместим тебя?
  - В домик, меня можно и в домик, - попросила Оля.
  - Нет, в домике тебя не будет видно.
  - Тогда все равно, хоть на дерево.
  - Ха, а это мысль. Ты у нас, как самая любительница все изучать и исследовать, будешь на дереве. Точно, будешь оттуда наблюдать за местностью, и за всем, что происходит. Будешь у нас выше всех, как вышка связи.
  И Лена пристроила фигурку на самое высокое дерево, но фигурка, понятное дело, побыла на дереве всего несколько секунд и тут же безнадежно свалилась вниз.
  - М-да, незадача. Ладно, поместим тебя в дом, так и быть.
  - Спасибо, после того как я грохнулась с дерева.
  - Ну, ничего. Главное, что не с дуба, - все засмеялись, поняв шутку 'с дубу ляснулась'.
  - Так, тебя Андрей, - задумалась Лена, держа в руках куклу, похожую на своего парня, - тебя, так и быть - разместим в доме, - и она засунула куклу вглубь домика, так, что она оказалась возле самого камина.
  Оля заглянула в домик, куда она его засунула, и довольно произнесла:
  - О, прямо возле камина! Ты у нас точно не замерзнешь.
  - Ну, спасибо и на этом, - улыбнулся Андрей.
  - Да, пожалуйста. Лучше всех тебя разместила. Так что - скажи спасибо.
  - Ха, спасибо!
  - На здоровье! Главное - смотри там, возле камина, не обожгись. А то уж больно близко сидишь.
  - Хм, постараюсь.
  - Ну а я, ну а я, - раздумывала Лена, держа последнюю, свою фигурку, - так и быть, как хозяйка, расположусь преспокойно просто в дверях дома.
  - Ну, конечно, себя так в самом удачно месте.
  - Такова жизнь, сестренка. В самой выгодной ситуации всегда тот, кто командует парадом. А впрочем..., а впрочем - уберу себя обратно в коробку. Не очень-то на меня эта кукла и похожа. Да и расставлено тут уже всех предостаточно.
  В результате, оказались расставлены все, кроме - самой хозяйке дома, словно она и не участвовала в жизни дома, по крайней мере - в этой импровизации.
  Все осмотрели дом, который и вправду, с фигурками кукол, теперь, снова ожил. Но, вот только стал ли он теперь от этого лучше? Мрачноватая картина сейчас представала перед глазами ребят. И этот мрачноватый вид предавали всей картине именно куклы, расставленные, словно небрежно разбросанные. Куклы, в пугающе застывших позах, и, далеко не яркий свет, царящий в подвале, делал это зрелище чем-то даже, слегка жутковатым.
  - Слушайте, давайте лучше пойдем готовиться к столу. Что-то мне здесь уже разонравилось, - уже без восторга глядя на домик, сказала Лена.
  - Ну конечно, всех, кроме себя, перекалечила, можно с чувством выпол-ненного долга вернуться к повседневным делам, - пошутил Андрей.
  - Да ну тебя, - ударила в шутку она его кулачком в грудь. - Я хотела как лучше. Хотела, чтоб дом казался живым.
  - О да, теперь он точно ожил. Ожил, как ожившие мертвецы.
  И все, не сдержав смешок, направились к выходу. Но, выходя, все еще не сводили взгляда с дома, от которого теперь и впрямь, веяло чем-то недобрым, нехорошим.
  
   Глава четвертая.
   Новый год. Призраки в эфире?
  
  В приготовлениях к предстоящему торжеству никто не остался безучаст-ным. Кто не готовил - тот расставлял мебель, накрывал на стол, или, попросту, наводил уборку. Столы расставили в гостиной. Горящий камин в ней, с потрескивающими угольками, настраивал на приятную волну, вызывая самые теплые чувства.
  Елку рубить не стали. Хотя дом и стоял в лесу, но у ребят не поднялась рука на этих зеленых красавиц. Тем более, что одна такая пышная красавица, росла прямо перед домом. Ребята предусмотрительно взяли с собой немного новогодних гирлянд и украшений, и стройная зеленая принцесса, через некоторое время, переливалась разноцветными мерцающими огоньками.
  Последние штрихи, и вот - все готово. Пора проводить старый год. Стол полон праздничных блюд, меж которых романтично стоят высокие горящие рождественские свечи. Звучат выстрелы пробок, вылетающих из бутылок шампанского, и парни, по-гусарски, разливают шипящий игристый золотистый напиток, придающий столу еще большей торжественности, по бокалам. В начале прекрасным милым дамам, а потом и себе.
  Андрей, на правах парня хозяйки дома, первым поднял бокал.
  - Друзья, милые барышни! - начал он. - Давайте проводим старый год, в котором пусть останутся все наши проблемы, неудачи, и все плохое, от чего мы бы хотели избавиться. Пусть все это останется в уходящем году, чтобы не отягощало нас в наступающем, Новом году. Прощай все нехорошее, оставайся только приятное и радующее.
  - Да будет так, - пошутил Сергей, и все, протянув бокалы, чокнулись, и осушили их.
  Чем меньше времени до боя курантов - тем больше торжественности и волнения в ожидании Нового года, а с ним - и надежд на перемены к лучшему. Во всяком случае, все так надеются.
  И вот уже по телевизору президент говорит торжественную речь. Парни вновь всем наполнили бокалы. Отсчет до радостного события пошел уже на волнующие минуты.
  Девушки достали бумажки и наивно принялись записывать на них свои желания. Бумажки затем сожгли и бросили в бокалы. Это что-то вроде новогоднего гадания. Считается, что выпитое под новый год шампанское, с пеплом от такой записки, осуществит все записанное в ней.
  'Тик, тик, тик...' - затикала секундная стрелка, отсчитывая последние секунды уходящего года.
  И, наконец: 'бам, бам...' - раздался бой курантов, под которые все принялись загадывать желания на новый год, стараясь ничего не пропустить.
  - Поздравляем с Новым годом! - раздалось из телевизора.
  - Ура! - закричали ребята. - С Новым годом!
  И раздался хрустальный звон бокалов. Все на радостях чокнулись бокалами, поздравляя друг друга, а затем осушили их.
  - У-ух! - прощебетали девушки, когда пузырьки шампанского защекотали их носики.
  А потом случилось нечто, что они не поняли сами. Только бокалы были осушены, в телевизоре раздались какие-то помехи, и на время пропало изображение. Вместо праздничной трансляции весь экран покрылся черно-белым мерцанием. Но это было бы нормальным, можно было бы списать на помехи, если не одно 'но'.
  Экран не просто замерцал. Все ребята, как один, отчетливо смогли разо-брать в нем, наверное, с несколько десятков ярко выраженный лиц, словно мучающихся в агонии, и пытающихся выбраться наружу. Лица сменяли друг друга. Одни исчезали, словно проваливаясь в глубину экрана, а другие тотчас появлялись на их месте, словно с трудом просачиваясь меж остальных, и так же пытаясь выбраться наружу. При этом в динамиках стоял некий треск, более похожий на треск, смешанный со стонами.
  Все продолжалось секунд десять, максимум пятнадцать, но этого хватило, что парализовать разум ребят, заставив их на время онеметь и застыть на месте. Они просто не понимали, что происходит.
  Мерцающее изображение исчезло так же неожиданно, как и появилось, сменившись вновь картинкой праздничного торжества. Только тогда все смогли отмереть и пошевелиться, переглядываясь друг на друга.
  - Что это, было? - спросил Игорь.
  - Значит, я не она это видела? - протирая глаза, спросила Лариса.
  - Пара бокалов шампанского так в голову не дает, - поддержал Сергей.
  - Лена, поклянись, что это не твоя шутка, - серьезно спросила Оля.
  - Какая там нафиг шутка, я сама в шоке.
  - Может это помехи были? - предположила Татьяна. - Птица на антенну или снегом привалило?
  - Кажется, на доме антенн не было, - вспоминая, высказался Андрей.
  - На крыше антенн точно нет, - подтвердила Лена. - Отец говорил, что если что - антенна на чердаке возле окна, специально, чтобы не привлекать внимания снаружи.
  - Ладно, - попытался успокоить всех от шока, Андрей, - будем считать, что это были неполадки на телевидении, или обычная помеха.
  - Да уж, обычная, - высказался Сергей. - Я чуть не обделался.
  - Предлагаю всем пойти к елке на улицу, - предложил Андрей.
  - Это лучшая идея, - поддержала Татьяна, - свежий воздух, который нам освежит мозги, сейчас точно не помешает.
  - Тогда берем шампанское, и все на улицу, - громко сказала хозяйка дома, и захлопала в ладоши, словно выпроваживая всех.
  Ребята похватали бутылки и с шумом высыпали на улицу, где, с каждым вдохом свежего воздуха, смешанного с запахом морозного леса, забывались мгновениях тревоги, которая только еще недавно их охватывала.
  Красавица-елка, украшенная игрушками и мерцающими яркими разно-цветными огоньками, напрочь заставила забыть про тот недоуменный испуг у ребят. Пусть елка и не была украшена до самой макушки, а только докуда доставали ребята, это делала ее не менее праздничной и торжественной. И это была их елка, вокруг которой собрались только близкие друзья, и не было ни одной посторонней души.
  Ни одной посторонней души. Именно так и считали тогда они. Человек всегда верит лишь только в то, что видит. Или, хотя бы слышит.
  А сейчас им было, как никогда хорошо и весело. Им даже вспомнился хоровод из детства и 'В лесу родилась елочка...'. Сейчас им было просто по-настоящему хорошо, легко и весело.
  Затем хороводы сменили снежные баталии, где каждый весело отбивался сам за себя. Снег был то, что надо, он лепился просто на отлично. И ребята для начала слепили огромного снеговика, с глазами и ртом из веточек. В доме нашлась и метла для него, которая прекрасно дополнила эту скульптуру.
  Ребята так вошли во вкус, что решили еще слепить и снежного белого медведя, для полной зимней композиции. Надо сказать, он удался на славу, только разве немного меньше своего живого собрата. Ребята так вошли во вкус, что, если б не весь собранный снег перед домом, устроили бы целый парк белоснежных скульптур.
  И, только, когда ребята уже порядком промокли, и ночной морозец стал пробирать их, они отправились в дом. Изрядно нагулявшись на свежем воздухе и проголодавшись, они с радостью набросились на стол, и продолжили смотреть праздничную программу. И, хотя, все где-то слегка ожидали, что могут повториться те странные помехи, но, слава Богу, этого больше не повторялось. И уже только где-то под утро, когда глаза начинали сами по себе смыкаться и тяжелеть веки, ребята разбрелись по комнатам.
  
  Родители Лены тоже весело отмечали этот яркий праздник. Как раз, когда Лена вошла в комнату, папа решил позвонить ей и поздравить с Новым годом. Он словно чувствовал, что это самый подходящий момент, когда его дочь уже не будет так занята ребятами, и он ее ни от чего не отвлечет. Папа набрал ее и услышал радостный голос дочери. Не успел он произнести и слово, как дочь сама наперебой принялась сыпать поздравлениями, не давая ему опомниться. Хотя, вообще-то, это он ей звонил, чтобы поздравить. Только, когда ее запал иссяк, он наконец-то сам поздравил свою дочь, пожелав ей всего наилучшего в наступившем году, и, попросил передать свои поздравления ребятам.
  - Конечно, папа, непременно передам, - услышал он в ответ.
  - Как у вас там дела? Все нормально, все довольны?
  - Да, папа, спасибо, все просто супер, я очень рада и довольна.
  - Ну, вот и чудно, я рад, что угодил тебе. Тогда - пока. Еще перезвоню на днях.
  - Пока пап, привет нашим. Еще раз спасибо.
  
  
   Глава пятая.
   Жуткий мальчик. Запах гари.
  
  Лена в полудреме лежала в своей кровати, даже сама четко не осознавая, спит она уже или еще нет. Скорее она пребывала где-то посредине между миром сна и реальностью. По крайней мере, Андрей, лежавший, рядом с ней, уже точно спал, невинно посапывая возле ее уха.
  Она обратила внимание на шторы. Сквозняка от окон особо не ощущалось, окно было точно закрыто, да и стояли плотные стеклопакеты. Но, что же тогда так плавно раскачивало шторы?
  В коридоре послышались чьи-то шаги, приближающиеся в сторону их дверей.
  - Кому это не спится в такое время? - подумала про себя Лена.
  Шаги остановились где-то возле их двери. Девушка слегка насторожилась. Сквозь темноту было плохо видно, но явно было слышно, как повернулась дверная ручка. Лена тотчас щелкнула выключателем ночника. Света он давал, естественно, мало, но и его было достаточно, чтобы рассмотреть, что дверь приоткрывается. Девушка уже приготовилось высказать все, что думает по этому поводу, наглецу, который посмел без стука и без приглашения войти к ним в комнату, да еще и в столь поздний час.
  Но фигура вошедшего оказалась явно меньшей любого из всех тех, кто был с ней в это время в этом доме.
  Что такое? Это был мальчик. Просто, обыкновенный маленький мальчик. Но откуда он мог здесь взяться? Лена изумленно смотрела на него, совершенно не понимая, что к чему. Мальчик тихо вошел в комнату через двери, но повернувшись спиной и опустив голову. Лена никак не могла рассмотреть его лица.
  Парнишка скромно и осторожно, переминаясь с ноги на ногу, маленькими шажками подошел к их кровати. Девушка, не зная, чего и ожидать, поджала под себя ноги и съежилась в изголовье кровати, чуть ли не усевшись на подушку.
  Мальчик стоял, не подымая головы, словно стесняясь посмотреть ей в глаза. Лена толкнула в бок своего парня, желая разбудить его, чтоб тот разобрался, что к чему. Но Андрей только промычал сквозь сон что-то недовольное, и, свернувшись и отодвинувшись подальше, только засопел.
  А паренек тем временем скромно уселся на край кровати, молча перебирая по полу ногами, и теребя пальцы рук.
  - Эй, мальчик! - окликнула его девушка. - Ты чей? Ты что здесь делаешь?
  Но, вместо ожидаемого ответа, он лишь попросил:
  - Давай поиграем?
  Его голос прозвучал как то неестественно, как будто он доносился не из его рта, а где-то изнутри его, или, ещё непонятно откуда. Хотя спрашивал явно он, больше было некому.
  - Что? - ошарашено и непонимающе спросила Лена. - Во что поиграем?
  И тут мальчик наконец-то, вместо ответа, поднял голову и посмотрел на Лену. От этого взгляда, Лену передёрнуло. Ее объял резкий ужас, и, по всему телу, пробежала прохладцей мелкая дрожь. От пят до самой макушки, и обратно.
  Один его глаз мертвецки смотрел на нее, а из второго - торчал штык, какие еще до революции были на винтовках, и, этот штык, двигался в такт движениям взгляда второго глаза.
  Лицо Лены парализовала истошная гримаса, и, кажется, что по всему дому раздался ее пронзительный крик:
  - А-а-а! А-а-а-а!
  Андрея передернуло так, как будто ему под ухо подложили сирену. Он вскочил и замахал руками, спросонья не понимая, что происходит. Понемногу мысли его собрались в одно целое, и он обернулся на источник крика.
  Сквозь ночную темноту он с трудом рассмотрел свою девушку, которая безумно кричала во сне. Он тот час затряс ее, пытаясь разбудить, прогнать ночные кошмары. Лена открыла глаза и замахала руками, отбиваясь от него.
  - Нет, нет, не трогай меня, уйди, уйди отсюда, - причитала она.
  - Да успокойся же ты, это я, Андрей.
  - А? Андрей? А где он, где этот мальчик?
  - Да какой мальчик? О чем ты? Здесь никого нет.
  Лена испуганно забралась повыше, прижимаясь к нему. Андрей крепко обнял ее.
  - Успокойся, говорю же тебя, здесь никого нет, - пытался он успокоить отчего-то перепуганную девушку. - Тебе, должно быть, просто приснился кошмар. Все нормально, я здесь, рядом с тобой.
  - Да, кошмар, наверное. Фу, ужас..., - вздохнула она, - переводя дыхание.
  - Ну, что, сон страшный приснился, да?
  - Да уж, хуже не придумаешь.
  - Ну все, все, успокойся. Расслабься, и постарайся уснуть.
  - Да, уснешь после такого.
  
  Девушка долго еще не могла прийти в себя после такого кошмара, крепко-крепко прижимаясь к своему парню и обнимая его. Но полностью расслабиться у нее так и не получалось, и, через каждые несколько минут, она все равно открывала веки, вглядываясь в темноту. Лунный свет едва-едва освещал комнату, и, ей, в густоте полу потемок, нет-нет, да и мерещились какие-нибудь очертания страшных существ. Она нервно вздрагивала и открывала глаза от каждого шороха, пристально тут же вглядываясь в темноту широко раскрытыми глазами, и, еще сильнее прижимаясь к своему парню.
  Но, все же, как она ни старалась держаться чутко настороже, предатель-ский сон таки свалил ее, и она вновь погрузилась в бездну сновидений.
  Теперь ей, может, и не снились такие уж ужасы, но, под конец сна, ей ви-делось, что она то на площади, то в огромном-огромном зале. Какие-то серые грязные люди ломами подымают паркет и бросают в ее сторону. А затем они к ней подтаскивают еще и огромные сухие лапы ветвей и дрова, складывая все это вокруг нее, а она стоит посредине, и не понимает, что же все же происходит. И тут, по краям, внезапно вспыхивает огонь, плотным кольцом все ближе и ближе приближаясь к ней. Из огня начинают появляться пылающие люди, горящие на ее глазах, и корчащиеся от боли. Они беспомощно кричат, безнадежно умоляя ее помочь. Вместо кожи все их тела покрыты лопающимися от огня пузырями кожи, которые ошметками тут же съезжают по ним, и огонь уже идет у них даже из глаз и изо рта, они горят даже изнутри.
  Картинка начинает сменяться, и она видит, что это она стоит посреди своего дома, который уже весь объят пламенем.
  Она отчетливо слышит шумный треск горящего дерева и явно чувствует запах гари с мерзким привкусом паленой плоти, оседающий гарким осадком даже на языке. От близкого полыхающего и подкрадывающегося пламени, ей становится невыносимо душно и жарко. Пот, катящийся градом, застилает ей глаза.
  Ее начинает колотить, и, тут она начинает осознавать, что это кто-то ее трясет. Наконец-то она раскрывает глаза, и видит над собой встревоженное лицо Андрея.
  - Тебе опять что-то нехорошее приснилось? Ты вся мокрая, ты прямо горишь. Может, у тебя температура?
  - А? А, нет-нет, все нормально, я здорова, спасибо.
  - Точно? Ты уверенна?
  - Да-да, точно, не беспокойся. Просто мне приснился пожар, и я...
  - Слушай, мне тоже, - перебил он ее. - Я проснулся от жуткого треска горящего дерева, и, такого, прямо, зловонного запаха гари, будто мертвечину жарили.
  - Нх, нх, - принюхалась Лена. - Ты чувствуешь?
  Андрей тоже принюхался.
  - Слушай, а и правда, такое чувство, что слегка чем-то паленым пахнет. Надо пойти проверить, может и впрямь, где-то что-то горит?
  И парень вскочил, второпях натягивая штаны. Лена поспешила за ним, так же, на ходу, одеваясь.
  Они выбежали в коридор, оглядываясь по сторонам. Оказалась, что они не одни разбужены странными чувствами. Остальные тоже уже вышли из комнат, или выходили.
  - Вы тоже заметили? - спросил у всех Андрей.
  - Да, - тоже удивленно сказал Сергей. - Такой запах, будто что-то слегка подгорело. Я даже проснулся от того, что приснился пожар. И в нем горели какие-то люди...
  - Вот, блин, - ругнулся Игорь, - слушай, мне тоже. Жуть.
  - Да ну?
  - Да честно тебе говорю.
  И все, как один, признались, что и ими снилось что-то подобное.
  - Да что за фигня здесь творится? - выругался Андрей.
  И только Лена испуганно промолчала. Ей даже страшно было думать о тех мыслях, что наплывами закрадывались ей в голову.
  - Слушайте, никто ничего с утра не жарил? - спросил всех Андрей.
  - Да на кой это делать, - ответил за всех Сергей, - жрачки со вчерашнего еще осталось, хоть отбавляй.
  - Хм, и то верно. Слушайте, такая мысль. Давайте разобьемся на группы и проверим внимательно весь дом.
  Так и сделали. Пожалуй, это была лучшая идея в данной ситуации. Все медленно и внимательно принялись осматривали весь дом, шаг за шагом. Возле камина, возле электроприборов. Осмотрели все розетки, возле элек-трощита, по возможным путям электропроводки - все, что только может гореть. Все осмотрели, обнюхали - и ничего.
  Тем временем уже и запах сам собой словно развеялся. Все собрались опять вместе, отчитываясь, что ничего мало-мальски подозрительного не обнаружили, и, списав все на спертый, после вчерашней гулянки, запах, потихоньку успокоились.
  - Но все равно, давайте будем повнимательнее, настороже. Если что - лучше лишний раз перестраховаться и проверить.
  - Да, конечно, понятное дело, - поддержали все, и, наконец-то спокойно расслабились и отправились по своим комнатам досыпать.
  
   Глава шестая.
   Злой снеговик.
  
  После вчерашнего ребята спали бы еще и спали. Если бы не странный треск, и, непонятно откуда взявшийся, странный запах гари. Невыспанность и усталость сказывались настолько, что было лень даже поставить чайник, не говоря про то, что бы приготовить завтрак. И, как хорошо, что после вчерашнего осталось еще столько блюд и закусок. Если б еще не шум в голове, и легкая ломота в теле, было бы вообще замечательно. Впрочем, чем поправить здоровье, тоже вполне хватало.
  Позавтракав, ребят потянуло на свежий воздух.
  Первой, выбежав на улицу, вскрикнула Лариса. То, что она увидела, не могло не испугать, или, как минимум, хотя бы удивить и остальных.
  Все точно помнили, что когда они заходили в дом, слепленный ими снеговик весело улыбался. Лена сама ему вставила рот-веточку, изогнув ее так, чтоб снеговик казался радостным и добродушным. Веточку она согнула улыбкой.
  Теперь же, снеговик напоминал некого рассерженного злобного самурая. Улыбка его была перевернута верх ногами, в злой гримасе, а веточные глаза были нахмурены, озлобленным взглядом окидывая все вокруг.
  - Кто это сделал?- строго спросила всех Лена. - Чья это дуратская шутка?
  - Мы только вышли на улицу, - оправдалась за себя и за Игоря, Лариса.
  - Мы тоже спали, как и все. Только выбрались на улицу, - сказал за себя и за Таню, Сергей.
  - Ну, все понятно, - строго посмотрела Лена на свою сестру.
  - Что, что тебе понятно?- сразу стала оправдываться Оля, понимая, что сейчас все шишки полетят на нее. - Я здесь причем?
  - Да ни причем. Только ты была одна. Извини, но кроме тебя больше думать не на кого.
  - Ну, конечно. Если я была одна и не с кем сегодня не спала, значит, я крайняя. Логика просто железная. Давайте теперь все на меня валить. Мне вот просто заняться больше было нечем, да, как по ночам по морозу шляться.
  - Извини дорогая, переубеди меня, если сможешь, - с сарказмом обратилась к сестре Лена.
  - Обожди, обожди, дорогая, - притормозил назревающий конфликт Андрей, - не горячись. Гримасу, она ему может быть еще и изменила. Но как нам объяснить это? - указал он на снежного медведя.
  И вправду, как-то за снеговиком, на медведя уже никто и не обратил внимания. А как раз-таки именно он и вызывал еще больше вопросов. Его будто бы слегка перелепили и, малость, развернули. Теперь он не просто стоял. Теперь он, выжидающе, чуть развернулся к дому, и, словно приготовился напасть, атаковать. Теперь и его выражение лица казалось озлобленным, готовым раскрыть свою пасть, и показать свои хищные клыки.
  - Одной ей это вряд ли было бы под силу, да еще и темноте, - заключил свой вывод Андрей.
  - Хм, похоже, ты прав, - согласилась Лена. - Это..., прости, сестренка. Похоже, я погорячилась, - попыталась извиниться она перед сестрой.
  - Разберись вначале, что к чему, не надо будет и извиняться, - недовольно ответила Оля.
  - Ну ладно, ладно. Извини, я виновата.
  - Ладно, проехали.
  - Тогда кому же в голову пришла эта идиотская шутка.
  Все только отрицательно покачали головой.
  - Блин, узнаю, порву на месте, - предупредила всех Лена.
  - Предлагаю всем успокоиться, - предложил Андрей. - Думаю, тот, кто сделал это тупость, сделал для себя соответствующие выводы, и больше ничего подобного не утворит. Давайте постараемся все расслабиться, и пройдемся прогуляться возле дома.
  - Блестяще, - поддержал Игорь. - Предлагаю сходить к речке, может, удастся на льду покататься. Я еще вчера об этом мечтал.
  - Это лучшая идея за сегодняшний день, - поддержала затею Лена.
  - Спасибо, я знаю, - самодовольно и, шутя, отозвался Игорь. - Тогда - вперед! - задорно скомандовал он. - Все на речку, на лед, кататься!
  И все радостно и с криками двинулись к реке.
  Но, эту идею оказалось легче предложить, чем осуществить. Возле дома-то, да, снег был более-менее прибран, ещё вчера. Даже не смотря на то, что снег шел всю новогоднюю ночь, украшая это радостное событие, возле дома еще можно было ходить. Но, дальше от двора, снега было столько, что ноги утопали в нем, как минимум - по колено.
  Но, эти мелкие неприятности, с лихвой компенсировались, необычайно свежим, просто дурманящим, зимним лесным воздухом, который, ни с чем нельзя было сравнить. Снег со скрипом хрустел под ногами. Огромный со-сны и ели, покрытые громадными белоснежными шапками, вызывали у ребят такой восторг и эмоции, что возникало желание взять кисти и холст и зарисовать все эту необычайную красоту. Такие картины надолго сохраняются в памяти, оставляя в ней надолго самые теплые эмоции, несмотря на весь холод зимы.
  Единственное что - за всем этим снежным великолепием невозможно бы-ло разглядеть, а где же эта речка. Все было покрыто сплошным белым полотном, простирающимся в обозримую даль. В обозримую, насколько позволял просвет между заснеженных деревьев.
  - Как-то на макете речка казалась поближе, - как бы жалуясь, высказалась Лариса.
  - Похоже, тот, кто делал макет, - ответила Оля, - вообще не задавался целью соблюсти пропорции.
  - Скорее, он просто натыкал рядом все, что было в этой местности, - поддержала Татьяна. - Хотя, судя по тому, сколько лет этому макету, река могла уже давно и пересохнуть.
  - Нет, - возразила Лена. - Папа точно говорил, что река здесь есть. Определенно.
  - Если есть - значит, мы ее определенно найдем, - попытался подбодрить девушек Игорь. - Судя по макету, мы идем правильно. Она, так или иначе, должна оказаться у нас на пути.
  Только он договорил это, как Андрей, пробирающийся сквозь снежные сугробы впереди, всех окликнул.
  - Смотрите, кажется там просвет. Белое полотно. Должно быть, это и есть та самая река.
  - О, а я вам что говорил! - радостно воскликнул Игорь. - Я же вам говорил, что мы в нее уткнемся.
  И все дружно прибавили шагу, небрежно задевая еловые лапы, нагруженные снегом, и, сбивая его белой пеленой друг на друга.
  И вправду, наконец-то они вышли к реке. Летом, конечно, это было бы намного быстрее и проще. Но, только не сейчас. Все таки не так-то просто пробираться по заснеженным непроторенным тропам.
  
   Глава седьмая.
   Снежный призрак на льду.
  
  Радостные ребята с гоготом и крикам сбежали с небольшого пригорка к реке, и недоуменно остановились на ее берегу.
  Городские. Для них же лед - это понятие, на котором непременно можно кататься. Им было и невдомек, что зимой речка помимо льда, еще так же покрывается, пусть и небольшим, но слоем снега. К тому же только возле берега они почувствовали легкий испуг. Этот испуг, скорее всего, был связан с их страхом перед тем, что лед может и треснуть.
  - И что теперь? - недоуменно первой спросила Лена. - Как на этом можно кататься?
  - Ха! - воскликнул Игорь. - Так ты же и не пробовала. Как ты узнаешь?
  - А что тут пробовать, если льда за снегом даже не видно.
  - Э-эх! - закричал Игорь, и, вместо ответа, просто рванул с места и побежал по поверхности замерзшей реки.
  Разбежавшись, он расставил ноги, и ... поехал, рассекая ботинками снег в разные стороны. Речка была хорошо обдуваема ветрами. С другой стороны ее был луг, правда, уже шикарно покрытый роскошным пышным покрывалом снега. Зато на самой речке, ветер не давал снегу особо задерживаться, и он лежал на ней лишь небольшим слоем, под которым и был лед, по которому сейчас так весело катился Игорь.
  - Сумасшедший, честное слово, - негромко и в шутку проговорила Лариса, его девушка, и засмеялась, прижав руки в цветных вязаных рукавичках к своим разрумяненным щечкам.
  - А лед крепкий? - предусмотрительно спросил Андрей, крикнув. - Не треснет?
  - В середине зимы? - вопросом на вопрос ответил Игорь. - Да еще и такой снежной и холодной?
  Но, что бы заверить друзей в своей правоте, он посильнее попрыгал по льду. Лёд явно не показывал никаких признаков своей ненадежности. И, только после таких убедительных доводов, ребята всей гурьбой, одновременно, высыпали на лед, смеясь, и расталкивая друг друга.
  Они разбегались, отталкивались и катились, падали, затем, отряхивая снег, снова вставали и катались. Толкались, ставили друг другу подножки, со смехом кружили один другого по льду, игрались в снежки, резвились, как дети, и дурачились. Давно они так не отрывались.
  Их предосторожность о том, что лед может треснуть, вмиг улетучилась. Стояла ясная и солнечная погода. Их грело и оно и их забавы, и ничего не предвещало ничего нехорошего. Поэтому и ветер, поднявшийся на реке, и несущий в их стороны подымающуюся пургу, из верхнего слоя снега, показался для них неожиданным. Нельзя было назвать его сильным. Вернее было бы сказать - неприятным. Острые снежинки закололи лицо, слегка перебивая дыхание, а снежная пелена, шла уже между них, и, так ровно, как будто все снежинки в ней, равномерно распределили с точно одинаковым количеством на каждый квадратный дециметр. Поэтому нельзя было не обратить внимания, на неожиданно образовавшуюся плотность между ними. По объему, эта плотность скорее даже напоминала чем-то фигуру человека, чем просто снежное завихрение. Именно поэтому, все ребята, на мгновение забыв о том, что ветер застилает им глаза, уставили свои взоры на это странное уплотнение. Ветер, между тем, стихал, и, по всем природным законам, в конце его вихря наоборот, снег должен быть рассеянным, и едва держаться в воздухе. А это уплотнение наоборот, двигалось на ветру, словно живое, и не думая рассеиваться.
  Ребята стояли словно завороженные, не отрывая взглядов от этого, поистине, чуда природы, словно видя в нем не то привидение, не то некого снежного человека. Они просто стояли, раскрыв рты от удивления, такого они еще точно никогда не видели.
  Слегка удалившись от них, на метров пятнадцать, не более, это снежное приведение, словно провалилось под лед, рассыпавшись вниз всеми своими снежинками. Со стороны его исчезновение и вправду, создавало такое впечатление, будто оно именно провалилось под лед. Только тогда, гипнотическое действие на ребят, со стороны этого странного объекта, кажется, закончилось.
  Но, что случилось дальше, не мог объяснить никто, даже тот, кто это сделал. Неизвестно зачем, но, как только этот самый объект словно провалился, Игорь разбежался, и побежал к месту этого странного исчезновения. Подбежав к этому месту, он, что есть сил, прыгнул в ту самую точку, где исчезло уплотнение.
  Что его заставило это сделать? Непонятно. Может, он просто хотел этим насмешить друзей? Показав им таким образом, что он расправился со странным призраком. Или что это еще там было? Но видели это все. В общем, он не мог объяснить это даже сам. И уж точно, когда он прыгал в то место, он не мог и предположить, что может произойти дальше....
  А дальше?... Раздался звук, как будто сгибают палку, но она, хоть и не хочет, но все же поддается и, с протяжным хрустом, трещит-таки под напряжением. Трещит неизбежно и громко.
  От этого звука у всех затрясло поджилки и напряглись нервы в преддверии чего-то нехорошего. Но больше всех напряжение охватило самого Игоря, который сейчас даже пятками чувствовал, что под слоем снега, по льду, сейчас, паутинками во все стороны от него, шустро побежали трещины. Он уже и сам был не рад своей дуратской шутке.
  - Р-ре-реб-ббята, - испуганно задрожал его голос.
  Пожалуй, это все, что он успел произнести. После этих слов раздался резкий хруст еще громче, и, вздыбленные беспорядочные куски льда разъехались в разные стороны у него под ногами. Брызги воды столбом взмылись вверх и Игорь в мгновение оказался едва ли не по горло в воде, только и успев схватиться руками за предательский лед. Ледяная вода, словно острыми шипами, сковала его грудину, сперев дыхание, отчего он вмиг потерял дар речи, только негромко выкрикивая какие-то невнятные звуки. Он жадно глотал воздух, не в силах произнести ни слова из-за ледяных тисков. Но в этой ситуации было все и так понятно без лишних слов. Человек отчаянно молил о помощи.
  Ребята, было, ринулись к нему, но лед возле него предостерегающе потрескивал, и все с ужасом в глазах застыли вокруг него, желая ему помочь, но, в то же время, и боясь к нему подойти.
  - Бревно, веревка, - закричал Андрей, на ходу выдвигая идеи. - Надо что-то, что можно ему бросить. Палка длинная, все что угодно.
  И все кинулись осматривать берег, но на нем ничего, как назло не было видно. Если что и было, то это было под слоем снега, или под слоем льда.
  - Куртки! - не сдаваясь, закричал Андрей. - Свяжем их рукава, и кинем ему.
  И все тотчас принялись скидывать с себя верхнюю одежду. Но, при по-пытке связать их рукавами, ничего не вышло. Толстые рукава ни как не хотели вязаться в крепкие и надежные узлы.
  - Т-твою! - ругнулся Андрей. - Свитера! - пришла ему в голову новая идея. Они должны связаться.
  И ребята, не обращая внимания на зимний мороз, от обостренного чувства помочь другу в этой экстремальной ситуации, тот час и не раздумывая, принялись сбрасывать с себя свитера, байки, кто что мог. Дорога была каждая секунда. Игорь, хоть еще и отчаянно держался за ненадежный лед, но, в любую секунду, его могла схватить судорога, или, хуже того - сердце, от пребывания в ледяной воде. К тому же намокшая одежда, и ботинки, набравшие воды, сильно отягощали его, и усложняя его шансы на спасение.
  Наконец, спасительный канат был связан. Андрей взял связку одежды, раскачал ее, размахнулся, и, что есть сил, бросил. Моток размотался и приземлился прямо возле Игоря и ему на плечи. Парень, дрожащими от холода руками, предпринял попытку схватиться за спасительную связку, но у него из этого ничего не выходило. Замерзшие пальцы, словно задеревеневшие, не слушались его и не гнулись. Он их попросту уже не чувствовал. Пальцы скользили по одежде, как чужие.
  - Хватайся, давай же, - переживая за него, кричали все.
  Но у него из этого ничего не выходило.
  - Постарайся намотать ее на руку! - крикнул ему Андрей.
  Руки Игоря, в отличие от пальцев, еще более-менее слушались, и он, ус-лышав совет, отчаянно принялся крутить и махать рукой, запутывая ее в рукаве чьего-то свитера. Наконец-таки ему удалось зацепиться и схватиться за спасительный канат, и он, уже не в силах выговорить ни слова, закивал головой. Мол - тяните!
  Андрей и Сергей упали пластом на лед, чтоб он не треснул под ними и принялись вытягивать бедолагу. Девчонки держали их за ноги, и тоже старались помочь, оттаскивая парней по льду, подальше от роковой проруби. Игорь старался двигаться всем телом, опираясь на лед, вытаскивая себя. И вот, его уже извлекли наполовину, остались только ноги. Ребята еще поднапряглись, держа его уже за руки, и, наконец-то, парень был спасен. Он не мог даже самостоятельно подняться. Он просто сжался весь калачиком и судорожно колотился от холода.
  Андрей и Сергей подхватили его под руки и потащили к берегу. Игорь только несвязно перебирал ногами, пытаясь начать осознанно двигаться самому. Но тело предательски продолжало его не слушаться. Ребята вытащили его на берег и упали вместе с ним на снег. Девушки тем временем выволокли связанные свитера и принялись их развязывать.
  - Надо его раздеть, - устало проговорил Андрей.
  - Но, он же так тогда вообще замерзнет, переживая за своего парня, высказалась Лариса.
  - Он замерзнет, если его оставить в мокрой одежде. Тогда ему точно воспаление легких обеспеченно, если уже не схватил. Его надо срочно переодеть в сухую одежду.
  - А, тогда конечно, - согласилась Лариса, и принялась раздевать трясущегося от холода парня.
  У бедолаги зуб на зуб не попадал, и, видно от мороза, он к тому же еще и явно не до конца все соображал. Лариса пыталась раздеть его, но он не давался, цепляясь за одежду и убирая ее руки. К тому же еще и недовольно поглядывая на свою подругу, мол: 'Что ты делаешь? Отстань от меня'.
  Но ребятам кое-как удалось объяснить ему, что к чему, и, переубедить его. Игорь неохотно, но согласился. Было видно, что ему явно неохотно расставаться, пусть и с мокрой, но одеждой. Ребята с ним поделились своей, сухой. Сергей даже снял и отдал свои штаны, остававшись в подштанниках голубого цвета, с начесом. Лена и Лариса, завидев его в таком виде, не выдержали-таки, и нескромно прохихикали.
  - Что?- глупо посмотрел на них Сергей. - Я не хочу себе кое-что отморозить, - в шутку выкрутился он. - Я, между прочим, делаю это для твоего парня, - обратился он к Ларисе, расставив руки в разные стороны.
  - Конечно, конечно. Спасибо. Но...
  И девушки, не выдержав, вновь нескромно захихикали. Теперь к ним, уже позабыв о той неприятности, что только недавно приключилась, так же подключились и остальные. И, вправду, Сергей так смешно и по-доброму нелепо выглядел в этих голубых подштанниках на фоне белого снега, что смешок из себя выдавил даже Игорь. Похоже, он начал приходить в себя. Это уже было хорошо.
  - Да ну вас, - махнул на всех Сергей, но без обиды, он сам был готов рассмеяться.
  На Игоря натянули штаны Сергея, но обувь никто дать не мог, иначе са-мим бы пришлось идти босиком по снегу. А это не два метра, и даже не двадцать. Ноги Игоря укутали в куртку.
  - Ну как ты, - заботливо его спросила Лариса.
  - Т-т-так, - дрожа от холода, только и смог выговорить Игорь.
  - Пошевели руками и ногами, - попросил его Андрей.
  Игорь попытался, но конечности еще не совсем его слушались.
  - Понятно, - констатировал Андрей. - Общее замерзание.
  Игорь непонимающе на него посмотрел.
  - Не боись, - успокоил его Андрей. - Жить будешь, это не 'memento more'. Вот только дойти сейчас до дома ты явно не сможешь. Боюсь, что придется тебя все-таки нести.
  - Как понесем? - быстро поняв, что хочет Андрей, спросил Сергей.
  - Становись рядом на колено и вытяни руки.
  Сергей приспустился на одно колено позади Игоря, и посмотрел на Андрея, ожидая его дальнейших советов. Андрей присел с другого бока Игоря, и, тоже вытянув руки, скрестил их с руками Сергея, образовав сиденье из рук - замок в четыре руки.
  - Опирайся за плечи и садись, - обратился Андрей к Игорю.
  - О-ох, - поднапрягся Игорь и уселся ребятам на руки.
  Ребята приподнялись и понесли его, как на троне.
  - Здорово ты это придумал, - подметил Сергей, хваля Андрея.
  - Ха, это придумал не я. В школе ходил в скауты.
  - А, молодец! - одобрил такое Сергей.
  Парни несли все еще трясущегося приятеля, а девушки шли спереди, прокладывая путь и придерживая ветви, что они не били ребят по лицу.
  
   Глава восьмая.
   Жуткие образы.
  
  Впереди, сквозь ветви деревьев, показались очертания их дома. Ребята прибавили скорость шага, чтобы побыстрее опустить ношу.
  Они поднесли Игоря к самому крыльцу, и, наконец-то поставили его на землю. Сами же они, тот час, словно по команде, тут же рухнули прямо на снег. Да, пожалуй, сегодня они прилично подустали. Самое время полежать.
  Лена достала ключи, и, было направилась к дому. Но, не сделав и пару шагов, застыла на месте, как вкопанная, едва даже не выронив ключи. Она так и стояла на месте, словно онемев, и пристально вглядываясь в сторону окна. Остальные, заметив ее странное поведение, тоже устремили свои взоры туда же, куда смотрела и Лена.
  Стекло окна, на которое все с удивлением уставились, было все покрыто ледяным рисунком. И это было бы нормально в такое время года, если бы не одно 'но!'. Такого чуда природы они еще точно не видели, и, даже, не слышали ни о чем подобном. Вместо привычного витиеватого ледяного рисунка, который следовало бы ожидать на окне, на исчерченном рисунке явно прослеживались очертания лиц людей. И выражения этих лиц были ужасающими. На их лицах словно застыл сам ужас, они будто кричали и корчились в муках от некой боли.
  - Что за хрень? - не сдерживая эмоций, спросила, как бы про себя, Лена.
  - Вы все тоже это видите? - поддерживая Лену, спросила Лариса.
  - Что это? - не удержавшись от любопытства, встал и подошел Андрей, такого я еще точно не видел.
  - А смотрите-ка, - обратила внимание всех Татьяна, - они словно в языках пламени.
  И вправду, ребята присмотрелись получше, и тоже это заметили. Вокруг лиц, ледяной рисунок так причудливо извивался, словно это были люди, горящие в огне, отчего был понятен их ужас на лицах, словно от адских мучений. От этого рисунок на окне казался еще более жутким.
  - Давайте лучше пройдем в дом, - предложила Оля. - По-моему, чем дольше мы будем смотреть на этот рисунок, чем больше у нас будет срывать крышу.
  - Пожалуй, ты права согласилась Лариса. Давайте лучше все же пройдем в дом. Как-то мне тоже уже здесь не по себе. Да и Игорю надо срочно в тепло.
  - Ах, да-да, Игорь, - словно очухалась Лена, и поспешила открыть двери.
  Девушки поспешили растопить камин, а парни внесли Игоря и посадили в кресло, придвинув к камину и накрыв его тёплым пледом. Лена поспешила поставить чайник. Чай - лучшее средство после такой прогулки.
  Ребята разложили одежду просушиться перед камином, и все отправились переодеваться, и по своим делам, оставив Игоря одного перед камином.
  Огонь тихо потрескивал, согревая его. Язычки пламени сменяли друг друга, гипнотизирую парня, своим зачаровывающим действием. Веки парня от этого становились всю тяжелее и тяжелее, он начал куда-то уплывать, комната поплыла перед глазами, и он, даже и не заметив, как-таки провалился в небытие.
  Комната продолжала плыть перед его глазами, и ему казалось, что она, с каждым вращением становится все старее и обшарпаннее, словно годы в ней безумно летят не то вперед, не то назад, и не разобрать. Потихоньку вращение стало замедляться, пока и вовсе не остановилось.
  Когда головокружение закончилось, он с ужасом обнаружил, что весь пол объят пламенем. Пламя было не настолько большое, чтобы охватить и его, но и этого было достаточно, чтобы не на шутку перепугаться. Но, что по настоящему сводило его с ума - это безумные крики, разносящиеся по дому. Он не видел кто кричал, хотя чувствовал, что это кричат со всех сторон, что еще больше вводило его в безумство. Было явное чувство, что кричат везде, по всему дому, в том числе и возле него. Было чувство, что этими оголтелыми криками насыщен не только воздух и все пространство в этом доме, но, что даже кричат и сами стены.
  Это были крики десятков, если даже не сотен, людей, молящих о помощи и орущих от боли. Он с ужасом закрыл уши, чтобы только не слышать этих душераздирающих криков, но это слабо помогало. Это было просто невыносимо!
  Игорь попытался оторваться от кресла, чтобы бежать прочь отсюда, но из этой попытки у него ничего не вышло. Его словно то ли частично парализовало, то ли будто приковали к этому креслу.
  Он боялся, что вот-вот огонь охватит и его, но к счастью, огонь лишь плясал вокруг него, не причиняя ему пока никакого вреда.
  Парень принялся звать друзей на помощь, оглядываясь по сторонам, ища, где же они, но не мог никого найти, словно все как сквозь землю провалились.
  И тут он почувствовал, как дверь в дом резко распахнулась, громко ударившись о стену, и в дом ворвался уличный ветер. Этот ветер, нет, не задувал, скорее, сдувал весь огонь, словно осеннюю листву застилающую землю, и весь огонь сметался в сторону к камину, собираясь в нем одним огромным пламенем.
  Когда весь пол был очищен от языков пламени, весь камин наполнился одним большим костром.
  Казалось бы, опасность прошла Игоря стороной, но кошмар на этом не закончился, он продолжился с еще большей пугающей силой. Его мозг и глаза отказывались верить в то, что он видел.
  Там, в камине, на его глазах, языки пламени все отчетливее стали превращаться в горящих, даже точнее сказать - в полыхающих, людей. И все, эти изуродованные тела, тянули к нему руки, пытаясь схватить его. Парень отчаянно замахал руками и ногами, пытаясь отбиваться от них, но силы были не равны. Горящие цепкие руки схватили-таки его, и волокли, вместе с креслом, в жерлово камина, в полыхающий очаг.
  Огонь уже перекинулся на его ноги, и вот он уже и сам горел. Горящие языки пламени пожирали его кожу, дикая боль охватило его тело, и он за-орал. Заорал от дикой боли, которую можно испытать, только когда по-настоящему горишь. Он закрыл глаза и беспомощно орал, понимая, что все - это его конец.
  
  Потеряв всякую надежду и веру на спасение, он почувствовал, как кто-то его трясет и зовет. Игорь раскрыл глаза. Его взгляд был подобен на взгляд человека, которого вытащили из самого ада на свет Божий. Насколько это невозможно, настолько же и он не верил своим глазам.
  Это была все та же комната, в которой он находился до этого кошмара, а над ним стояли все его друзья.
  Парень вскочил, брыкаясь, и быстро-быстро залупил руками по своим ногам, будто что-то с них сбивая. Ребята в шоке отскочили от него, не понимая, что происходит, и чего сейчас от их приятеля следует ожидать. Было ощущение, что парень или двинулся умом, или у него белая горячка. Хотя, все же, они больше надеялись, что это ему приснился страшный сон. И не просто страшный, а кошмарный настолько, что, даже проснувшись, действие сна оказывало на парня свое влияние.
  Игорь вскочил с кресла, с бешеной искрой в глазах оглядываясь по сторонам, и шарахаясь в сторону от камина.
  - Где, где? - пугая всех, вопрошая, закричал он.
  - Да что где? - не на шутку перепугавшись за своего парня, испуганно спросила его Лариса.
  И только тут до него дошло, что все это ему привиделось. Или приснилось, неважно. Да, должно быть, именно так все и было. Наверное. Иначе, какое еще объяснение можно дать всему этому кошмару?
  Игорь молча сел на пол возле кресла, вначале схватился за голову, а потом посильнее протер себе глаза, чтобы окончательно прогнать жуткий сон, и удостовериться, что с ним все-таки все в порядке.
  - Фу, - произнес наконец-то он. - Приснится же такое.
  - Ну ты нас и напугал, - поглаживая его по голове, произнесла Лариса.
  - Да? Ну, извините. А как я сам перепугался, так вам и не передать.
  - Кошмар приснился?
  - Хуже, просто ужас.
  - Что такого ужасного может присниться в кресле перед камином? - спросил его Сергей.
  - Вот то самое и приснилось. Огонь, пожар.... А, - махнул он рукой, не желая продолжать и пугать друзей. - Ни к чему вам эти ужасы. Что там у нас по программе?
  - Чай как раз готов, - подбодрила его Лена.
  - Чай? Чай - это то, что мне сейчас надо. Хотя, я бы сейчас не отказался и от чего покрепче.
  - Чтоб потом еще большие кошмары снились? Нет, только чай.
  - Ладно, как скажешь. Сейчас согласен и на это, лишь бы прийти в себя.
  - Вот и отлично. Тогда идемте все на кухню, все готово.
  Все с удовольствием выпили горячего бодрящего напитка. После этого девушки остались готовить обед, а парни отправились в гостиную смотреть телевизор. Благо, в эти праздничные дни все каналы показывали развлекательные программы, и было из чего выбрать.
   Не до развлечений было, пожалуй, только одному Игорю. Он, то и дело, время от времени, все поглядывал в сторону камина, словно ожидая от него какой-нибудь очередной оказии или пакости. Но, кажется, ничего подозрительного так и не происходило. Должно быть, все осталось в том жутком сне.
  Парень уже полностью расслабился, увлекшись какой-то развлекательной программой, окончательно потеряв всякую бдительность. И, в какой-то момент, произошло то, чего он уже никак не ожидал. В камине с шумом раздался резкий треск. Это был просто, обычный треск обычного горящего полена. Но именно то, что он прозвучал так неожиданно, когда он уже вот, совсем расслабился, его перепугало так, что бедолага подпрыгнул и вскрикнул так, что эта неожиданность заставила перепугаться и его друзей. Нет, они испугались не треска полена, а, представьте себе - вы сидите, преспокойно и расслабленно смотрите телевизор, как кто-то возле вас резко вздрагивает и вскрикивает. Почти любой, от неожиданности, и сам перепугается. Не правда ли?
  - Тьфу,- ругнулся Андрей, - Да что там еще такое.
  - Хм, хм, - сам рассмеялся со своей глупости Игорь, - простите. Это я так, просто расслабился.
  И тут все ребята все поняли, и тоже дружно рассмеялись с их незадачливого приятеля.
  
   Глава девятая.
   Посторонние звуки.
  
  Вскоре девушки приготовили обед и позвали всех к столу. Хотя, судя по времени, правильнее было бы даже сказать не обед, а ранний ужин. Уж больно поздно они сегодня встали после вчерашних празднеств.
  - Что там такое показывали, что вы так сильно смеялись? - с интересом спросила Лена.
  - Да это сегодня Игорю что-то весь день показывают, - ответил за всех Андрей.
  - Да ладно вам, - проворчал Игорь.
  - Ничего, ничего, с каждым бывает, - пошутил Андрей. - Не расстраивайся.
  - Ладно, давайте кушать, - успокоила всех Лена. - Игорю сегодня и так досталось. Хоть бы он только не заболел после таких купаний. Как ты, кстати? Горло, голова не болит?
  - Да, кажется, есть маленько. Наверное, все-таки слегка простыл.
  - Ну, ничего, лекарств тут у нас хватает, если что - подлечим. Если будет совсем туго - наберу папе, он подъедет за тобой, заберет.
  - Спасибо, думаю, обойдется.
  - Я тоже надеюсь.
  - Попробуйте нашу стряпню. Как она вам?
  - Ым, пальчики оближешь! - похвалили девчат парни.
  - Спасибо, мы старались.
  Ребята с аппетитом поглощали обед, приготовленный девчатами, лишь время от времени переговариваясь. В основном же стоял звук лязгающих ложек о тарелки. Поэтому любой посторонний шум мог насторожить их.
  Они все, всемером, находились сейчас в столовой. Поэтому не мог пока-заться не странным, шум чьих-то шагов, разносящихся по дому.
  - Тихо, тихо, - настороженно проговорила Оля. - Вы слышите?
   Ребята перестали стучать ложками по тарелкам, и настороженно прислушались. Действительно, по дому раздавались чьи-то вполне отчетливые шаги. Андрей вскочил из-за стола.
  - Пойдем, посмотрим, - скомандовал он ребятам, и быстрыми шагами направился из-за стола. - Девушки, оставайтесь здесь.
  Ребята схватили со стола ножи, на всякий случай, и отправились за Андреем, разведать ситуацию. На нижнем этаже точно никого не было видно. Надо было проверить комнаты. Шаги вроде бы на время прекратились, словно таинственный незнакомец, или незнакомцы, замерли, услышав, что их ищут.
  Ребята резко распахнули дверь в одну из комнат, быстро окидывая ее взглядом. Комнаты не были сильно замебелированы, все было достаточно по скромному, только самое необходимое. Если кто в них и притаился, то ему бы особо не было где спрятаться.
  Первая комната оказалось пуста. Такой же результат дала проверка и других комнат по всему этажу. Неожиданно шаги послышались где-то у ребят над головами, и они тот час же бросились на второй этаж дома, решительно собираясь напасть на незваных гостей.
  Парни быстро вбежали на второй этаж, окидывая взором коридор, но в нем точно никого не было.
  - Эй, выходите. Мы все равно знаем, что вы здесь, - уверенно крикнул Андрей. - Лучше покажитесь сами, найдем - хуже будет. Вам все равно отсюда никуда не деться.
  Андрей угрожающе кричал, а ребята меж тем внимательно осматривали комнаты одну за другой.
  - Пусто, - непонимающе выпучив глаза, констатировал Сергей. - Что за чертовщина?
  - Никакой чертовщины, - не соглашаясь, произнес Андрей. - Надо все еще раз осмотреть внимательнее. Давайте так, - предложил он. - Значит, ты, Игорь, стой здесь, в коридоре. А мы, с Серегой, еще раз повнимательнее осмотрим все комнаты, каждый метр. Если здесь кто-то был, не мог же он испариться. Надо еще раз все перепроверить.
  - Согласен, - согласился Сергей. - Давай еще раз проверим.
  Парни двинулись повторно осматривать комнаты на этом этаже. Последний раз шаги они слышали точно где-то здесь. И, если здесь кто-то и был, то он точно, никак не мог между них проскочить. Просто надо еще раз, повнимательнее, все исследовать. Если кто есть, теперь ему от них уж никак не уйти.
  Парни осмотрели все - под кроватями, в шкафах, за шторами. Как сквозь землю провалился. Да что же это такое?
  Ребята тщательно обыскали последнюю комнату и разочарованно вышли.
  - Ну что, никого? - с последней надеждой спросили они у Игоря.
  - Да это я вас хотел спросить. У меня-то точно никого.
  - Точно? - словно не верив, еще раз спросил Игорь.
  - Нет, я их проводил до дверей и вызвал такси, - недовольно за такое недоверие ответил Игорь. - Да понятно, что точно.
  - Чертовщина какая-то. Ладно, пойдемте, успокоим девчат. Они там себе, наверное, места не находят.
  Парни молча спустились быстрым шагом к своим подружкам.
  - Ну что там? - то ли с испугом, то ли с интересом встретили их девушки.
  - Да ничего, - недовольно махнул рукой Андрей.
  - Как ничего?
  - Да вообще ничего. Ничего и никого. Как сквозь землю провалились. Будто ничего и не было.
  - Как не было? Но мы же все слышали.
  - Мы тоже слышали. Чего бы мы иначе так суетились.
  - А вы все внимательно осмотрели?
  - Да внимательнее некуда. Не верите - можете сами сходить проверить. Смотрели даже за шторами. Наверное, только под плинтусами не проверяли. Ничего, - развел он руками.
  - Да ладно, ладно, мы тебе верим. Хм, тогда что же это тогда было? Не могла же у нас быть общая галлюцинация.
  - А может ... - захотела что-то предположить Оля. - Хотя, ладно, не стоит.
  - Нет уж, говори, раз уж начала, - уговорила ее сестра.
  - Я вот что подумала, - неуверенно начала Оля. - Дом какое-то время пустовал, и, понятное дело, промерз. А сейчас мы приехали и начали его протапливать. Вы еще из уроков физики должны помнить - почти все предметы при охлаждении сжимаются, а при нагревании расширятся.
  - Ты хочешь сказать, что дом стал играть размерами? - развил ее идею Андрей.
  - Именно. Дом наверняка так же сужается и расширяется, сужая и расширяя стены, отчего может потрескивать, скажем, пол, да и сами стены, и издавать звуки, которые мы все приняли за шаги.
  - Хм, а ведь все может быть, - согласился Андрей. - Пожалуй, это лучшее логическое объяснение всему этому. Во всяком случае, это лучше, чем посторонние в доме.
  - Однозначно.
  И все дружно рассмеялись, смеясь со своей нелепости. А Лена даже по-хлопала сестру по плечу.
  - Молодец! - сказала она. - Хоть где-то твои зубрежки пригодились.
  - Да ладно, - стеснительно заскромничала Оля, в кои то веки оказавшись в центре внимания, как положительный герой.
  И ребята преспокойно продолжили свою трапезу, подшучивая сами над собой, как они просто попались на эту удочку.
  Не до смеха было только Игорю, он лишь через силу едва смог выдавить из себя легкую улыбку.
  - Что ты неважно выглядишь, - подметила Лена.
  - Ты вообще как? - тоже спросила его Лариса.
  - Да..., - лишь многозначительно провел по воздуху он рукой.
  - Может, хотя бы, померяешь температуру? - предложила Лариса.
  Игорь только лениво пожал плечами.
  - Да, приятель, - сказал Андрей. - Давай-ка померяем. Что-то ты мне тоже не очень нравишься.
  И парень полез в шкафчик за градусником, отец Лены ему показал, где что в доме находится, в том числе и лекарства.
  - Ого! - многозначительно произнес он, заглядывая в шкафчик с лекарствами. - Да тут же запасы, как на случай военной блокады.
  Все ребята тоже с интересом вытянули головы, заглядывая в шкафчик, который был битком набит медпрепаратами. Помимо лекарств первой необходимости, там были даже уколы от укусов змей, специальные прогипсованные бинтовые повязки при переломах, множество пачек с таблетками и ампул для уколов.
  - Да тут же на целую роту хватит, - в шутку произнёс Андрей, слегка преувеличивая.
  - Ну, отец приезжает поохотиться сюда не один, а обычно со своими друзьями, - пояснила Лена.
  - Тогда понятно. Предусмотрительность излишней не бывает.
  Андрей достал обыкновенную автомобильную аптечку, в которой, как и положено, лежал градусник, который он и дал Игорю.
  Парень померил температуру, и глянул на градусник. У парня и вправду поднималась температура.
  - Ну что там?- спросила Лариса.
  - Да, тридцать восемь.
  - У, да тебе лучше пойти прилечь.
  - Да, Игорек, лучше, поди, приляг. Только обожди....
  Андрей встал и обратно полез в шкафчик, и достал коробку 'Терафлю', и еще пару пачек таблеток от простуды. Извлек пару таблеток, налил в стакан воды и протянул Игорю.
  - Вот, это выпей сейчас, и, то же самое, выпьешь попозже, если темпера-тура будет продолжать расти.
  - Угу, - проговорил парень, заглатывая таблетки, после чего они отправились с Ларисой в свою комнату.
  - Только перемеривай ему время от времени температуру, - порекомендовал Андрей Ларисе.
  - Да, конечно.
  Парень шел со своей девушкой в свою комнату, а сам чувствовал, как его вело то в одну, то в другую сторону. Подымающаяся температура потихоньку давала о себе знать. В таком состоянии все что угодно привидится, так что пожар во сне в таком состоянии не особо удивлял. Могло присниться и не такое.
  Они проследовали в свою комнату и оба рухнулись на кровать. Похоже, сон и усталость одолевали их обоих. Они и не заметили, как, лежа молча, провалились в глубокий сон.
  
   Глава десятая.
   У страха глаза велики.
  
  Лариса проснулась оттого, что Игорь ворочался и что-то бормотал во сне. Видимо, опять снилось что-то нехорошее. Девушка потрогала его лоб, он явно был горячим. Она растолкала своего парня, отчего тот проснулся и что невнятно промычал, явно еще не отойдя ото сна.
  - Ты себя нормально чувствуешь? - тревожно спросила его Лариса.
  - А?
  - Ты как?
  - Да.... Приснился сон нехороший.
  - Это я поняла. А ты как? Кажется, ты температуришь.
  - Да? Наверное. Как-то голова слегка кружится.
  - Давай померяем температуру.
  - Да, пожалуй.
  Лариса захотела встать, чтобы включить свет, но что-то в этот самый момент насторожило ее. Она так и застыла на месте, полусидя, опираясь руками о кровать. Андрей заметил это.
  - Ты что?
  - Кажется, там что-то есть....
  - Где?
  - Тише. Там возле дверей.
  Андрей напрягся и приподнялся на локтях, вглядываясь в темноту, куда указывала Лариса. У него тоже возникло странное чувство. Было такое ощущение, что на них кто-то смотрит из глубины комнаты. Это было неприятное тяжелое чувство, будто кто-то тебя буквально сверлит глазами. К тому же в ровном фоне темноты виднелось явно некое уплотнение, словно чье-то очертание. Но не настолько плотное, чтобы с уверенностью утверждать, что это кто-то или что-то.
  Парень нагнулся, протянул руку за тапком, и кинул его в темноту. Тапок лишь пролетел сквозь уплотнение и со шлепком ударился о стену, словно никого и не задев.
   Расплывчатое же уплотнение меж тем, плавно покачиваясь, стало пере-мещаться в сторону окна. По комнате пронесся легкий ветерок, даже вско-лыхнувший шторы.
  Лариса улучила момент, и прыжком скокнула к выключателю. Свет в мгновение озарил комнату, и они пристально оглядели ее. Но не было ничего такого постороннего, что бы могло привлечь их внимание. Вот только, разве что шторы, они висели как-то слегка неестественно, словно за ними что-то стояло, или кто-то прятался. Хотя это могло быть и не так, это могло им всего лишь казаться. Не искушая судьбы, Лариса подняла брошенный Андреем тапок. Она замахнулась им, и бросила его в шторы. Шторы шевельнулись от удара, но, похоже, что там все же ничего не было.
  - Фу, - облегченно вздохнула девушка. - Неужели померещилось.
  - Ну, не знаю, - неуверенно проговорил Игорь. - Я-то ведь тоже что-то видел. Хотя, мне сейчас так погано, что все что угодно могло померещиться. Такое чувство, что даже глаза горят.
  На всякий случай, Лариса, все же подошла к шторе и откинула ее, чтобы окончательно убедиться, что за ней все же ничего нет. Неожиданно она от-прыгнула в сторону, вскинула руки и пронзительно закричала.
  - А-а-а-а!
  Игорь откинул одеяло в сторону и бросился к ней, несмотря на жуткую раскалывающую головную боль. В секунду он оказался подле нее, оберегаючи отодвинув ее в сторонку. Он смотрел на шторы и на окно, и, не мог понять, что же ее так безумно напугало.
  Лариса, стояла у него за спиной, даже не стояла, а припрыгивала от страха, и, вытянув дрожащую руку, показывала на то, что ее так напугало.
  Там, в углу подоконника, слегка припрятавшись под окно, сидел огромный жирный паук.
  - И это ты из-за него так орала?
  - Но это же паук. Я ужасно боюсь пауков.
   - Я-то думал, ты увидела действительно что-то ужасное, как минимум - привидение, - подшучивая над ней, проговорил Игорь, подымая с пола свой тапок, уже неоднократно летавший по комнате в поисках жертвы. - Надо было сделать просто так, - проговорил он, размахиваясь тапком и лупя по пауку.
  Но это удалось не сразу, мешала выступающая форма окна. Паук выбежал, предчувствуя беду, из своего укрытия и быстро-быстро побежал по подоконнику на стену, перебирая своими скрюченными лапками. Лариса испуганно вновь затопала ножками по полу, и заойкала, но уже не так громко.
  А тапок все никак не попадал по шустрому пауку, и тот уже спрыгнул на пол и побежал по нему. Лариса испуганно отпрыгнула на кровать и прижалась, уже стоя на ней, к самой стенке.
  Наконец-то тапок достал свой жертву, прибив злосчастное насекомое, и, прибив его, Игорь отшвырнул его под шкаф, чтоб он не пугал даже своим видом, перепуганную девушку.
  - Вот и все, а ты боялась, - успокаивающе и с улыбкой, проговорил Игорь.
  - Ага, смешно тебе. Знаешь, как я их боюсь? Еще с детства.
  - Девчонка, - понимающе высказался Игорь.
  - Не в этом дело....
  - А что тогда так?
  - Я еще в садик ходила, как одна такая гадость напугала меня на всю жизнь вперед.
  - Это как же? - спросил Игорь, ложась обратно в постель, все-таки голова заметно гудела и кружилась.
  - Я помню, как-то проснулась однажды рано утром, и увидела, как на меня, с потолка, на паутинке, спускается огромный паук, как мне тогда показалось. Представляешь, он спускался мне прямо на лицо. Жуть! Он перебирал своими кривыми ножками, и я видела даже его глаза. Представляешь, он смотрел на меня своими маленькими жуткими глазками, и спускался прямо на меня.
  - Хм, представляю.
  - Теперь я их ужас как боюсь.
  - Ым, ну тогда понятно. Зрелище не для детей.
  - Угу, - проговорила Лариса, и прижалась покрепче к своему парню.
  На время наступила немая пауза, видно Лариса все вспоминала ту жуткую картину из детства. Наконец ей стало просто жарко, рядом со своим парнем, от которого этот жар и исходил.
  - Ой, - вспомнила она, - я же тебе температуру должна померять.
  Лариса взяла градусник с тумбочки и протянула ему. Измерив температуру, через какое-то время, парень достал термометр и взглянул на него. Раздосадовано и с недовольной гримасой, он протянул его затем Ларисе.
  - Ого! - не то испуганно, не то с удивлением воскликнула девушка. - Тридцать восемь и три. Что-то она не спадает, а только растет. Давай-ка, примем ещё таблетки.
  Лариса встала и извлекла из пачек таблетки и протянула ему. Но в стакане абсолютно не было воды. Ночью Игоря мучила жажда и жар, и он все выпил.
  - Сейчас, обожди, я схожу за водой.
  Она взяла стакан и отправилась с ним на кухню за водой.
  Ей до сих пор все мерещилось, что кто смотрит за ней из темноты. Это было тяжелое ощущение в голове, сверлящее насквозь мозг через черепную коробку. Поэтому, первым делом, что она сделала, пройдя на кухню - это включила свет, и внимательно огляделось, не выпуская стакана из рук, будто это был и не стакан вовсе, а пистолет или огромный нож.
  Но, не найдя в кухне ничего подозрительного, она вздохнула поглубже, приводя свои обостренные нервы в порядок, и поставила таки стакан на стол, опершись на столешницу руками, и, переводя дыхание от клокочущего в сердце непонятного чувства тревоги, постоянно не покидавшего ее.
  - Это всего лишь темнота, - успокаивала она себя. - Мы одни в доме, здесь никого и ничего быть не может и не должно, - словно слова из аутотренинга повторяла про себя она.
  Но, словно наперекор ее словам самоубеждения, в углу кухни послыша-лось противное шуршание. Лариса замерла на месте, боясь повернуть голову, и увидеть там что-то страшное. Но, любопытство пересилило ее страх, и она повернула голову в сторону непрекращающегося шороха.
  Из угла на нее смотрела маленькими глазками мордочка, тоже притаив-шаяся от того, что ее заметили.
  - А-а-а-а! - пронзительный визг разрезал тишину спящего ночного дома. - А-а-а-а! - визжала девушка, вскочив на столешницу, и скрутившись и сжавшись в комок от страха, словно защищаясь от нападения огромного монстра.
  В коридоре послышалось хлопанье дверей и топот ног. Через мгновение в кухню влетели один за другим Сергей и Андрей. По их виду им не хватало только бейсбольной биты в руках. Они готовы были порвать на части любого, кто посягнул на их территорию и на беззащитную девушку.
  Но, буквально, влетев в кухню, их взгляды постепенно сменились на ничего непонимающие, ища по кухне причину, что же так напугало невинную девушку. Но взгляду не на чем было даже остановиться.
  - В чем дело, что случилось? - встревожено спросил Андрей.
  - Т-т-там, - лишь заикаясь, показала пальцем в угол Лариса.
  И ребята оба глянули, куда она указывала. Там, в углу, торчала маленькая, явно так же напугана таким пристальным вниманием, маленькая мордочка, смотрящая на них глазками-бусинками.
  - Мышь?- с кислой и недовольной гримасой спросил Сергей.
  Андрей тоже глянул на нее, готов вот-вот или разругаться, или же рассмеяться. Лариса осознала всю нелепость ситуации, и неловко втянула голову в плечи.
  - Блин, и это из-за нее ты переполошила посреди ночи весь дом? - вначале с недовольным укором, а, затем, расплываясь с насмешливой улыбкой, едва сдерживая себя, спросил Андрей.
  - Я боюсь их, - тоненьким и тихим голоском проговорила Лариса. - Это для вас мышь ..., - и щеки ее стали покрываться стыдливым румянцем.
  - Хм, хм, - заусмехался Андрей. - А для тебя что?
  - А для меня ..., - и, не зная, что и ответить, уткнула лицо в колени.
  - Ужас, летящий на крыльях ночи? Ну, все, все, не пугайся, - успокоил ее Андрей. - Она тебя не тронет. Смотри.
  Он взял со стола печенье, отломил кусочек, и кинул мышке. Та вначале испуганно исчезла, но через пару секунд из угла вновь появился ее любопытный носик, смешно вздергиваючи нюхавший воздух, а потом показался и сам мелкий хищник. Мелкий настолько, что его и глупо бояться. Затем мышка, быстро-быстро перебирая своими маленькими лапками, подбежал к печенюшке, схватила ее, и, еще быстрее, убежала в свое укрытие.
  - Тхи-хи, - вырвался смешок у Ларисы, не то от смешной сцены со зверьком, не то от осознания глупости всей ситуации.
  - Ну что, теперь не боишься? - успокаивающе, и с улыбкой, спросил Андрей.
  Девушка вначале пожала плечами, а потом весело замотала головой, тоже, наконец-то, улыбаясь.
  - Ну, вот и отлично, - проговорил Андрей, протягивая ей руки. - Тогда, может, все же слезешь?
  - Ага, спасибо, - и, опираясь на его руки, спрыгнула со стола.
  - Хм, а что это тебя вообще посреди ночи привело на кухню, - спросил Сергей. - Кстати, как там Игорь?
  - Температурит. Вот, вышла ему воды налить, а тут....
  - Понятно. Помочь чем надо?
  - Да нет, спасибо, я только воды набрать.
  - Ну, если что - говори.
   - Да, конечно.
  И Лариса налила вначале себе воды и выпила, а затем и в стакан Игоря, и отправилась обратно в комнату.
  - Спокойной ночи, - пожелала она ребятам и пошла.
  - Да уж, и вам того же, - пошутили ребята, понимая, что теперь долго не смогут заснуть.
  Лариса ушла, и ребята тоже было засобирались к себе по комнатам, к своим девушкам. Но что-то остановило Сергея, и он недовольно заводил носом, нюхая воздух.
  - Ты чуешь? - спросил он у Андрея.
  - Да, такое чувство, что чем-то слегка подгорелым опять пахнет, - то же заметил он.
  - И не просто подгорелым, а будто паленым мясом.
  - Да, точно. Противный такой привкус.
  - Ага. Странно, вроде девчонки вчера мясо вечером не жарили.
  - Не-а. Да по-моему, это вообще даже не из кухни пахнет, а вроде откуда-то с коридора.
  - А по-моему, вообще отовсюду. Что на кухне, что в коридоре.
  Сергей внимательно осмотрел плиту и сковородки.
  - Плита вроде нормальная, - констатировал он, - ничего не горит. Да и все давно остывшее, холодное. Странно.
  - Слушай, а может это от камина? - предположил Андрей.
  - Кто его знает? Пойдем, посмотрим. Все может быть.
  - Ага.
  И ребята направились к камину. Невозможно было с точностью утвер-ждать, что запах исходил именно от него. Было такое ощущение, что это запах стоял повсюду, воздух всего дома словно был насыщен им, пропитан этой жуткой вонью насквозь. И область возле камина не была исключением. И, если еще и было где проверить, так это только здесь.
  - Слушай, но шашлыков же мы здесь точно не жарили, - утвердительно высказался Сергей Андрею.
  - Да нет. Ни шашлыков, ни мясо вообще.
  - Да и привкус какой-то, нх, нх, - втянул в себя воздух Сергей, пытаясь получше прочувствовать привкус, - не слишком похож на мясо.
  - Нх, нх, - затянулся и Андрей, - да, что-то в этом есть такое непонятное. Тоже не могу различить. Не знаю, может ... как человечина паленая, что ли.
  - Ну ты скажешь. Сейчас нагонишь тут жути. Хотя, кто его знает, и вправду, странный какой-то привкус.
  Сергей заглянул внутрь камина, задрав голову вверх.
  - Слушай, а может он просто засорился? - предположил он. - Может его просто прочистить надо?
  - Да кто его знает. Я в этом вообще ни бум-бум.
  - Да и я как-то не очень, - сказал Сергей, вылезая из камина.
  - Слушай, тут должна быть заслонка такая, задвижка.
  - Перекрывающая воздух?
  - Ну да, вроде типа того. А вот же она, - указал Андрей на рычаг.
  - Да нет, это точно не при делах.
  - Да кто его знает, что здесь относится к этому, что не относится?
  И он просто, любопытства ради, несколько раз повернул рычаг туда-сюда. Внутри камина, с металлическим противным скрежетом, заскрипела задвижка, и из камина начало сыпаться черное облачко сажи.
  - Кхе, кхе, - неприятно морщась, закашлял Сергей, на которого пошло это облачко.
  Закашлявшись, он замахал рукой, развивая сажу, и тут же отошел на не-сколько шагов в сторону.
  - Упс, извини, - попросил прощения Андрей, и тоже, на всякий случай отошел подальше от камина.
  Странно, ведь дом вроде только недавно после ремонта, дымоход, вероятнее всего, должен был быть прочищенным. Вряд ли бы отец Лены допустил такой просчет.
  А облачко становилось постепенно только больше и больше, будто дымоход сто лет как не чистили. Оно росло у них буквально на глазах, как дымовая завеса, и уже было в диаметре метра полтора, никак не меньше.
  - Что за ерунда, откуда столько сажи? - непонимающе возмутился Андрей.
  - Не знаю, но мне это не нравится. Сейчас все тут перемажем. Ленка зав-тра нас убьет, и тебя и меня заодно. Дурная была идея.
  - Да откуда ж я знал, что столько грязи повалит?
  А непонятно откуда и с чего нарастающее облако все росло и росло. Но если это их всего лишь волновало и расстраивало, то то, что постепенно происходило внутри этого облака, словно зарождаясь в нем, ребят поначалу удивляло, а потом и не на шутку стало пугать их.
  - Что это за хрень? - испуганно удивился Сергей. - Ты тоже видишь, что и я? - неподдельно волнуясь, спросил он у Андрея.
  - Да.... И мне это тоже не нравится.
  - С-с-совсем не нравится.
  В черном облаке сажи начинали постепенно проступаться очертания фи-гур, людских фигур. И они проявлялись все четче и четче. И это был точно не мираж, и не галлюцинации, ребята это оба ясно видели.
  Хуже того, у этих существ, стали проявляться очертания рук, голов. Словно в дыму стояло с десяток людей. И они... не то, тянули к ним руки, пытаясь схватить их, не то, взывали о помощи.
  Ребята стояли как завороженные, словно не в силах сдвинуться с места. Лишь пару раз они повернули головы друг к другу, словно убедиться один у другого - это правда, или нет?
  Они не знали верить или нет своим глазам. Они сами все это отчетливо видели, но их мозг отказывался воспринять все это за существующую на самом деле реальность, настолько неестественным все это казалось.
  Верить глазам или здравому смыслу? - так, не понимая, что происходит, думали они, застыв в оцепенении. Пока они раздумывали, и их мозг переваривал увиденное, обрабатывая полученную визуальную информацию, видение становилось только более реальным, и еще более пугающим и ужасающим.
  В полурасплывчатых очертаниях того, что можно было бы назвать головой, стали резко, и все более отчетливее, проявляться явные очертания лиц, которые просто ужасали. На их полуразмазанных в воздухе лицах, читался некий жуткий мучительный ужас, словно они мучились и корчились от жутких болей, словно горели в аду.
  Ребята побелели от сковывающего сердечный ритм страха, и готовы были сейчас хоть провалиться на месте, лишь бы не видеть того, что сейчас они видели.
  И, только когда у этих, призраков, что ли, отчетливо, словно они закричали, открылись их черные, как у самой смерти, рты, и, по комнате пронесся словно легкий, с завыванием, ветерок, у ребят наконец-то включился инстинкт самосохранения. И они, словно все же придя в себя, бросились, рванув с места, к двери на улицу. Они буквально чувствовали, как ветер дует им в след, и в их ушах стоит его холодный вой. Они бежали, боясь обернуться, предчувствуя, что призраки гонятся за ними, пытаясь схватить их своими черными руками.
  И, только распахнув настежь двери, и вылетев в нее, уже за порогом, у них хватило смелости обернуться, чтобы взглянуть, гонятся за ними, или это им все только кажется.
  Ворвавшийся с улицы в дом ветер, словно врезался в черное облако, завивая, вскружив его, и, к счастливому успокоению ребят, рассеивая его, словно превозмогая нечистую силу. Вначале исчезли все фигуры призрачных задымленных черных фигур, словно рассеивая их в этом мечущемся черном облаке, а потом и само облако стало развеиваться, постепенно исчезая из виду, убираясь и выветриваясь с ветром обратно в камин.
  - Что это было? - переводя с испугу дыхание, первым спросил Сергей.
  - Не знаю, но думаю, нашим лучше не рассказывать.
  - Наверное. И не поверят, и засмеют.
  - Ага. Кто поверит, что нас напугало облако сажи?
  - Ну его. Что делать будем?
  - Не знаю. Но надо, наверное, все же войти, посмотреть, как там все, - предложил Андрей.
  - Угу. Давай, ты первый.
  Андрей лишь недовольно взглянул на приятеля, но спорить не стал. Он не хотел казаться в его глазах еще большим трусом, надо было наверстывать свои очки.
  - Не смотри на меня так, тебя здесь оставили за старшего, а не меня, - подбодрил его Сергей. - Вот ты и иди.
  Андрей осторожно шагнул в комнату, сжавшись в единый комок напря-женных нервов и всех обостренных чувств осязания, готовый в любую долю секунды броситься, в случае чего, обратно в придерживаемую, предусмотрительно, его приятелем, дверь. Он медленно и неуверенно продвигался шаг за шагом к очагу призрачного облака, все ожидая какой-нибудь вспышки неожиданности, но ничего не происходило. Кажется, все было безопасно, все улеглось. Свежий порыв воздуха с улицы, разогнал странное черное облако, развеяв его.
  - Ну как там? - осторожно спросил Сергей.
  - Не знаю. Кажется, все нормально.
  - Точно?
  - Да. По-моему, все прошло.
  - Ты уверен?
  - Да. Можешь заходить. Смелее не бойся.
  Сергей неуверенно вошел в дом
  - Да я и не боюсь, - робко и негромко проговорил, хотя сердце самого вот-вот готово было выпрыгнуть наружу.
  - Да, я заметил.
  - Ну, разве только слегка.
  - Ну да, как слегка проносит после селедки с молоком.
  - Да ладно. Признайся, ты сам чуть не обделался?
  - Да, было маленько. Что же все-таки все это было?
  - Не знаю и знать не хочу.
  Ребята принялись пристально осматривать все вокруг. Странно, не было и признаков того, что из камина вылетело столько сажи, иначе, все здесь должно было быть покрыть черным слоем. По крайне мере, хотя бы возле камина. Но, в разрез с логикой, все было относительно чисто. Так, разве что едва заметный легкий слой пыли, который, если тщательно не приглядываться, то можно было и не заметить. Хотя, в логическое мышление вообще не укладывалось все, что здесь произошло.
  - Слушай, а может нам все это только показалось? - предположил, уже отходя, Сергей. - Ну, там - не выспались, Новый год отмечали, и все такое. Опять-таки - вскочили посреди ночи, Лариса разбудила.
  - Хм, - пожал плечами Андрей. - Может быть, может быть. Это единст-венное, как можно все это объяснить, - согласился он, протирая глаза, так ничего подозрительного и не найдя.
  - Вот и я про тоже.
  - Ладно, пошли по комнатам. Спать. Ну его все.
  - Да, пожалуй. Никому не говорим?
  - Нет, думаю, не стоит.
  - Ты прав не стоит. Ладно, давай, до утра, - протянул Сергей руку да Андрею.
  - Давай, до утра, - и они, хлопнув друг друга по рукам, разошлись по своим комнатам.
  
   Глава одиннадцатая.
   Холодный обморок.
  
  Когда Лариса принесла своему парню воды, он уже, к тому времени, за-снул. В его состоянии только спать и хотелось. Она не слышала, и уж тем более, не видела, того, что творилась с ребятами в гостиной. Она, пугавшаяся даже вида маленькой мышки или паучка, явно бы не перенесла бы того, что видели там ребята. Ее рассудок бы не выдержал. У каждого человека есть свой порог страха, свои определенные рамки, после которых человек начинает чувствовать испуг, а затем и настоящий страх. У Ларисы этот порог был очень низким. Ее могли напугать даже старые фильмы ужасов, над которыми большинство, в наше время, способно лишь рассмеяться, от примитивности, по современным нормам, спецэффектов. Она же, ко всему такому, относилась через чур чувствительно, как наивная маленькая девочка. Да и у большинства современных девочек, наверное, смелости побольше будет.
  Она прошла в комнату со стаканом воды и села на край кровати возле Игоря. Пришлось слегка растормошить его, чтобы он проснулся.
  - А? Что? - не понимая, спросонья, выговаривал он.
  - Подымись, надо таблетки выпить.
  - А, да, да.
  - Тебе что, приснилось что? - недоверчиво спросила Лариса, видя по его глазам, что они испуганно бегают, отходя ото сна.
  - Да, ты вовремя меня разбудила. Снилось, что дом начал гореть, и мы все, спасаясь от огня, выбегаем из него, а у кого-то уже и одежда загорелась. Бр-р-р, - замотал он головой, развеивая жуткие сновиденья.
  - Ну, это скорее всего из-за твоей температуры.
  - Да, наверное.
  - На, выпей таблетки, должно полегчать.
  - Уф-ф, надеюсь, - сказал он, и, закинув в рот несколько таблеток, запил их водой, осушив полный стакан до дна, сказывалась жажда от температуры.
  Лариса посмотрела на него расширенными глазами, и лишь подумала про себя: 'М-да, придется еще идти за водой. Но попозже, не сейчас. Пускай рассветет, тогда. Боюсь я темноту, ну его'.
  - Спасибо, - проговорил Игорь, и сполз с подушки в лежачее положение, вновь засыпая.
  - У-гу, - лишь проговорила Лариса в ответ.
  Она молча поставила стакан на стол и тихо отправилась на свою половинку кровати. Ей тоже хотелось побыстрее заснуть, что бы больше ей ничего не виделось и не мерещилось в этой темноте.
  Девушка легла, засунув нос под одеяло, и прижалась к своему парню поближе, обнимая несчастного. Но от него веяло таким жаром, как от печки. Она уже сама стала покрываться от него маленькими мокрыми каплями, и предпочла отодвинуться. Хотя уже начиналось чувствоваться, что жар у парня, пусть и потихонечку, но начинает спадать, после таблеток.
  Мысли Ларисы стали бессвязно путаться между собой, и она, постепенно, стала проваливаться в глубокий сон. Темнота стала сменяться яркой, живой картинкой, в таком состоянии и неразличимой, что это больше - сон или явь. Мало кому из нас во сне удается осознать, что он спит, и весь этот, порой такой сумбурный мир, нам всего лишь снится. Иначе иногда во снах нам не было бы так страшно.
  
  Она отчетливо осознавала, что уже наступило утро, и вот, она уже проснулась, и, сладко позевывая, потягивается. Проснувшись, и приведя свои мысли в порядок, она первым делом пощупала лоб своего парня. Он уже не был таким горячим, явно таблетки возымели свое действие, и она облегченно вздохнула. Ее парню легче, значит, можно слегка расслабиться, каникулы не испорчены, отдых состоится.
  Девушка вылезла со своей теплой постели, и неторопливо вышла из ком-наты. Тишина, никого не слышно. Она прошла в гостиную, заглянула на кухню - никого. Должно быть все еще спят, она проснулась самая первая.
  Ей захотелось вдохнуть свежего утреннего зимнего воздуха, и она направилась на крыльцо.
  На улице стояла ясная солнечная погода, а белые пушистые снежинки плавно и неторопливо опускались на землю, покрывая все белым покрыва-лом. Легкий морозец хорошо приводил разум в чувство, напрочь прогоняя чувство сонливости. Она вскинула вверх руки, потягиваясь, и наполняя легкие бодрящим свежим воздухом. Она, с восторженной улыбкой, оглядела двор.
  Внезапно в ее голове послышалось, что-то похожее на 'бац!', словно кто-то колючей ледяной рукой ударил тебя по щеке, приводя в чувство, возвращая к жестокой реальности.
  Ее, еще только что восторженный взор, резко остановился на снежной, вылепленной ими, композиции снежного медведя и снеговика. С ее лица тут же исчезла довольная улыбка, а глаза сделались большими-пребольшими, не то от удивления, не то от испуга.
  Ей не могло иакого казаться. Она отчетливо видела это. Да, на снеговике по-прежнему была та же улыбка, что ему приделали из веточки. Но и улыбка улыбке рознь. Если до этого, еще вчера, она было добрая и приветливая, то сейчас снеговик не просто улыбался - он, словно зловеще и угрожающе, смеялся ей в лицо.
  А медведь? Если до этого у него просто были распростерты руки, словно для дружеского объятия, теперь он был похож на грозного хищника, приготовившегося к броску, готовый вас в любую секунду схватить своими толстыми лапами и порвать на части.
  - Нет, - выговорила она, - этого не может быть.
  Ей бы сейчас спрятаться обратно в дом, дождавшись остальных, убежать, завизжать, в конце концов, чтобы привлечь внимание. Но она и боялась, и не осознавала, что ей делать - бояться или нет, одновременно. Бояться или нет того, что не укладывалось в ее привычном понимании. Мышей и пауков она, да, боялась до ужаса. Но она реально знала, что они существуют, пусть и не представляя, какой же вред они ей могут причинить. Просто, по-девчоночьи боялась, и все тут. А тут? ... Она просто даже не знала, как на все это реагировать. Ее наивное любопытство съедало чувство страха и преобладало над ним.
  Девушка вначале испугалась, а потом решила проверить, кажется ей это, или все же это продукт ее излишне буйного воображения. Она, необдуманно, сделала шаг вперед. Шаг, возможно, даже навстречу опасности, которая могла подстерегать ее, но ее мозг отказывался в это верить, как нельзя верить во что-то логически нереальное, даже если отчетливо это перед собой видишь в данный момент. Человеческий мозг так устроен, что он дотошно старается найти логическое объяснение всему необычному, вместо того, чтобы просто поверить в его существование.
  Еще робкий шаг, еще и еще, пока она вплотную не оказалась возле медведя.
  - Хм, вот видишь, - сказала она словно сама себе, - ничего такого. Просто показалось спросонья. Чего только не привидится?
  Для пущей самоуверенности, она слегка толкнула медведя рукой в грудь. Ничего не происходило. И она спокойно было развернулась, и собралась вернуться обратно в дом.
  Нельзя, никогда нельзя поворачиваться к опасности спиной. Даже если вам кажется, что это вряд ли опасно. Можно слегка отвернуться, сделать вид, что вас это не касается, но всегда, пусть и боковым зрением, держать то, или того, что, или кто, может представлять хоть какую-нибудь маломальскую угрозу, в поле зрения. Никто с уверенностью не может утверждать, что с ним ничего не случиться.
  Только Лариса отвернулась, мощный удар в спину и в голову сбил ее с ног, словно мощными лапами. Вспышка света в ее глазах, и вмиг все исчезло.
  
   Глава двенадцатая.
   Сон у камина.
  
  В момент, когда Лариса очнулась, она полулежала в кресле перед теплым горящим камином, а вокруг нее, склоняясь, вокруг стояли ребята.
  - Ну, наконец-то очнулась, - облегченно выдохнув, произнесла Лена.
  - Что случилось? - непонимающе оглядывая всех, с слегка помутненным взглядом, спросила, приходящая в себя Лариса.
  - Это мы тебя хотели спросить, что с тобой произошло? Ты нас всех напугала. Мы все с утра спустились на кухню, не было только тебя. Поднялись к вам в комнату, думали, ты за Игорем ухаживаешь, может, надо чем помочь, но там тебя тоже не было. Спросили у Игоря, он говорит, ты давно встала и вышла. Выходим на улицу, а там ты лежишь, прямо перед крыльцом. Да так распластавшись, будто тебя кто-то сзади хорошенько огрел. Ну, и напугала же ты всех нас, подруга...
  - Да, да. Сзади, - бормотала что-то себе под нос Лариса, показывая за спину рукой. - Именно сзади. Я к нему повернулась, и в этот момент, он меня огрел своей лапой.
  - Он? Кто он? - не без явного испуга в голосе дружно переспросили ребята.
  - Да он же, этот, медведь...
  У ребят глаза сделались еще больше.
  - Медведь? Здесь, у нас? Ты уверена?
  - Да конечно. Да я вам сама сейчас покажу.
  И Лариса вскочила с кресла, и уверенно направилась в сторону дверей. Ребята же, куда менее уверенно, даже с некоторой долей опаски, отправились вслед за ней.
  Девушка распахнула настежь двери и все вышли на крыльцо.
  - Вот же он, - и она указала пальцем на снежное изваяние, которое, в композиции со снеговиком, все дружно недавно вылепили.
  Всех взорвал легкий смешок.
  - Это шутка такая, да? - подумав все, что девушка их явно разыгрывает, спросили ребята.
  Но на ее лице не было и намека на усмешку.
  - Шутка? - даже как-то со злостью выпалила она, раздосадовавшись, что ей не верят. - Тогда почему они не такие, как раньше?
  Ребята присмотрелись повнимательнее в свои скульптуры. И вправду. Стойка медведя была совершенно иная, чем накануне. Он слово застыл, приготовившись к прыжку, растопырив свои лапы. А снеговик? Ему же уже поправляли 'гримасу'. Теперь же он вновь, словно зло, и с издёвкой, над всеми смеялся. Так, что всем даже как-то стало не по себе.
  - Слушай, - осторожно спросил Андрей, кивая на снежные скульптуры, - а это точно не ты?
  - Что? - вдруг неожиданно выпалила Лариса, да так, что все одернулись. - Ты что, серьезно думаешь, что это я? И ударила сама себя я?
  - Все, все, - оторопел от такого ответа даже Андрей. - Я верю, извини. Я просто спросил.
  - Смотрите, - высказался Сергей. - А, похоже, она не врет, - показал он в сторону снежных фигур. - Взгляните на снег. Вокруг снеговиков ни одного следа. Только несколько следов к медведю. Все заметено, явно еще со вчерашнего вечера.
  Все непонимающе смотрели, то на снег, то на снеговиков, то на Ларису.
  - Но, но как такое возможно, - недоумевая вопросила Ольга. Ветер их тоже не мог так переместить. Не сам же они...
  - Говорю же вам, здесь точно что-то происходит. Здесь явно что-то не так. Меня же кто-то ударил!? Не сама же я отключилась!?
  - Ну все, с меня довольно, - выругался Андрей, и, слегка разбежавшись, прыгнул, и врезался в прыжке в медведя.
  Медведь разлетелся на части в разные стороны, а парень кубарем полетел в снег. К нему присоединился и Сергей. Он не то со злостью, не то с задором принялся раскидывать надоевшего уже всем своей ухмылкой снеговика. Куски и комья снега отлетали от него, оставляя в воздухе след снежной пелены. Похоже, что ребята даже вошли во вкус в этом холодном сражении. Ребята так разогрелись, увлекшись этой снежной битвой, что казалось, было видно даже сквозь завесу снежной ряби, как от них идет пар. На минуту девушкам даже показалось, что парни вот-вот загорятся, и снег вокруг них просто растопится. К счастью, до этого момента не дошло. Но ребята слегка даже запыхались, снежные скульптуры были немалых размеров. Затем, чтобы разваленные комья снега не мешали никому ходить перед домом, ребята их убрали в один большой сугроб в угол дома и крыльца, под окна.
  - Ну что, все? - довольный собой спросил, разогретый уборкой снега, Андрей, отряхивая себя. - Теперь ты себя лучше чувствуешь?
  - Да спасибо, так намного легче, - ответила Лариса, смущенно опустив голову, и зашагав в дом.
  - Ладно, пойдемте-ка все лучше все в дом, - замахала руками Лена, будто всех задувая вовнутрь. - Чай пить.
  - Да, хорошая идея, - поддержал ее Сергей, так же отряхиваясь от снега. - Сейчас это именно то, что надо.
  
  Все вошли в дом. Девушки отправились на кухню, заняться чаем, а парни направились вслед за ними.
  - Э, нет-нет, - остановила их Лена, вытянув впереди себя в их сторону руку, помахивая ею. - Куда это вы?
  - К-как к-куда? - не понимая, чего от него хотят, вопросом на вопрос переспросил Андрей, даже чуть заикаясь от непонимания. - С вами, на кухню, за чаем, - разводил он руками, словно оправдываясь.
  - Так, - командным тоном сказала Лена, подняв вверх указательный палец, - вначале к камину, отогреваться, пока чай не приготовится. Когда все будет готово, мы вас позовем, а пока - марш греться и сушить одежду! Все понятно?
  - Так точно, товарищ командир! - подыгрывая своей подруге, ответил Андрей, словно не то в шутку, не то в серьез, подчиняясь ее приказам. - Ну что, боевой товарищ, - обратился он к Сергею, дружески хлопнув того по плечу, - придется подчиниться приказу вышестоящего руководства.
  - Да уж, с этими не поспоришь, придется, - по-товарищески согласился Сергей, и они оба развернувшись и опустив голову, словно провинившиеся мальчишки, зашагали к камину.
  - И правильно, и не пытайтесь спорить, - словно строгая мамаша продолжала Лена. - Не хватало, чтоб еще и вы простудились.
  - Ах, Игорь! - вспомнила тут же о своем простуженном парне Лариса. - Надо же его проверить, как он там.
  - Да-да, конечно сходи, - поддержала ее Лена. - Если что, говори нам. Может, чем помочь надо.
  - Да, обязательно, - бросила Ларису и быстро зашагала к своему парню.
  Лена со своей сестрой Олей и Татьяной отправились на кухню готовить чай, а ребята, тем временем, уже поудобнее расположились возле камина, вытянув к нему ноги, отогреваясь сами, и просушивая свою одежду.
  
  Расслабляющее тепло от огня распространялось от ног по телу. Успокаивающее потрескивание поленьев добавляли комфорта. В такой релаксирующей обстановке глаза сами по себе наполнялись тяжестью и закрывались. Парни чувствовали, как они медленно уплывают. Их сознание граничило где-то между сном и явью. Где-то краем сознания они понимали, где находятся, и что с ними происходит. Но им было так хорошо и комфортно, что было становилось лень не то что пошевелиться, а лень даже о чем-то думать. В такие моменты мозг на время перестает правильно думать, и стираются границы между реальностью и нереальностью, границы между тем, что происходит вокруг тебя на самом деле, и между тем, что вам ваш мозг лишь показывает, игрой вашего воображения.
  Ребята просто полулежали в придвинутых к камину креслах, вытянув к нему ноги, лишь время от времени, как разомлевшие коты, поглядывая на огонь, сквозь щелочки ресниц. В какой-то момент их стало охватывать ощущение, что им становится все жарче и жарче, словно в камин бросили еще стопку поленьев. Маленькие испарины стали проступать у них на лбу, постепенно превращаясь в увесистые капли. Было желание стряхнуть их, вытереть рукой, но ребят что-то будто бы парализовало. Они тщетно делали усилия пошевелиться, но что-то явно сковывало их движения, хотя они и осознавали, что это не лень шевельнуться, наоборот, они отчетливо этого хотели.
  А тем временем огонь становился все больше, разгораясь с большей силой, непонятно с чего. Вот уже языки пламени хлещут в комнату, вырываясь из границ камина. Но не это пугало их. Словно в бреду, им стало казаться, что огонь словно смеется над ними, огромной злой улыбкой разделяя пламя напополам, неестественно и дико. Вместо смеха раздавался громкий треск поленьев, да с таким странным ритмичным звуком, будто огонь и впрямь смеялся над ними и над их беспомощностью.
  Но это было только начало кошмара, дальше было еще хуже. В огне стали проявляться какие-то посторонние силуэты, которые постепенно все больше и больше начинали приобретать очертания людей. Как минимум двух. Неестественно и жутко. В языках пламени все больше и больше угадывались двое человек, горящих человек. Вероятнее всего - мужчин. Наконец фигуры отчетливо сформировались, и было точно видно - в огне полыхали люди. И им не хотелось помочь, скорее - они даже пугали и несли в себе опасность.
  Вдруг они начали неестественно двигаться, словно с трудом пробираясь сквозь некий заслон, похоже на то, словно они пытаются оторваться, отде-литься от огня. Вот их огненные руки схватились за стенки камина, и, будто подтягиваясь за него, стали вытаскивать себя из огня. Ребята попытались закричать, звать на помощь, но во рту стоял только неприятный тошнотворный привкус гари, словно вкус перепаленного мяса, и не вырывалось ни звука, даже хрипа.
  Тем временем двое полыхающих людей уже выбрались из огня. На это было невозможно смотреть. Ни один смертный не мог вот так полыхать и при этом оставаться 'живым'. Горящие фигуры стали, неестественно пошатываясь и размахивая полыхающими руками, приближаться к ребятам, которые понимали, что ничего хорошего от этого ожидать точно не приходится.
  Фигуры нагнулись и схватили парней за их вытянутые к камину ноги. Резкая, невыносимо жгучая дикая боль пронзила ребят, словно их схватили огромными раскаленными щипцами. И тут они, что есть мочи закричали...
  
  На кухне послышался звон посуды. Это Оля от неожиданности выронила кружку, и осколки со звоном полетели, звеня по полу. Девушки на секунду переглянулись испуганными глазами, и, отбросив все, вылетели в гостиную. Вбежав в нее, в их глазах нельзя было прочитать ничего, кроме непонимания и растерянности. Непонимания того, что происходит. Ребята находились в креслах перед камином, бешено размахивали руками и ногами и истошно орали, будто их режут. Девушки подбежали к парням и видели, что их глаза закрыты, словно те спят. Девчата попытались схватить их за плечи, что было нелегко, не угодив под махающие руки ребят, и принялись их трясти, что есть сил, стараясь привести их в чувство.
  Наконец-то ребята открыли глаза, и, поначалу, ошарашено отпрянули в сторону, будто чего-то испугавшись. Но, постепенно их разум стал быстро приходить в себя, и они, видя перед глазами только знакомые лица девушек, начинали осознавать, что им уже ничего не угрожает. Затем, словно что-то вспомнив, ребята втянули ноги под себя и принялись хватать себя за ноги, прихлопывая их ладонями.
  - Э-эй, с вами все нормально? - попыталась вразумить и вернуть их к реальности Татьяна.
  - Хфу-хфу, хэ-хэ..., - не находили слов ребята, сбиваясь в дыхании, и показывая руками то на ноги, то на камин.
  - Да что такое, вы можете внятно объяснить? - полукриком спросила их обоих Лена, полагая, что крик их быстрее заставит прийти в чувство.
  - Там, там..., - сбивчиво начал Сергей, - огонь, был...
  - Ну да, огонь, понятно, - стояла над ними Лена, уже поставив руки на поясницу. - Камин - огонь, огонь в камине, - провела она логическое изъяснение. - И что с того?
  - Да нет же, ты не понимаешь, - попробовал попытаться растолковать Андрей. - Там был большой огонь. В нем были люди..., - показывал он, как обезумевший, на камин.
  - Люди? В Камине? - непонимающе переспросила Лена, глядя то на ка-мин, то на парня, словно тот тронулся рассудком, или явно что-то выдумывает.
  - Да точно, там были люди, - подтвердил слова друга Сергей, и в его глазах не было ни малейшего намека, ни на розыгрыш, ни на ложь.
  - Да какие, нафиг, люди в камине? Вы что обкурились? Вы мне еще про зеленых человечков наплетите!
  - Лена, честно, - оправдывался Андрей, ложа руку на грудь. - Поверь, зачем нам выдумывать? Вот, смотри.
  И он показал ей свои ноги. Девушка внимательно присмотрелась. На голенях и впрямь было некое легкое покраснение. Она также обратила внимание на нити на носках. Было видно, что их самые края были как бы слегка обгоревшие. Таня в свою очередь так же рассматривала ноги своего парня. У того тоже были такие же признаки.
  - Хм, - только и произнесла Лена, не зная, что и думать.
   - А вы все время здесь сидели, ближе не придвигались к камину? - спросила Лена.
  - Да, как есть, так и сидели.
  - Странно.
  Тут все обратили внимание на Олю. Она внюхивалась в воздух, и слегка морщилась. Только тут все обратили внимание, что в гостиной стоит легкий привкус гари.
  - Вы чувствуете? - спросила, недовольно кривясь, Оля.
  - Да, пахнет, будто мясо перепалили. Опять этот мерзкий запах.
  - Видите, - подметил Сергей, тут явно что-то не так.
  - Не знаю, - сказала Лена, не зная чему и верить. Когда мы к вам подошли, вы явно спали. Мы вас тормошили, чтобы разбудить. Вы уверены, что вам ничего не приснилось?
  - Двоим одинаковый сон?
  - Ну, не знаю. Мы же ничего не видели. Возможно, вы сидели возле жаркого огня, вот вам и приснилось, будто вы горите.
  - Я читала, - поддержала Оля сестру, - что некоторым снилось, когда горела квартира, будто они отдыхают на жарком пляже, или греются возле огня.
  - Вот видите, - схватилась за такую идею Лена.
  - Ничего себе отдых, врагу не пожелаешь, - воспротивился Сергей.
  - Да, ребята, но другого объяснения и вправду нет, - попыталась убедить их и Татьяна.
  Парни только чухали головы, уже и сами не понимая, чему верить, а чему нет.
  - Пф, не знаю, - произнес Сергей, махнув рукой, - может вы и правы.
  - Да, это уж лучше, чем быть тому, что мы видели, - начинал постепенно приходить в себя Андрей.
  - Ладно, как бы там не было, давайте считать, что это был просто кошмарный сон, - попыталась всех успокоить и подбодрить Татьяна.
  - Ладно, ну его. Сон так сон, - поспешили согласиться ребята. - Уж лучше так.
  - Тогда пошли на кухню, чай готов.
  - Да, горячий чай сейчас не помешает, успокоит.
  
   Глава тринадцатая.
   Неудачный звонок.
  
  Лариса еле слышно вошла в комнату. Игорь лежал спиной к выходу, не шелохнувшись. Он явно еще спал. Девушка тихо, чтоб не побеспокоить своего парня, прокралась в комнату, и аккуратно, чтоб не издать ни звука, прикрыла за собой двери, и, на носочках, ступая плавно, как кошка, направилась к кровати.
  Ее парень только тихо посапывал, и не замечая, что она вернулась. Девушка прокрадывалась мимо висящего на стене зеркала, и, вдруг на секунду, словно, чего-то испугавшись, на полметра отпрянула в сторону, приняв чуть ли не оборонительную позицию. Она пристально вглядывалась в зеркало. Лариса была готова поклясться, что увидала в зеркале, как чья-то невысокая, даже скорее, детская, фигура, быстро проскочила мимо нее в сторону выхода. Девушка недоуменно стояла, то глядя на зеркало, то, оборачиваясь по сторонам, осматривая комнату.
  Лариса крепко-крепко закрыла глаза и помахала головой, словно хотела то ли избавиться от миража, то ли увидеть, что глаза ее не обманывают. Через пару секунд она их раскрыла, и вновь осмотрела комнату, затем вновь заглянула в зеркало.
  - Да нет, никого нет. Видимо померещилось, - подумала она, молча про себя, свалив все на нервную ночь и утро.
  Для верности она сжала и протерла глаза рукой, и, облегченно вздохнув, пошла к постели с больным. Лариса обошла кровать, и склонилась над Игорем и потрогала его лоб. Температура до сих пор не спала, лоб был горячим. Парень слегка приоткрыл глаза, и попытался выдавить из себя улыбку. Было понятно, что он не в лучшем самочувствии.
  - Я даже не почувствовал как ты встала, - тихо проговорил он.
  Ларису это слегка даже удивило.
  - Да я уже давно на ногах, ты просто спал, наверное, все это время.
  - Хм, да ладно, - ответил он так, словно девушка его разыгрывает.
  - Да я уже час назад, как вышла. Мы уже всех снеговиков успели на улице убрать, - настаивала она на своем, и при этом лиц ее поморщилось, явно от воспоминаний тех странностей, что произошли на улице.
  - Да ладно, мне еще не настолько плохо, чтоб так теряться во времени, ты только несколько минут назад гладила меня по голове.
  - Я?
  - Ну а кто же еще, кроме тебя здесь больше некому, - уверенно утверждал Игорь. - Ты гладила меня своими холодными руками по лбу. Хм, - вздохнул он, - мне было намного легче. Погладь, пожалуйста, еще. У тебя такие холодные ручки, так успокаивает, сразу голова меньше болит.
  В глазах Ларисы было смешанное чувство испуга и непонимания, она совершенно не могла понять то, о чем он говорит. Но все же, пусть и с некоторым недоверием и опаской, слегка дрожа, поднесла свою маленькую девичью ладошку к его горячему лбу. Даже без градусника было понятно, что парень температурит. Девушка с любовью и нежностью погладила своего парня по лбу, одновременно при этом поправляя его волосы.
  - Ымм, - грусновато вздохнул Игорь, - у тебя уже ручки не такие холодные. Ты их уже отогрела? Совсем не то.
  - Не то? - непонимающе, и даже с ноткой испуга в голосе, вопросила Лариса. Игорь, я тебя вообще не могла сейчас гладить. Ни холодными руками, никакими. Я сейчас была внизу, и на улице. Меня достаточно долго не было. Я вообще не понимаю, о чем ты говоришь.
  - Ну ладно, не заводись.
  Лариса вдохнула воздуха побольше, чтоб успокоить себя, и спросила:
  - Игорь, ты ничего не путаешь, может тебе это приснилось?
  - Да нет же, я проснулся от того, что ты гладила меня по лбу своими ма-ленькими ручонками. Мне было так хорошо.
  - И ты видел меня, что я это делаю?
   - Да нет, зачем? Я просто лежал и балдел. А потом сквозь полудрему услышал, как ты прошлась ко мне и опять потрогала мой лоб. Только странно, что твои ручки уже были не такие холодные.
  - Ну ладно, понятно, тебе все приснилось.
  - Нет, я точно чувствовал твои маленькие ручки.
  Лариса только промолчала в ответ. Не стоит спорить с человеком, у которого высокая температура, лишний раз беспокоить его. Она просто предпочла все это отнести к его легкому бреду в жаре. Она-то точно знала, что не гладила его. Она находилась в другом месте, да и до этого она этого не делала. Бедный парень. Похоже, от высокой температуры он уже путает сон с реальностью.
  - Ладно, лежи, я сейчас, - сказал Лариса, вставая с постели, и поглаживая парня по руке.
  - Ты куда?
  - Пойду тебе еще воды и лекарства принесу. Надо что-то делать.
  - С чем?
  - С твоей температурой. Это не хорошо, что она так долго держится. Похоже, ты серьезно простыл. Как бы серьезного воспаления не было.
  - Угу, только быстрее возвращайся. Мне скучно одному. Скучно и холодно, меня всего трясет и знобит.
  - Ладно, сейчас что-нибудь придумаем.
  Обеспокоенная состоянием своего любимого, Лариса быстрым шагом отправилась на кухню за лекарствами. Парни с девушками сидели и пили чай, молча. Парни не могли отойти от жуткого сна, не меньше были встревожены и девушки, но уже за ребят. Похоже, напряженная обстановка росла в этом доме не то что с каждым днем, а с каждым часом. В души каждого из них начинало закрадываться чувство тревоги, осознание того, что что-то все-таки в этом доме присутствует. Их разум еще где-то старался отказываться от восприятия того, что было непонятно и неведомо, но чувство тревоги в них все нарастало и крепло.
  - О, ну как там Игорек? - спросил Андрей, завидев Ларису.
  - Неважно.
  - В смысле?
  - Похоже, от высокой температуры, у него начинается легкий бред.
  Все с интересом и непониманием на нее взглянули.
  - Мне кажется, он начинает не понимать где сон, а где реальность. Он что-то приснил, и считает, что это на самом деле.
  - Тогда у нас тоже легкий бред, - тихо произнес Сергей, опуская голову, глядя в почти пустую кружку.
  - И тоже от высокой температуры, - подметил Андрей. - Только от огня.
  - Что? - не поняла Лариса.
  - Да мы так, о своем. Не обращая на нас внимания, продолжай.
  - Ребята, - перебила их Лена, - не отвлекайте ее. Да, так что там с твоим Игорем?
  - Похоже, все весьма серьезно.
  - Насколько?
  - Достаточно. Температура до сих пор держится.
  - Что, так сильно простудился?
  - Да. Я боюсь, чтоб воспаления не было.
  - Кашляет?
  - Не без этого.
  - Сильно?
  - Ну, не так чтоб очень. Легкие не выплевывает, - попыталась шутить она.
  Но было ясно, что ей сейчас явно не до шуток. Слегка дрожащие руки и чуть подрагивающие уголки губ выдавали ее переживания. Тревогу за своего парня можно было прочесть и в ее глазах.
  - Так, ладно, - сказала Лена. - Давай посмотрим, что там у нас есть. Если у него воспаления нет, то все не так серьезно, думаю, справимся сами. То, что у него еще держится температура - это нормально. Первые несколько дней при серьезной простуде это естественно.
  - Все же, я думаю, стоит позвонить его родителям - подумав, сказала Лариса. - Хотя бы просто для того, чтоб поставить их в известность.
  - Да, думаю это правильно.
  - А если они захотят его забрать?
  - Ну, с этим, полагаю, проблем не будет.
  - У его папика хороший джип. Надеюсь, дорогу еще не так замело.
  - Об этом не парься, если что, попрошу своего.
  - Спасибо.
  - Пока не за что, - ответила Лена, перебирая лекарства.
  Она достала несколько пачек таблеток и пару бутылочек с настойками и сиропом.
  - Бери воду, - сказала она Ларисе, - пойдем лечить твоего дайвера.
  - Да, пошли, - выдавила улыбку из себя Лариса.
  - Чем-нибудь помочь? - спросили ребята.
  - Хм, нет, спасибо. Думаю, таблетки мы донесем.
  
  Девушки вошли в комнату больного. Игорь не спал, просто лежал в кровати, молча рассматривая потолок. Заметив делегацию, пришедшую его проведать, он повернул голову в их сторону, выдавил улыбку на своем страдальческом лице, и, слегка приподняв отяжелевшую руку, помахал, приветствуя их.
  - Хей, привет, больной, как дела? - поздоровалась с ним Лена.
  - Спасибо, не очень, - отшутился Игорь.
  - Что, совсем развело?
  - Да, бывало и получше.
  - Ничего, больной, сейчас мы вас подлечим.
  - Хорошо бы. Не хочу валяться, пока вы там развлекаетесь.
  - Да нам тут тоже, особо не до развлечений, - как бы сквозь зубы проговорила Лена, искоса поглядывая в сторону Ларисы, явно чего-то не договаривая.
  - Ну, думаю, повеселее, чем мне.
  - М-да, веселее некуда, - так же тихо проговорила Лариса.
  - По-моему, вы что-то не договариваете?
  - Да нет, все нормально. В снежки поиграли, вернее со снеговиками.
  - А еще вернее - вообще их разбурили, - уточнила Лена, непонятно для Игоря, переглядываясь с Ларисой.
  - А что так?
  - Да надоели они нам.
  - Хм, - удивленно повел бровью Игорь.
  - Ребята так в снегу нарезвились, что потом просто уснули перед камином.
  - Что так прямо и уснули? - это слегка позабавило Игоря.
  - Да. Да так, что даже во сне кричали.
  - Что правда? - уже удивленно спросила и Лариса. - А почему я не слы-шала?
  - Ты в это время как раз у Игоря была.
  - Хм, понятно.
  - Хотя странно, они весьма громко кричали. Оля даже кружку с испугу выронила.
  - Не-а, не слышала.
  - М-да? Ну да ладно. Так, больной, - обратилась Лена уже к Игорю. - Займемся все-таки вами. Температуру измерял?
  - Да. Уже чуть поменьше. Тридцать семь и девять.
  - Ы-мм, - покачала недовольно Лена. Особо поменьше это не назовешь.
  - Хоть не больше, уже хорошо.
  - Вот, чтобы совсем было хорошо, выпей-ка еще это, - протянула она ему несколько таблеток.
  Игорь приподнялся, и слегка откашлялся. Затем выпил таблетки. Лена дала ему еще и сироп.
  - Спасибо, надеюсь, поможет.
  - Мы тоже надеемся. Ты нам здоровый нужен. Мы тебя хотели бы вернуть в том виде, в каком привезли.
  Парень заулыбался. Ему было намного легче от такой заботы.
  - Кстати, Игорь, - обратилась к нему Лариса, - я тут подумала, что стоит поставить твоих родителей в известность.
  - Зачем?
  - Ну как зачем? Ты заболел, они должны об этом знать. Это все же твои родители.
  - Не знаю, стоит ли.
  - Нет, Игорь, - поддержала Лена, - Лариса права. Родители должны знать. До конца каникул ты все равно вряд ли полностью поправишься. А мы им сообщим, что с тобой все в порядке, только температура, ты в хороших руках, под надежным присмотром. Да и мало ли что, тьфу-тьфу-тьфу, конечно, вдруг им придется тебя забрать.
  - Ну не знаю. Если вы так хотите, то позвоните. Правда, не вижу в этом большого смысла. Я думаю, что все обойдется. Приятного мало, конечно, но я уверен, что все будет нормально.
  - Вот и хорошо, так я все же позвоню? - спросила, с улыбкой, Лариса.
  - Ладно, звони, - проговорил, он, словно не очень довольный маленький ребенок, который считает себя уже большим, а за него до сих пор принимают решения, и не совсем те, которые ему нравятся.
  Лариса улыбнулась ему, поцеловала в щеку, и принялась набирать номер на мобильнике.
  - Блин, что за фигня, - произнесла через некоторое время она, отводя от уха телефон, и всматриваясь в дисплей.
  - Что такое?
  - Да, то ли недоступно.... А, вот в чем дело! - вскликнула Лариса.
  - Что?
  - Да антенна не добивает. Хм. Попробую на балкон выйти.
  Их просторная комната занимала самую выгодную позицию - с выходом на большой просторный балкон. Раньше эта комната, возможно, использовалась под другим предназначением, но теперь тут расположилась просторная спальня, которую Игорю с Ларисой, удачно удалось занять на время каникул здесь.
  Лариса вышла на заснеженный балкон, и, сделав по нему только несколько шагов, тут же вбежала обратно в комнату, быстро, дрожащей рукой, захлопываю за собой двери.
  - Ха-ха-ха, - засмеялись Игорь с Леной.
  - Бр-рр-ф, хо-холлодно.
  - Хм, верю, - улыбнулась Лена. - На, плед возьми, - и подтянула, подавая его.
  - Ага. Так, думаю, лучше.
  Лариса укуталась, вначале набрала номер, затем вышла на балкон, и уже там нажала кнопку вызова. Она поднесла телефон к уху и стала вслушиваться. Через какое-то время убрала телефон от уха и недовольно и вопросительно на него вновь взглянула. Похоже, со связью было не очень. Девушка приподняла телефон вверх над головой и стала водить рукой влево-вправо, пытаясь словить сигнал. Похоже, это не очень у нее получалось, и она стала делать в сторону маленькие шажки, ворочаясь по сторонам, не сводя глаз с дисплея.
  Она двигалась до тех пор, пока, необдуманно не смотря по сторонам, не ударилась о бортик, перила балкона. От толчка она не удержала, слегка замерзающими руками, телефон, и тот выпал. Лариса неуклюже попыталась его схватить, но лишь подбила его в воздухе, и трубка полетела за бортик. Девушка предприняла последнюю отчаянную попытку схватить его, и допустила роковую ошибку. Ларису перегнулась через ограждение, и, в этот самый момент, ее нога скользнула по заснеженной плитке на балконе, она потеряла равновесие, и - полетела через перила.
  Ребята, которые в этот момент были в комнате, и видели все это через окно, на секунду в шоке оцепенели, Лена лишь взвизгнули. Но шок быстро прошел, и они, в начале, бросились к балкону. Даже Игорь рывком вскочил с постели, откинув одеяло в сторону. Как ни странно, но правильное решение быстрее всех пришло к Игорю, голова которого, казалось бы, не могла в таком состоянии принимать быстрые решения. Он размахом рук схватил Лену за плечи.
  - Нет, не туда, на улицу! - крикнул он.
  Лена, тоже осознав, что с балкона ей уже ничем не поможешь, быстро развернулась, и бросилась бегом на улицу. Они сбегали по лестнице так, как будто гул от землетрясения разносился всему по зданию.
  Все, кто сидел на кухне, замерли, не сразу поняв, что к чему. Они даже слегка втянули головы в плечи, и, насторожившись, прислушались, теряясь в догадках о причине этого шума. Лишь пронзительный крик Ларисы, доносившийся с улицы, заставили их прийти в себя. Все тут же, едва не толкая друг друга, выбежали в коридор.
  - Что такое, что случилось? - наперебой спрашивали они.
  - Лариса!... Быстрее, там Лариса! - только и кричали они.
  Единственное что все поняли, что что-то случилось с Ларисой. И все бросились вместе с ними. Все оравой вылетели на улицу, кажется, едва не снеся за собой двери. Все бросились к Ларисе на помощь так быстро, что впереди бегущим, пришлось даже в конце сдерживать натиск позади бегущих, чтоб вовремя остановиться и не затоптать девушку.
  Зрелище было не из приятных. Ей еще крупно повезло, что она упала именно в тот сугроб, который сутра накидали под балконом. Бедняжка лежала на нем, съехав вниз головой, буквально на плечах, и жалобно стонала, из глаз ее текли горячие слезы, отчего картина была еще горестней.
  - Лариса! - бросился к ней Игорь. - Маленькая моя, ты как?
  Он попытался не то обнять ей, не то приподнять.
  - Ы-ммм! - лишь раздался ее стон в ответ.
  - Осторожно, у нее может быть перелом, - предупредил Андрей, раздвигая всех.
  Он присел рядом с Игорем и поддержал девушку за плечи.
  - Так, Лариса, я понимаю, что тебе сейчас очень больно, но ты должна постараться сейчас успокоиться. Постарайся сейчас сосредоточиться, и скажи, где у тебя что болит. Только пока не двигайся, поняла?
  - Хм, хм, - шмыгнула она носом, - угу.
  - Так, попробуй пошевелить пальцами рук, ног, - руководил ей Андрей.
  Та послушно повиновалась.
  - Ну как, можешь?
  - Д-да, кажется.
  - Хорошо, а кистями рук?
  Девушка сделала пару движений и заскулила.
  - У-ю-юй!
  - Что, что такое? Где болит?
  - Рука, правая, и плечо.
  - Не сломано? - встревожено спросил Игорь.
  - Да будем надеяться, что нет, - успокаивал их обоих Андрей. - Хорошо, что ты еще упала в снег, он смягчил падение. Будем надеяться, что просто вывих. Ну-ка, - обратился он к Ларисе, попробуй пошевелить слегка ногами.
  - Да вроде нормально. У-юй, еще шею не могу повернуть.
  - Ну, это может быть и из-за вывиха плеча. Так, попробуй еще сделать вдох-выдох несколько раз.
  Девушка послушно несколько раз глубоко вдохнула-выдохнула.
  - Ну как, нигде не болит? - спросил Андрей ее вновь.
  - Нет, нормально. Только рука и плечо.
  - Ну, тогда еще нормально.
  - Да что ж тут нормального? - спросил Игорь, переживая за свою возлюбленную.
  - Главное, что позвоночник цел, ноги целы. Ребра тоже не сломаны.
  - Откуда ты знаешь?
  - Если б у нее были переломаны ребра, она бы не смогла даже вздохнуть. Если только вывих плеча, я ей помогу.
  - Уж хорошо бы.
  - Ладно, ребята, - вмешалась Лена. - Если она цела, надо отнести ее в дом, пока еще и она не простыла.
  - Да-да, давайте, - поддержали все, и парни помогли ей подняться.
  Пострадавшую повели в дом, а Лена отошла чуть подальше, чтобы по-смотреть на балкон, взглянуть, каким образом Лариса могла выпасть. Она сделала несколько шагов назад, достаточно, чтоб представить перед глазами, в общем, всю картину произошедшего, и подняла голову. Неожиданно она на несколько секунд словно остолбенела. Ее глаза широко и изумленно расширились, словно... словно наваждение. Лена мотнула головой, протирая глаза рукой, словно отгоняя неприятное наваждение.
  - Нет, нет. Бред какой-то. Этого не может быть. Никак не может быть, - пробормотала она себе под нос, в чем-то сама себя убеждая.
  Впрочем, никто этого не слышал, все внимание сейчас было приковано к Ларисе.
  
  Ларису ввели в гостиную и усадили в кресло.
  - Ну, ты как? - не отходил от нее Игорь.
  - Болит, - держалась она левой рукой за больное плечо, - но жить буду.
  - Молодец, Лорик, не унывай, - поддержала ее Татьяна.
  - Лариса, - обратился к ней Андрей, - мне надо сейчас взглянуть на твое плечо.
  - Слушай, Андрей, я тебе, конечно, доверяю, но ты в этом точно хорошо разбираешься? - перестраховываясь, спросил Игорь.
  - Можешь на меня положиться. У меня мастер спорта по дзюдо, не забывай. Меня даже без института хотели тренером в детскую группу взять. Я этих плеч уже направлял, поверь ты мне.
  - Это правда, - подтвердила Лена. - Я сама у него на тренировках видела.
  - Ну, ладно, дружище, тебе верю.
  - Не переживайте, все сделаю в лучшей форме. Ну, и по возможности аккуратно.
  - Ой, - с долей неприятного испуга в глазах спросила сама пострадавшая, - а больно будет?
  Андрей глубоко вздохнул, понимая, что врать нет смысла.
  - Придется потерпеть, - честно признался он.
  - Ладно, только давайте с этим побыстрее покончим.
  - Хорошо. Только я хочу вначале взглянуть на твое плечо, чтоб точно удостоверится, что это вывих.
  - Давай, давай. Не могу, как болит.
  Андрей осмотрел ее плечо.
  - М-да, так и есть вывих.
  - Блин!
  - Ничего, это лучше, чем перелом.
  - Хоть это радует.
  - Так, Леночка, ты глянь, какие у нас есть болеутоляющие, ну и успокоительного чего-нибудь. А остальных всех просьба выйти, это 'личное'. Ты, Игорь, можешь остаться, будешь поддерживать.
  - Спасибо за доверие, - слегка иронично полушутя поблагодарил Игорь.
  Все остальные пошли на кухню. Андрей заметил на джинсах Сергея обычный, неширокий кожаный ремень.
  - Серега, стой, - остановил он его, - нужен твой ремень.
  - Зачем? - слегка испуганно спросила Лариса.
  - В зубах зажмешь, так легче будет. Таня! - крикнул он затем. - А ты, пожалуйста, возьми полотенце, заверни в него немного снега, компресс сделаем.
  - Поняла.
  Сергей вытянул из джинсов ремень и протянул его Ларисе.
  - Только, по возможности, не прокуси, - пошутил он, пытаясь подбодрить девушку, которая в ответ лишь скупо улыбнулась.
  - Может, все-таки, к доктору отвезем, - волновался Сергей.
  - Пока ее доставят к доктору, у нее образуется серьезный отек и скопление крови. Тогда все будет намного сложнее. Вывих лучше вправлять по свежему, если есть опыт, конечно.
  Таня тем временем принесла полотенце со снегом, а Лена - лекарства, которые Лариса не замедлила выпить.
  - Все, больше ничего не надо? - заботливо спросила Лена.
  - Принеси еще пару шарфов, подлиннее, для фиксации руки потом.
  - Да, сейчас.
  - Ну что, страдалица, приступим? - обратился он к Ларисе.
  - Да, давайте покончим с этим.
  - Все, все остальные выходим. Игорь, обнимай ее, и прижимай к креслу, чтобы она не дернулась.
  - Ага!
  Игорь прижал свою девушку, а Андрей взял ее за руку.
  - Готова? На раз, два, три.
  - Стойте, стойте, сейчас, - заволновалась Лариса.
  Она сделала несколько глубоких вдохов-выдохов, чтоб настроить себя.
  - Давайте, - и сама испуганно отвернула голову, закрыла глаза, и впилась зубами в кожаный ремень, тяжело и нервно дыша.
  - Держи! - скомандовал Андрей Игорю, и начал отсчет. - Раз, два, три-и-и, - выдохнул он, и дернул руку девушки вниз.
  - Ы-ммм, - закричала она от резкой боли, сквозь зубы, стиснувшие, что есть мочи, ремень. - А-а-а-а-а! - заорала она, уже во все горло, выронив ремень.
  В ее глазах все помутнело от боли, и она едва не потеряла сознание. Игорь ее жалел, как мог, а из ее глаз градом катились слезы.
  От ее крика у всех все перевернулось в груди, и все дружно побежали к ней, несмотря на просьбу Андрея. Всем было ее безумно жаль. Андрей показал им рукой, чтоб не наваливались на нее, и приложил к ее больному плечу полотенце со снегом, чтоб избежать отечности.
  - Ну как ты? Не сильно больно? - вопрошали все, переживая за нее.
  - Хм, вы знаете, теперь и вправду, немного легче. Болит, конечно, но даже уже чувствую, что меньше. Спасибо, Андрей.
  - Ладно, на здоровье, - ответил он, и Лариса наконец-то искренне заулыбалась, хотя и было видно по глазам, что боль ей дает о себе знать.
  Когда снег в полотенце серьезно стал таять, в теплом помещении, Андрей передал полотенце Лене, а сам наложил фиксирующую повязку на больное плечо.
  - Ходить тебе пока не советую, ты сейчас явно слаба. Посиди лучше в кресле, пока не отойдешь, - посоветовал Андрей Ларисе.
  - Да, ты прав, я сейчас, как разбитое корыто. Лучше посижу.
  Девушка оперлась на здоровую руку, и откинула голову на спинку кресла.
  - Ладно, ладно, давайте оставим их наедине, - обратилась Лена ко всем, намекая на Ларису и Игоря.
  - А можно чайку? - спросила Лариса у Лены.
  - Да, конечно, сейчас сделаем, - с улыбкой ответила она, и потрепала подругу по голове.
  - Спасибо.
  Было видно, что девушка потихоньку приходит в себя.
  
   Глава четырнадцатая.
   Потеря связи.
  
  Ребята сидели на кухне, обсуждая случившееся.
  - До сих пор не могу прийти в себя, - говорила Лена. - У меня до сих пор стоит перед глазами картина, как она перелетает через балкон. Кажется вот - только с ней разговаривала, и ты видишь только ее ноги. Ой, как она потом в снегу лежала, с вывихнутым плечом, и головой вниз, б-ррр, - передернулась она, - аж не по себе.
  - М-да, угораздило ж их обоих, - вздохнула Татьяна.
  - Слушайте, а и в правду, - поддержал Сергей, - это ж они теперь оба недееспособные.
  - А ведь точно, - согласилась Лена. - Лариска-то теперь и в самом деле не в состоянии будет особо присматривать за Игорем. Надо будет за ними какое-то шефство взять, что ли.
  - Да, - одобрил Андрей, - хорошая идея. Кому-то из нас надо будет слегка присмотреть за ними. Помочь там, если надо чем, не знаю. Может, по очереди будем, по графику, так сказать.
  - Я могу присмотреть за ними, - предложила неожиданную помощь в виде себя Ольга.
  - Что? - не сразу сообразил Андрей, размышления которого прервали.
  - Я могу помочь им, если что надо. Я тут все равно одна, - окинула она взглядом парочки, отчего им слегка стало даже как-то неловко. - Ну, посудите сами - вы все заняты друг другом, у вас тут лямуры-шурымуры, а я все равно одна скучаю. А так хоть будет чем заняться. Хоть кому-то буду полезной.
  - Спасибо, сестренка, - неловко, словно, виновато, поблагодарила ее Лена. - Это будет хорошее дело, ты и вправду всех нас выручишь.
  - Молодец, Олька, - весело хлопнул ее по плечу Андрей. - Вот, всегда знал, что ты хороший человек.
  - Да ладно, чего там. Мне не трудно, - слегка смущенно ответила она.
  А Лена тем временем под столом наступила на ногу Андрею, специально. Тот, хоть и хотел что-то еще высказать, но сдержал себя, все понял, и замолчал.
  - Слушайте, - вспомнила Лена, - а Лариса же собиралась позвонить родителям Игоря.
  - Зачем? - спросила у нее Татьяна.
  - Ну, поставить их в известность, что он заболел, мало ли что, может они захотят его забрать.
  - И?
  - Ну вот - и. Вывих плеча. Это ж она телефон через балкон выронила, попыталась его словить, и кувырнулась, вслед за ним.
  - Блин, понятно. Я-то думаю, как это ее угораздило навернуться с балкона.
  - Ну вот, а теперь-то, похоже, придется звонить им обоим - еще и родителям Лариски.
  - Да, отдохнули, - вздохнула Татьяна.
  - Да, ладно, все нормально, - успокоил Андрей. - Никто не при смерти, все могут восстановиться и здесь.
  - Да, но их родителям все равно лучше позвонить, хотя бы, чтоб поставить в известность.
  - Ну, вообще-то, наверное, да, стоит. Только надо как-то поделикатнее, а то сама понимаешь, сами себе там понарисовывают страшных картин. Сама понимаешь, родители все-таки.
  - Ну, с этим-то, я думаю, как-нибудь справлюсь. Неприятно конечно, не хотелось бы дурные вести доставлять.
  - Ну, хочешь, я позвоню, поговорю.
  - Да ладно, что я, маленькая, что ли. Сама как-нибудь справлюсь.
  Лена уверенно достала трубку, сделала вдох поглубже, на несколько се-кунд призадумалась о том, что будет говорить. Она отыскала в телефонном списке для начала номер мамы Ларисы, которая была старой подругой с ее мамой. Нажала кнопку вызова и поднесла трубку к уху.
  - Так, всем тихо, - скомандовала ребятам.
  Все молча на нее уставились, и принялись ждать.
  Неожиданно для всех лицо ее сделалось недоуменным. Она отнесла мо-бильник от уха, взглянула на него, и снова поднесла к уху. Затем недовольно убрала его вновь. Через динамик всем была слышна речь оператора. Было понятно, что телефон не ловит связь. Лена взглянула на дисплей.
  - Ни одной антенки, что за ерунда?! - слегка выругалась она, крутя телефоном по сторонам, и безуспешно ища сигнал. - Дай-ка свой, попробую, - обратилась она к Андрею, помахивая рукой.
  Андрей вытянул из кармана свой телефон и протянул ей.
  - Да что за ерунда, - опять недовольно выругалась она, - тоже самое, пусто. Гляньте-ка, а у вас, - обратилась она к ребятам.
  Все тревожно потянулись за своими мобильниками.
  - У меня по нулям, - вглядываясь в свой дисплей, сказал Сергей.
  - И у меня, - произнесла Татьяна.
  - И у меня ничего не ловит, - так же огорченно сказала Ольга, пожимая плечами. - Может, стены сигнал не пропускают?
  - Наверное, надеюсь на это. Ладно, попробую с улицы, не может быть, чтоб не брало, - встала Лена из-за стола, и направилась к выходу. - Хотя, с другой стороны, и Лариса, даже с балкона, не могла дозвониться. Но я же папе звонила.
  - Подожди, я с тобой, - вскочил из-за стола Андрей, и быстро зашагал вслед за ней.
  Девушка засунула ноги в сапоги, и, наспех накинув дубленку, вышла на крыльцо. Она подняла телефон к верху, и взглянула на дисплей. Затем недовольно опустила руку, и пошла во двор перед домом.
  - Да что ты будешь делать, - недовольно ворчала она. - Я же на днях созванивалась с отцом, все было нормально.
  Лена быстрыми шагами расхаживала по двору, из стороны в сторону, вертя телефон в руке, и вглядываясь в окошко дисплея, но аппарат предательски ничего не ловил.
  - Ну что, ничего? - поинтересовался Андрей, хотя и сам догадывался, какой будет ответ.
  - Да как в подвале. Не могу поверить.
  - Слушай, а может, я с балкона попробую?
  - Ну, уж нет! Я тебя туда не пущу. Хватит мне уже одной с вывихом. Тебе вправлять будет некому, больше никто не умеет. Я бы его вообще заколотила, чтоб никто не открывал.
  - Ну да. Если там на полу плитка, лучше зимой на него не соваться.
  - Вот и я про то же. Ладно, будем надеяться, что больше ничего не с кем не случится, - отчаянно махнула она рукой с зажатым в ней телефоном, и направилась обратно в дом.
  Они оба вошли в дом, где их уже ждали остальные.
  - Ну что, дозвонились? - с неподдельным интересом спросили их.
  - А, - махнула, с досадой, рукой Лена. - Бесполезно.
  - Что вообще-вообще? - не могла поверить в такое Татьяна.
  - По нулям.
  - Блин, и что теперь будем делать?
  - Что-что, отдыхать, наслаждаться природой, как и раньше.
  - Надеюсь, забрать нас во время не забудут?
  - Ну, еды и медикаментов у нас хватает, зверья в лесу тоже. До весны дотянем, - пошутил Андрей. - А там, снег растает, как-нибудь, куда-нибудь, да выберемся. Не пропадем.
  - Ну да, успокоил. Ладно, я серьезно.
  - Андрей, ну что ты, в самом дел? - пожурила его Лена. - Не переживайте, если папа сказал, значит заберут нас в срок, чтобы не случилось, - успокоила всех хозяйка дома.
  - Ладно, что-то у меня от всего этого аппетит разыгрался, - перевел разговор в другое русло Андрей, поглаживая живот. - Девчонки, сделайте-ка лучше чего поесть, а то, сколько можно мужиков чаями поить.
  - И вправду, девушки, - поддержал Сергей, - вы нас не покормите?
  Девушки между собой, улыбаясь, переглянулись.
  - Так уж и быть, сейчас что-нибудь придумаем.
  Девушки направились на кухню. Тут Лена заметила, что Игорь с Леной до сих пор сидят возле камина.
  - Так, а что это наши больные до сих пор не в постелях?! - в шутку и с легким укором обратилась она к ним. - Ладно, она с плечом, - указала она взглядом на Ларису, - а ты, с температурой. А ну-ка, марш в комнату.
  - Но мне уже чуть легче, - начал было оправдываться Игорь.
  - Ага, сейчас чуть легче, потом чуть хуже, а мне за них потом отвечай. Давайте, встаем, и марш в палату, - шутя, скомандовала она.
  - А..., - попыталась что-то спросить Лариса.
  - Мы за вас все сделаем, не переживайте, - перебила ее Лена на полуслове. - Теперь Оля ваша личная..., - призадумалась на пару секунд она, понимая, что сказав слово 'сиделка', она может слегка задеть благородные чувства Оли, - медсестра! - подыскала она более мягкое слово.
  - Да, - подтвердила Оля, - если что надо, только скажите. Я буду вас время от времени проведывать. Теперь я ваша сестра милосердия, можете меня и так называть, - пошутила девушка.
  - Ой, ну спасибо, - засмущалась Лариса, - не стоило.
  - Да ладно, мне все равно здесь больше нечем заняться.
  - А я не против, - ехидно сострил Игорь.
  - Иди уже, - шутя, чуть слегка толкнула его в бок, здоровой рукой, Лариса.
  - Шучу, шучу.
  - Еду, как будет готово, я вам принесу, - не обращая внимания на шутки, сказала Оля.
  - Мне уже нравится болеть, - не унимался Игорь.
   - Я сейчас не посмотрю, что у меня рука болит, у меня еще и ноги есть, - в шутку пригрозила ему его девушка.
  - Все, молчу-молчу.
  И Игорь с Ларисой отправились в свою комнату, а девушки на кухню, готовить есть.
  - Смотри, - весело обратилась Лена к сестре, - а то Лариса своего Игоря еще к тебе приревнует.
  - Ну, теперь она мне не конкурент, - отшутилась Оля, и все с нее по-дружески рассмеялись.
  
   Глава пятнадцатая.
   Галлюцинации Сергея.
  
  Все разошлись, возле камина остались лишь Андрей с Сергеем. Поначалу они хотели усесться в кресла возле камина, но недавние воспоминания их окатили как кипятком. Они резко одернулись от этой мысли, и многозначительно и понимающе переглянулись друг с другом.
  - Давай их лучше отодвинем, - предусмотрительно предложил Андрей.
  - Я только за, - не возражая, поддержал приятель.
  Ребята схватились за кресла. Андрей просто толкнул его с места, оно было на колёсиках, а Сергей захотел свое перенести. Он нагнулся приподнять его, но кресло оказалось не таким легким, как он предположил. От веса кровь резко слегка хлынула к его мозгу, и он, пыхнув, отвернул голову в сторону, выдыхая воздух. Он повернул голову в сторону, и неожиданно выронил кресло, слегка оторванное от пола, и сам чуть не полетел на него.
  - Что с тобой? - с волнением в голосе, завидев это, вопросил Андрей.
  Сергей только недоуменно стоял, протирая глаза, словно только что увидев приведение. Хотя, скорее всего так и было. Он готов был поклясться, что, как только он повернул голову, он отчетливо увидал в дверном проеме страшного оборванного мужика с вилами наперевес, которые, кажется, были в крови, или что-то вроде этого. Но, как только он выронил кресло, моргнув глазами, все вмиг исчезло. Сергей с силой сжал виски руками, и тряхнул головой.
  - Да что такое? С тобой все в порядке? - уже не на шутку стал волноваться Андрей.
  - Да, все. Кажется, - сбивчиво отвечал парень. - Похоже, кровь в башку ударила, померещилось что-то, - а сам тем временем не сводил глаз с дверей, не поворачивая головы.
  - Что?
  - Да так, ладно, не будем.
  - Хм, ну ладно, давай, - с некоторым недоверием и непониманием, согласился Андрей.
  Парни оттащили кресла, поставив их вдоль стены, рядом с диваном, и сами плюхнулись в них. Андрей боковым зрением приглядывал за приятелем, который, в свою очередь, не отводил взгляда от дверей. Сергей сильно зажмурил глаза, протерев их кулаками, словно они болели, глянул последний раз в сторону дверей, и, наконец, успокоился.
  - И привидится ж такое, - молча подумал он про себя.
  - Ребята, все готово, - прервал его мрачные размышления голос Лены с кухни. - Мойте руки, и идите за стол.
  - Замечательно! - восторженно произнес Андрей, хлопнув в ладоши, и потирая их. - Готов съесть все что угодно.
  Он первым встал с кресла, и, похлопав по плечу Сергея, позвал его за собой.
  - Да, да, иду, - как-то невнятно проговорил Сергей.
  - Что-то ты так, безрадостно? Ты что не голоден? Смотри, а то я и за тебя могу съесть, - подначивал его Андрей.
  - Ага, сейчас, так я тебя и дал, - наконец-то чуть выдавил из себя улыбку Сергей.
  Он встал, и проследовал за другом к умывальнику, тяжело перебирая ногами, словно те налились свинцом.
  Андрей наспех помыл руки, и уступил место Сергею. Перед умывальником висело достаточно большое зеркало. Достаточное, чтоб разглядеть себя по пояс. Парень протянул руку за мылом, и глянул на себя в зеркало. И, неожиданно, он оторопел на пару секунд, словно потерял ориентацию в пространстве. Он застыл в такой позе с вытянутой за мылом рукой, и не шелохнулся. Глаза Сергея расширились, и, вглядывались в зеркало, не понимая, что происходит. В отражении все было так, как есть в ванной комнате, только с полной противоположностью до наоборот - если с этой стороны зеркала он тя-нулся за мылом правой рукой, то с той стороны зазеркалья, отражалось, будто он тянется левой. Или.... Или, скорее тот, кто был там, тянется тоже правой рукой. То же самое было и со всеми предметами, там, в зазеркалье. Все было так, будто это было не отраженье, а это комнату взяли, и развернули на 190 градусов! Но это же бред, это невозможно!
  - Эй, Андрей, смотри, - тихо и неуверенно подозвал он приятеля, боясь пошевелиться.
  Единственное, на что у него в тот момент хватило сил и смелости, это повернуть голову в сторону Андрея, чтоб подозвать его взглянуть на это странное зрелище. Андрей молча подошел и взглянул в зеркало.
  - Что? - не понимая спросил он.
  Сергей, вновь ничего не понимая, уставился в зеркало. На сей раз, к его удивлению, все было нормально, как и должно быть в самом обычном и нормальном отражении.
  - Но...там...только что..., - сбиваясь, и путаясь, что-то пытался объяснить он. - Но я же только что сам видел.
  - Видел что?
  - Отражение. Оно было....
  - Эй, приятель, ты меня пугаешь.
  - Да нет, честно же. Я же сам видел. Нет, ну бред какой-то.
  - Да, иначе не скажешь.
  - П-фф, - не находя больше слов, произнес Сергей.
  - Серега, мой тебе совет - ложись сегодня спать пораньше.
  - Да, наверное.
  - Ладно, идем есть, пока не остыло. А то девчонки уже заждались, наверное. Пошли мыть руки и пропали.
  - Да, да, конечно.
  - Эй, - хлопнул Андрей его по плечу, чтоб тот быстрее пришел в норму, - ты вообще как, в порядке?
  - Да. Все нормально, идем. Наверное, и вправду, просто не выспался.
  - Хм, ну ладно. Странный ты какой-то сегодня.
  - Да нет, правда, все в норме. Пошли.
  Андрей еще раз оглянул приятеля слегка озадаченным взглядом, и пошел. А Сергей включил струю холодной воды, ополоснул лицо, чтоб быстрее прийти в себя. Затем еще раз внимательно взглянул в зеркало. Кажется, все было нормально. Похоже, и вправду привиделось. Даже если б и не привиделось, в это даже и самому с трудом верилось. Тяжело поверить в то, чего не может быть, что не укладывается в нашем закрепощенном, общепринятыми законами мироздания, сознании, даже если ты что-то невероятное и необъяснимое увидел своими глазами. Просто наш мозг будет этому противиться, доказывая тебе, что этого не было.
  Так и Сергей, постарался убедить себя, что это ему показалось. Он просто вытер лицо, и пошел ко всем, уверяя и убеждая себя в противоположном увиденному.
  Когда он вошел на кухню, все уже сидели за столом, ждали лишь его. Парень молча прошел и сел на свое место, рядом с Татьяной, даже не пожелав никому приятного аппетита. В лице его читались потерянность и некая отстраненность от всего происходящего. Его девушка не могла этого не заметить.
  - Ты в порядке? На тебе лица нет, - с долей обеспокоенности в голосе поинтересовалась Татьяна.
  В ответ парень только утвердительно кивнул головой. Девушка не совсем поверила этому, недоверчиво поведя губами, но не стала донимать своего парня расспросами, тем более при всех, а лишь потрепала своими нежными пальцами его волосы и налила ему в стакан сока, запивать еду.
  Сергей взял в руки ложку и стал перебирать еду в тарелки, отрешенно глядя на нее. По его притупленному взгляду казалось, что он даже и не видит, что в тарелке лежит, словно его затуманенный взгляд даже и не доходил до блюда, рассматривая лишь пространство воздуха над кушаньем. Он так пару раз черпанул ложкой, и отложил ее. Затем взял стакан и отпил пару глотков сока, поставив стакан на место.
  - Слушай, ты часом не заболел у меня? - заволновалась Татьяна и потрогала его лоб рукой. - Лоб, вроде, нормальный.
  - Хм, да нет, все нормально, - тихо проговорил парень.
  - Поешь, может настроения и сил прибавится. Мы старались, специально для вас повкуснее готовили.
  - Да-да, - подтвердили Лена, - старались вам угодить.
  - Хм, спасибо, - одобрительно улыбнулся Сергей такой заботе, - это приятно.
  - Вот так-то лучше, а то сидишь, прямо лица на тебе нет, - пошутила Лена.
  Парень взял ложку, взглянул в тарелку, и черпнул ложкой. Неожиданно все услыхали, как дыхание его резко и громко участилось, его глаза расширились в ужасе и отвращении, а сам он как замер от шока, не в силах не пошевелиться, не произнести ни звука.
  Сергей смотрел в тарелку, и не верил своим глазам. Вместо еды, которую заботливо приготовили девушки, в его тарелке было отвратительное месиво из копошащихся мелких, но жирных, белых червей и опарышей. Он не только видел всю эту подвижную мерзость, но и слышал, как они копошились в его тарелке, с чваканьем и похрустываньем. Их было так много, что они даже вываливались из тарелки, плюхаясь на стол, ползли по его ложке.
  Позывы рвоты резко подступили к его горлу, и он закрыл рот рукой. В конце концов, он не выдержал, и, опрокинув на пол стул, рванул в туалет, благо тот находился неподалеку. В городских квартирах его раздражало, что туалеты проектируют рядом с кухней. Теперь это было его счастье, что он находился поблизости. Едва он откинул крышку унитаза, как рвотная масса вылетела из него, как под давлением. Он уже не мог больше себя сдерживать, это было просто ужасно.
  Ребята вначале с непониманием проводили его глазами. Сразу за ним бросилась лишь Татьяна. Затем прошло первоначальное оцепенение и остальных, и все направились вслед за ними. В туалет за бедным Сергеем вошла только Татьяна, остальные замерли возле дверей, понимая, что в этот неприятный момент парень не хотел бы, чтоб его рассматривали в такой ситуации. Да им и самим не очень-то приятно было видеть такое зрелище.
  Татьяна стояла над ним, и, желая ему помочь, и, одновременно, не зная чем. Парень беспомощно стоял над унитазом, опираясь рукой о стенку, и изрыгал и выплевывал рвотные массы.
  Наконец, через некоторое время, его мучения закончились, он постоял еще немного, отдышавшись, и боясь повторения рвоты, затем облегченно вздохнул, спустил воду и шагнул к умывальнику. Он помыл лицо, сполоснул рот, и ополоснулся холодной водой, приводя себя в чувства.
  - Сережа ты как? - тревожно спросила Таня, трепетно проводя рукой по его спине.
  - Фу, - выдохнул он, вытирая лицо, кажись, отлегло.
  - Приятель, ты съел чего-то не того, или что? - спросил его Андрей.
  - Съел? - неожиданно громко он ответил, выпучив глаза и сделав их большими. - О чем ты говоришь? Ты видел эту дрянь?
  - Ты о чем, дружище? - словно не понимая, о чем тот говорит, переспросил Андрей.
  - О чем? Полная тарелка этой мерзости, бр-р-р, - передернулся он, вспоминая, и, боясь, чтоб его при этом вновь не вырывало.
  - Сережа, о чем ты говоришь, какой мерзости? Мы так старались, - с легкой долей обиды в голосе произнесла Татьяна, полагая, что это он об их стряпне.
  - Старались? Ну, спасибо! - бросил он недовольно полотенце в умывальник. - Я не Биар Гриллс питаться всякими ползающими живыми червями, бр-р-р, - вновь передернуло его.
  - Да какими червями, что ты городишь?
  - Червями, опарышами, что там еще было?! Да что вы дурака из меня делаете? - не на шутку начала заводиться он.
  - Да мы и вправду не понимаем, о чем ты говоришь, - вступилась Лена. - Мы и вправду старались, готовили.
  - Не понимаете? Старались-готовили? А как тогда это назвать, - говорил он, пробираясь сквозь них, и проходя на кухню.
  Сергей быстрым шагом прошагал на кухню, и все, не понимая, что происходит, прошли за ним.
  - Это что?! - резко вошел он на кухню, и, не глядя на стол, махнул указательным пальцем в сторону в своей тарелки.
  Затем так же уверенно в своих действиях он повернул туда же свою голову, и недоуменно на несколько секунд замер.
  - Что, что за фигня? Вы, вы меня, что, разыгрываете? - сбиваясь, с вытаращенными от удивления глазами спросил он.
  Теперь в его тарелке лежала нормальная, аппетитная еда, без малейшего намека на какую-либо живность. Словно не веря своим глазам, он подошел к своей тарелке, перемешав еду в ней ложкой. Все было чисто, только еда. Он резко обернулся по сторонам, глянул в умывальник, в урну для мусора, затем заглянул в духовочный шкаф, непонятно для чего.
  - Ничего не понимаю, - наконец произнес он. - Поклянитесь, что вы меня не разыгрываете, - повернулся он ко всем.
  - Да клянемся же. Только объясни нам толком, в чем дело?
  - Да я сам готов поклясться, что видел в тарелке полную гору кишащих червей.
  - Червей? - опять удивились все.
  - Да, я же говорил, червей, опарышей, всякой гадости. Тьфу, до сих пор мутит.
  - Да ты что, зачем нам такое свинство тебе подлаживать?
  - Не знаю, бред какой-то, - устало плюхнулся он на стул, взявшись за голову руками.
  - Действительно, бред, - согласился Андрей. - Ты уверен, что тебе это не привиделось?
  - Привиделось? - задумавшись, переспросил он.
  - Ну да, иного объяснения я не нахожу.
  - Не знаю, может быть и привиделось. Знаешь, там, - хотел он было рассказать, что ему перед этим показалось в зеркале, но опомнился, боясь, чтоб не посчитали, что у него поехала крыша, и решил, что лучше все же промолчать.
  - Что?
  - Да так, ничего, не обращайте внимания.
  - Хм, странный ты какой-то сегодня. Смотри, не заболел ли ты часом?
  - Да нет, ладно, не волнуйтесь. Просто я сегодня пораньше лягу, думаю, высплюсь, и все пройдет.
  - Ну, хорошо ежели так. Таня, - обратился он к его подруге, - ты уж присмотри сегодня за ним.
  - Да уж, присмотрю. Лишним не будет.
  - Да говорю же вам, все нормально. Отосплюсь и приду в норму.
  - Будем надеяться. Ладно, давайте садиться за стол. Что, зря наши красавицы столько у плиты стояли? Кто еще хочет, конечно, - посмотрел он в сторону Сергея.
  Но Сергей тоже сел за стол. Его желудок был полностью опустошен и он был не прочь подкрепиться. Парень допил свой сок, попробовал, еще с некоторой опаской, на кончике ложки девичью стряпню, и, уже улыбнувшись, довольный произнес:
  - Хм, вкусно!
  Все облегченно дружно рассмеялись, и, постаравшись позабыть недавний инцидент, навалились на еду. Дальнейший день прошел без эксцессов, в полном спокойствии. Казалось, бредовые видения оставили Сергея в покое. Он сам себя уже начал убеждать в том, что ничего такого подобного не было, это лишь фантазии его воспаленного воображения. Вот только тогда он не думал, что спокойствие бывает признаком надвигающейся бури.
  
  
   Глава шестнадцатая.
   А был ли мальчик?
  
  Сегодня Сергей лег пораньше. Не то, чтобы он валился с ног от усталости, нет. Он просто полагал, что причина его видений - невыспанность после бурной новогодней ночи. Он счел необходимым дать отдых своему мозгу, который мог такими картинками показывать свой протест. Да, в конце концов, свежий лесной воздух, и расслабляющий жар камина, с его тихим потрескиванием дров, сами по себе могли любого непривыкшего горожанина склонить в дремоту.
  Приход Морфея не заставил себя долго ждать, и парень и не заметил, как погрузился в его царство. Сон наступил так быстро, что Сергей и не заметил, как его мысли сменились картинками. Но сон был настолько сумбурным, что он сам толком и не осознавал, что он видит. Сколько он проспал, путешествуя в своих сновидениях, трудно сказать. Хотя, наверное, долго. Сновидения были настолько расплывчатыми и непонятными.... Четкость мысли стала появляться только лишь тогда, когда что-то, или кто-то, разбудил его. Он, пусть и не сразу, но пробудился от того, что некто присел у его ног на кровать. Сергей ясно почувствовал, что кровать от этого слегка прогнулась, потревожив его покой. Поначалу, он было подумал, что это его Татьяна, больше было некому. Он хотел заснуть снова, но тот, кто был в его ногах, мало того, что не вставал, так еще и ерзал, как малое дитя, не сидя на месте. Сергей что-то невнятно промычал, выказывая свое недовольство. На некоторое время ерзанье, казалось бы, прекратилось. Но, только Сергей стал вновь засыпать, его покой вновь потревожили. На сей раз это уже было более навязчиво - его уже подергивали за одеяло, явно желая его пробуждения.
  - Ым-м-м, ну что там еще? - недовольно промямлил Сергей.
  Он неспешно протер глаза, и нехотя открыл их. Осознание увиденного не сразу дошло до него. Лишь только тогда, когда его глаза стали различать очертания окружающего в полусумраке комнаты, озаряемой свинцовым светом зимней луны, сквозь окно, не завешенное шторами.
  На кровати, у его ног, сидела чья-то детская фигура. Явно не его Татьяны, или кого-либо из тех, кто мог присутствовать сейчас в доме, а тем более в этой комнате. Его сознание резко прояснилось, будто его ударили током, а сон как рукой сняло.
  - Что за наваждение? Это же ребенок! Откуда ему тут взяться? - молча и невпопад, прокручивал Сергей в голове метущиеся мысли.
  Он уставился на детский силуэт, вглядываясь в него, напрягая глаза, так, что колотило в висках, и не верил тому, что видел перед собой. Голова того, кто сидел перед ним, была опущена, и он заметил, что из нее что-то торчит.
  - Нос? - прокручивал он мысли у себя в голове. Нет, бред. Такой длинный. Может карандаш, торчащий за ухом. Да, скорее всего, - убеждал он сам себя. - Толстый длинный карандаш. Ребенок, наверное, что-то рисовал, или писал, и потом засунул карандаш себе за ухо. Стоп! А откуда он здесь вообще взялся?
  Мальчик тяжело дышал, что было видно по его подымающимся плечам, и по-прежнему держал руку на его одеяле.
  - Эй! - тихо одернул голосом незнакомца Сергей. - Тебе чего? Ты кто? Откуда здесь? - спрашивал он парнишку, сам не зная, что же больше он хочет услышать - чего надо мальчишке, или кто он такой?
  Парень глубоко вздохнул, словно собираясь с ответом, и поднял голову в сторону Сергея. Теперь, его не то, что просто ударило током, теперь, будто к его голове, прямо к вискам, поднесли оголенные провода. Это зрелище было настолько впечатляющее и неожиданное, что он не знал кричать ему, или бежать. Но он не мог ни того ни другого, так как его просто парализовало от увиденного. Теперь он отчетливо различал, что это за предмет торчал, и это явно не большой карандаш за ухом. У парня прямо из глазного яблока торчал воткнутый в голову штык от винтовки. А из места, где раньше был глаз, по лицу были запекшиеся следы ручейков крови. И штык этот шевелился в такт здоровому глазу.
  - Давай поиграем, - одернул его мальчик за одеяло.
  И враз горло Сергея словно прочистили.
  - А-а-ааа! А-а-аааа! - что было мочи, заорал он в ужасе.
   А мальчик лишь поднес палец ко рту, прося его замолчать, глядя на него не то безжизненно стеклянным, не то живым, одним единственным глазом.
  - Тс-с-с, - холодно произнес мальчик, прося его замолчать. - Ну, пожалуйста, давай поиграем, - продолжал он дергать Сергея за одеяло.
  В ответ парень закричал еще громче. От крика Татьяну подбросило, словно взрывной волной. Она вмиг проснулась, и подскочила к своему парню.
  - Что с тобой, Серей?! - принялась тормошить она своего парня. - Да проснись же ты, что с тобой?!
  Парень, не переставая кричать, открыл глаза, обезумевшие от страха, подскочил, прибившись к спинке кровати, и забрыкал ногами, словно что-то стряхивая с них, или от кого-то обиваясь.
  - Да что с тобой? Ты меня пугаешь!
  Голос Татьяны понемногу приводил парня в чувства, и он начинал понимать, что что-то здесь не так. То ли это жуткий сон, то ли еще что. Но в сон он никак по-прежнему не мог поверить. Сергей прыжком вскочил с кровати и бросился к окну, не отворачиваясь при этом от кровати, что бы ничего не упустить из виду. Резким движением руки он одернул шторы, и утренний свет осветил всю комнату. На кровати, кроме его испуганно удивленной девушки, явно никого больше не было, и он упал на четвереньки, заглядывая под кровать. Но и там так же никого не было.
  - Да объяснишь же ты, наконец, что с тобой происходит? - допытливо спрашивала Татьяна, которую это все больше и больше начинало пугать. - Тебе приснилось что, или в чем дело?
  - Ты не поверишь, - заговорил наконец-то Сергей, - но готов поклясться, что только что видел какого-то мальчишку.
  - Мальчишку? Здесь? Ты ничего не путаешь?
  - Да, именно мальчишку. Я же говорю тебе - я готов даже поклясться.
  - Какого еще мальчишку, ты в своем уме? Откуда ему здесь взяться?
  - Да точно тебе говорю.
  - Слушай, ты ничего не приснил?
  - Я его видел так же отчетливо, как и тебя. У него еще что-то торчало из головы, похоже на старый штык от винтовки.
  - Это у тебя что-то из головы, должно быть, торчит, раз ты несешь такой бред. Нет здесь никакого мальчишки. Проснись же, я тебе говорю, и приди в себя. Иди лучше холодной водой ополоснись - быстрее проснешься. Слушай, давай я тебе лучше пойду горячего чая сделаю, а еще даже лучше - крепкого кофе. Это точно тебя приведет в чувство. А то, мало того, что меня напугал, так еще и продолжаешь нести какие-то глупости. Ну, сам подумай - откуда здесь, в этой глуши, да еще и посреди зимы кому-то взяться? Да еще и какому-то мальчонке, одному?
  Но Татьяна, похоже, уже разговаривала сама с собой. Парень ее уже точно не слышал. Весь его взор, как и целиком его мысли, были полностью прикованы только в одно место - туда, где, как он точно был уверен, пять минут назад сидел тот самый странный мальчик. В том самом месте, на кровати, была вмятина, как будто если бы и в самом деле там, только недавно, кто-то сидел, и, судя по размерам - скорее всего именно ребенок.
  Выражение лица Сергея медленно стало меняться, постепенно пугливо и удивленно вытягиваясь, а глаза и зрачки становились все больше и выразительнее. С таким, не на шутку перепуганным лицом, будто увидел привидение, он поднял слегка трясущуюся от волнения руку, и указал на вмятину указательным пальцем. Затем тихо, будто боясь кого-то спугнуть или потревожить, произнес:
  - Смотри, я же говорил.
  - К-куда? - слегка испуганно спросила девушка.
  Вместо ответа парень быстрыми шагами приблизился к кровати, поднося ладони к указанному месту.
  - Смотри, ты видишь это?
  - Что это?
  - Да вот же - вмятина, как будто здесь только что кто-то сидел. Теперь-то ты мне веришь? - и он поднял голову, вглядываясь в ее глаза, пытаясь доказать свою правоту, что это был не сон, и он не сошел с ума.
  - Странно. Действительно, похоже, как будто здесь кто-то сидел.
  - А я про что тебе говорю? Я же не стану такое выдумывать.
   - Слушай, мне страшно.
  - Я бы сам хотел надеяться, что это все мне только кажется.
  Сергей провел ладонью по примятому месту, сделал удивленный взгляд, и остановил руку в одном месте. Затем ощупал ладонью рядом, затем еще.
  - Странно, - загадочно констатировал он.
  - Что странно? Что еще?
  - Не тепло. Понимаешь, когда человек посидит какое-то время на одном месте, это место от него должно оставаться какое-то время теплым. А тут я этого не чувствую. Совсем не чувствую. На ощупь так же, как и рядом. Хм, странно, - повторился он.
  - Так может, ничего и не было?
  - Не знаю, не знаю. Но ты же сама видишь - это место, отчетливо видно, что примято так, как будто здесь явно кто-то сидел. И именно там, где я видел мальчика.
  - Да. Но мало ли. Но ты тоже согласись - не мог же он просто вот так взять, и исчезнуть. Да и куда? Ты же не видел, как он выходил из комнаты?
  - Нет, не видел. Да и было бы хотя бы слышно, как двери хлопнули.
  - Ну вот, и я не видела и не слышала. Так может, тебе все же привиделось что в темноте, или вообще приснилось?
  - Может быть, может быть. Хотелось бы верить. Да, но вмятина?
  - Да что ты привязался к этой вмятине? Мало ли. Тем более, что ты сам сказал - она даже не теплая.
  - Пф-ф-ф, - пыхтя от волнений, раздумий и переживаний, протер он лицо рукой. - Ладно, будем считать, что это все мне просто приснилось.
  Парень оперся рукой о кровать, и сел на нее.
  - Ну вот, так-то лучше, - одобрила такое принятие решения его девушка, и, взяв его рукой за плечо, уложила его рядом с собой, прижимая его к себе и гладя рукой по голове, успокаивая своего взволнованного парня.
  Некоторое время они так и лежали молча, глядя в потолок. Татьяна молчала, потому что боялась сказать что-нибудь лишнее, что б не растревожить лишний раз напряженную психику своего парня. А Сергей молча переосмысливал произошедшее, пытаясь осознать, что же это все-таки было - сон, игра воображения, или, тьфу-тьфу - жуткая реальность. Последнее он старался силой вытеснить из головы, перевешивая логические объяснения над - верить или не верить своим глазам. Здравый смысл ему подсказывал, что в такое верить - это полный бред, а его внутреннее сознание никак не могло стереть жуткую картинку из памяти. В конце концов, здравая логика взяла верх, и он повернулся лицом к своей девушке и заговорил:
  - Ладно, давай потихоньку подыматься. Уже, наверное, все проснулись, только мы лежим. Думаю, прогуляюсь на свежем воздухе по лесу, после завтрака, мне полегчает, и все станет на свои места.
  - Да, наверняка. Свежий зимний лесной воздух, в любом случае - всегда на пользу.
  Они встали, оделись, и вышли ко всем. Лена с Олей уже во всю что-то стряпали на кухне, и запах, доносящийся с кухни, пробуждал аппетит, и моментом заставлял забыть обо всем другом.
  - Ой, - как бы виновато произнесла Татьяна, - девчата уже вовсю готовят, а я только встала. Пойду им помогу.
  - Давай, иди, - согласился Сергей, а сам пошел к Андрею, который сидел в холле на диване, недалеко от камина.
  - Привет, - поздоровался он с Андреем.
  - Привет. Как спалось?
  - Да..., - махнул он рукой.
  - Что, приснилось что?
  - Да что-то вроде того.
  - Хм, я слышал.
  - Что, правда? Неужели я так сильно кричал?
  - Ну, не так, чтоб очень слышно, но.... Я, поначалу, было даже подумал, что вы с Таней ссоритесь.
  - Да нет, с чего нам? Блин. А что, и Лена слышала?
  - Нет, думаю, нет. Они что-то сегодня встали ни свет, ни заря. С утра посудой на кухне гремят. Им же надо теперь еще и за Ларисой с Игорем присматривать.
  - Кстати, как они там?
  - Ну, Игорь, вроде как, потихоньку идет на поправку, температура помаленьку начала спадать, а вот Ларисе придется с рукой немного помучаться.
  - Что, так серьезно повредила?
  - Ну, с такой высоты могло было быть и хуже. Хорошо, что снег все смягчил. До свадьбы заживет. Еще пару дней плечо поноет, а к возвращению, думаю, уже более-менее будет нормально.
  - Хоть это хорошо.
  - Пожалуй. Жаль только, что приехали оба отдыхать, а оказались вдвоем на больничной койке.
  - Как это там говорится? Любить в горе и в радости, в здравии и в болезни?
  - Ха-ха, сейчас точнее и не скажешь. Ничего, пускай и позаботиться друг о друге поучаться, тоже полезно.
  - Тоже верно. Во всем надо искать положительные стороны.
  - Слушай, а ты заметил...
  - Что?
  - Запаха гари больше не чувствуется.
  - Ну да, наконец-то, - согласился Сергей. - Кроме ароматов завтрака с кухни, от которых я уже хочу есть, больше ничем не пахнет. А то меня этот паленый запах тоже напрягал. Как будто тухлятину на костре подпалили.
  - Ага, вроде того. Похоже, дело и впрямь было в дымоходе.
  - Да, столько копоти мне еще видеть не доводилось. Как будто с Октябрьской революции никто не чистил.
  - Это точно. Даже странно.
  В этот момент с кухни вышла Лена и позвала Андрея.
  - Андрей, иди, помоги Оле занести завтрак нашим больным.
  Парень поднялся и пошел на кухню.
  - Как они спустятся, - обратилась она уже к Сергею, - подходи тоже, уже почти все готово, накрываем.
  - Ага.
  Оля с Андреем быстро занесли наверх завтрак, и направились на кухню. Сергей проследовал вслед за ними. Все расселись вокруг стола и принялись за трапезу. Здесь даже еда приобретала другой вкус. Как-то душевнее, что-ли. За едой все, если не разговаривали, то хотя бы перекидывались парой-тройкой фраз, даже Оля как-то поддерживала разговор. И лишь только Сергей молчал, и не отрывал лица от своей тарелки, как будто все эти разговоры его вообще не касались, или здесь были абсолютно не знакомые ему люди. Лена, в конце концов, обратила на это внимание.
  - Сергей, а что это ты, как воды в рот набравши? Уж не заболел ли и ты? Ты смотри у меня, не вздумай!
  - Да нет, что ты. Даже и в мыслях не было. Здоров, как конь, - попытался отшутиться он в ответ, но вышло как-то неказисто.
  - Так а что тогда? Стряпней нашей не угодили?
  - Да нет, что вы. Все приготовлено великолепно. Честно, очень вкусно, молодцы, спасибо.
  - Тогда в чём дело? С Таней, что-ли, поссорились?
  - Ну ты скажешь, - вступилась Татьяна, - с чего это нам?
  - Да что ты к нему прицепилась? - упрекнул свою девушку Андрей. - А хотя, я, кажется, догадываюсь, - предположил он.
  - Что? - полюбопытствовала Лена.
  - Это, наверное, все те кошмары, что тебе приснились? Выкинь их из го-ловы, приятель, это всего лишь сон.
  Татьяна удивленно посмотрела на Андрея, откуда это он так быстро узнал про сегодняшний случай, а Лену любопытство взяло верх над воспитанностью.
  - Какие еще кошмары? - не удержалась она. - Что это тебе там такого приснилось, что так на тебя подействовало?
  - Да так, глупости.
  - А все же? Да ладно, не стесняйся, рассказывай, все свои. Мне самой тут недавно такое приснилось, что просто жуть.
  - Да ну, зачем вам это?
  - А все же?
  - Да мальчишка какой-то приснился.
  - М-мальчишка? - чуть заикаясь, переспросила Лена, и все заметили, как ее лицо слегка побледнело.
  - Мальчишка. Только не просто какой-то мальчик, а такой жуткий, и..., - на минуту приостановил свой рассказ Сергей, сглатывая слюну, глотая воздух, и подбирая слова, - в общем, с каким-то штыком из глаза, - и он показал на себе, как у того парнишки из глаза торчал штык.
  На последних его словах Лена со звоном выронила ложку на стол, от чего все испуганно подскочили, не ожидая такого. Ее лицо сделалось таким, как будто вместо Сергея она увидала привидение, или что-то такое, что может лишить дара речи. Она положила руку на грудь, и было видно, что дышит так тяжело, как будто ей не хватает воздуха, или прихватило сердце. Все смотрели на нее большими удивленными глазами, и не понимали, что происходит. Затем она встала, небрежно и со скрипом по полу отодвинув стул, подошла к столику возле умывальника, и, налив себе целый стакан холодной воды, залпом осушила его. И все видели, как при этом слегка дрожали ее руки, как будто она испытала легкий шок.
  Андрей первым вскочил с места, и, подойдя к своей девушке, обнял ее, скорее даже, как бы поддерживая ее.
  - С тобой все в порядке? - волнуясь, спросил парень.
  В ответ девушка только посмотрела в его глаза так, будто он должен был прочитать в ее глазах весь ответ. Затем она молча перевела взгляд на Сергея, и в ее глазах прочитался то ли легкий испуг, то ли легкий укор в его адрес. После чего она обернулась ко всем и произнесла.
  - Извините, не обращайте внимание. Простите, если я вас напугала.
  - Лен, ты как? С тобой все нормально?
  - Да, все в норме. Извините, я, пожалуй, пойду к себе прилягу. Не беспо-койтесь, у меня все нормально.
  - Тебе может принести чего?
  - Да, Оленька, сделай мне, пожалуйста, чаю.
  - Хорошо, как скажешь. Может, валерьянки принести?
  - Наверное, не знаю, - не уверенно ответила она, направляясь из кухни.
  Андрей поддерживал ее, чуть обнимая, и поддерживая под локоть. На выходе он перекинулся взглядом с Сергеем, пожав при этом плечами, и давая выражением своего лица понять, мол - 'сам не знаю, в чем дело'.
  Но, через секунду какая-то мысль у него проскользнула в голове. Он на мгновение вспомнил, как Лена после бурной новогодней ночи тоже что-то спросонья несла про какого-то там мальчика.
  - Да нет, бред какой-то, - тут же молча, про себя, прогнал он прочь эти несуразные мысли, потому что это было просто не логически - какое отношение сны Лены могли иметь к снам Сергея? Полный бред, да и только.
  
   Глава семнадцатая.
   За двумя зайцами погонишься...
  
  В тот момент, когда Сергей встретил на себе взгляд Лены, ему на время показалось, что он прочитал в ее взгляде все то, о чем она думала. Будто он уловил все ее мысли, слово в слово. И то, что он прочитал, наложило на его раздумья еще больший груз, будто подтвердило его самые страшные опасения, что что-то здесь неладное творится. Страшно себе признать, ну а все-таки - может это не сон был, может ему вовсе и не привиделось все это? Может, в этом доме и вправду что-то происходит? Все эти странные видения, запахи.
  - Нет, надо срочно на свежий воздух, - молча подумал он про себя. - А то у меня от всего этого точно скоро крышу сорвет. Если я уже потихоньку не схожу с ума.
  Сергей встал, погладил Татьяну по плечу, и тоже направился из кухни.
  - А ты куда? - спросила она.
  - Да пойду, свежего воздуха глотну. Что-то мне тоже слегка не по себе.
  - А с тобой все нормально?
  - А? Что? - переспросил он, словно не расслышав ее вопроса. - А, да, все нормально, спасибо, не волнуйся. Пойду просто по лесу прогуляюсь, а то как-то душно слегка. Схожу, свежим воздухом подышу, а то, что-то голова слегка с утра болит.
  - Может, вместе сходим, прогуляемся? Вот только мы с Олей сейчас приберемся тут, и сходим, да?
  - Да нет же, честно, все нормально. Я пойду один поброжу.
  - Ну ладно, смотри сам. Только далеко от дома чтоб не отходил, чтобы я не волновалась.
  - Хорошо, хорошо, - слегка даже заулыбался он от такой, можно сказать - материнской заботы. - Обещаю далеко в лес не заходить.
  - Ну, тогда иди, - успокоилась Татьяна, увидев, что ее парень наконец-то за утро выдавил из себя хоть что-то похожее на улыбку.
  Может, подумала она, ему сейчас и вправду лучше побыть некоторое время одному на свежем воздухе, может это хоть как-то приведет его в чувства.
  
  Сергей вышел в коридор, всунул ноги в ботинки, и нагнулся в пояснице их зашнуровывать. Он почувствовал, как от дверей потянуло легкое-легкое дуновение. Но он не придал этому никакого значения, посчитав, что это где-то со щели сквозит, и не обратил на это внимания.
  Завязав шнурки, Сергей почувствовал, как кровь прильнула к голове, из-за того, что он стоял согнувшись, и, затем, резко распрямился. От быстрого рывка головы, перед его глазами, как ему буквально на мгновение показалось, он увидел пугающую картину. Он вновь готов был поклясться, что сейчас точно кого-то видел. В пару метрах от него, прямо в дверях, стоял здоровый мужик с вилами в руках наперевес.
  Парень увидал его лишь на мгновение, и то, словно боковым зрением, но и этих пару секунд было достаточно, чтоб наспех окинуть его взглядом. Мужик был одет, как неряшливый крестьянин, или даже - батрак. Рубаха его была явно заношенная, грязная, и местам порванная. Кроме того, что мужик был сам по себе грязный, он еще и был весь перемазанный кровью, только этого времени не было достаточно, чтоб разглядеть, из его ран текла эта кровь, или он был просто ей перемазан. Но самыми страшными, даже угрожающими, показались даже не его заросшее окровавленное и злое лицо, а его вилы. Они тоже явно были в крови, и с их что-то омерзительное свисало, похожее на внутренности.
  Сергей в ужасе отпрянул мгновенно назад, и замахал в воздухе руками, едва не полетев пятой точкой на землю. Но, в ту же секунду, как он отпрыгнул, все это видение тут же исчезло, словно ничего и не было. Парень напряг глаза, вглядываясь в пространство, но на сей раз ничего, кроме двери перед его взором не было.
  - Привидится ж такое! - подумал он испуганно сам про себя.
  Свет в прихожей не был включен, ее освещал только свет из холла, и действительно, в слегка затемненном пространстве могло показаться что угодно. Что угодно, но такое?!
  Парень все же неуверенно шагнул, и включил выключатель, который на-ходился возле дверей. Затем он снял с вешалки дубленку и одел ее, натянул шапку и перчатки, при этом, не сводя глаз с двери. Уже одетый он несмело толкнул двери, весь напряженный, и готовый в случае чего сгруппироваться и отпрыгнуть, выключил выключатель, и осторожно выглянул во двор. Кажется, там никого не было. Он мысленно перекрестился, и, наконец-то, еще слегка робея, вышел во двор, и постарался тихо закрыть за собой дверь. Выйдя на крыльцо, он внимательно осмотрелся по сторонам. Не было и намека на чье-то присутствие. Для окончательной безопасности он осмотрел снег перед крыльцом, и, не найдя там свежих следов, окончательно успокоился, и уве-ренно шагнул во двор. Ему в лицо ударил лишь освежающий зимний воздух, приводящий его в чувство, и он мысленно про себя вновь повторился:
  - Блин, и привидится ж такое. Кому рассказать - не поверит. Нет, надо определенно пройтись по лесу, подышать свежим воздухом. Это должно привести в чувство.
  Сергей походил немного по двору, петляя, и подбрасывая ногой нападавший снег, и шагнул в лес, туда, где был просвет между деревьев, и, одновременно с тем, не так много снега, чтоб ноги в нем утопали. Он выбирал места, где поменьше снега, и, не спеша, продвигался в лес, стараясь идти как можно ровнее, чтоб дом всегда был аккурат за спиной. Хотя вернуться можно было, и, ориентируясь по своим следам.
  Вид деревьев, накрытых пушистыми белоснежными шапками, пьянящий аромат хвои, хруст снега под ногами - все это и вправду успокаивало. В такие редкие счастливые минуты не хочется думать ни о чем постороннем, забываясь обо всем на свете. Только ты, и белоснежная красота. Полное единение с природой. Только треск неуемной сороки, где-то вдалеке, на время нарушал холодную тишину. Да хруст снега под ногами.
  Белая россыпь снега изредка слетала с еловых лап, потревоженных его продвижением вглубь леса, который редко видел людей. Когда человек редкий гость в забытом всеми лесу, свободнее себя чувствует и зверь, которого в таком лесу меньше кому есть тревожить. Наверное поэтому у Сергея и были непонятные чувства, когда он увидел, пробираясь между деревьев, следы кого-то из зверей. Это были чувства скорее не удивления, а интереса, может быть, даже легкого азарта. Это явно были следы не собаки и не кошки, забредших в такую даль. Это было даже ясно ему - насквозь городскому обывателю. Может зайца? Да, скорее всего, похоже на то. Маленькие следы от лап попарно сменяли большие, с большим расстоянием между ними. Именно так и передвигается заяц, это даже Сергей знал, который до этого зайца видел разве что, только по телевизору. Заячья тропка уходила куда-то вглубь леса, и, главное - следы еще не были заметены, наверняка их владелец проскакал здесь недавно. Парень приподнял голову, рассматривая, куда уходят следы. Он поразмыслил несколько секунд и оглянулся назад, пытаясь сориентиро-ваться, напрасно рассматривая сквозь деревья, насколько он уже далеко от дома. И, не в силах справиться с любопытством, решил проследовать по следам, в надежде выследить ушастого.
  Следы извилистыми тропками уводили парня все дальше в лес, заманивая его все глубже в незнакомую лесную чащу. Но это его как-то вообще не волновало. В парне уже проснулся древний инстинкт добытчика и охотника. Хотя, увидь он этого зайца прямо сейчас, пусть даже в шаге от себя, он, и это почти однозначно, не знал бы, что дальше делать. И убить бы его не убил - нечем, и ловить бы не стал - зачем? Что делать с ним, если и словишь? Хотя попробуй-ка, слови косого голыми руками.
  Так, сам не осознавая зачем, парень просто следовал по следам, как следопыт, выискивая того, кто их оставил. Где-то впереди его послышался хруст. Сергей замер на время и предельно напряг слух, пытаясь даже почти не дышать. Его слух уловил еще что-то впереди, и парень пристально всмотрелся сквозь заснеженные еловые лапки. Его сердце забилось чаще, предчувствуя скорейшее приближение к своей цели, но, его глаза так и не смогли ничего рассмотреть сквозь лесные заросли. По звукам, раздающимся из разных мест, можно было предположить, что где-то недалеко от него не один заяц, а возможно, что даже два. Предчувствуя приближение цели, парень заметно ускорил свой шаг, на скором ходу только и успевая наотмашь раздвигать еловые ветви и уворачиваться от снега, падающего с них.
   Наконец сквозь заросли показался небольшой просвет. Впереди он рас-слышал хруст веток, и заметил, как что-то метнулось сквозь ветви. Резкий всплеск адреналина, от азарта охоты, затмил разум парня, и он, сломя голову бросился свозь лес в сторону просвета, предвкушая, как он вот-вот повстречается лицом к лицу з зайцем, а может и не с одним, и, очень даже возможно - изловит его. Он еще не знал как, но точно надеялся на это.
  Просвет сквозь деревья казался все ближе и ближе, и вот, парень наконец-то приблизился к нему, и буквально стремительно вылетел в него из лесной чащи. Это было подобно прыжку рыси, которая гонится за своей добычей. Прыжок из укрытия, прыжок из темноты на свет. Прыжок, и....
  Следующие мгновения он ничего не понимал, что с ним происходит. Он непременно должен был оказаться на просторной светлой поляне, на которой должна была быть его цель охоты, но, вместо этого, он падал куда-то вниз, и, сквозь пелену снега, лишь чувствовал, как время от времени по нему остро хлещут не то ветви, не то коряги деревьев. Чего-чего, а такого поворота событий он точно никак не мог ожидать. Тот просвет, который он принял за поляну, оказалось ничем иным, как глубоким обрывом, разделяющим лес на две части. И сейчас он летел в него на дикой скорости, не зная, что его ждет в конце. От пелены снега, подымаемой им, и от такой скорости, он вообще ничего не видел, все было сплошным крутящимся полотном перед глазами, от чего становилось еще страшнее, не зная где ты, и что тебя ждет. А ждала его еще большая неприятность. Там, внизу пропасти, валялось покрытое снегом свалившееся в пропасть дерево. Если б оно упало недавно, оно было бы хотя бы покрыто еловыми ветвями, что могло бы даже смягчить удар. А так, ветви на нем уже давно осыпались и пообламывались, опасно торча острыми сучьями в разные стороны, как у огромного ежа. И бедный парень летел на них, даже не видя стремительно приближающейся опасности.
  Только по некой счастливой случайности парень налетел на дерево вначале ногами, прочной подошвой ботинок. Падение пришлось на пару слегка уцелевших толстых веток, которые тут же переломались. Они-то и амортизировали падение, слегка смягчив его. Но затем парень полетел на ветви боком, прямо на острый торчащий сук. На везение удар пришелся вскользь по боку, не повредив ребер, но, порвав куртку, сук сильно разодрал его бок. И так, зацепившись курткой за сук, парень еще проехался лицом по сучьям, вовремя успев прикрыть глаза руками, но сильной кровавой ссадины на лбу ему избежать все же не удалось. Его еще по инерции крутануло, и он плюхнулся спиной на снег, слыша, как под его телом обломалось еще несколько сучьев.
  Некоторое время парень лежал, не двигаясь, пытаясь, то ли собраться с мыслями после пережитого шока, то ли пытаясь понять, где он, и что с ним. Щипал разодранный лоб, остро болело в боку, было непонятно, что с ногой, на которую пришелся первый удар при приземлении.
  Сергей глубоко и тяжело дышал, приходя в себя. Над его головой только предательски свисал обрыв и верхушки сосен, который теперь казались просто зловещими, словно холодно смеялись над ним. Парень понимал, что надо что-то делать, как-то выбираться из этой передряги, пока он не промок и не замерз в снегу, тогда будет еще хуже. Он, кряхтя от пронизывающей боли, попробовал перевернуться на бок, и, опершись на локти, попытался отползти от дерева, и стать на колени.
  Кровь со лба тут же потекла на глаза, неприятно застилая и согревая их, и парень взял жменю льда и протер рану. Затем откинул окровавленный снег и сменил его на чистый, просто приложив к ране, пытаясь холодом остановить кровотечение. Сергей приподнял голову, оценивая высоту, которую он пролетел.
  - Неслабо, - подумал он, молча про себя. - Как мне только теперь отсюда выбраться? Сдался ж мне этот заяц....
  Затем Сергей обернулся на противоположный обрыв. При повороте туловища его резко пронзила боль в боку еще от одной раны. До этого момента, лежа на холодном снегу, он ее особенно и не чувствовал, но сейчас, пошевелившись, рана резко дала знать о себе. Парень тут же схватился за больной бок. Затем он засунул руку под одежду и прикоснулся к месту раны. Рукой он тотчас почувствовал влажную горячую кровь.
  - Вот блин, угораздило ж, - выругался он.
  Он, кряхтя, боясь серьезно потревожить рану, плавным движением руки, постарался освободить место раны от одежды, которая уже насквозь была пропитана его кровью. Рана, может, и не была глубокой, но, тем не менее, достаточно серьезная, чтоб не принимать ее во внимание. Кровь тут же закапала, проваливаясь багряными каплями в снег. Парень взял жменю снега, сделал несколько глубоких вдохов-выдохов, и приложил снег к ране. От неприятного ощущения холода его тело слегка сжалось, но он понимал, что надо как-то промыть рану и как-то остановить кровь. Он несколько раз менял снег, который тут же становился насквозь красным, и, наконец-то, как ему показалось, рана начинала меньше кровоточить.
  Краем глаза он заметил, как что-то мелькнуло на противоположном обрыве. Он повернул голову, и заметил, почти на его краю, зайца. Наверняка, того самого, из-за которого он и бросился в этот просвет, будь он неладен. Заяц стоял на обрыве, и смотрел снизу вверх. Сергею казалось, будто наглый заяц теперь стоит и смеется над ним, незадачливым охотником. Сергея даже на время позабыл о ране, его просто зло разбирало от такой наглости.
  - Стоп! - резко подумал он. - А как это следы его на одном конце этой пропасти, или карьера, а сам он на другом? Не перелетел же он?
  И тут его раздумья прервал свалившийся на него, и возле него, сверху снег. Парень отряхнулся, и задрал голову вверх. Было видно, как снег комьями западал вдоль линии обрыва. Парню было ясно, что там, по краю пропасти, проскакал еще один заяц. Этот уже явно тот, по следам которого Сергей пробирался сквозь лес. Сергею ничего не оставалось, как только ругнуться ему вслед. Когда он повернулся, не было уже и первого зайца, словно тот испарился. Видать ускакал себе, как ни в чем не бывало. Парень только думал - попадись сейчас ему эти зайцы....
  
  Сергей присел на корточки, и достал телефон. Уже через полминуты он понял, что это абсолютно пустая затея, уж если телефон в доме не брал, то тут, в низине, и подавно. Разве что, только посмотреть сколько время. Был еще день, но учитывая, что он не знает, как еще отсюда выбраться, и что зимой темнеет рано, следовало торопиться.
  Парень постарался аккуратно, не спеша, без резких движений подняться, чтобы не потревожить рану. Он встал, но тут же был вынужден перенести вес на левую ногу. Похоже, при падении, от удара, правая нога слегка получила вывих или растяжение. Это уже было вообще ни кстати в данной ситуации. Парню даже захотелось заорать от такого поворота событий, но он все же взял себя в руки, и не стал проявлять свою слабость, что было сейчас очень важным. Надо было трезво рассуждать, главное - не впадать в панику в такой момент. Он окинул взглядом поваленное дерево, и его взгляд остановился на одной поломанной ветви. Она была достаточно прочной, и по высоте как раз подходила под крепкую трость. Парень нагнулся и поднял палку. Она оказалась как нельзя более кстати. Он попробовал сделать несколько шагов, что с новой тростью было значительно легче, хоть она слега и проваливалась в снег. К счастью, нога не была травмирована серьезно, было терпимо. Но ведь и путь предстоял неблизкий.
  Сергей отошел подальше от дерева, чтоб издалека посмотреть, в какую сторону будет проще выбираться. Слева отвес уменьшался, и его конец в той стороне заканчивался раньше. Парень принял решение, и направился выбираться отсюда.
  Кроме того, что он шел прихрамывая, ноги утопали в снегу. Было тяжело не только идти, но и дышать - с каждым вдохом чувствовалась рана на боку. Кроме того, холод проникал сквозь разорванную куртку. Низину продувал ветер, и не было возможности хоть как-то согреться. Ему нужно было поскорее взобраться обратно наверх, в лес. Среди деревьев хотя бы не так чувствовался холодный ветер. Из-за травмированной ноги он не мог прибавить ходу. Оставалось только идти и терпеть.
  Наконец-то, он, кое-как, опираясь на палку, добрел до конца обрыва и поднялся обратно к лесу. Теперь только оставалось найти место, откуда он свалился, а там, уже по следам, можно выбираться. Теперь, вся эта снежная красота, ему казалась не величественной, а скорее - убийственной.
  Парень старался держаться подальше от края обрыва, который, прикрытый снегом, мог быть весьма обманчивым и опасным. В любом месте под насыпью снега могла быть пустота, и можно было опять сорваться вниз. Лишь время от времени он осторожно подходил к краю, предварительно проверив его палкой, и смотрел вниз. Его ориентиром служило поваленное внизу дерево. Он шел к месту над ним, откуда он свалился, и по дереву было проще ориентироваться, узнать, сколько примерно еще идти. Он боялся пропустить это место, понимая, что не найди он его, можно еще долго блуждать по лесу, не зная выйдешь ты из этой глухомани, или нет. Поэтому он внимательно всматривался и в снег, ища свои следы.
  Вот, его взор, заметил заячьи следы. Видать, того самого, за которым он гнался, будь он не ладен. Значит, вероятно, он уже близко от своей цели. Еще через некоторое время его поиски увенчались успехом. Первым делом он заметил даже не свои следы, а именно то место, откуда он сорвался. Снег в этом месте был обломан и примят. Это нельзя было не увидеть, так явно бросалось в глаза.
  - Да, здорово же мне досталось, - подумал он, молча про себя. - Не хотел бы я вновь повторить такой полет.
  Сергей некоторое время постоял у того места, откуда он упал, осматривая его и проматывая в голове прошедшие события, тяжело вздохнул, и опустил свой взгляд на свои следы. Хорошо, что они были отчетливо видны, можно было уверенно по ним вернуться назад, и он повернулся от обрыва, и тронулся, ковыляя, в путь, домой.
  - Интересно, - размышлял он про себя, - хоть кто-нибудь заметил мое долгое отсутствие? Волнуется ли кто-то, что меня так долго нет? Сейчас было бы очень кстати, если б меня начали искать и вышли мне навстречу. Хоть бы помогли доковылять. Я бы от помощи сейчас не отказался.
  Трудно было возвращаться не только из-за ноги. Его следы сильно петляли между деревьев, особенно там, где он уже бежал за зайцем, не разбирая дороги. Сергей продвигался обратно достаточно медленно. Время от времени, когда он уставал, он опирался на ствол какого-нибудь дерева, и стоял так, набираясь сил. А затем, отдохнувши и переведя дух, продолжал свой путь.
  Парень продолжал продвигаться по своим следам, а неприятный, пронизывающий холодный озноб все сильнее пробирал его до костей. Да, деревья не пропускали ветра, который пронизывал его в той пропасти, но все больше и больше сказывалось то, что его изорванные одежды изрядно промокли, и этой сырости казалось намного холоднее, чем было на самом деле. Благо хоть, что раны перестали на этом холоде кровоточить, хотя еще и давали о себе знать болью в грудине, от чего он не мог глубоко вздохнуть.
  Навскидку парень осознавал, что до заветного дома уже должно оставаться немного. Надо еще лишь немного потерпеть. Хорошо, что следы не замело, хоть это радовало, и он уверенно продолжал по ним идти. Уверенно, да видно до поры до времени. Он шел по ним, пробираясь сквозь лес, как раненный зверь, как в какой-то момент он просто недоуменно замер на месте, не понимая, ни куда идти дальше, ни что происходит. Неожиданно, и, непонятно для него, следы просто заканчивались, обрывались, возле одного из деревьев. Сергей внимательно осмотрел под деревом, рядом с ним, оглядел тщательно каждый клочок земли в радиусе полутора метров, но ничего не было. Парень не на шутку заволновался, начиная серьезно нервничать. Он прошел вперед на пару шагов, полагая, что, может быть, он где-то хорошенько перепрыгнул, в погоне за зайцем, но не впереди, ни по сторонам, не было и намека на продолжающиеся следы.
  Сергей уже не думал о том, что может просто затоптать их, он натурально начинал паниковать, рыща едва ли не носом по земле, как ищейка. Но следы обрывались, словно провалились сквозь землю. Хотя, на снегу, они должны были быть по любому заметны.
  - Так, - стал рассуждать он. - Надо взять себя в руки и рассуждать логически. Если я возвращался оттуда, надо продолжать двигаться по той же прямой. Тут я не так сильно петлял. Дом должен быть уже не далеко. Если продолжить двигаться в том же направлении, то я обязательно должен выйти или к дому, или на дорогу к дому.
  Он принял решение и решил следовать ему в этой ситуации. Оно ему казалось наиболее верным.
  - Хотя странно, - все же недоумевал он. - Как могли следы на снегу взять, и исчезнуть? Да и не слепой же я, не мог я их не заметить.
  Неожиданно его размышления прервал раздавшийся где-то впереди хруст ветки. Сергей тут же резко поднял голову в сторону раздавшегося звука, и, оторопев, замер от увиденного. Там, впереди, между деревьев, он увидел мальчонку. У Сергея глаза вылезли от удивления. Он и не хотел верить им, но был готов поклясться, что это он видит на самом деле.
  Мальчишка был одет налегке, но не это поразило Сергея. И даже не то, что этот парнишка сейчас делает здесь один, в этом глухом лесу. Шокировало скорее другое. Сергей, даже не всматриваясь в него, сразу узнал в нем того самого мальчишку, который ночью был у него в комнате. Это было ясно и видно даже сквозь ветви деревьев, даже с того расстояния, что их разделяло. Сергей это понимал, хоть парень и стоял сейчас к нему спиной.
  - Э-эй! - окликнул мальчишку Сергей.
  Паренек явно услышал, как его кто-то зовет. Но он не обернулся на голос полностью, а лишь слегка скромно повернул голову, словно ожидая, что его окликнут еще.
  Но Сергею хватило и этого поворота головы, чтоб повергнуть его в шок. Даже на этом расстоянии, что было между ними, было отчетливо видно, что у парня что-то торчало из головы. Неожиданный приступ рвоты резко подскочил к горлу Сергея, и него закружилась голова. Он едва успел схватиться за стоящий рядом ствол дерева, чтоб не подкосились ноги. Сергей и сам не ожидал такой реакции на это, действительно пугающее, зрелище. Он так и стоял некоторое время, держась одной рукой за дерево, а другой за грудину, и старался глубоко дышать, приводя себя в чувство. Наконец-то предательские тошнота и головокружение стали отступать, и он, продолжая держаться за дерево, приподнял голову, и вновь взглянул на мальчика, словно проверяя себя, показалось ему все это, или нет. Но нет, мальчонка по-прежнему стоял там же, разве что только, может быть, сделал несколько шагов вперед.
  - Эй, парнишка! - окликнул Сергей его еще раз, слегка придя в себя.
  Но мальчик не подавал и виду. Тогда Сергей решил направиться к нему сам.
  - Эй! Послушай, мальчик! Ты кто? Ты откуда здесь?
  Но тот по-прежнему не отвечал, а лишь сделал вперед еще несколько шагов.
  - Не бойся, я тебе не сделаю ничего плохого, - продолжал пытаться выйти с ним на контакт Сергей. - Я лишь просто хочу поговорить с тобой.
  Но мальчик лишь так же не спеша шел вперед по снегу. И, кроме того, что он был явно не по погоде одет, Сергей, заметил, что и на ногах его, вроде как, далеко не зимняя обувь. Мальчик, казалось, был одет так, словно он только что вышел, даже не из дома, а вообще из своей детской комнаты.
  - Да постой же ты!
  А парень лишь прибавлял шаг, не давая сокращать расстояние между ними. К тому же Сергей не мог сейчас быстро идти. Сказывались и раны, и уже серьезно одолевавшая его усталость.
  - Да прошу тебя, стой же! Я не могу за тобой так быстро идти, мне тяжело. Честно, я только хочу просто поговорить с тобой, больше ничего. Скажи, хотя бы, откуда ты? Эй, да неужели тебе даже не холодно разгуливать вот так по лесу посреди зимы. Да кто ты такой, так тебя дери? - начинал уже заводиться Сергей.
  Парень словно не слышал его, а лишь упорно продолжал идти вперед, не обращая на него никакого внимания. И было видно, что он уходил от Сергея даже вовсе не потому, что боялся его, иначе бы он испуганно кричал, звал на помощь, убегал, или что там еще? Словом, это было бы видно и понятно по его действиям. А так, он просто шел, не понятно, куда и зачем, не давая сокращаться расстоянию между ними.
  Сергей даже уже забыл, куда он сам шел, он и не заметил, как все мысли его были поглощены мальчонкой. Сергей опустил голову вниз, перешагивая небольшое поваленное дерево, и, неожиданно для себя, заметил, что на снегу нет следов мальчика, хотя он и шел точно за ним, теми же тропками. На мгновение мысли Сергея отвлекло это, и он всмотрелся в снег внимательнее, а затем и по сторонам. Нет же, точно, не было и намека на следы. Сергей недоуменно поднял голову и посмотрел в сторону мальчишки. Что за ерунда? Тот словно сквозь землю провалился. Сергей напряг зрение и всмотрелся в лес повнимательнее. В этом месте лес был не такой густой, и расстояние между ними позволяло бы рассмотреть этого, странно одетого, таинственного мальчишку. Но он, как не всматривался, не мог ничего заметить.
  - Эй, ты куда подевался? - слегка перепугался Сергей. - Да где же ты? Эй, что за шутки?
  Теперь, мало того, что он далеко отошел от своего места, где он потерял следы, так теперь, ко всему, он еще потерял и этого странного загадочного мальчишку, да еще и слегка отклонившись от своего маршрута.
  - Э-эй! - крикнул он, не на шутку начиная нервничать и беспокоиться не то за себя, не то за свой рассудок.
  Сергей слегка присел в коленях, и напряг свое зрение и слух, пытаясь уловить хоть что-нибудь.
  Неожиданно для себя он послышал где-то впереди едва различимое:
  - Серге-е-е-й!
  Он не верил своим ушам, послышалось ему это, или нет. Может, у него и впрямь от всего этого начались галлюцинации. Он замер на месте, стараясь даже не дышать, и внимательно вслушался в лесную тишину.
  - Сере-е-ега-а! - послышалось более отчетливо.
  На сей раз он точно был уверен, что ему это не показалось. Похоже, это был голос Андрея, он точно раздавался где-то впереди. Неужели его и впрямь спохватились и ищут? От этого его сознание приятно всколыхнуло, и он уже уверенно направился на голос.
  - Серге-ей! - раздался голос чуть потише, но куда более ему милый.
  На сей раз это был голос его любимой, Татьяны. Этот голос он точно не спутал бы не с каким другим. Сердце его радостно забилось еще чаще, и он ускорил шаг.
  - Я-а зде-есь! - словно позабыв о прежних тревогах и приключениях, кричал он в ответ, прибавляя шаг. - Эге-гей!
  - Сергей! Сергей! Где ты? - видимо уже расслышали и его голос, хоть и достаточно ослабленный.
  - Я иду! Я уже иду к вам, - радостно отвечал он, пробираясь сквозь лес, еще не видя никого.
  Он старался идти как можно быстрее, даже не смотря при этом под ноги, словно боялся потерять ориентир. Пробираясь сквозь чащу он и не заметил, как зацепился за какую-то корягу и споткнулся. Сергей едва не полетел носом в снег, вовремя успев ухватится за ствол сосны. В этот момент он словно что-то вспомнил, на время отвлекшись от спасительных голосов, на который он спешил.
  - Точно! - словно озарило его. - Это же где-то именно здесь я в последний момент видел этого мальчишку.
  Сергей даже на время остановился, смотря по сторонам, в надежде, что вот-вот его таки опять увидит. Но не было даже намеков на его присутствие, даже тех же следов. Словно это и впрямь почудилось ему. А может и в самом деле того, привиделось все? Ну, усталость там, стресс, и все такое? Его минутные размышления прервал зов его друзей. И он не стал мучить себя поисками и размышлениями, а тут же отправился на голоса. Только теперь уже не так быстро. Он все еще оглядывался по сторонам, где-то в глубине души надеясь, что, может быть, он еще его увидит, хотя, в то же время и осознавал, что это маловероятно.
  Наконец показался просвет между деревьев, между которых уже можно было рассмотреть очертания их дома. Вот оно, наконец-то, завершение его злоключений, блужданий и поисков.
  Он увидел Татьяну и Андрея, стоящих во дворе перед домом и всматри-вающихся в гущу леса в его поисках, и радостно, широко шагая, заспешил к ним, наотмашь раздвигая ветви елей.
  Ребята уже тоже заметили его, выходящего из чащи, грязного, оборванного, перемазанного запекшейся кровью, явно измученно уставшего, но, несмотря на все это - довольного. Наверное, тем, что все это закончилось, и он снова дома.
  
   Глава восемнадцатая.
   Подозрения усиливаются.
  
  Лена, вместе с Олей, в этот момент как раз вышли на крыльцо дома. Лена так же видела, в каком виде и состоянии Сергей вышел из леса. В ту же минуту ее словно ударил разряд молнии. Вся эта картинка, все это казалось таким, словно она это уже где-то видела. Это было словно дежавю. У нее слегка закружилась голова, и легкая дрожь пробежала по рукам и ногам. И, вместо того, чтобы бежать навстречу Сергею, которому явно требовалась помощь, она, резко ослабев, буквально навалилась на перила веранды крыльца. Похоже, помощь не помешала бы и ей самой, сейчас она даже не могла уверенно стоять на ногах, которые буквально подкашивались.
  Ее сестра, Оля, которая вышла вместе с ней на крыльцо, завидев Сергея, в первую же секунду хотела броситься ему на встречу, помочь. Но она быстро сообразила, что это сделают Андрей с Татьяной, и тут же направилась на кухню, к аптечке, подготовить бинты и все необходимые лекарства, что было не менее важно.
  Андрей же и Таня, едва завидев Сергея, который предстал их взору из леса в таком потрепанном виде, на какое-то время даже опешили. Они явно никак не ожидали увидеть его в таком виде. Они просто растерялись, смотря на него так какое-то время и не зная, как реагировать. Но, слава Богу, шок быстро прошел, сознание вернулось к ним, и они тут же бросились к нему навстречу.
  - Сергей, что с тобой? Что случилось? - наперебой кричали они, подбегая к нему.
  В ответ парень лишь сквозь скулы выдавил уставшую улыбку, и, как бы приветствуя их, помахал им рукой.
  - А, долгая история, - отмахнулся он от ответа.
  Андрей и Таня подбежали к нему, и подхватили его под руки. Сергей тут же буквально повис на них, даже закрыв на какое-то время глаза. Андрей подштурхнул его, беря покрепче и поудобнее, принимая при этом на себя основной вес. Сергей словно пришел в себя, и приподнял голову. Но, при этом, он первым делом посмотрел не вперед, в сторону дома, и даже не на своих друзей-спасителей. Он повернул голову в сторону леса, будто высматривая там кого-то, или, ожидая кого еще. Таня и Андрей непонимающим взглядом переглянулись между собой, а потом так же посмотрели в сторону леса. Только там явно никого не было, да и в принципе никого не могло быть.
  - Эй, приятель, ты как? - постарался привести его в чувства Андрей.
  - Нормально, жить буду, - пробормотал Сергей, отводя голову, и вновь выдавил из себя улыбку, хотя мыслями был вообще непонятно где отсюда.
  - Еще бы, куда ты теперь денешься.
  Было видно, что парень явно сильно устал, и, хотя они и хотели его рас-спросить, что же с ним произошло, они не стали этого делать, по крайней мере, пока, а просто подхватили его покрепче, и понесли в дом. Когда его проносили мимо Лены, она стояла, как не своя, и молча, с испугом в глазах, смотрела в его сторону, держа руки на лице. Андрей заметил это, но посчитал, что это просто женский испуг при виде пострадавшего и переживания за него.
  - Двери! - окликнул ее Андрей, отчего ее даже слегка передернуло. - Двери открой!
  Только после оклика она пришла в себя, и, пусть и не сразу, но все же сообразила, что от нее хотят. Ее мысли наконец-то пришли в себя, и она резким движениям подскочила к дверям и открыла их. Андрей с Татьяной внесли Сергея в дом. В это же время и Оля вышла к ним с аптечкой. Поначалу парня хотели уложить в гостиной.
  - Постойте, нет, - возразила на полпути Оля, глядя на Сергея. - Его же надо хотя бы умыть, протереть его раны. Давайте на кухню или в ванную. Лучше будет его посадить возле умывальника.
  - Да, ты права,- согласился Андрей. - Давайте на кухню.
   И они развернулись и потащили его на кухню. Оля быстро проследовала перед ними, поставила аптечку на столик возле умывальника, и, схватив ближайший стул, подтянула его тоже к умывальнику. Ребята наконец-то усадили бедолагу, и принялись им заниматься.
  Все это время Лена только молча медленно следовала за ними, не отрывая глаз с Сергея. Со стороны было непонятно, что с ней происходит, всем казалось, что она просто пребывает в легком шоке. Она, может, и хозяйка этого дома, но сейчас не принимала никакого участия во всем этом, а просто молча наблюдала за всеми со стороны. И никто ей не говорил ни слова, полагая, что она действительно под воздействием переживаний. С ее глаз так и не сходил испуг. Но, если бы в этот момент стоило понаблюдать за ней повнимательнее, можно было заметить, что ее испуганный взгляд наблюдает не только за всей этой суетой. Ее взгляд нервно скользил то на Сергея, то на то место, где был тайный спуск в подвал, как будто она чувствовала между этим какую-то страшную, загадочную связь. И эту связь сейчас, похоже, чувствовала только она одна. И, все это, ее еще больше пугало, и она стояла, прижавшись к стенке, как мышь, боясь пошелохнуться.
  В этот момент на кухню вошла Лариса, с подвязанной рукой. Видно, она видела из окна, что произошло, и решила спуститься, разузнать, что к чему.
  - Привет. Что с ним? - тихо спросила она у Оли, которая первой ее заметила.
  В ответ Оля лишь молча пожала плечами. Сергей приподнял голову и постарался выдавить из себя улыбку, приветствуя ее. Хотя было и без слов понятно, что ему сейчас не до улыбок. Лариса так же поприветствовала его, помахав здоровой рукой.
  - Привет! Ты как, приятель? - обратилась она уже к нему.
  - А-а, - тихо произнес он, давая понять, что чувствует себя неважно.
  - Как это тебя так угораздило?
  - Да, тоже свалился.
  - Откуда это, в лесу-то? - поинтересовался уже Андрей, видя, что парень потихоньку приходит в себя.
  - Да с обрыва.
  - С обрыва? - переспросил Андрей, словно не поверив.
  - Да. Погнался, дурак, за зайцем.
  - За зайцем?
  - Да он там даже не один был, целых два.
  - Вот и сдались же тебе эти зайцы, - высказалась слегка недовольно Татьяна.
  - Да сам не знаю, что на меня нашло. Прямо охотничий азарт. Я за одним бегу, смотрю, а впереди еще один. Я за ним бежать, а там, бац - обрыв. Ну, я не заметил - и полетел.
  - Ну, вот как можно обрыв не заметить?
  - Да я из лесу выбегал, вижу - просвет. Думал поляна, а там...
  - Ой, - вздохнула переживающая за своего парня Татьяна. - Ну понятно. Так это ты так с обрыва поранился?
  - Ну да. Да все бы нормально, да там дерево внизу поваленное лежало. Ну, я на него и налетел.
  - Бедняга ты мой.
  - Да, сильно же тебе досталось, приятель. Бок, я смотрю, так изорвал, что хоть ты зашивай.
  - Да ладно, заживет, только дышать трудно.
  - Э, а вот это погоди. Надо тогда посмотреть внимательнее. Если дышать трудно - это могут быть и ребра сломанные, это не шутки.
  - Не, не переживай, ребра точно на месте. Это я об сук ободрался, и рана как бы тянет. Просто, с каждым вдохом боюсь, чтоб вновь не открылась и не начала кровоточить. А ребра точно на месте.
  - Ты уверен, может лучше проверить? - и Андрей поднес руку к ране Сергей.
  - Не-не-не, - протараторил он, убирая руку приятеля. - Не надо. Точно уверен. Просто, что ободрал сильно.
  - Ну, смотри. А голова как, не ушибся, не кружится?
  - Не знаю. Надеюсь, что только ободрал.
  - В смысле надеюсь? Ушибся или нет? Уверен, что сотрясения нет?
  - Даже и сам не знаю.
  - Как это не знаю? - с долей волнения в голосе спросила Татьяна.
  - Да все равно не поверите.
  - Нет, ты расскажи, а мы уже решим, верить или нет.
  - Да в какой-то момент, когда я возвращался по своим следам, я потерял свои следы. Они просто, словно испарились. Хотя должны были быть точно.
  - Ну, и?
  - Ну, я решил возвращаться, доверившись логике и интуиции. И не знаю, правильно я пошел, или нет. Возможно, даже, что и слегка отклонился. Я мог бы, наверное, и заблудиться, если б не мальчик.
  - Обожди, какой еще мальчик? Откуда он взялся? - заволновалась Таня.
  - Да сам не знаю. Помнишь, я утром проснулся от кошмара?
  - Ну?
  - Ты не поверишь, но я видел в лесу именно этого мальчишку. И он вывел меня прямо к вам.
  - Слушай, ты меня пугаешь...
  - Я уже сам боюсь.
  - А ты уверен, что ты точно его видел?
  - Да вот в том-то и дело, что я сам не знаю, видел я его или нет. Понима-ешь, я внимательно смотрел на снег - никаких следов там не было. Хотя я четко шел за ним, и уж следы-то его точно должны были быть.
  - Да, видно ты все-таки здорово ударился.
  - Наверное. Я уже сам не знаю чему верить. Тут еще понимаешь, как только я услышал ваши голоса, как вы меня зовете, он тут же исчез, словно его и не было. Он как сквозь землю провалился.
  - Да, привидится ж такое, дружище, - похлопал его по плечу Андрей. Ладно, главное, что ты все же из леса выбрался. А кто там тебя вывел, мальчишка или ты сам, это уже, в конце концов, не так важно.
  - Обожди, - прервала их странный разговор Лена. - А как выглядел этот, мальчишка?
  - Если я расскажу, как он выглядел, вы точно сочтете, что я того, - покрутил он пальцами у своего виска.
  - И все же?
  - Ну, во-первых, что мне сразу бросилось в глаза, это то, что он одет со-всем не по погоде, словно только из своей детской комнаты вышел. Готов даже поклясться, что он был в домашних тапочках.
  - Хм....
  - Но это еще ерунда. То, что у него торчало из головы, или из глаза, это даже меня испугало.
  - Что же у него там такое торчало?
  - Не знаю точно, но похоже на такой длинный штык от винтовки...
  Не успел Андрей договорить эти слова, как все услышали, как Лена то ли громко вздохнула, то ли ойкнула, лицо ее побледнело, и она развернулась и выбежала из кухни. Все только непонимающе переглянулись.
  - Что это с ней? - спросила у Андрея Татьяна.
  - Не знаю, наверное, приятель твой жути нагнал. Да ей тут еще и недавно тоже какой-то мальчишка страшный приснился.
  - Бывает же такое совпадение.
  - Да уж. Ладно, не обращайте на это внимание, отойдет. Она у меня не
  из робких. Так что там за штык, ты говорил? - обратился он обратно к Сергею.
  - Ну, как во времена Октябрьской революции на винтовках были. Представляешь?
  - Да уж, видать крепко ты все-таки ударился. Мальчик без следов, да еще и со штыком в голове - прямо сцена из фильма ужасов. Нет, приятель, сейчас мы тебя обработаем, и давай-ка и ты тоже в постель. Боюсь, у тебя все же сотрясение.
  - Да я сейчас и сам больше всего хочу побыстрее оказаться в постели пол теплым одеялом.
  - Сейчас тебя домоем, перевяжем, приведем в порядок, и я тебя уложу, - выказывала свою заботу Татьяна. - Я тебе чайку горячего принесу. Еще бы грелку тебе горячую положить, а то что-то я переживаю, что и ты простыл. Вон, весь промокший и прозябший вернулся.
  - Ладно, хорошо, что хоть вернулся, - высказался Андрей. - Зимой столько по незнакомому лесу пробуждал. А с простудой мы уж как-нибудь справимся, не в первой. Кстати, - обратился он уже к Ларисе, - а как там Игорек поживает?
  - Ну, еще температурит, конечно, да и кашляет. Ну ничего, жить будет. Главное, что уже ясно, что не так страшно, как могло бы быть. Потихоньку, но улучшается. К концу каникул может и не поправится, но будет относительно в норме.
  - Ну, хоть это хорошо.
  - Да. Это еще Оле надо сказать спасибо, ни на шаг от нас не отходит.
  - Да ладно, чего уж там, - заскромничала Ольга. - Все равно мне тут особо заняться нечем.
  - От и повезет же кому-то с тобой, - поддразнил ее Андрей, отчего Олю бросило в краску. - Не видит кто-то своего счастья.
  - Ладно, будет тебе девушку смущать, - заступилась Лариса. - Вот, Лена не видит.
  - Все, молчу, молчу.
  Тут Татьяна заметила, что ее парня начинает пробирать озноб.
  - Тебе холодно? - спросила она его. - Может одежды сухой принести?
  - Я сейчас плед с гостиной принесу, - предложила Лариса.
  - Да, не мешало бы, - согласился парень. - Что-то холодновато.
  - Прости, мы как-то сразу и не подумали, - произнес Андрей. - Раздели тут тебя с холоду, водой пообтерли. Конечно, холодно будет.
  Лариса быстро сходила за пледом, а Оля тем временем поставила на плиту кипятиться чайник. Парня, вроде как, привели в порядок, и укутали в теплый плед.
  - О-о, спасибо, - поблагодарил Сергей, кутаясь в плед. - Так намного лучше. Я бы по правде не отказался бы чего-нибудь пропустить.
  - О, конечно, конечно, - согласился Андрей. - Извини, что сам не догадался. Виски пойдет?
  - Идеально.
  Андрей достал из холодильника открытую бутылку 'Hennessy', налил в широкий стакан и поднес ему.
  - Запить что-нибудь?
  - Лучше лимончику.
  - Да-да, момент.
  Оля опередила его, достала из холодильника лимон и быстро отрезала несколько кусочков, положила в блюдце, и поднесла Сергею. Парень, выдохнув, залпом опрокинул виски, сморщился, передернувшись, и тут же занюхал ароматным лимоном, и сочно закусил им.
  - Хо-о-о, - довольно произнес он, - то, что доктор прописал. Ну, теперь можно и в постель.
  - Поехали, - весело сказал Андрей, и, подхватив его, помог ему подняться.
  Только парень привстал со стула, виски резко ему ударили в голову, по его уставшему организму, да к тому же на пустой желудок.
  - У-ух, ничего себе повело, - только и произнес он.
  Андрей и Лариса вовремя его поддержали под руки, и повели его в комнату.
  Лена словно только и ждала этого момента. Как только все ушли, она, осмотревшись и убедившись, что больше никого на кухне нет, прошла на нее и тотчас направилась к месту, где была тайная дверь в подвал. Она откинула коврик с того место, и нажала на дощечку, которая открывала дверь. К ее удивлению дощечку словно заклинило. Дощечка даже не шелохнулась ни на миллиметр. Не было ни щелка, ни вообще ничего. Лена удивленно взглянула на пол. Может, она не ту нажала. Тогда она внимательно осмотрела весь участок пола, упорно, и даже с некоторой злобой надавливая на все близлежащие доски, хотя и понимала, что жмет уже явно не там, где-то в глубине души все же надеясь, что она не права. Но все было тщетно.
  - Блин! - выругалась она. - Но я же правильно все делаю! Вот же эта дурацкая дощечка, будь она неладна!
  И она предприняла еще несколько безрезультатных попыток.
  - У-угм! - злобно выдохнула она.
  Затем Лена резко оттолкнулась руками от пола, подскочила, и, ругнув-шись, ударила пяткой по полу, по этой дощечки, стиснув от злости кулаки. Понимая, что это не поможет, она нервно откинула назад волосы, упавшие на лицо, пока она, наклонившись, возилась с полом, и принялась нервно бегать по кухни глазами. Ее взгляд выцепил крепкий стальной нож, лежащий на столе, и она быстро подошла и схватила его. А потом вновь упала на пол, на колени, и принялась пытаться подковырнуть злополучную дощечку. Но та упорно не поддавалась, даже без намека, что она должна хоть как-то шевелиться. Дощечка была, словно цельная часть пола.
  Так и не получив желаемого результата, Лена привстала с колен и, опять выругавшись, недовольно швырнула нож по столу. Тот пролетел, крутясь по всему столу, и остановился только на самом его краю, едва не свалившись. Девушка резким движением выдвинула за спинку стул, и уселась за стол, с силой ударив по нему ладонями.
  - Блин, ну не может же такого быть! - заведенная, и, вся на нервах, рассуждала она. - Нет, тут явно что-то нечистое творится. Все, и этот кукольный дом, и этот странный мальчик со штыком в глазу, и даже эта долбаная дверца - все не так, все один к одному.
  Лена опустила, расстроенная, голову на руки и глубоко задумалась о чем-то своем. И, за своими мыслями, даже и не заметила, как на кухню вошла Татьяна. На плите как раз начинал закипать чайник, и она вошла аккурат со свистком. Выключив огонь, она стала готовить чай для своего парня, и не могла не обратить внимания на Лену, по выражению лица которой было понятно, что у нее что-то не так. Таня не знала, как тактичнее спросить о причине ее хмурого настроения, и просто сбоку на нее тихо посматривала, занимаясь своим делом. И тут она обратила внимания на нож, который лежал на краю стола.
  - Странно, - молча подумала она про себя,- готова поклясться, что когда мы уходили, его здесь не было. Точно не было.
  И она с подозрением посмотрела на Лену. Затем вновь на нож, и вновь на Лену, молча перебирая в голове нехорошие догадки.
  - Все нормально? - решилась она наконец-то вытянуть Лену на разговор, понимая, что все же должна это сделать.
  - Да, в порядке, - холодно ответила та, а сама про себя подумала: - Если не считать того, что дом потихоньку превращается в лазарет, и тут фиг его знает, что творится.
  - Прости, но просто со стороны ты выглядишь так, как будто чем-то расстроена.
  - Да..., - начало было она, и, вовремя спохватившись, и собираясь с мыслями, чтоб не сболтнуть чего лишнего, продолжила: - Каждый день кто-то нет-нет, да и заболеет. Я-то вас везла сюда отдохнуть, а тут такое. Я как-то чувствую себя слегка виноватой, понимаешь? - говорила она, а в ее голосе все больше прослеживались дрожащие нотки, было ясно видно, что она действительно переживает.
  Таню это сердечно тронула, и она, отложив свои дела, подошла к своей подруге.
  - Ну что ты, Лена, успокойся. Причем здесь ты? Ну, заболели, ну, подумаешь. С кем не бывает? Они точно так же могли заболеть и дома.
  - Ну, дома они бы так точно не заболели...
  - Хм, да, тоже верно. Но и здесь-то ты уж точно не причем.
  - А я-то вот как раз и переживаю, что может, я и причем.
  - Да брось ты. Что за глупости? Что это на тебя нашло? Мы наоборот все тебе крайне благодарны, что ты вытянула нас в это прекрасное место. Это надолго запомнится.
  - Вот в этом я не сомневаюсь, что запомнится.
  Таня не поняла ее тонкого подтекста, и продолжила успокаивать подругу:
  - Это все ерунда, что мы здесь заболели, и все такое. Не смертельно же. Все лечимо, все выздоровеют и забудут об этом. А вот такая красота, как здесь, и что мы на все каникулы одни в таком чудном месте, зимой, вот это запомнится надолго, вот за это тебе огромное спасибо.
  - Да? Ты, правда, так считаешь?
  - Ну конечно, глупенькая.
  - Хм, спасибо, немного успокоила.
  - Да это тебе спасибо. Честно, здесь и мне, и всем, очень хорошо. Поверь, все довольны, даже Сергей. Он уже приходит в себя, и сам это все воспринимает с юмором, говорит - хоть будет что вспомнить.
  - Что, правда?
  - Да конечно. Можешь и сама его об этом спросить.
  - Да ладно, я тебе верю. Ну ладно, иди, неси ему чай. А то он там, поди, заждался.
  - Все нормально?
  - Да, да, все нормально, спасибо. Не обращай внимания. Просто я как-то.... В общем - все нормально, иди.
  Таня сочла, что ее подруга и вправду успокоилась и пришла в себя, и развернулась доделать чай своему парню. Она достала из холодильника лимона и отрезала пару ломтиков, и сделала бутерброд к чаю.
  - Я тебе помогу занести, - предложила Лена.
  - Ага, спасибо.
  Лена встала из-за стола, и случайно обратила внимание на коврик, кото-рым он прикрыла дверцу в подвал. Его краешек был отогнут. Лена, как бы невзначай, подошла к нему, и, стараясь, чтоб это не видела Таня, аккуратно поправила его ногой. Таня была занята своими делами, и, к счастью девушки, не заметила этого. Затем она подошла к подруге, и, не в силах себя сдерживать, все же попыталась спросить.
  - А если..., - и она вовремя поняла, что лучше, наверное, промолчать.
  - Что если? - не поняла Татьяна.
  - Да так, ничего. Не обращая внимания.
  - Хм, - лишь удивилась Таня и повела бровями, ничего не понимая.
  - Слушай, может, Сергею таблеток, каких, для профилактики дать?
  - Ну, не знаю, пока еще рано говорить. Может, только если витаминов каких.
  - Думаю, ему бы еще и немного снотворного не помешало.
  - Зачем?
  - Ну, заснул бы быстрее, выспался, восстановился.
  - А, ну это можно, думаю хорошая идея.
  И девушки взяли чай, бутерброды с лимоном, таблетки, воды запить, и отправились к Сергею.
  
  
   Глава девятнадцатая.
   Сквозь огонь и холод.
  
  Горячий чай, теплая постель, и легкая доза снотворного, быстро сделали свое дело. Сергей даже и сам не заметил, как отключился. Кажется, только что он смотрел на своих друзей и подругу, и вот, уже, непонятно как очутился в другой реальности. Если бы он сейчас видел себя со стороны, ему бы даже было слегка неловко. Он так смачно захрапел, что все даже тихо прохихикали. Затем, все тихо, чтобы не потревожить его сладкий сон, вышли из комнаты. С ним осталась только его девушка.
  Татьяна взяла посуду, и вынесла ее в кухню, сполоснула и вернулась к своему парню. Он спал крепким сном. Казалось, ничто сейчас не сможет разбудить его.
  - Пускай спит, поправляется, - подумала она и заботливо поправила ему одеяло.
  Спустя некоторое время девушка и сама легла спать, нежно обняв своего парня. Но затем она убрала руку, переживая, чтоб не задеть его рану.
  
  Сергей сквозь полудрему чувствовал, что, видимо, температура все-таки немного поднялась. Было ясно, что все же он простудился, что, в принципе, было и не удивительно. Ему было слегка жарко, и жутко хотелось пить. Он лениво перевернулся на бок, опустил ноги с кровати, нащупал в темноте тапочки, и встал. Голову слегка повело, не то от усталости, не то от температуры, и он пару секунд постоял на месте, не шевелясь и зажмурив глаза. Сознание потихоньку прояснилось, и он направился к двери.
  Подойдя к двери и взглянув на нее, он проснулся окончательно. Он увидел, как сквозь щели в двери проступает красный свет. Он настежь распахнул ее и его лицо обдал огненный жар. А та картина, которую он увидел перед собой, заставила его в шоке замереть на месте. Все стены коридора были объяты языками пламени. При этом пламя заканчивалось аккуратно перед комнатой, словно та была огнеупорной. Он видел пламя, чувствовал жар, но, почему-то, в то же самое время, осознавал, что этот огонь не может причинить ему вреда. Этот огонь был жаркий для него, но, одновременно, и не обжигающий.
  Парень шагнул в коридор и сделал несколько шагов вперед, словно для того, чтобы удостовериться в своих догадках. И в тот же миг понял, какую ошибку он совершил. Он только услышал, как за его спиной с силой захлопнулась дверь в комнату, как от сквозняка. Сергей резко обернулся, но было уже явно поздно. Но все было бы не так страшно, если бы не одно обстоятельство... Дверь исчезла. Хлопнула, и исчезла. Вместо нее он увидел, нет, не толпу, а даже скорее - кучу людей, десятки, а может и сотни, сбившиеся плотно один к одному, так плотно, что они даже сами не могли протолкнуться, образуя одну большую, жуткую живую стену. И все они полыхали огнем. И все они, обгоревшие и жутко орущие от боли и страданий, тянули к нему свои горящие, огненные руки.
  Сергей закричал от ужаса и побежал, спотыкаясь, по коридору. Но это было только начало ужаса. Вдоль стен не было ни одной двери, все они полностью были объяты огнем. Он добежал до поворота и свернул в него, в надежде бежать дальше и выбежать из этого жуткого дома. Но, к его ужасу, за поворотом был лишь такой же коридор, так же весь объятый огнем. Он бежал по нему до поворота, но за поворотом был вновь такой же коридор, весь в огне. И так казалось бесконечно - коридор, поворот, коридор.... И везде огонь, огонь, и огонь. И повсюду раздавался жуткий треск горящего дерева, и пронзительные, режущие слух крики, не то зовущих о помощи, не то кричащих от боли людей. И этот крик просто сводил его с ума, он стоял повсюду, не прекращаясь, и словно проходил сквозь тебя.
  В конце концов, он не выдержал, упал на колени на пол, и зажал уши руками, боясь, что они сейчас от этого пронзительного крика вот-вот взорвутся.
  Но дальше было только хуже. Повороты коридора в пламени исчезли, а его концы заполнили толпы объятых пламенем людей. И все они постепенно, шаг за шагом приближались к нему, протягивая к нему руки, и не прекращая безумно орать. От страха голова его была готова взорваться, а сердце колотилось внутри, как отбойный молоток. А люди неумолимо к нему все приближались и приближались, расстояние между ними и им было все меньше и меньше. Сергей понял, что это все, конец, но в душе молился на чудо. Он сжался в комок, и с ужасом и отчаянием приготовился к самому худшему. Объятые огнем люди уже вплотную приблизились к нему, и принялись хватать его и наваливаться на него всей кучей. От них пламя перекинулось и на него, и ему стало ужасно жарко и душно. Душно было еще и от того, что вся эта масса людей все больше и больше наваливалась на него, и вот, он уже лежал беспомощный, придавленный десятками людей, объятых одним общим пламенем. Он уже просто задыхался от этого, ему становилось все тяжелее и тяжелее дышать. Он не мог орать, из его груди раздавался просто глухой немощный стон. Непонятно как, но его, придавленного, эти люди еще и трясли своими обгоревшими руками. Трясли так, что он думал, что сейчас его мозг выскочит из черепной коробки. И вдруг, среди криков и воплей, он расслышал, где-то вдалеке, как его зовут по имени. И этот голос становился все громче и четче, доносясь среди криков толпы.
  - Сергей! Сергей! Да проснись же ты!
  И в следующий момент он увидел перед собой то, на что он уже и не смел надеяться. О, Боже! Неужели это было оно! Лицо его Татьяны!
  И тут он начал приходить в себя. Все кошмары развеивались, и он стал различать очертания своей комнаты, и главное - лицо Татьяны, которая склонилась над ним, и тормошила за плечи.
  - Сергей! Да проснись же ты, наконец!
  Какое это было счастье! Он никогда не был так рад видеть это лицо.
  - А, Танюша, это ты?
  - Я, я. Кто же еще? Приснилось что?
  - Да, похоже на то. Фу, - облегченно наконец-то выдохнул он, - как же я рад, что ты меня разбудила. Я думал я все, мне конец.
  - Что, такой ужас приснился?
  - Хуже. Это просто с ума можно сойти.
  - Опять тот мальчик?
  - Мальчик? Нет. Уж лучше мальчик. Мне приснилось, что меня сейчас или убьют, или я сгорю.
  - Пожар?
  - Типа того. Только пожар по сравнению с этим - детские шалости.
  - Если пожар, то надо помереть температуру, - и она потрогала его лоб. - Ну, точно, так и есть. Блин, а градусник-то я не догадалась сразу взять. Ладно, лежи, я сейчас схожу, принесу.
  - Обожди, полежи со мной хоть пару минут, - попросил он с такой интонацией в голосе, словно боялся остаться один.
  - Ну, хорошо. Конечно, полежу. Что, так погано?
  - Ага, и не передать.
  И они так пролежали несколько минут в полной тишине, не говоря не слова. Сергей крепко прижимался к своей подруге, а та просто гладила его по голове, жалея и успокаивая.
  - Фу, ну все, вроде отлегло, - наконец-то произнес парень.
  - Я пойду, схожу?
  - Угу. Только включи свет, пожалуйста.
  - Хорошо, - с пониманием произнесла Татьяна, и, встав с постели, первым делом включила в комнате свет.
  Девушка накинула на себя халат, и направилась к двери.
  - Обожди, - неожиданно одернул ее парень.
  - Что? Еще что-нибудь?
  - Да нет, нет. Не обращай внимания. Что-то я так, просто нервничаю.
  - А, ну ладно. Так я пошла?
  - Да, да конечно. Только принеси еще, пожалуйста, холодной воды. Пить хочется, ужасно. Все в горле пересохло.
  - Хорошо.
  Таня мило улыбнулась и повернулась к двери. Она поднесла руку к дверной ручке, и Сергей весь сжался в нервный клубок. Он слегка панически забоялся, что сейчас вот-вот что-нибудь произойдет. Но, девушка спокойно открыла дверь, а там, ровным счетом, ничего не было. Только темнота коридора. И парень наконец-то по-настоящему спокойно вздохнул.
  - Сон. Всего лишь сон, - произнес он, не то успокаивая сам себя, не то что-то утверждая.
  А затем плавно опустил голову на подушку, закрыл глаза, и глубоко и медленно вдохнул и выдохнул.
  Татьяна быстро обернулась на кухню и обратно, принесла Сергею выпить кружку холодной воды, которую он с охотой тут же выпил, и дала ему градусник. Парень измерил температуру и протянул градусник девушке.
  - Тридцать семь и пять. Не так много, чтобы сбивать, но хорошего все-таки мало, - констатировала она. - Ну что, дорогой, простыл-таки? Лечиться будем?
  - Ага, - согласился он. - Как скажешь.
  - Ладно. Пока давай спать, а утром еще посмотрим, что с тобой делать. Только на сей раз постарайся заснуть без всяких там кошмаров, - полусерьезным тоном пошутила девушка.
  - Хм, если б это от меня зависело.
  - А ты постарайся. Думай о хорошем.
  - Уж постараюсь.
  И они улеглись и постарались заснуть. От температурившего Сергея под одеялом шло тепло, от чего Таню разнежило, и быстро повело в сон.
  Тем не менее, она не смогла спать долго. Рано утром она все же просну-лась, и, хотя и была в полусонном состоянии, но заснуть больше не могла. Не в пример ее парню, который лежал рядом с ней и мирно посапывал. Таня потрогала его лоб. Похоже, парень хоть и температурил, но особо переживать было не отчего. Все не так уж и страшно, после таких приключений могло быть и хуже.
  Девушка сладко потянулась, зевая, и встала с кровати. Все в доме наверняка еще спали, и она, не зная, чем особо заняться, но и не желая больше валяться, подошла к окну. Она не стала раздвигать шторы, чтоб не мешать спать своему парню, а сама стала за них и выглянула в окно, рассматривая красивый утренний зимний пейзаж. На улице и вправду была красота - снег, лежавший охапками на ветвях деревьев, так и играл, искрясь, на солнце. Было похоже, что мелкие хрусталики, или бисер, переливаются на свету.
  Но внезапно ее взгляд выцепил еще что-то. Она пока не могла детально рассмотреть что это, но это не могло не заинтересовать ее. Что-то, или кто-то, явно пробирался из заснеженного леса, сквозь деревья, в сторону их дома. Пока еще рано было рассмотреть точнее, но этот кто-то приближался достаточно быстро, и это даже отчасти ее пугало.
  И вот, уже можно было отчетливее рассмотреть очертания. И это был... человек? Да, точно - человек! И он бежал сквозь лес. А может, убегал? Но от чего, или от кого? И что он делал в этих глухих местах?
  Тем временем странный человек был все ближе и ближе к дому. И вот, хоть еще и издалека, но уже все же можно было рассмотреть его. Его? Да нет же, это была девушка! И тут Татьяна почувствовала, что, кажется, она потихоньку сходит с ума. Такого просто не могло быть. В этой бегущей девушке она узнавала ... себя? Таня встряхнула головой и напрягла глаза, не веря им и тому, что видит перед собой. Она всмотрелась как можно внимательнее. Ну, точно - точь-в-точь такая же одежда, как у нее, те же очертания. Та, что бежала, была ее точная копия, словно ее близняшка, ну, или очень похожая. Но это же нереально! Таня стояла в окне, и будто смотрела кино, где она же сама была главной героиней. Очень странное кино.
  А теперь она смогла и рассмотреть, отчего убегала ее двойняшка. Сквозь лес, по снежным сугробам, за ней бежала стая волков. Их было немного, но это были волки! Вся эта картина настолько поразила Татьяну, что она так растерялась, что не знала, что делать, как реагировать. Все это было скорее похоже на умопомешательство, или что-то вроде того.
  Расстояние между девушкой и волками было еще приличным, у нее были еще шансы спастись, если она поднажмет и успеет добежать до дома. Но, тем не менее - за ней бежали волки, а не кто-то там, быстрый и опасный хищник, и расстояние между ними все сокращалось.
  У Татьяны дико заколотилось сердце - она стала болеть и переживать за ту девушку, и в глубине души закричала:
  - Быстрее, быстрее, давай же!
  Наконец девушка добежала до дома, и обзор из окна уже не позволял видеть, что дальше, но почти в тот же момент, с едва легким разрывом, дома достигли и волки.
  Татьяна резко развернулась, и собралась выбежать в коридор, надо было помочь девушке. Но, резкий разворот, и у нее кругом пошла голова, все поплыло перед глазами, и она куда-то провалилась, потеряв сознание.
  
   Глава двадцатая.
   Дежавю, или сон наяву.
  
  Странно, но когда Татьяна очнулась, она уже лежала в постели, под одеялом, а рядом с ней все так же мирно спал ее парень. Девушка быстро собралась с мыслями, вскочила с кровати, и бросилась к окну. Но там уже не было ни волков, ни девушки. Она развернулась, и собралась бежать в коридор, но вдруг в ее мозгу что-то среагировало, и она вновь откинула шторы, и выглянула в окно. Теперь она заметило то, на что сразу не обратила внимания - двор перед домом был лишь слегка запорошен снегом, и не было видно ничьих следов, хотя следовало бы. Но она лишь удивилась, и, вновь развернувшись, схватила халат и бросилась из комнаты.
  Таня за секунды добежала до дверей на улицу, и резко распахнула их, буквально сама вылетая на улицу. Во дворе, растерявшись, она замерла в изумлении, как вкопанная.
  - Что за бред? - выругалась она.
  Ни возле дверей, ни во дворе, не было не души. Ни следов ног, ни следов борьбы, ни вообще каких-либо намеков на чье-либо присутствие. Девушка осмотрелась еще внимательнее, но так ничего и не нашла.
  Ей в лицо подул прохладный зимний ветерок, который не только заставил ее съежиться от холода, но и привел разум в чувства.
  - Блин, точно бред, - выругалась она. - Неужели приснилось? Бывает же такое. Точно бред. Ладно.
  И она развернулась, и быстро вбежала обратно в дом.
  - Бр-р-р, ну и холод, - дрожащим голосом проговорила она, отогреваясь, стряхивая снежинки, и обивая домашние тапочки, в которых второпях вылетела на улицу, от налипшего снега. - Нет, ну приснится же такое, ты подумай?
  И она быстрыми шагами проследовала к себе в комнату, и впрыгнула, скинув халат и промокшие тапочки, в теплую постель, под одеяло к своему парню.
  Его это видимо разбудило, и он заворочался и открыл глаза.
  - Ты что куда-то ходила? Ты такая холодная, - заметил он.
  - Да, на утреннюю зарядку, на улицу, - с сарказмом отшутилась она.
  - Куда? - не понял он.
  - Не обращай внимания, шучу. Просто воздухом выходила подышать.
  - Что это на тебя нашло?
  - Да сама не знаю. Просто что-то захотелось, и все тут.
  - Хм, понятно.
  - А ты-то как?
  - Ну, если не считать, что раны болят, и я как разбитое корыто - нормально.
  - Что, так погано?
  - Ну, не то, что б уж совсем. Пока лежу - нормально. Но вылезать с постели не хочется.
  - Ну, понятно. Что ж лежи. Я о тебе позабочусь. Тебе вообще пока лучше отлежаться. Валяйся, ничего не делай.
  - Ага, здорово!
  - Если уже совсем скучно будет, можешь выйти ко всем. Но все же лучше будет, если сделаешь себе хотя бы на денек постельный режим.
  - Хорошо, я не против. Может, только к камину еще схожу посидеть, погреться.
  - Думаю, это не повредит. А теперь давай-ка перемеряем температуру.
  - Давай.
  Температура у парня существенно не поднялась - тридцать семь и шесть, все в рамках разумного, чем Таня осталась довольно.
  - Голова не болит? - поинтересовалась она.
  - Да не особо. Просто, общая усталость.
  - Ладно, тогда пока витаминов просто попьешь, восстановиться. А так чего-нибудь хочешь?
  - Ой, только если чаю, - без особого желания ответил Сергей.
  - Ну, горячее пить - это разумеется, это само собой. Сейчас сделаю. А так, больше ничего?
  - Воды. Вот пить хочется. А так - больше ничего.
  - Хорошо, лежи, я все принесу.
  - Спасибо.
  Девушка сделала себе и своему парню чая, и принесла все в комнату. После горячего напитка парня вновь повело в сон, но Татьяне, несмотря на то, что она и не выспалась, было уже не до сна. Валяться в постели ей тоже было не охота, и она пошла в гостиную. Андрей уже тоже проснулся, и разводил огонь в камине. Девушка прошла и тихо села на диване, парень ее сразу даже и не заметил. Распалив огонь, он повернулся, и, от неожиданности, увидев девушку, сидящей позади него, даже слегка перепугался, едва не выронив спички.
  - Пф! - засмеялся он сам со своего испуга. - Привет. Прости, я просто не ожидал.
  - Хм, привет, - скромно усмехнулась Татьяна.
  - Как, как там Серега?
  - Ничего, держится. Слегка, конечно, простыл. Но ничего, жить будет.
  - Ну, это и не удивительно. После такого любой простынет. А так, ничего серьезного?
  - Да, думаю, уже хуже не будет.
  - Ну, и это хорошо.
  - А как там Лена?
  - В смысле?
  - Да она вчера как бы сама не своя была.
  - А, ты тоже заметила?
  - Да, мы с ней вчера немного поговорили. Видно, что она как-то, как не в своей тарелке. Похоже, что она слегка расстроена.
  - М-да, похоже на то. Кстати, а чем, не говорила?
  - Ну, насколько я поняла - тем, что половина из нас поболела.
  - Это точно. Правда - меньшая половина.
  - Да. Надеюсь, на этом и остановимся.
  - Хм. Уж хорошо бы.
  - Хотя, ты знаешь, может мне это показалось, но, мне кажется, что она все же что-то недоговаривает.
  - Что?
  - Ну, не знаю. Я же говорю - может, мне и показалось.
  - Ты знаешь, я то же вчера заметил, что что-то с ней не так.
  - А у вас с ней все в порядке?
  - Да, вроде в полном. Не соримся, ничего такого. Нет, правда, все как обычно, мне нечего скрывать, честно. Вот только знаешь, может мне, конечно, тоже это кажется, но, когда мы шли вчера с тобой, неся Сергея из леса, мне на время показалось, что у нее выражение лица было такое, как будто она увидала привидение.
  - Да? Странно, я не заметила.
  - А я заметил. Понимаешь, я никогда не видел у нее такого испуганного лица. А уж я-то ее хорошо знаю, поверь мне.
  - Верю.
  - Мне это почему-то сильно бросилось в глаза. Вот сейчас говорю, а перед глазами прямо вижу ее лицо. Она же у меня никогда ничего не пугается, ее ничем таким не прошибить. И вот представляешь, весь вечер была такая. Вся замкнутая, словно переживает или напугана чем.
  - Да ладно, - попыталась успокоить его Татьяна. - Передай, чтобы она ни за что это не переживала. Я и сама вчера ей об этом говорила. Мы все всем очень довольны и благодарны ей за то, что она вывезла нас сюда. Мы все здорово в кои-то веки отдохнули, и смогли побыть наедине друг с другом.
  - Да, это действительно здорово, я тоже согласен. Надеюсь, она переживает только из-за этого.
  - Да брось, не бери до головы. Есть зато, что вспомнить.
  - Хм, это уж точно.
  Тут и Оля проснулась и вышла. Она поздоровалась с ними, и решила подсесть.
  - Я к вам подсяду, не помешаю? - вежливо спросила она.
  - Да нет, что ты. Мы так, о пустяках. Конечно, подсаживайся, - пригласила Татьяна.
  - Обожаю огонь в камине.
  - Да уж, в городе такой роскоши не хватает, - согласился Андрей.
  - Это точно. Все-таки хорошо, что папа приобрел этот дом. Надо будет его попросить, чтоб почаще разрешал нам сюда приезжать.
  - Да, здорово! Повезло вам с домом.
  - Да ладно. Может, еще разрешит нам как-нибудь всем здесь собраться.
  - Ага, если больше пострадавших не будет, - пошутила Татьяна.
  - Хм, ну вы уж постарайтесь за собой уследить. Я одна на всех не разо-рвусь.
  - Уж постараемся.
  - Кстати, там еды на завтрак хватает? Ничего готовить не надо?
  - Да вроде как хватает. Я так вообще чая с бутиком попила и пока ничего не хочу.
  - Это хорошо, можно спокойно отдыхать.
  На пару секунд Таня задумалась, словно что-то вспомнив.
  - Кстати, - сказала она после некоторой паузы, - пойду, наверное, и я отдохну.
  - В смысле? К Сергею?
  - Да нет, пойду, проветрюсь, воздухом подышу.
  - А-а, это тоже хорошо.
  Татьяна встала с дивана, и отправилась к себе в комнату, переодеться. Сергей спал крепким сном, и даже не заметил, как она вошла. Девушка не хотела его разбудить и старалась делать все как можно тише. Она оделась и подошла к окну. Она смотрела в него и так и не могла понять, что же это все-таки такое было? Для сна - слишком явно. Для яви - слишком нереалистично, такое просто не укладывалось в голове. Но и настолько реалистичных снов она никогда не видела. Девушка, кажется, все это видела собственными глазами, но, почему же тогда, выбежав на улицу, она не видела не единого следа, ни даже намека, что здесь что-то такое могло быть. Мысли суматошно путались у нее в голове. Единственно правильное решение расставить все точки над 'i' - это еще раз пойти на улицу, и все тщательно проверить. Не может быть, что б ей это все так ярко привиделось. Может - не может, надо пойти и проверить. Татьяна отошла от окна, завесив шторы, и, одевшись, решительно направилась на улицу. Проходя мимо Андрея и Оли, она, как бы машинально, улыбнулась им и помахала рукой, обулась, накинула куртку и шапку, и вышла.
  В теплой одежде было уже не так холодно, и можно было спокойно исследовать двор, а если понадобится, то и не только. Первым делом она внимательно осмотрела все возле дома, особенно возле крыльца - там, где она в последний момент видела свою загадочную двойняшку и гнавшихся за ней волков. На улицу, кроме нее еще никто не выходил, и ночью прошел небольшой снежок, так что, посторонние следы непременно должны были быть видны. Но, как ни странно, ничего, кроме своих утренних следов, она так и не нашла. Тогда она тщательно прошлась, и обследовала весь двор. К ее глубокому разочарованию и это не дало абсолютно никаких результатов. Она дошла до самой кромки леса, но все было тщетно.
  Татьяна стояла у края леса, и думала, что делать дальше. Поверить, что все это ей привиделось? Или продолжить поиски? То есть - попытаться убедить себя, что с ее рассудком все нормально. Хотя, в то же самое время, что-то в глубине души ей подсказывало, что это если она что-то и найдет - это скорее будет признаком того, что с ее рассудком не все в порядке. Ей одновременно и хотелось зайти в лес, и было немного страшновато. Страшновато от того, что вчера в лесу произошло с ее парнем. Только это ее, возможно, и сдерживало. Но в какой-то момент некий импульс вспыхнул у нее в голове, и она, даже как-то неосознанно, вступила в лес. Просто, для себя, она решила не углубляться в лес. Найдет что - так найдет, нет - так нет. И, так же, как и Сергей, она рассчитывала, что в случае чего - вернется обратно по своим следам.
  Но когда ты что-то ищешь - тяжело не увлечься. Так и ее вело все глубже и глубже в лес. Хотя отчасти она себя все-таки контролировала, и старалась не забираться уж слишком глубоко, так, чтобы в случае чего, было не слишком далеко до дома. Уж лучше ничего не найти, чем заблудится в незнакомом лесу.
  Татьяна приблизительно старалась следовать тем путем, которым она видела, как бежала та девушка. Время от времени она брала то влево, то вправо, пытаясь отыскать хотя какой-либо след, но все было безрезультатно. Время от времени снег, сбиваемый ею с еловых лапок, летел на нее, и чуть ли не за шиворот. Она стряхивала, его, тихо про себя выругивалась, но с пути не отступала. Настойчиво шла вперед и вперед.
  И был лишь хруст под ногами, да звук шлепков падающего с деревьев снега. И больше ничего. Мертвая тишина вокруг. Даже подозрительно мертвая, как будто все в лесу замерло в преддверии чего-то нехорошего. На какое-то мгновение это даже ее насторожило. Она постаралась идти тише, и теперь не только всматривалась под ноги, но и старалась прислушиваться к этой, слегка неестественной тишине.
  Вдруг ее настороженный слух уловил где-то вдалеке, как что-то хрустнуло. Она замерла на месте, стараясь не дышать, напрягая слух до предела. Пусть и где-то далеко от нее, но звук повторился. И это заставило ее не на шутку заволноваться. Татьяна решила не испытывать судьбу и стала тихо, легкими шажками, отступать назад, сиараясь не наступить ни на одну ветку, чтобы та предательски не выдала ее.
  Теперь она уже начинала жалеть, что поддалась своей затее. Неожиданно для себя, она даже на некоторое мгновение переосмыслила по-другому свои видения. А что если.... Только подумала она, отступая к дому, как ее нога наступила на ветку, лежащую под снегом, и та треском разрезала лесную тишь. Вот теперь ей по-настоящему следовало бояться. То, что она услышала, спустя буквально секунду, заставило застыть кровь в ее поджилках, и сердце биться так громко, что его, казалось, можно было слышать за несколько метров от нее.
  - Вау-у-у-ууу, - послышалась где-то вдалеке.
  И она четко поняла, что это явно не собака.
  - Волки! - сразу вспыхнуло у нее в голове, и давление подскочило к вискам. - Бежать! - резко пришло ей единственно верное решение.
  Она уже ни на секунду не задумывалась о том, чтобы затаиться, надеясь на то, что этот вой не по ее душу. Этот вой предназначался именно ей, и в этом она была уверенна абсолютно точно. И она побежала, побежала так, насколько хватало ее сил, так как никогда в жизни еще не бежала. Не разбирая дороги, откидывая на ходу заснеженные ветви, и, перепрыгивая через кустарники, гонимая страхом, настоящим страхом за свою жизнь. Она уже больше не прислушивалась, но четко слышала и знала, что волки бегут за ней. Слышала и догадывалась это по их лаю, который раздавался где-то еще далеко за ее спиной, но ей казалось, что он все ближе и ближе. Она даже боялась обернуться, каждую секунду каждой своей клеточкой опасаясь, что если она хоть на секунду замедлит свой бег, они тут же набросятся ей на спину.
  Она уже видела сквозь заросли деревьев дом. Это придало ей сил, и она постаралась собраться, и поднажать еще быстрее. И тут ее словно ударило током. Она увидела картинку, как в кино. Она увидела ту самую девушку, так похожую на нее, и так же убегающую от волков. Это было словно дэжавю, словно она это уже видела, а может, даже, и принимала в этом участие. Так может, это она тогда сама себя и видела? Видела, что с ней должно произойти.
  От этих мыслей можно было растеряться, и тогда - точно пропасть. А сейчас она должна быть сосредоточена только на беге. Больше ни о чем другом думать нельзя. Потом. Если она спасется, она об этом подумает потом, что это было. А сейчас бежать, только бежать!
  Вот уже конец леса, она уже выбежала на полянку перед домом. А лай волков за спиной все громче и громче, все ближе и ближе. Кажется, если она сейчас не поднажмет, они точно ее настигнут. Еще надо сделать рывок до двери, и все, и она спасена.
  Она кричит изо всех сил, зовя ребят на помощь. Из последних сил Татьяна делает едва ли не огромные прыжки, и настигает дверей. Размашистым движением руки она хватается за дверную ручку и дергает ее рывком на себя. Дергает, и.... О, нет! Этого не может быть! Дверь закрыта, она не поддается! Таня дергает ее еще раз. Теперь она слышит, что и с той стороны молотят в дверь, словно стараясь ее выбить. А волки уже добежали до окраины леса, и вот они уже выпрыгивают на поляну.
  Неожиданно раздается звук распахивающегося окна.
  - Сюда, Таня! Быстрее, сюда! - услышала она где-то сбоку крики Игоря и Лены.
  Татьяна резко поворачивает голову и видит распахнутое окно, и что ей протягивают руки. Она быстро соображает, что к чему и быстро бросается через крыльцо к окну. Она хватается за руки, и кричит:
  - Тащите меня, быстрее тащите!
  Ее едва успевают поднять буквально в последнюю секунду, но один из волков все-таки успевает схватить ее зубами за ногу, но соскальзывает, и хватается за сапог. При этом он размашистым ударом бьет когтями девушку по ноге, как ножами разрывая ей джинсы, и полоснув по коже. Но она в шоке не замечает боли, и другой ногой, уже наполовину вися на подоконнике, ударом ноги все же сбивает его. Уже падая в комнату, и инстинктивно продолжая в испуге отбиваться от уже сброшенного волка, девушка ногой ударяет по раме, одно стекло с дребезгом бьется, и один, или несколько осколков летят на нее, так же ранив, но уже не так серьезно.
  В этот момент уже и Андрей подбегает с ружьем, и, высунувшись в окно, тут же, не прицеливаясь, стреляет.
  Все, теперь Татьяна в безопасности. Пусть и израненная, но все же в безопасности.
  
   Глава двадцать первая.
   Ненапрасные опасения.
  
  Лена проснулась одна в своей кровати. Похоже, что Андрей уже давно встал, просто не хотел ее будить. Он видел и прекрасно понимал, что она вчера была сильно расстроена, и о чем-то переживает. Парень не стал ее терзать расспросами. Он знал - если надо, Лена сама все расскажет. Она была не из тех, кто любит, когда ему лезут в душу. Андрей предпочел дать своей девушке поспать, чтобы она смогла спокойно выспаться и отдохнуть. Он давно ее понимал почти с полуслова, и всегда чувствовал, когда ее лучше оставить в покое.
  Девушка еще некоторое время понежилась в постели, затем сладко потя-нулась, и решила, что все-таки пора вставать. Хотя бы потому, что бы узнать, как там Сергей, после вчерашнего, не простыл ли? Да и вообще, она же была хозяйкой дома, не дело так долго вылеживаться. Лена чувствовала себя в ответе за всех, и хотела, что бы у нее было все под контролем, чтобы все были довольны, и живы-здоровы.
  Она оделась, и вышла. Так и есть - ее Андрей уже давно проснулся и сидел возле камина, судача о чем-то с ее сестрой. Это ей даже показалось чуточку странно. Оля всегда была такой тихоней, что даже представить ее, разговаривающим с каким либо парнем, казалось чем-то неестественным. Похоже, эта поездка в их компании на нее все же положительно повлияла, наконец-то она стала избавляться от своей закрепощенности и вечной уединенности.
  - Привет! - поздоровалась она со всеми.
  - О, привет, зайка! - с улыбкой поприветствовал ее Андрей. - Ты уже проснулась?
  - Угу, - проговорила Лена, еще слегка позевывая. - А чего ты меня не разбудил?
  - Ты так сладко спала. Да и вчера ты казалась такой уставшей. Я подумал, что лучше дать тебе еще поспать, чтобы ты отдохнула и пришла в себя.
  - А, понятно. Ну да, чувствую себя намного лучше.
  - Вот видишь.
  В этот момент послышались шаги на лестнице - кто спускался к ним со второго этажа.
  - О, кто-то еще проснулся.
   На минуту все притихли, ожидая, кто появится. К их огромному удивлению это был Игорь. Уж кого-кого, а его они меньше всего ожидали увидеть.
  - Всем привет, - поздоровался он со всеми, приветствуя махом руки, и слегка улыбаясь, хотя даже по его лицу было видно, что он еще весьма ос-лаблен.
  - Вот это да, - удивленно произнес Андрей. - Игорь, дружище, ты ли это?
  - Собственной персоной. Что, не ожидали? Думали, до конца каникул буду валяться? - шутя, отвечал парень.
  - Да признаться, были такие опасения, - улыбаясь, произнесла Лена. - А ты что, уже выздоровел?
  - Ну, еще не совсем чтобы, но уже намного легче. Спасибо твоей Оле.
  - Да ладно, чего уж там, - засмущалась девушка.
  - Вы же не думали, что я пропущу все веселье?
  - А как там Лорик?
  - Теперь пускай и она поспит. Не все ж мне одному. А где все остальные? Неужели еще спят?
  - Хм, - пожали Андрей и Лена плечами.
  - Ну, Сергей, понятно, он-то пусть отлеживается.
  - Ты уже в курсе?
  - Еще бы. Ему, наверное, еще побольше моего досталось.
  - М-да, немало.
  - А Таня что, за ним ухаживает?
  - Да нет, она уже давно встала, - ответил Андрей.
   - Обратно к Сергею пошла?
  - Да нет, подышать воздухом с утра захотела, пошла прогуляться по лесу.
  - Как прогуляться? - неожиданно для всех резко, и, похоже, что даже с неким испугом спросила Лена, да так, что все даже слегка передернулись.
  - Ну как? - слегка растерялся Андрей. - Сказала - пойду, проветрюсь, воздухом подышу. Пошла, переоделась, и отправилась на улицу.
  - В лес?
  - Наверное.
  - Наверное, или точно? - устроила допрос Лена, которую словно подменили.
  - Ну, скорее всего.
  - Одна?
  - Одна, а с кем же еще?
  - И ты ее отпустил?
  - Ну да, а что я должен был сделать? - растерянно отвечал Андрей, как провинившийся школьник.
  - У-у-у, - повысила голос Лена, сжимая кулаки, чем-то явно недовольная.
  - Да объясни же, что происходит?
  - Некогда объяснять, беги за ружьем, - скомандовала неожиданно для всех Лена.
  Никто вообще не понимал, что происходит. Не было никаких логических объяснений ее резко изменившемуся характеру. Все на нее только удивленно смотрели, ожидая хоть каких-либо объяснений такому странному поведению.
  - За чем? - словно не понимая, что от него хотят, переспросил Андрей.
  - Давай быстрее за ружьем и патронами, - начинала уже заводиться Лена, и все понимали, что она не шутит, что еще больше пугало. - Просто поверь мне, и делай, что я говорю, потом все объясню.
  Андрей ровным счетом ничего не понял, что подразумевала Лена, но только догадывался, что это как-то может быть связано с Татьяной. Он быстро встал, и, широкими шагами, почти бегом, направился к сейфу с оружием.
  - Лена, что происходит? - спросила Оля с большими и удивленными глазами.
  - Пожалуйста, ни о чем меня сейчас не спрашивайте, все равно не поймете. Просто делайте, что я вас прошу. Ладно?
  - Ну, хорошо, как скажешь.
  - Отлично, в таком случае сейчас все за мной.
  И все послушно быстро встали, и отправились вслед за ней. Лена броси-лась к гардеробу и стала одеваться на улицу.
  - Одевайтесь! - скомандовала она Оле и Игорю.
  Все тут же послушно стали второпях собираться на улицу. В этот момент они услыхали где-то за дверями голос Татьяны, зовущей на помощь. Всех их от неожиданности на пару секунд буквально сковал шок и легкий испуг, от непонимания, что происходит. В следующий момент со стороны улицы кто-то упорно начал трясти двери, пытаясь открыть их. Теперь до ребят дошло, что это Таня, и, похоже, что она попала в какую-то беду. В ту же секунду ребята пришли в себя, и бросились к двери. Они попытались ее побыстрее открыть, но, как ни странно, ничего не получалась.
  - В чем дело? Кто ее запер? - вся нервничая, крикнула Лена.
  - Да никто, Таня же там. Она должна быть открыта. Отойдите, - скомандовал девушкам Игорь. - Лена, держи ручку открытой.
  Парень сделал пару шагов назад, разбежался, и ударил в двери плечом. Но та лишь затряслась, но так и не открылась.
  - Окно, - вовремя пришла идея к Лене. - Быстрее открывайте.
  Игорь тут же бросился к окну и быстро распахнул его настежь.
  - Ого! - вдруг воскликнул он от неожиданности и слегка отпрянул от окна, показывая Лене рукой в сторону леса.
  Там, на окраине стоял только что выбежавший из леса волк. Очевидно, он только выбежал из лесу и замер в нерешительности, завидев человеческое жилье. Но уже буквально через секунду они заметили, бегущих и лающих других волков. Игорь и Лена вылезли в окно и громко закричали девушке, которая еще безнадежно ломилась в двери.
  - Сюда, Таня! Быстрее, сюда!
  Татьяна резко обернулась в их сторону, и они заметили ее огромные не на шутку перепуганные глаза. Она быстро сообразила, что делать, и тут же бросилась в их сторону, перепрыгивая через крыльцо. Но голодные волки так же бежали в ее сторону. Споткнись она, или замешкайся хоть на секунду, и все могло бы печально для нее обернуться. Сейчас была дорога буквально каждая секунда. Девушка в мгновение ока девушка была у окна. Она подпрыгнула, схватив Игоря за руки, и закричала:
  - Тащите меня, быстрее тащите!
  А волки уже были почти в десятке метров от нее. Игорь и Лена успели схватить ее, и изо всех сил потянули на себя. Но и волки уже почти настигли бедную девушку. Один из волков все же успел настичь ее и схватил в прыжке зубами за ногу. Таня, уже свисая с окна, отмахнулась от него второй ногой. Волк соскользнул, стянув зубами сапог. Падая, волк размашистым ударом полоснул когтями девушку по ноге, разорвав ей при этом джинсы, которые тут же стали пропитываться кровью. Но девушка была в таком шоке и истерике, что не замечала боли. Она все же сбросила с себя волка, и ребята ее затянули в окно. Уже даже падая в комнату, Таня по-прежнему продолжала испуганно отбиваться от уже сброшенного волка, и ударила, размахивая ногой, по раме. Оконное стекло тут же разбилось в дребезги, и осколки полетели на нее. Девушка влетела в дом, повалив ребят и упав прямо на них. При этом один или несколько осколков вонзились ей прямо в ногу.
  В этот же момент подбежал и Андрей с ружьем. Еще не зная, в чем дело, он быстро смекнул, что к чему и бросился к распахнутому окну, из которого доносился лай волков. Нельзя сказать, что он ничуть не перепугался, но, главное, что он не растерялся, и, высунувшись в окно, тут же, не прицеливаясь, стрельнул в стаю. Ружье было заряжено дробью, и одним выстрелом он одного волка серьезно ранил, и ещё одного слегка. От громкого выстрела звери тот час рванули врассыпную. Даже раненные, едва волоча ноги, быстро заспешили в сторону леса. Андрей пальнул им вдогонку второй раз, чтоб они не сомневались в его намерениях и позабыли сюда дорогу. Похоже, что и второй выстрел дроби так же достиг своей цели, и пара волков кувырнулась по снегу, быстро вновь вскочила на ноги, и продолжила убегать.
  - Твою дивизию, - выругался Андрей. - Откуда они взялись? Ну, ничего, теперь точно сюда не вздумают сунуться.
  Парень еще несколько секунд постоял у окна, чтобы удостоверится, что хищники точно убежали, затем опустил ружье на пол, и повернулся.
  Теперь Татьяна точно была в безопасности. Но она сидела на полу, не в силах подняться. Одна из ее ног была серьезно разодрана. Кровь из нее сильно сочилась, и нельзя было уверенно сказать, насколько рана серьезная. Оля, стоявшая позади всех, тут же подошла, и помогла ей присесть на пол, сама сев сзади ее, и поддерживая девушку за спину.
  Заслышав шум и выстрелы, уже сбегались и все остальные гости дома. Первым прибежал как раз Сергей, ее парень. Вбежав в холл, и, завидев такую картину, он сначала слегка замер, опешив, соображая, что здесь произошло. Но, завидев, что пострадала его девушка, тут же бросился к ней, позабыв про свои вчерашние раны.
  - Таня, Танюша, что с тобой? - кричал он, подбегая к ней.
  Парень остановился возле нее и упал рядом на колени, беря ее за руку.
  - Что с тобой? Что случилось?
  - Волки, Сергей, там были волки, - сбивчиво отвечала она, еще не отойдя от шока, а из ее больших испуганных глаз тут же градом хлынули слезы.
  - Волки? - словно то ли не веря, то ли не понимая, о чем говорят, пере-спросил Сергей.
  - Да, волки. Они вон, чуть не загрызли меня, - кивнула девушка головой в сторону ног.
  - Их больше нет, - утвердительно проговорил Андрей. - Я их слегка подстрелил и спугнул. Уверен, они больше сюда не сунуться.
  В ответ Сергей лишь понимающе кивнул головой. Ему было жутко жаль свою девушку, и он не то с испугом, не то с сожалением смотрел на ее разодранную ногу. Парень хотел было погладить ее по раненной ноге, но вовремя смекнул, что это может ей только причинить боль. Вместо этого он провел рукой по другой ноге. Неожиданно его рука коснулась чего-то постороннего, и девушка резко вскрикнула. Все сначала посмотрели на нее, а затем на место, где была рука Сергея. Там, прямо через джинсы, из ноги торчал небольшой, но острый кусок стекла.
  - Надо его достать, - тут же смекнул Андрей. - Лена, надо бинты, вата аптечка, в общем, неси все!
  - Уже, - вскочила тут же Лена и побежала на кухню.
  - И ножницы! - крикнул вдогонку парень. - Да, и воду! - добавил он, подумав. - Ладно, вы с ней сидите, - обратился он уже ко всем, - я помогу принести. Только не доставайте пока осколок, может пойти кровь. Сейчас мы все принесем, тогда.
  И он встал и бросился вслед за Леной на кухню.
  - Так, рана, рана, рана, - начала тараторить Ольга, вспоминаю уроки ОБЖ, что надо делать в подобных случаях. - О, - вспомнила она, - чтобы уменьшить кровоизлияние, надо раненную часть тела приподнять выше, для оттока крови.
  Девушка пошла за чем-нибудь, что можно положить под ноги. А Сергей заметил еще один осколок, так же торчащий из джинсов, только поменьше. Сергей посмотрел, что тот не вошел в ногу, а лишь, прорвав и войдя в штаны, болтался, и царапал кожу.
  - Посиди, дорогая, и не шевелись, - обратился он к своей любимой. - Я пока попробую его достать. Не бойся, ничего страшного, - успокаивал он ее, - он просто лишь застрял в штанине и болтается.
  - Хорошо, только аккуратно.
  - Конечно. Сейчас я его тихо достану и все.
  Парень осторожно взялся за осколок, и слегка приподнял от кожи штанину, чтоб случайно не царапнуть по ноге. Он медленно извлек осколок, и показал его Тане.
  - Вот видишь, ничего страшного, - произнес он и отбросил осколок в сторону окна.
  Тем временем подошли Андрей с Леной, и принялись расставлять все возле Татьяны. Лена дала выпить девушке обезболивающего и валерьянки, для успокоения, после чего Андрей взял в руки ножницы, посмотрел в глаза Татьяны, и спросил:
  - Ну что, ты готова?
  - К-к чему г-готова? - в ее глазах пробежал недоуменный испуг, и она посильнее сжала руку своего Сергея.
  - Да не бойся, - успокаивая, и, доброжелательно, заусмехался Андрей, сообразив, что со стороны его вид, с ножницами в руке, над израненной девушкой, и в правду, мог показаться пугающим. - Я хочу аккуратно сделать разрез на джинсах по краям осколка, чтобы можно легче и безболезненнее его извлечь. Да и сами джинсы надо по колено тебе обрезать.
  - Зачем?
  - Чтобы раны обработать. Так их не надо будет снимать. Пойми, раны надо осмотреть и обработать, а для этого надо снять джинсы. Но тебе это сейчас будет больно, да и не думаю, что ты их захочешь перед нами снимать.
  - Еще чего, - подтвердила Таня.
  - Ну, вот видишь. А так мы их обрежем, и сделаем шорты. И снимать не надо, и к ранам доступ. Согласись, они у тебя уже и так порванные. От того, что я их сейчас разрежу, хуже уже не будет.
  - Да. Режь, - коротко и сухо согласилась она.
  - Все, отлично, приступаю. Вначале я тебе осколок извлеку, для этого вот здесь сделаем пару надрезов.
  Андрей сделал надрезы по сторонам стекла, чтобы ткань не касалась ос-колка, и он, в свою очередь, не теребил раны. А затем, придерживая ткань, дал ножницы Лене, и та и вовсе разрезала штанину на части, а затем и вокруг ноги, и откинула изрезанную часть ткани в сторону. Теперь изъятию осколка ничего не мешало.
  - Ну что, готово? - обратился Андрей вновь к Татьяне.
  - Все? Доставать будете?
  - Ну да, вообще-то надо, сама понимаешь. Не оставим же мы тебя так ходить.
  - Ладно, давайте. Только, если можно, быстрее.
  - Понимаю, не переживай. Все сделаем в лучшем виде.
  Андрей сел к ней поудобнее, а Лена сразу приготовила марлю, смоченную спиртом, для промывания раны, и антисептик. Парень положил одну руку девушке на колено, а другую легонько опустил возле раны.
  - На раз, два, три, - предупредил он.
  - Да быстрее уже! - устав от напряженного ожидания скомандовала Татьяна, и, что есть силы, сжала руку Сергея.
  Андрей пару раз вдохнул-выдохнул, сам переживая, и начал отсчет:
  - Раз, два, три.
  И со счетом три он выдернул злосчастный осколок из ноги девушки. Та лишь вскрикнула, но скорее не столько от боли, сколько от испуга и напряжения. Кровь тут же обильно потекла из раны. Лена сразу принялась ее обрабатывать, только и успевая протирать. Теперь Таня пищала по настоящему - спирт жег рану, которой к тому же, пусть и аккуратно, но все же касалась Лена. Девушка не могла терпеть, и еще сильнее сжимала одной рукой руку Сергея, а другой колотила по полу.
  - Ну потерпи, Танюшка, потерпи, - успокаивала ее Лена, - так надо.
  - Я стараюсь. Но больно, блин, как.
  - Я понимаю, но ничего не поделаешь.
  А кровь текла и текла, не переставая, Лена только и успевала протирать, и менять марлю. В этот момент прибежала Оля, с охапкой каких-то старых одеял и еще непонятно чего, и куском целлофана сверху.
  - А это зачем? - с непониманием спросил Андрей.
  - Надо ее ноги поднять повыше, тогда будет отток крови, и она быстрее прекратит течь.
  - Блин, точно, как это я сам не додумался. Ну, Олька, ну молодец.
  И они приподняли ноги повыше, и запихали под них кучу всего, что принесла Ольга, прикрывая это все сверху целлофановой пленкой, чтобы не испачкать все кровью.
  Потихоньку-потихоньку, но рана стала постепенно прекращать кровото-чить. Идея Оли оказывала свое действие. Прошло еще какое-то время, и уже можно было перевязывать. Лена намочила вату, и протерла ногу Тани от крови. Затем она обработала рану, и наконец-то ее перевязала.
  Дело оставалось за второй ногой, но с ней уже было попроще - она хотя бы уже не кровоточила. Андрей аккуратно разрезал джинсы, по колено, а Лена придерживала ткань, чтобы та не двигалась по ранам. Отрезанный кусок отбросили в сторону, и осмотрели раны.
  - Ну, слава Богу, - произнес Андрей, - раны не глубокие, видать джинсы спасли, смазали удар. Я боялся, что будет хуже.
  - Это хорошо?
  - Относительно - да. Лучше бы конечно, чтобы их вообще не было. Но все не так уж страшно.
  - Как думаешь, они заживут?
  - Это конечно.
  - Я в смысле - следов не останется?
  - Не знаю.
  - Хм, понятно, - грустно вздохнула девушка.
  - То есть - я надеюсь, - поправил тут же себя парень, понимая, что ее надо как-то успокоить и поддержать. - Не сразу, конечно, но думаю, что со временем затянутся. Тем более что кожа молодая, должна зажить.
  - Хоть это успокаивает. Что ж, буду надеяться.
  - Это правильно, надо всегда надеяться на лучшее. Ну, а сейчас, извини, дорогая, но придется еще потерпеть.
  - Опять?
  - Да, Таня, опять. Надо ногу обязательно обработать. Волчьи когти - это не шутка, сама понимаешь.
  - Угу.
  - Можно сказать, что тебе еще повезло, что его зубы в тебя не впились.
  - Почему?
  - Ну, превратилась бы в оборотня в полнолуние, и всех бы нас загрызла, - отшутился Андрей.
  - Да ну тебя.
  - Шучу. Просто в пасти микробов больше, да и мало ли чем он там мог быть болен. Так что - еще пронесло.
  - Да, как сказать.
  - Ну, за это не боись, сейчас обработаем.
  И Лена принялась за вторую ногу. Раны на ней были посерьёзнее, и Татьяне пришлось потерпеть. Спустя какое-то время было закончено и с этой ногой.
  - Ну, что, все? - спросила Лена, когда была перевязана и вторая нога. - Можно вставать?
  - Думаю, что было бы лучше еще немного полежать, чтобы кровь свернулась получше, и не начала вновь кровоточить. А то сейчас встанешь, и может обратно начаться.
  - Да у меня уже одно место затекло, - сказала она, и все заусмехались. - Ага, вам смешно, а у меня уже все ноет.
  - Ну, Танюшка, потерпи, дорогая, - пожалел ее Сергей. - Пусть и в самом деле рана чуть получше затянется. А то и в самом деле - сейчас встанешь, и кровь вновь пойдет, все старания насмарку.
  - Да? Ну ладно, тогда еще посижу, - согласилась она. - Только тогда чуть отодвинься, я прилягу тебе на колени поудобнее.
  Сергей отодвинулся, и девушка устроилась покомфортнее.
  - О, вот так куда лучше, можно и еще полежать. Если бы еще и пол не такой твердый и прохладный.
  - Это, наверное, от окна натянуло, - сообразил Андрей. - Надо чем-то его прикрыть. Кажется, я как раз видел подходящий кусок фанеры.
  Андрей сбегал, и принес откуда-то кусок фанеры, а так же пилу, молоток и гвоздики. Он отпилил по размеру фанеру, и приколотил его вместо стекла. В доме и вправду сразу стало становиться намного теплее и комфортнее.
  - Так лучше? - спросил он, довольный своей работой.
  - Да, спасибо, так намного лучше. А то меня что-то начало знобить.
  - Я сейчас чаю горячего сделаю, - предложила Оля и направилась на кухню.
  - Да, хорошо бы, спасибо.
  - Ну что? Как там твоя нога? - спросил Андрей.
  - Да ты знаешь, вроде как получше.
  - Если мы тебя попробуем поднять, занести в комнату, ты как, не против?
  - Да я только за. Уже надоело на полу посреди дома валяться, хочу в теплую и мягкую постель.
  - Хм, ну это понятно, - улыбнулся Андрей. Сейчас с Игорем доставим тебя в лучшем виде. Сереге твоему напрягаться пока не стоит, так что извини, Серега, но мы вынуждены будем за твоей девушкой пару минут поухаживать.
  - На пару минут, так и быть, разрешу, - шутя, согласился Сергей.
  - Лады.
  Андрей с Игорем перекрестили руки в замок, и Лена помогла приподняться Тане, и сесть ей на руки ребятам. Они привстали и осторожно понесли пострадавшую в ее комнату. В комнате девушку аккуратно переложили в постель.
  - О, как тут хорошо, - произнесла Таня, наконец-то очутившись в своей постели.
  - Ну что, мы, наверное, оставим вас с Сергеем? Отдыхайте.
  - Нет, ребята, вы что? Не оставляйте меня, посидите, поболтайте со мной.
  - Ну, хорошо, постараемся не дать тебе заскучать.
  Как раз и Оля принесла чай - в электрочайнике вода, на чашку, закипела моментом.
  - О, как раз вовремя, - обрадовалась Таня. - Я только устроилась.
  - Я специально подгадала, - пошутила Ольга.
  - Спасибо.
  - Ребята, - обратилась Лена, - вы, может, здесь сидите, в картишки, может, перекиньтесь. А я пойду, уберу там все.
  - Ладно, понимаю.
  - Лен, я помогу тебе? - вызвался помочь Андрей.
  - Хорошо.
  Лена и Андрей дружно вышли. Уже подойдя кухне, Андрей пропустил девушку вперед, а сам остановился в дверях, провожая ее пристальным взглядом. Он всем своим нутром чувствовал, что с его любимой что-то не так, словно от ее исходила некая энергетика напряженности. А Лена на это даже не обратила внимания, видать, она и в самом деле была погружена в тяжелые мысли, что-то ее угнетало.
  - Послушай, Лена, - попытался обратиться к ней Андрей, так и стоя в проходе, опираясь на дверной откос.
  Несколько секунд Лена молчала, словно не услышала, что к ней обращаются. Потом до нее словно дошло обращение, и она откликнулась, но как-то так, словно с нее сняли пелену сна.
  - Да, что? - слегка повернулась она в сторону Андрея.
  - Слушай, может мне кажется, но ты какая-то, как сама не своя. Что-то случилось?
  - М-м, - промямлила она, то ли собираясь с мыслями, то ли обдумывая, как лучше ответить, - не знаю, не знаю.
  - Слушай, что происходит? Я же вижу, что что-то не так.
  - Хм, что-то? - как-то двусмысленно не то ответила, не то переспросила она.
  Андрей на нее посмотрел с полным непониманием.
  - Блин, неужели я одна это замечаю? Неужели этого и вправду больше никто не видит? - начала уже слегка повышать голос, и было видно, что она нервничает.
  - Да что это? Объясни ты толком.
  - Что?
  - Да все что творится в этом доме все эти дни. Все идет словно по сцена-рию, страшному, жуткому сценарию, который, можно сказать, я же и написала.
  - Да какому еще сценарию? Что ты несешь?
  Парень сделал пару глубоких вдохов, успокаивая себя, и подошел к своей подруге поближе. Он выдвинул стул, положил ей руки на плечи, и усадил ее.
  - Послушай, - обратился он к ней вновь, пытаясь успокоить ее, - присядь, успокойся. Давай попробуем нормально поговорить.
  Она молча кивнула, и он выдвинул стул, стоящий рядом, сел возле нее, и продолжил:
  - Так, Лена, давай попробуй успокоиться, и расскажи мне, только спокойно, что за сценарий ты имела ввиду? Про что ты сейчас говорила?
  - Хорошо, я могу рассказать. Только обещай мне, что выслушаешь с пониманием, и не будешь говорить, что я сошла с ума.
  Такого поворота парень не ожидал, отчего его глаза округлились от удивления, но, тем не менее, он постарался отнестись с вниманием и пониманием к ее просьбе.
  - Да хорошо, раз ты так просишь.
  - Помнишь, мы в первый день спустились здесь в подвал.
  - Ну да, тебе там папа подарок оставил.
  - Хм, знала б я тогда что это за подарок, - с негодованием в голосе произнесла она.
  - А что такое? - удивленно и с непониманием спросил Андрей.
  - Что такое? Скажи, а тебе в голову ничего такого не приходило? Никаких образов, никаких аналогий?
  - Да каких образов, каких аналогий? Объясни ты толком без этих загадок. Я даже не понимаю, о чем ты вообще сейчас говоришь.
   - Хм, не понимаешь? Хорошо. Ты этот чертовый домик помнишь?
   - Конечно, помню, классный домик. Даже, очень классный.
   - Да уж, классный. А фигурки, которые мы расставляли, помнишь?
  - Куколки эти? Конечно, помню. Кстати, ты их и расставляла.
  - Да, я, - снизив тон, тихо проговорила Лена, словно была в чем-то виновата и оправдывалась.
  - Так, а в чем дело-то?
  - Хорошо, я тебе объясню. Или, вернее, напомню. Игоря, вернее, фигурку, похожую на Игоря, которую мы им и назвали, мы поставили на игрушечный пруд. Что с ним стало?
  - Ну-у, - начал вспоминать Андрей, - провалился под лед.
  - Правильно.
  - Дальше была фигурка Ларисы. Где мы, - тут парень поднял указательный палец, и показал на Лену, - ладно, я, - согласилась она с фактом, - поставила ее на балкон игрушечного дома, с которого она что? Правильно, упала.
  Парень только утвердительно кивнул головой, нехотя, но соглашаясь.
  - Сергей у нас что? - спросила она и сама же отвечала. - Как бы ободрался в лесу. Я тогда сказала что-то вроде того, что волки ободрали. Дальше продолжать? - наседала Лена на Андрея, до которого, похоже, что-то начинало тоже доходить, и он смотрел на нее с все более округляющимися глазами.
  - Не надо, помню. Кажется, за ним была Татьяна. Ты ее как бы засунула в окно.
  - Правильно, молодец. И теперь наша Таня лежит вся в порезах, вместе с израненным Сергеем. Не слишком ли много совпадений? Тебе не кажется? Или ты думаешь, что я брежу?
  - Да нет, солнце. Похоже, в твоих словах есть доля правды.
  - Доля?
  - Ну, может и не доля, хорошо. Просто как-то тяжело осознать, что все это может быть связано как-то с одним маленьким домиком. Просто, сразу это как-то все даже в голове не укладывается.
  - А приставь мне каково? Зная историю этого дома, я привела всех вас сюда, и, получается, что еще и запустила какую-то адскую машину.
  - Ну, подожди сразу себя так корить. Прямо уж сразу и адскую машину.
  - А как это еще можно назвать?
  - Ну-у, .... Не знаю.
  - Вот и я про то же.
  - Ладно, допустим, это все связано как-то с этим игрушечным домиком. Что ты предлагаешь?
  - Не знаю, но как минимум надо его разрушить, а еще лучше - вообще сжечь, со всеми этими страшными куклами, чтобы от всего этого и следа не осталось, ни даже намека. Сжечь, и закопать, для надежности.
  - Хм, разрушить и сжечь. А ты не думаешь, что если мы это сделаем, то может что и с домом случиться, если уж он такой заколдованный, или что там еще, как ты говоришь?
  - Не знаю, об этом я даже не думала. Ну, хорошо. Но хотя бы игрушки поубирать на место от него.
  - А вот это более здравая мысль. Думаю, этим мы точно никому не навредим.
  И Андрей встал, и уверено направился к дверце в подвал.
  - Хм, да я уже пробовала.
  - Что пробовала?
  - Открыть.
  - Да? И что?
  - Да ничего. Двери как там и не было. Не знаю, заклинило, или еще что?
  - Ну, попробую я. Может, у меня получится открыть.
  Андрей склонился над полом, где была дверца, и стал нащупывать нужную дощечку. Но у него ничего не получалось. Он пробовал то одну, то другую, но все напрасно. Не было даже намека на ключ к дверце.
  - Блин, ну я же точно помню, что эта, - ударил он ладонью по одной из паркетин. - Я же сам открывал. Хорошо.
  Андрей встал и направился к подставке с ножами. Он взял самый прочный из них, и направился обратно к дверце.
   - Бесполезно, - отрешенно проговорила Лена. - Я это уже тоже пробовала.
  - Ну, попробую и я.
  Андрей наклонился и принялся ковырять ножом пол то в одном, то в другом месте. Но и эти усилия не принесли никаких результатов. Это слегка разозлило его, и он с досады швырнул нож в сторону.
  - Вот и я так же, - сказала Лена.
  - Блин, ничего не понимаю. Ничего не получается. Но ведь открывалась же.
  - Открывалась. Про что я и говорю. Видишь? Теперь-то ты мне веришь, что я не просто так все понавыдумывала? Здесь явно что-то не так.
  Андрей сжал кулак, и стал его покусывать. Было видно, что он по-настоящему занервничал. Похоже, теперь он был согласен с предположением своей подруги.
  - Ну, хорошо, допустим. А кто там тогда следующий?
  Тут Лена тяжело вздохнула и припустила голову.
  - Ты, - произнесла она, тяжело выдыхая.
  - Я? Ну уж нет. Меня какому-то там кукольному домику не достать. Я не из таких.
  - Твои бы слова....
  - Ну, хорошо. И что там со мной должно было случиться? Напомни-ка. Где ты там меня приговорила? Извини, поставила.
  - Тебя уже внутри дома. Точнее - возле камина.
  - А, понятно. То есть - я должен обгореть, и, судя по всему, это должно со мной произойти завтра.
  - Извини, но судя по всему да.
  - Ну, вот уж нет. Опалить себя я уж точно не дам. Я знаю, точно, я придумал - я просто не буду стоять близко возле камина. Буду держаться на расстоянии от огня, тогда со мной ничего и не случится. Правильно?
  - Ну не знаю. Андрей, поверь, я буду только рада, если с тобой ничего не случится.
  - Ну, в это-то я уж точно верю.
  - Андрей, прошу тебя, будь осторожен, прошу тебя. Авось, да все обойдется? Держись, пожалуйста, подальше от огня. Хорошо?
  - Хорошо. Можешь быть насчет этого совершенно спокойна.
  
   Глава двадцать вторая.
   Разговор с мальчиком.
  
  Предположения Лены показались Андрею весьма убедительными. Каким бы это не казалось сумасшедшим и невероятным, но, похоже, все факты это только подтверждали. Слишком много совпадений для случайности. Он помог Лене прибраться, после чего они еще обсудили, стоит ли говорить все это остальным. Сошлись на том, что все же лучше не стоит. Ребятам и без того немало досталось. Главное теперь Андрею держаться чуть подальше от камина. Возможно, зная, что его может ожидать, удастся этого избежать, то есть нарушить проклятие, или что там еще за колдовство?
  Все обговорив и решив, они собрались было вернуться к остальным. Но, на выходе из кухни, они готовы были поклясться, что им послышался тихий детский смех. Тихий, и слегка жутковатый для этого места, особенно, учитывая то, что в этом доме не было, и не могло быть детей. Они переглянулись между собой, и дружно выбежали в коридор. Опять где-то раздался приглушенный детский смех. Но он звучал как-то странно. Обычно звук мы слышим ушами, а этот раздавался как бы у них в голове.
  В следующий момент они то ли заметили, то ли им показалось, как какая-то невысокая фигура мелькнула в глубине коридора, и отчетливо послышались быстро пробежавшие шажочки. Шум раздался как раз в той стороне, где находилась дверь в комнату Сергея и Татьяны. Лена с Андреем, не говоря ни слова, тотчас быстро направились в ту сторону. Коридор не был достаточно освещен, но даже в полусумраке было видно, как какой-то невысокий полупрозрачный сгусток, больше даже похожий на тень, прошел, словно сквозь двери, или просто растворился возле нее. Ребята были слегка напуганы этим непонятным видением, но, что-то их толкало выяснить, что это, и они быстрыми размашистыми шагами направились к этому месту.
  Каково же было удивление ребят - Сергея, Тани, и других, которые находились в комнате, и, преспокойно играли в карты и мирно болтали, когда резко распахнулась дверь, и в нее вошли, или, даже, скорее - ворвались, Андрей с Леной, с большими, чуть ли не бешеными, глазами, слегка толкая друг друга, и принялись осматривать быстрым взглядом комнату. Никто даже не понял, что к чему, и что это на них нашло.
  А Андрей с Леной даже и не думали ничего объяснять. Они даже ничего ни у кого не спрашивали. Словом, вели себя так, словно, кроме них двоих, в комнате никого и не было. Что должно было случиться, чтоб заставило их так себя вести?
  Окна в комнате были слегка покрыты белой изморозью, особенно по краям стекол. Но, тем не менее, можно было разобрать, что творится на улице. Ведь был еще не вечер, хотя все к тому шло. Первым что-то заметил в окне Андрей, он слегка хлопнул по плечу Лену, и показал ей кивком головы на окно. Она сощурилась, и пристально уставилась, всматриваясь сквозь стекло на улицу. Затем ее глаза стали не то удивленно, не то испуганно большими. Она, вместе с Андреем, не знала, кажется ей или нет, но в окне, сквозь стекло, слегка замутнено и расплывчато, просматривались очертания лица ребенка. Но это было невозможно, жутко и страшновато. Не только от этого холодящего душу вида, но и от осознания того, что на такой высоте маленький мальчик не может находиться, только, разве, если что-то подставить высокое. Да и все равно - он в принципе не может там находиться. Ему там нечего делать, и не откуда взяться.
  Первым страх и сомнения преодолел Андрей. Он вышел из временного стопора, и направился к окну. Медленно и осторожно за ним проследовала Лена, которая вся была напряжена. Росло напряжение и в самой комнате, у всех, которые наблюдали всю эту картину со стороны. Они то не знали, и не догадывались, что здесь творится, и что творится в головах у тех, за кем они наблюдали.
  Андрей подошел поближе к окну и всмотрелся повнимательнее. Через пару секунд по его облегченному выдоху, опустившимся плечам, и, наконец-то, распрямившейся, от скованности и зажатости, фигуре, стало понятно, что его напряжение прошло. Он протянул руку к ручке окна, и настежь раскрыл его. Выглянула в, теперь уже распахнутое, окно, и Лена, и так же облегченно вздохнула. То, что они еще меньше минуты назад принимали за очертания ребенка, было просто замысловатым переплетением ветвей дерева, растущего за окном, вблизи от дома. В этот момент охапка и хлопья снега полетели сверху и пронеслись мимо окна по ветвям деревьев, сбивая за собой еще больше снега. Андрей и Лена, в испуге, отпрянули от окна. Но, вскоре, они увидали причину этого - черная ворона, прохлопав крыльями, пролетела в пару метрах от окна, удаляясь от дома в сторону леса. Видать, ее испугали люди в окне, и она, сама того не желая, испугала и их.
  - Фу, это ворона, - успокоил Лену Андрей.
  - Угу, я вижу.
  Наконец-то оцепенение спало и у остальных, наблюдавших за ними со стороны.
  - Может, нам кто-нибудь все же расскажет, что здесь происходит? - пер-вой попыталась прояснить ситуацию Оля.
  - Ворона. Это всего лишь ворона, - не зная как выкрутиться, сказал Андрей, который явно не желал выдавать всей правды.
  - Да, ворона, - поддержала приятеля Лена, которой только на руку был такой ответ. - Она вначале кричала у нас под окном, потом полетела в вашу сторону. Мы просто побежали посмотреть, с вашего окна. А вы ничего не слышали?
  - Чего именно?
  - Ну, как она кричала, то есть каркала? Так странно как-то. Не слышали?
  - Нет.
  - Вообще, вообще ничего?
  - Да нет же. Если бы не вы, мы бы и знать про нее не знали.
  - Да? Странно.
  - Да уж, странно.
  - Ну ладно, хорошо, мы тогда пойдем.
  И Лена, не говоря больше ни слова, взяла под локоть своего парня, и вышла с ним из комнаты, под удивленные взгляды всех, кто в ней находился. Уже только в коридоре, наедине с Андреем, она произнесла:
  - Странно, я просто уверена, что что-то видела.
  - Видела? Видели, ты хотела сказать. И не просто видели, но и слышали. Ты ведь тоже слышала этот странный смех?
  - Я бы даже сказала - жуткий.
  - Не может же быть так, чтобы нам обоим одно и то же показалось. Это уже больше похоже на групповой психоз.
  - Не знаю, не знаю. Мне уже кажется, что в этом доме все возможно.
  - Ладно, сойдемся на том, что нам просто показалось. Ребята же в комнате ничего не видели?
  - А этот жуткий смех?
  - Может, это и в правду было карканье вороны.
  - Может быть, может быть. Хотя еще ни разу не слышала, чтобы ворона так жутко каркала. До сих пор мурашки по коже.
  - Ну ладно, ладно, расслабься. Я же с тобой, - успокаивал ее Андрей, взяв в свои объятья, и заботливо прижимая к себе, хотя у самого кошки на душе скребли от всего этого.
  Объятия любимого, конечно, в некоторой мере успокаивали. Но, тем не менее, никакими объятиями нельзя было прогнать из головы этот леденящий душу детский смех. Она его то и дело, казалось, слышала, где-то в глубине подсознания. Ее целый день не покидало ощущение, что по всему дому, едва ли не за каждым углом, мелькают чьи-то тени. Повсюду мерещились шорохи и скрип шагов. Это просто сводило с ума. Она, конечно, понимала, что это все ей кажется, это все только игра ее разыгравшегося воображения, но от этого на душе было не спокойнее.
  Так, под вечер, измученная вся своими видениями, она и легла спать. Даже вернее сказать - рухнула. Потому что, как только она коснулась подушки, тут же провалилась в сон. Ее уставшему от переживаний сознанию требовался отдых, и организм соответственно на это отреагировал.
  
  Ей снился странный и непонятный сон. Она бродила одна по дому, и никак не могла никого найти. В доме было жутко холодно, как будто его не топили, и Лена куталась в вязаную кофточку и шерстяной плед, но они не сильно грели ее. Все стены в доме были одинаково серые, однотонные, без ярких красок, отчего становилось еще холоднее.
  Но не меньше ее беспокоило, почему она одна в доме? Почему и куда все пошли, и ей ничего не сказали.
  Лена прошлась в холл, желая погреться у камина, но тот был потухшим, и, видимо, давно. Он был абсолютно остывшим. Лена подбросила поленьев, и развела огонь. Огонь быстро разгорался, и она протянула к нему замерзшие руки. Но огонь грел едва-едва, и ей приходилось буквально касаться пальцами языков пламени, чтобы хоть как-то согреться.
  А огонь в камине, ни с того, ни с сего, стал все больше и больше заходиться, и вот, он уже принялся лезть на стены, окрашивая их своими маленькими колышущимися язычками, из холодного серого, в рыже-красный. Лену не то чтобы это сильно испугало, она отчего-то не боялась, что дом сгорит, но, все же заставило отойти на несколько шагов от камина, не совсем понимая, что происходит.
  Вдруг она обо что-то задом ударилась и во что-то уперлась. Это заставило ее обернуться. А вот то, что она теперь увидела, это заставило ее по-настоящему испугаться. Это было кресло, в котором сидел ее Андрей. И он и кресло - все горело, было полностью объято языками пламени. Но, при этом, Андрей не кричал, и не пытался тушить себя. Он просто спокойно сидел в кресле, смотрел на нее, и - улыбался. От этой улыбки просто бросало в дрожь. Лена вначале испугалась, но затем быстро взяла себя в руки, и кинулась его тушить, пытаясь сбить огонь своим пледом. Но, Андрей лишь поднял руку, и вполне спокойным голосом произнес:
  - Не надо, все нормально.
  - Но ты же горишь! Какое нормально? - попыталась возразить Лена.
  - Да, горю. Но ты же сама знаешь, что так надо, этого не избежать.
  - Но почему?
  - Почему? Ты же сама меня посадила возле камина. Я лишь игрушка в твоей игре.
  Лена с ужасом на него смотрела, и не знала, что ей делать. А Андрей лишь громко и холодно рассмеялся:
  - Ха-ха-ха-ха-ха....
  Он смеялся громко на весь дом. Смотрел на нее, весь горел, и смеялся, не переставая, прямо ей в лицо. От этого зрелища кровь застывала в жила и ужас смертельной хваткой впивался в горло.
  А языки пламени из камина, тем временем, все больше и больше охваты-вали холл, ползя и расширяясь по стенам, раскрашивая их собой. У девушки вся комната стала кружиться перед глазами, и она, не зная что делать, бросилась бежать. Но отчего-то не на улицу, чтобы вырваться из дома, стены которого все больше охватывали языки пламени, а в свою комнату, ища в ней спасение.
  Она бежала по коридору, а язычки пламени вслед за ней покрывали собой стены. Девушка вбежала в свою комнату, хлопнула за собой дверями, и прыгнула в кровать, накрывшись одеялом. Она лежала в кровати и со страхом смотрела на двери. Языки пламени стали виднеться под дверью, словно они пытались пролезть в комнату под ней. Вот уже дверь начинает охватывать огонь, и вот - она уже тоже пылает. Пляшущие язычки пламени стали быстро разбегаться по полу, перекинулись на стену. Не прошло и нескольких минут, как вся ее комната была покрыта огнем. Вся комната, но нетронутой по-прежнему оставалась ее кровать, словно она была из негорючего материала. Не загорались даже ни одеяло, ни простынь, словно это было что-то отдельное от комнаты, уголок спокойствия и безопасности.
  Огонь нельзя было назвать большим, он повсюду горел одинаково умеренно, небольшими язычками. Но, тем не менее, он и не прекращался. Единственный плюс во всем этом огненном кошмаре было то, что она наконец-то, лежа под толстым пуховым одеялом, в этой, полыхающей со всех сторон комнате, начала потихоньку согреваться. Она лежала под одеялом, и отчего-то абсолютна была уверенна, что огонь ее, лежащую в кровати, не коснется, и не навредит ей.
  Она лежала в кровати посреди горящей комнаты, и не знала, что делать. Идти не куда - все горит, лежать тут вечно - тоже не пролежишь. Ситуация казалась одновременно странной, страшной, и безвыходной.
  Неожиданно ее раздумья прервал скрип кровати с другой стороны. Лена резко одернула голову. Там было то, что ее испугало больше огня, который, хотя бы, не причинял ей вреда. С другой стороны, на краешке кровати сидел все тот же мальчик, которого она уже видела.
  - Т-ты? - стала от неожиданности слегка заикаться Лена. - Это оп-пять ты? Я не буду с тобой играть, мальчик....
  - Я знаю, - грустно вздохнул он.
  - Тогда, что ты здесь делаешь?
  - А что, будет лучше, если это будут другие?
  - К-какие еще другие? - испугалась, не понимая, Лена.
  Ответ не заставил себя долго ждать. И ответ был далеко не словесным. Неожиданно для Лены, картинка обстановки комнаты резко поменялась. Девушка уже не лежала в своей большой теплой и уютной кровати.
  Эта была все та же комната, только абсолютно без мебели, без кровати или чего-то еще. Теперь комната была полностью, битком наполнена людьми. Они все были черные, как подкопченные, были объяты огнем, и все пронзительно и душераздирающе кричали, корчась от боли. И в этой горящей куче людей, зажатая со всех сторон, посреди комнаты, стояла Лена. Ее так зажали, что невозможно было пошевелиться. Стоял тошнотворный запах гари, горящей человеческой плоти, и жуткий крик, стоны, и вопли. Горели все и все вокруг. Все, только кроме, почему-то, ее самой. Огонь не вредил лишь ей одной, но ей от этого было не легче.
  - Не-е-ет! - Закричала, не выдержав, она, - Не надо-о-о! Не хочу больше этого, не надо! Пожалуйста, хватит!
  И в тот же миг все исчезло. Все, как будто ничего и не было. Исчезли го-рящие люди, прекратился даже огонь вокруг не, которым до этого была объята вся комната. Она вновь лежала в своей кровати, на которой по-прежнему сидел этот странный мальчик.
  - Что, что тебе от меня надо?
  - Хм, мне от вас точно ничего не надо. Это вы пришли в мой дом, и играли с моими игрушками.
  - Скажи, это ты мне мстишь? То есть, делаешь все так, как в домике?
  - Нет.
  - А кто?
  - Дом.
  - Дом?
  - Да, дом.
  - Он живой, и он, и игрушечный.
  - Но как? Разве такое возможно?
  - Здесь много людей умерло, очень много. И теперь все они живут в этом доме. И дом живет ими.
  - А они не сделают нам ничего плохого?
  - Нет. Я хозяин этого дома, и они немного боятся меня, и немного меня слушаются. Я не хочу, чтобы с вами случилось что-то плохое, я не разрешаю им, чтоб они вас обижали, хотя они и немного злые и обиженные. Вы мои гости, и вы мне не сделали ничего плохого.
  - Тогда почему здесь все так происходит? Почему мои друзья страдают.
  - Я не в силах всем и всеми управлять. Я все же слишком для этого ма-ленький. А в доме много, очень много зла, которым я не совсем в силах управлять. Да и ты сама так захотела.
  - Я? Нет, не правда. Я не хотела, что бы с моими друзьями все так про-изошло.
  - Может быть. Но дом думает, что ты хотела. Ты же сама их так расставила. А дом делает лишь то, что ты ему велела. Ты теперь тоже, немного, его хозяйка. И он выполняет лишь твои пожелания.
  - Нет! Нет! Я не хочу этого, не хочу! Скажи дому, чтобы он это прекратил, пожалуйста!
  - Не могу. Уже поздно, слишком поздно.
  - Но что, скажи, что мне сделать, чтобы этого больше не было?
  - Я же говорю - теперь слишком поздно. Теперь только остается ждать, пока все закончится. Или ждать Рождества.
  - Рождества?
  - Да, Рождества. На Рождество всегда случаются чудеса. Разве ты не знала?
  - Н-не знаю. А что на Рождество?
  - Только на Рождество можно загадать что-то хорошее. Только такой большой и светлый праздник может быть сильнее всего и хорошего и плохого, что есть в этом доме.
  - Да, но до Рождества еще, так или иначе - два дня. Два дня, и еще как раз две фигурки остались невыполненными.
  - Ну что ж, тогда остается только ждать.
  - Ждать? Но ведь могут пострадать как раз мой парень, и моя сестра.
  - Все что могу сделать, это только попытаться смягчить то, что должно произойти.
  - Сделай, пожалуйста, хоть это. Прошу тебя.
  - Я попробую, но многого обещать не могу. Я все же слишком маленький. Но все равно - то, что должно случиться, все равно случится. Мне этого не под силу изменить.
  - Я понимаю. Спасибо и на этом.
  - Что ж хорошо. До свидания, - сказал мальчик, и поднялся с кровати.
  Лена опять увидела этот страшный штык, торчащий у него из глазницы.
  Лена, с некоторым отвращением и испугом, опустила тут же голову, но тоже произнесла:
  - До свидания.
  - Но помни, - как-то не по-детски нравоучительно и, даже, по-философски, произнес на прощание мальчик, - что должно случиться - то случится.
  И с этими словами мальчик неожиданно исчез, словно растворился в воздухе, как будто его и не было. Но, вместо этого ее взору предстала другая картина, которая не на шутку перепугала, и заставила ее забыть все, что было до этого, насколько бы страшным и странным то не было.
  Рядом с ней в кровати теперь лежал ее Андрей. Но он весь горел, весь, с головы до ног. Но что самое ужасное - он смотрел на нее своим горящим лицом, тянул к ней пылающие руки, и лишь просил:
  - Помоги мне, Лена! Помоги мне....
  Девушка тут же вскочила, чтобы как-то помочь своему парню, и...
  В следующее мгновение она просто сидела в своей кровати с полураскрытыми от сна глазами, а перед ней, потихоньку, вырисовывалась уже другая, куда более спокойная и мирная картинка. Еще не рассвело, но, глаза потихоньку привыкали к темноте, и различали очертания того, что было вокруг нее.
  - Фу, слава Богу, - мысленно произнесла она про себя.
  Она находилась в своей, теперь уже, милой и уютной комнате, а главное - рядом с ней преспокойно лежал и тихо посапывал во сне, ее любимый молодой человек.
  Она вытерла лоб рукой, который был весь покрыт испариной, легла, обняла и прижалась к своему парню, который, казалось, ей сейчас был так дорог, как никогда.
  - Дурацкий сон, - подумала она.
  Но глаза она уже боялась прикрыть, чтоб опять чего не привиделось. Хотя, единственное, что она помнила сейчас из сна - это вид ее горящего парня, взывающего о помощи. Эта картинка так и стояла у нее перед глазами. Видимо, все остальное, что она видела во сне до этого жуткого момента, словно вылетело из ее памяти, когда она резко вскочила во сне. По крайне мере, сейчас, ей ничего другого на память не приходило.
  - Как жарко, - подумала она, прижимаясь к горячему телу Андрея. - Наверное, поэтому и сон такой дурацкий приснился. Надо приоткрыть окно, чуть проветрить.
  И она медленно встала, вся еще под воздействием ночного кошмара, по-дошла к окну, и приоткрыла его на микропроветривание, чтобы хоть как-то поступал свежий воздух. А то и вправду, с закупоренным наглухо окном, хоть и зима на дворе, но в комнате нечем было дышать. В такой духоте все что угодно может присниться. Затем она вновь вернулась в свою кровать, легла под одеяло, и прижалась к своему любимому.
  
   Глава двадцать третья.
   Обжигающий напиток.
  
  Наутро, на удивление, почти все проснулись в одно время и, позавтракав, собрались в холле, погреться возле камина. Не было только Сергея с Татьяной, которым за эти дни больше всех досталось. Лариса, конечно, хоть и ходила с подвязанной рукой, но, в целом, чувствовала себя относительно неплохо. У ее парня, Игоря, температура спала до более приемлемой, и он так же себя чувствовал вполне нормально.
  Дальше всех от камина, конечно же, держался только Андрей. Разговор с Леной на него произвел серьезное впечатление, и ему не хотелось играть с судьбой, несмотря на все его недоверие к суеверием и ко всему мистическому. И это Лена ему еще не рассказывала про свой сегодняшний сон.
  Тем не менее, Андрей не выглядел таким подавленным, как его подруга. Лена сегодня и вправду ужасно спала, и наутро ее голова просто раскалывалась. И у камина это стало ощущаться еще сильнее. Долгое время она почти молчала, сидя на диване, и подпирая голову руками. Видно, ей уже стало совсем невмоготу от жара камина, и она приподнялась и направилась в прихожую.
  - Солнце, ты куда? - спросил ее Андрей.
  - Слушайте, я пойду, проветрюсь, ладно? Что-то я сегодня вообще не выспалась. Душно было, голова раскалывается.
  - Обожди, я с тобой, - спохватился с места Андрей.
  - Правильно, не отпускай ее одну, - поддержал Игорь. - После вчерашних гостей сейчас по одному лучше не выходить.
  - И то правда. Тогда, Лена, я тем более с тобой. Хотя, я не уверен, что после вчерашнего волки посмеют сюда еще сунуться.
  - Я тоже не думаю, что они настолько глупые, - согласился Игорь, - чтобы соваться туда, где им хвост подпалили, но все равно - береженого Бог бережет. Я бы даже, на твоем месте, ружьишко прихватил.
  - Да мы просто воле дома походим, - успокоила Лена, - если что - успеем.
  - Хм, ну смотрите. Если что - свистите, - пошутил Игорь.
  - Ага. Но и вы тоже прислушивайтесь, чтобы до вас досвистелись, если что, - отшутился в ответ Андрей, и вышел с Леной во двор.
  Погода на улице стояла просто отменная. С неба пригревало ясное солнце, на котором снег весело искрился, что не могло не радовать душу, и поднимало настроение.
  - Э-эх, хорошо-то как, - улыбнулся во всю Андрей, и радостно вскинул руки вверх, потягиваясь.
  - Хм, действительно - здорово, - не могла не согласиться Лена. - Даже сразу чувствую, как голова начинает переставать болеть. Свежо-то как, красотища!
  И она тут же нагнулась, слепила маленький снежок, и кинула его в потягивающегося, и отвлеченного красотой зимнего утра, Андрея.
  - Ах ты, как ты посмела?! - в шутку отругал ее Андрей, и сам кинул в нее снежку.
  Тут же завязалась короткая снежная баталия. Весело побросав друг в друга снежки еще с минуту, они налетели друг на друга, и, обнявшись, и навалившись друг на друга, рухнулись вместе в снег.
  - Ух, здорово! - произнесла Лена, которой явно на свежем воздухе стало гораздо лучше.
  - Не то слово, - согласился Андрей, глядя на голубое небо и лес снизу вверх. - Свежий воздух, зимний лес, шапки снега на деревьях - красота, лепота! - вспомнил он устаревшее слово из фильма.
  - Ты доволен?
  - Еще бы!
  Еще бы. Пока еще ни что не предвещало беды. Пока. Он, конечно, не ис-ключал такой возможности, но сейчас, в этот момент, об этом абсолютно не хотелось даже и думать. В тот момент думалось только о хорошем, что вот, он сейчас лежит здесь, посреди леса, наедине со своей любимой девушкой, и нет никого, кто бы мог нарушить эту идиллию.
  Они, смеясь, сделали 'снежных ангелов', и только потом поднялся Анд-рей, и помог подняться со снега Лене. Они посмотрели на свои творения, и улыбнулись, довольные.
  - Классно! - высказалась Лена, любуясь 'ангелами'.
  - Пускай они здесь и остаются, до самой весны. Хочу, чтоб никто по ним даже не прошелся. Пускай это будет здесь память о нас до самой оттепели, пока снег не растает.
  - Здорово! - согласилась Лена, улыбаясь, и прижимаясь к своему любимому.
  - О! Кстати, о следах, - вспомнил Андрей. - Пошли, посмотрим, какие следы там волки оставили. Я ж вчера, кажется, подстрелили, как минимум - двоих.
  И они направились ближе к опушке леса, где волки убегали от стрельбы в лес.
  Видно, ночью не было снега, и следы волков были весьма отчетливо видны на снегу. Снег был глубоко взрыхлен их мощными лапами, видать здорово они утекали, перепугавшись за свои шкуры. Хорошо были видны и сгустки красного снега, наверняка Андрей кого-то из них здорово ранил. И не факт, что, настолько серьезно раненный зверь, мог далеко убежать. Вполне возможно, что он и не смог пережить эту ночь, слишком часто были видны следы крови.
  - Да, - констатировал Андрей, - при желании, по таким следам, на них и сейчас легко можно было бы выйти.
  - Не надо, ну их. Пускай убираются себе восвояси.
  - Да я и сам не хотел бытаскаться сейчас за ними по лесу. Но охотники, думаю, такой бы возможностью, точно сейчас бы воспользовались.
  - Ну, на то они и охотники.
  - Да, сейчас бы твоего папика сюда, с его друзьями, они бы уж точно такой возможности не упустили.
  - Да, папика бы сейчас сюда не плохо, - согласилась Лена.
  Только подумала она про это в другом плане. Будь сейчас ее папа здесь, на машине, она бы, не раздумывая, тотчас же собрала бы всех, и быстро бы уехала отсюда. Особенно опасаясь, что их заключения здесь еще могут продолжиться и дальше. Так что - папа на машинах, с друзьями, был бы сейчас весьма кстати.
  Они прошлись еще немного, рассматривая окровавленные следы, уходя-щие в лесную глушь. И дальше идти, рисковать, они не стали.
  - Ну что, тебе уже полегче? - заботливо обратился он к Лене.
  - Да не то слово. Еще немного у камина - и я бы просто не выдержала. Все-таки свежий воздух - это большое дело.
  - Тогда, может, в дом пойдем? - предложил парень. - А то там остальные еще чего гляди, волноваться начнут, чтобы нас волки в лес не утащили.
  - Да, наверное, пойдем, - согласилась Лена.
  Только они вошли в дом, как сразу услышали Игоря.
  - О, вот видите, живы-здоровы! А вы говорили - волки, волки. Я же говорю - нет там никаких волков.
  Лена с Андреем только весело на это рассмеялись. Ребята и знать не могли, что именно об этом Андрей с Леной сейчас и разговаривали.
  - Ну, как там, видели что? - спросила Оля.
  - Да, - ответил Андрей. - Там кровищи столько, что у них надолго отпадет желание сюда соваться.
  - Чьей кровищи?
  - Чьей, чьей? Волков, конечно же. Кому-то, видимо, вчера явно неслабо досталось.
  - Ух ты, на это надо посмотреть! - загорелись глаза у Игоря.
  - Ничего интересного, кровь и кровь, - произнесла Лена.
  - Ну конечно, ты уже видела, тебе и не интересно.
  - А погода там как? - спросила Оля.
  - А вот погода на улице, действительно замечательная. Просто чудо.
  - Тогда, может, и в правду стоит и всем сходить на улицу?
  - И в правду, - согласилась Лариса, - что дома просиживать, если погода такая и в самом деле замечательная? В лес мы, в конце концов, приехали, или не в лес?
  - Все, - поднял всех Игорь, - все встаем, и на свежий воздух.
  - Слушай, - обратилась к нему Лариса, - у тебя только температура спала. Вот, ты-то, как раз, мог бы и остаться, погреться возле камина.
  - Без свежего воздуха я тоже не поправлюсь, - отшутился он.
  - Тогда, смотри, чтоб оделся у меня потеплее.
  - Хорошо, хорошо, как скажешь.
  - И ненадолго чтоб.
  - Слушай, ну ты вообще мне уже проходу не даешь.
  - О тебе же беспокоюсь. Смотри у меня.
  - Все, все, дорогая, можешь не беспокоиться. Как только, почувствую, что становится холодно - сразу домой.
  - Тогда ладно, разрешаю.
  - Ну, спасибо, - усмехнулся Игорь, и все с этой пары, и все пошли оде-ваться.
  Утро и вправду было чудесным. Этому великолепию все обрадовались. Яркое солнце, высокие и стройные сосны и ели в шикарных снежных шап-ках. Хоть бери, и картину маслом пиши. Одно слово - лепота!
  Правда, вид окровавленного снега немного это зрелище все же омрачал. И первые пятна крови были уже сразу невдалеке от дома, там, где волкам сразу досталось от Андрея. По вмятинам на снегу было видно, как волки тут крутились, и рвали с места. Кровь была разбрызгана вокруг мелкими струйками.
  - Да, неслабо ты его, - высказался Игорь, рассматривая место вчерашней расправы.
  - Это еще что. Там, ближе к лесу, - махнул Андрей рукой, показывая в сторону деревьев, - куда больше залито.
  - Что это так?
  - Не знаю, может со второго выстрела кому по артерии попал, а может и не сразу пошла, а когда они побежали, так прорвало.
  - А, ну может быть. Наверное, бежал, рану растеребил.
  - Да, скорее всего.
  Ребята все вместе отправились к тому месту, куда указал Андрей рукой.
  - Ни фига себе, кровищи потеряли, - удивленно высказался Игорь, разглядывая место. Да, неслабо им досталось. Не думаю, что тому, кому так досталось, довелось дожить до утра.
  - Мы тоже так думаем.
  - М-да....
  - Ладно, ребята, пойдемте отсюда, - не выдержала Оля этого зрелища.
  - Что, нервишки пошаливают?
  - Обожди, сейчас меня стошнит, тогда узнаешь.
  - Ну ладно, ладно. Раз у нас девушки такие восприимчивые, надо их пожалеть.
  - Уж сделайте одолжение. А мне, по правде, их даже немножко жаль.
  - Их-то за что?
  - Но ведь тоже живые.
  - Не думаю, что их Тане тоже жаль.
  - И Таню тоже жаль.
  - Ладно, идем сердобольная ты наша.
  Все усмехнулись и пошли в сторону дома. Возле дома Игорь, шутя, спросил Олю:
  - Оля, а когда я замерзал, меня тебе было жаль?
  - Тебя? - с задором в голосе спросила девушка, а затем резко, неожиданно для всех, нагнулась, зачерпнула рукой снега, и несколько раз кинула в сторону Игоря. - Я тебя сейчас сама еще заморожу, будешь доставать беззащитную девушку.
  - Ах ты! Это ты беззащитная?
  И он в ответ ей, смеясь, тоже кинул снега. И тот час все, с задором и сме-хом, бросились бросаться снежками друг в друга. Так весело они, наверное, не отрывались с детства.
  Эта снежная баталия продолжалась минут десять, не меньше. В азарте все совершенно забыли о тех злоключениях, которые их преследовали эти дни. Даже забыли про вчерашних гостей, следы которых до сих пор свежими свидетельствами были по всему двору. Им сейчас было по-настоящему весело. Весело, как ни разу за все эти дни, даже на Новый год. А на Андрея, который больше всех бросался снегом своими размашистыми руками, в конце вообще все набросились и повалили в снег, выкачав в нем, и отомстив ему.
  И, все уставшие и промокшие, но довольные от всей души, отправились в дом сушиться и отогреваться. Больше всех, конечно же, промок Андрей. Он всех по-дружески растолкал, и первым устремился к камину.
  - Стоять! - шутя, командным голосом, прикрикнула на него Лена, заметив, как он порывается к огню.
  Андрей притормозил свой разбег, вспомнив о ее предупреждении по поводу камина.
  - Ах да! - спохватился вовремя он.
  - Лена, он же промок, - упрекнула его Лариса, не понимая причины их поведения.
  - Дам надо пропускать вперед, - быстро сообразила Лена, как выкрутиться, чтобы не объяснять всего всем остальным.
  - А, ну это тоже правильно.
  - Так, - заботливо обратилась Лена к Андрею, - иди пока переоденься в сухое, и выходи.
  - Слушай, ну ты прям как мамаша, - слегка засмущался он.
  - Так, не спорь. Давай, я тебя жду. Мне не надо, чтоб и ты простудился.
  - Так, а ты чего стоишь? - шутливо толкнула Лариса в бок Игоря здоровой рукой.
  - А я что?
  - Тоже давай переодеваться. Только после температуры.
  - Блин, ну, влипли мы с тобой, - пожаловался Игорь в шутку Андрею. - Ладно, ладно, уже иду.
  И оба парня отправились по комнатам переодеваться в сухую одежду.
  В своей комнате, Андрей, только скинул с себя промокшую одежду, как его тут же пробрал озноб. Не то, чтобы он замерз на улице, да и в комнате было достаточно тепло. Он сам даже этому слегка удивился, с чего бы это. Он переоделся, а, кроме этого, еще решил и накинуть на себя легкий шерстяной плед, под которым ему стало намного уютнее. И в таком, домашнем, виде, он и вышел ко всем.
  - Хм, что это с тобой? - усмехнулась Лена.
  - Да не знаю, знобит что-то.
  - Ну-ка, иди сюда, - позвала она его к себе.
  Парень подошел к своей девушке, и она потрогала его лоб.
  - Странно, - сказала она, - температуры, вроде как, нет. А вообще, ты нормально себя чувствуешь?
  - Да, все нормально.
  - Точно не простыл?
  - Да нет же, точно. Просто слегка знобит.
  - Ладно, присаживайся греться.
  Андрей присел на диван, сбоку от камина. Он помнил о вчерашнем разговоре с Леной, и сел специально так, чтобы и было комфортно и тепло, но, чтобы и огонь под таким углом не мог никак попасть на него, даже если б и вспыхнул, что, в принципе, не могло быть возможным. Вначале он сел, укутавшись, с пледом на плечах, но затем снял плед, и положил плед на ноги, плотно укрыв их.
  - О, хорошо как, - довольно проговорил парень, согреваясь, и комфортно развалившись на диване.
  - Может, горячего чаю?
  - Да я бы сейчас и отчего покрепче не отказался бы.
  - Хм, - усмехнулась Лена с такой непосредственности. - Ладно, сейчас разрешаю.
  - Хм, блин, во дожился. Теперь еще для этого и разрешения должен спрашивать.
  - Да ладно, ладно, не заводись, я просто пошутила. Тебе чего плескануть? Беленькой, или чего другого?
  - Не, виски. Не люблю водку, виски благороднее.
  - Ой, ладно, шотландский самогон.
  - Да, но все же - шотландский.
  - Ну ладно, несу.
  Лена сходила на кухню и налила Андрею 'Hennessy'. Затем он подумала, что и другие не прочь пропустить после зимних развлечений по стаканчику, и достала поднос и стаканы, и разлила на всех. Посчитала даже Олю, хотя и не сразу об этом задумалась, скорее чисто машинально. Затем аккуратно взяла поднос и направилась с ним в холл.
  - О! А это весьма предусмотрительно, - воскликнул Игорь. - Я тоже не откажусь.
  - Ну, я подумала, чего уж одному. Угощать так всех сразу.
  - И это правильно, я тоже не откажусь с улицы.
  - Вот только, Оля, не знаю, я налила, а ты как? Будешь - не будешь?
  - Конечно, будет. Что она, не замерзла? - ответил за нее Андрей.
  - Вообще-то я сейчас не у вас, молодой человек, спрашиваю.
  - Между прочим, она всю эту баталию и заварила, - шутя, высказался Игорь, - твоя тихая сестренка. Да, да. И получила за это снега не меньше всех. Так что, ей сейчас тоже не навредит один стаканчик.
  - Так, спасибо, но я сама за себя решу, - вступилась за себя Оля. - Буду, - ответила она коротко и ясно, и взялась за стакан с виски.
  - О, вот это по-нашему, молодец, - поддержал ее Андрей, и весело чокнулся с ней стаканами. - Ты раньше уже пробовала такие крепкие?
  - Ну, нет. А что?
  - Ну, дорогая. Тогда, раз первый раз, надо такое дело стоя.
  - Вообще-то она девушка, - возразила Лена. - А девушке можно и не вставать.
  - А мы сейчас не этикет обсуждаем, а, так сказать, боевое крещение, вот.
  - Ну, стоя, так стоя, - не стала возражать сама Оля, и стала ко всем лицом, как раз рядом с Андреем, лицом к нему. - Ну, за что? - залихвацки спросила она.
  - Ну, за то, что ты первый раз пьешь крепкий виски, мы точно не будем, это не повод, для торжества, - высказалась Лена. - Этим не стоит не зло-употреблять и не хвастаться. Так, в кругу близких друзей, по случаю...
  - Ладно, развела тут философию, - прервал ее Андрей, но без грубости, в дружеской шуточной форме. - Предлагаю просто - за наших красивых, любимых, и милых дам.
  - О, вот за это можно, - согласилась тут же Лена. - Хорошие слова всегда девушке приятны.
  - За вас, милые девушки, - поддержал Игорь, и все подняли стаканы и звонко чокнулись.
  Спустя буквально несколько секунд произошло то, чего все, может и предполагали, но явно не ожидали. Оля, не пробовавшая до этого ни разу крепких спиртных напитков, только сделала первый большой глоток, как тут же, с непривычки, обожглась им и поперхнулась. Она кашлянула, и, вздрогнувши, кроме того, что изо рта выплюнула все на Андрея, хоть этого и не хотела, так, кроме этого, еще и вывернула на него содержимое своего, не выпитого, стакана. Андрей, понятное дело, в свою очередь так же от неожиданности тут же поперхнулся, разлив себе свой стакан на себя, на ноги, на плед. Но, все бы это ничего, не случись при этом самого страшного - Андрей, поперхнувшись, кашлянул, выплюнув виски, как из разбрызгивателя. И, вся эта горячительная, и воспламеняющаяся жидкость, полетела брызгами прямо на камин. Огонь словно только и ждал этого момента. Капельки крепкого виски тут же воспламенились и вспыхнули, как у фокусника-факира, и тотчас перекинулся на облитого воспламеняющейся жидкостью Андрея. Плед, в который он укутался, и который был весь пропитанный виски, тут же вспыхнул в мгновение ока, парень едва успел убрать лицо от этого пламени. Девушки от неожидан-ности испуганно завизжали, не соображая от растерянности, что делать. Потеряла контроль над собой даже Лена. Через несколько секунд Андрей вовремя сообразил, что надо первым делом избавиться от охваченного огнем пледа, и резко сбросил его, но это удалось не сразу. Но огонь уже успел опалить его джинсы, хорошо лишь, что не слишком серьезно.
  Игорь еще вовремя сообразил, что надо сбить пламя. Он сорвал с кресла покрывало, и набросил его на горящего Андрея, и стал прихлопывать по нему. Это, по крайне мере не дало джинсам и одежде разгореться. Только потом он стал тушить горящий плед.
  Только, когда огонь был побежден, девушки стали приходить в себя. Они смотрели вначале на еще тлеющий, но уже таки потушенный, плед, а потом медленно перевели взгляд на Андрея, по сжатым скулам которого было видно, что его начинает одолевать боль.
  Парень, сбивая с себя огонь, слегка опалил кожу рук. Но не это бросалось всем в глаза. Огонь, пусть и не сильно, но все же успел местами пропалить джинсы насквозь, и, было ясно, что, должно быть, пострадали и ноги.
  - Андрюшенька, ты как? - наконец бросилась к нему перепуганная за него Лена.
  - М-м, не очень, - слегка простонал он. - Кажется, я опалил ноги, - затем он повернул ладони рук к лицу, и добавил, - и руки.
  - Тебе болит?
  - Не очень сильно, но да.
  - Что, что мне сделать? Как я могу помочь?
  - Не знаю, я сейчас не сильно соображаю.
  - Блин! - выругалась она, и посмотрела ему в глаза.
  Они всмотрелись в глаза друг друга, и поняли один одного без слов. Дом, камин, огонь. Все равно, хоть они знали и предостерегались, все равно все вышло так, как должно было случиться. От судьбы не уйдешь. Никто, кроме них не мог сейчас понять этого взгляда, но зато они прекрасно понимали друг друга.
  - Лена, 'Пантенол' у нас есть? - неожиданно прервала их бессловесное общение Оля.
  - Что? - не сразу поняла она, о чем речь.
  - Ну, 'Пантенол', аэрозоль такой в баллончике, от ран и ожогов. Ладно, я сейчас сама сбегаю, посмотрю.
  И Оля быстро побежала к аптечке, а Лена так и держалась за Андрея, за его запястье, словно боялась его отпустить, и смотрела в его глаза.
  На кухне что-то загремело, и спустя секунды Оля уже бежала с баллончиком.
  - Вот, - протянула она Лене. - Надо снять штаны, взболтать, и попрыскать пену на пораженные участки.
  - Снимать штаны? - переспросил Андрей.
  - Обязательно. Если стесняешься, мы можем и отвернуться.
  - Хм, да нет, я не про это. Просто больновато.
  - Если джинсы обгорелыми краями будут тереться о рану, это будет еще больнее, и чревато.
  - Да, понимаю. Лен, поможешь? Я сам не справлюсь. Тяжело, да и руки опалил.
  - Да, да, конечно. Вставай.
  Андрей попытался было подняться, но не смог опереться больными руками. Игорь тут же подскочил к нему, поддержал, и помог встать с дивана. Андрей зацыкал - джинсы и вправду больно касались опаленной кожи. Девушки отвернулись, а Лена и Игорь помогли ему снять прогоревшие штаны, и усадили обратно на диван. Лена посмотрела на ноги Андрея. На счастье, они были всего лишь в покраснениях. Это был несильный ожог, что в данном случае было просто чудом, все могло быть намного хуже. Но, тем не менее, это все-таки был ожог.
  - Да, тебе еще повезло, легко отделался.
  - Ты, приятель, в рубашке родился, - поддержал Игорь. - После такого пламени, и почти ничего.
  - Хм.
  - Ну, кожа ж не слазит? - в шутку сказал он.
  - Хм, нет.
  - Ну, вот видишь. А это до свадьбы заживет. Ну и напугал же ты нас всех, приятель.
  - Да я сам чуть не обмочился.
  - Надо было, - пошутил Игорь. - Может, быстрей бы потушили.
  И все наконец-то, хоть и слегка, но заулыбались. Кажется, ситуация потихоньку разряжалась. Хотя, в какой-то момент, Лена и хотела пожурить Олю, но быстро передумала. Она сама ей, ни разу доселе ничего такого не пробовавшей, налила виски, да и дала еще, когда та была между Андреем и камином. Но и не это причиной могло быть тому. Об истинной причине ей, на самом деле, и страшно было думать. Да и не хотелось. Произошло то, что и должно было произойти. И слава небесам, что это все произошло так мягко. Ведь последствия, очень даже могли быть намного серьезнее. Куда серьезнее.
  Лена взболтала баллончик, и поднесла к ногам Андрея.
  - А сильно поливать? - спросила, не зная, она.
  - Нет, слегка. Первый раз можно даже и вообще без мазей, достаточно перевязать чистой марлей или бинтами, - начал вспоминать приходящий в себя Андрей уроки ОБЖ.
  - Но это же не мазь.
  - Ну, нанеси слегка. Помажь, может хоть не так болеть будет.
  - Что, так сильно?
  - Ну, не очень, но, конечно же, неприятно. Болит, и ноет.
  Лена разбрызгала пену в нескольких местах на раны, и принялась нежно растирать.
  - О-о-о, - блаженно произнес Андрей.
  - Что, лучше?
  - Да, намного легче. Так приятно, прохладно. Сразу приотпускает.
  Оля тем временем принесла чистых бинтов и ножницы. Лена, закончив обрабатывать раны, перевязала их.
  - Ну как ты? - спросила она после перевязки у парня.
  - Спасибо. Так и вправду намного лучше, не так болит хотя бы.
  - Я рада.
  - Только, я хотел бы сейчас пройти в комнату, и упасть в свою кровать. Здесь мне сейчас слишком душно. От тепла камина, ожоги сильнее чувствуются.
  - Да, приятель, я тебе помогу, - вызвался тут же помочь Игорь, и подхватил Андрея под руки.
  - Спасибо, дружище.
  И Игорь с Леной помогли бедолаге доковылять до его кровати. Андрею тяжело было идти, неприятное слегка болезненное ощущение отдавалось с каждым шагом в ноги, и, казалось, подскакивало до самых легких. Но, пусть и не спеша и медленно, но они добрели до спальни Лены и Андрея, и парень, кое-как облокотившись на кровать, перевалился на нее, и развалился поудобнее.
  - Может, чего-нибудь хочешь? - заботливо спросила его Лена.
  - Да, пить. Ужасно хочется пить.
  - Холодного, горячего? Воды, сока, или чаю?
  - Не знаю. Чего угодно.... Только не виски, - добавил он, подумав.
  - Хм, понятно. После такого еще долго не захочется. Ладно, я сейчас принесу тебе холодный сок, а чуть позже сделаю теплого чаю. Идет?
  - То, что надо, спасибо.
  И Лена быстрыми шагами отправилась на кухню.
  - Эй, приятель, может еще чего? - спросил его Игорь.
  - Не, Игорек, спасибо. Просто полежать. Не шевелясь.
  - Понимаю. Что ж, если что - говори.
  И Игорь по-дружески помахал ему рукой, развернулся и собрался выходить.
  - Да, Игорь, спасибо, - остановил его уже в дверях Андрей.
  Игорь обернулся, не сразу было сообразив, о чем это он.
  - Спасибо, что это, спас меня, в общем. Если бы не ты...
  - Ладно, приятель, особо не за что, пожалуйста. Я все делал чисто машинально. Думаю, ты бы сделал то же самое. Ты же меня из проруби тоже спас. Так что, считай, что мы квиты.
  - Хм. Но все равно, спасибо.
  - Ладно. Ну, ты давай отдыхай, если что, зови.
  - Добро, спасибо.
  
   Глава двадцать четвёртая.
   То ли бред, то ли сон.
  
  Лена быстро обернулась, и вернулась со стаканом сока, и таблетками в руке.
  - Это что? - спросил Андрей.
  - Обезболивающие и успокоительное.
  - А, спасибо.
  Андрей с трудом приподнялся в кровати, Лена закинула ему в рот таблетки, и поднесла к его рту стакан сока, который Андрей быстро осушил жадными глотками.
  - Ну, что? Ты лежи, а я пойду тебе пока чая вскипячу? - обратилась к нему затем Лена.
  - Да, хорошо, спасибо.
  Лена вышла, и Андрей остался один в комнате. Он лежал в кровати, просто уставившись в стену напротив. В какой-то миг он почувствовал дикую усталость и головную боль. Болело где-то посреди лба, и он потер его рукой. Затем сжимающая боль перешла и на глаза, и он крепко зажмурил их, и так же протер рукой.
  - Фу, что-то мне не хорошо, - тихо произнес парень.
  Спустя еще пару секунд он стал чувствовать легкое головокружение, будто голова отъезжала. Он еще раз крепко-накрепко сжал глаза, и вновь раскрыл их. Кажется, боль от этих манипуляций слегка поутихла. Но, вместо этого, ему теперь стало мерещиться что-то действительно странное. Нет, он точно сейчас не спал, он был в этом абсолютно уверен. Но что происходит со стеной, он не мог понять. От нее стало исходить что-то похожее на колеблющийся горячий воздух, который можно видеть, как он исходит в раскаленную летнюю жару от асфальта. Подобное испарение воздуха сейчас исходило от стены, словно та слегка растворяется. Дальше было и того хуже - стена стала возгораться, покрываться мелкими бегающими пылающими огоньками, и, не прошло и минуты, и вся стена была покрыта языками пламени. Странно, но от чего-то Андрей не чувствовал, что от этого огня может исходить опасность. Парень просто лежал в своей кровати, и наблюдал за всем этим действом большими удивленными глазами.
  Но дальше стало происходить то, что вообще не поддавалось никакому логическому объяснению. То, что просто само по себе не могло не пугать. Вдруг, из стены, из этого огня, стали выходить в комнату люди, много лю-дей. И они, ужас, тоже горели! Правда, отходя на несколько шагов от стены, огонь прекращал на них полыхать, он, словно спадал с них, затухал с каждым шагом. И, отойдя всего на несколько шагов от стены, они становились просто пугающе черными, как обгоревшие мумии, но, тем не менее, оставались живыми, и - двигались в его сторону.
  Этого рассудок Андрея уже не мог вынести. И он закричал, закричал, что было сил, зовя друзей на помощь. Но, как он ни старался кричать - из его рта исходил лишь чуть слышный звук выдыхаемого им воздуха, не более. И это ужасало парня еще больше.
  Сознание Андрея билось в бешеном припадке.
  - Что, что все это такое? Что здесь происходит? Что вам всем, блин, от меня надо? - спешно перебирались мысли в его голове, не находя и не зная ответа.
  Между тем, все эти 'обгорельцы' все ближе и ближе подходили к нему. Странно, но все они останавливались возле его кровати, становясь вокруг не, и просто безучастно таращились, рассматривая его со всех сторон. При других обстоятельствах, это даже бы скорее походило на консилиум врачей. Или на посетителей выставки вокруг необычного экспоната. Только в роли экспоната сейчас выступал Андрей, и ему это явно было не по душе. Ему было непонятно, почему все они стоят вокруг и рассматривают его. Странно, страшно, и непонятно.
  А все эти странные люди толпились вокруг него, неоднозначно мотали головами, и, словно каким-то странным образом общались между собой. Андрею было не разобрать, о чем они говорят, стоял лишь один непонятный гул. Но он четко осознавал, что разговор явно о нем. У него было чувство, что они говорят о нем даже с неким сожалением, а, возможно, даже где-то принимают его за своего собрата по несчастью.
  Но парню это все было явно не по нраву, он хотел только одного - чтобы они все побыстрее исчезли отсюда туда, откуда пришли.
  И его просьбы были словно услышаны. Андрей почувствовал некое легкое дуновение ветра, ворвавшееся в комнату. С ним, все эти странные сущности, словно засасывались обратно в стену, туда, откуда они появились. Словно неведомая огромная сила моментом затягивала их всех обратно в свой мир.
  Боковым зрением парень, сквозь эту убывающую гущу, заметил, что в комнату открывается дверь. Именно с открытием двери все эти 'обгорель-цы' и исчезли обратно в стену, которая тут же приобретала свой прежний вид, словно ничего и не было.
  На пороге комнаты появилась Лена с чашкой чая в руке. Но Андрей даже не повернул голову в ее сторону. Он пристально смотрел куда-то в противоположную стену, с обезумившими от страха глазами. Со стороны могло показаться, что парень тронулся рассудком. Лена не могла не заметить этого странного взгляда, как и того, что он совершенно не обратил на нее внимания.
  Лена подошла поближе к кровати, но парень по-прежнему, словно не замечал ее. Лена провела по воздуху чашкой с чаем, но Андрей никак не отреагировал и на это движение. Он по-прежнему, как загипнотизированный, пялился на пустую стену. Тогда Лена взяла, и со звоном ударила чашку о блюдце с бутербродом.
  - Эй! - окликнула она при этом парня. - Есть кто дома?
  Только это заставило прийти в себя парня. Он даже одернулся, словно его резко вывели из состояния сна.
  - А? - обернулся он от неожиданности в ее сторону, отчего девушка даже слегка испугалась. - Это ты?
  - А кто же еще? Ты в порядке?
  - Ты это видела? - спросил Андрей, словно не слышал ее вопроса.
  - Видела что?
  - Людей, огонь, - сумбурно говорил он, глядя куда-то в сторону стеклянными и отрешенными глазами.
  Лену это начинало немного пугать.
  - Каких людей, ты что говоришь? Нет здесь никого. Нет и быть не может.
  - Они были здесь, только что. До того, как ты вошла. Стена горела, они горели, потом - нет. Потом ты пришла, и они исчезли. Не знаю как, но исчезли.
  Это уже не на шутку обеспокоило Лену. Она поставила чай и бутерброд на кушетку возле кровати, стала на кровать на колено, потянулась к нему и потрогала его лоб.
  - Э-э, - произнесла недовольно она, - да у тебя, видать, жар начался. У тебя весь лоб мокрый.
  - Да нет же, говорю тебе, я точно их видел, и это не сон. Ты мне веришь?
  Лену этот вопрос, признаться, на мгновение даже поставил в тупик. В этом загадочном доме она уже и сама не знала, чему верить, а чему нет. Но все же, скорее, не поверила, посчитав, что у парня началась послеожоговая температура, и, возможно, легкий бред. Хотя, в глубине души, она и сомневалась в своем выводе - не мог у парня от такого, не самого сильного ожога, начаться бред. Небольшая температура - возможно. Но бред - маловероятно. Тем не менее, это звучало более убедительно и логично, чем то, что он сейчас нес. Огонь, люди - откуда им здесь взяться? Она же, когда вошла, ничего не было. Ладно, она мальчика видела. Но это же точно был сон. А тут, похоже, парень и не думал спать. Она пришла, он просто пялился на стену. Однако она не хотела его расстраивать, и так ему сегодня досталось.
  - Да, да, дорогой, верю, все может быть. Андрюша, я тебя чай принесла, давай, дорогой, ты его сейчас попьешь. Хорошо? - говорила она успокаи-вающим голосом, пытаясь переключить мысли парня на другое, и успокоить его.
  - Чаю?
  - Да, да, чаю. Горячего, с бутербродом. Вот, попей. Тебе должно стать намного лучше.
  И она ему протянула чашку и тарелочку с бутиком. Андрей сделал глоток, укусил бутерброд, затем сделал еще несколько глоточков. Лена заметила, что его взгляд наконец-то стал преображаться, возвращаясь к реальности. Похоже, парень потихоньку приходил в себя, словно с его глаз снимали пелену.
  Он выпел полкружки, и было уже видно, что парень пришел в себя. По крайне мере, хотя бы его взгляд стал уже ясным. Он зажмурился и тряхнул головой. Затем открыл глаза, и взглянул опять на стену, но уже совершенно иным, более здравым взглядом.
  - Фу, - произнес он, - что-то мне, похоже, и в самом деле нехорошо было, - наконец произнес он.
  - Что такое?
  - Не знаю, похоже, привиделось что-то. Бред какой-то.
  - Все нормально?
  - Да, теперь, вроде, все нормально. Похоже, чай привел меня в чувства, спасибо.
  - Может, еще чего-нибудь хочешь?
  - Нет спасибо, я в порядке.
  Лена еще раз потрогала его лоб. Похоже, парень и впрямь приходил в себя. Лоб уже не был таким горячим, и исчезла испарина.
  - Ну, что остаться с тобой, или можно заняться домом?
  - Ну, если есть что делать, то конечно - ступай.
  - Мы с Олей собирались по хозяйству заняться. Надо поесть приготовить, прибраться там-сям, и все такое.
  - Да, конечно, иди.
  - Точно можно тебя одного оставить?
  - Да, Лен, не переживай, все нормально. Я, может, попробую вздремнуть хоть часок, что-то я подустал.
  - Ну, хорошо, смотри. Но если что - сразу зови, договорились?
  - Да, да, конечно, Ленуль, ступай, спасибо. Все нормально.
  Лена поцеловала его, улыбнулась, потрепала по голове, встала, и вышла.
  
  Девушка спустилась в холл, к остальным. Она старалась всем выражением лица показать, что все нормально, но у самой в то же время на душе, словно кошки скребли. Что это такое сейчас с ее парнем было? Когда она вошла, он даже не отреагировал на нее. Его взгляд был, как стеклянный, и одновременно - явно напуганный. Он тупо пялился на стенку, но так, как будто он там что-то и в самом деле видел, будто на стенке показывали фильм ужасов, или это было еще что-то более ужасное. Лена знала, что таких фильмов ее парень уж точно не боялся. Да и вообще его тяжело было чем-либо напугать. Он тогда и волков-то, вон, не сильно испугался. Даже, было похоже, что воспринял это вообще, как забаву. А тут.... Может, и в самом деле чего-то там увидел? А может и бред? Да, скорее всего бред. И жар, и глаза стеклянные - точно бред. Или от ожога, или таблетки не так подействовали....
  - Ну как он там? - прервал ее размышления Игорь.
  - Да ничего, жить будет.
  - До свадьбы заживет?
  - Хм, надеюсь.
  - Ну, вот и ладненько. Беспокоиться не о чем?
  - Все нормально, спасибо. Уже намного лучше.
  - Замечательно.
  - Надо будет только еще вечером, перед сном, сделать ему перевязку, - сказала с заботой Оля. - Тем же аэрозолем помазать.
  - А, да. Хорошо, что ты сказала, надо не забыть. Слушай, Оля, давай пока, наверное, хозяйством займемся. Надо покушать чего на всех приготовить, прибраться, может.
  - Да, конечно.
  - Я могу чем помочь? - предложил свою помощь Игорь.
  - Да нет, спасибо, сиди. Ты только после температуры, тебе надо еще от-дыхать.
  - Ну, отдыхать я не против, - усмехнулся он. - Но если что - зовите.
  - Ага.
  
  А Андрея между тем, после горячего чая в мягкой теплой постели, повело на сон. На сей раз он точно провалился в сон. Но, неизвестно, чтобы сейчас было для него лучше.
  Это был и сон, и не сон - он сам не мог понять. Определенно только одно - он по-прежнему находился все в той же комнате, и по-прежнему лежал все в той же кровати. Все было точь-в-точь так, как наяву. Так, но что-то было не то. Точно - запах. Пахло какой-то гарью. Но нельзя это было назвать приятным запахом от костра, напротив - пахло каким-то прогорклым паленым мясом, даже, вернее сказать - паленой мертвечиной. И, похоже, запах только усиливался. Андрея даже стало слегка мутить и подташнивать. А через некоторое время стал еще слышаться и треск от огня. Но стоял звук не такой, как трещат поленья в костре или камине. Этот треск чем-то немного отличался.
  А дальше вообще - со стен, с потолка, из-под пола, в комнату стал и вовсе просачиваться дым, как будто они тлели, или что-то за ними и под ними горело. Вот уже и они стали покрываться язычками пламени. Вначале маленькими, но потом все больше и больше. Огонь все больше усиливался, поглощая их.
  И вот уже все вокруг полыхало, закручивающимися и колышущимися языками пламени. Странно, но опять горело все, кроме кровати, в которой он лежал. Только она была неким островком безопасности. И что так же странно - огонь при этом не обжигал. Хотя и было слегка жарковато и душно, но далеко не так, как могло бы быть, находись он сейчас и вправду в центре полыхающего вовсю помещения.
  Но дальше было все тоже, что его пугало и в предыдущий раз. Из огня вновь стали появляться силуэты горящих людей. Только на сей раз, они уже не покидали своих стен. Они все полыхали ярким огнем, корчась в немыслимой боли, и протягивали к нему руки, не то, чтобы забрать его с собой, не то взывая к нему о спасении.
  От всего этого ужаса, парень свернулся в клубок, натянув на себя до самых глаз одеяло, будто оно могло его защитить. К нему тянулись все. Это был просто горящий лес рук, горящие люди свисали даже с потолка, и так же тянулись, корчась в жутких муках, болях, и страданиях. И от всех их исходил истошный крик, леденящий кровь в венах, и заставляющий сердце в груди биться так, что оно готово было вот-вот разорвать грудную клетку, и с взрывом вылететь наружу. От кошмара и страха парализовавшего его мозг, парень не в силах был даже кричать, а голова от стука крови в висках так же готова была разорваться и разлететься на куски по всей комнате. У бедного парня не было даже сил трястись от страха. Он просто молча лежал, весь в поту, ничего не понимая, и не зная, что делать. Он мысленно уже даже смирился с самым худшим, что это все, его конец. Что сейчас он вот-вот испустит дух.
  И, в какой-то момент, он вновь почувствовал легкое дуновение ветерка. То самое дуновение, которое его спасло в прошлый раз. И в его душу закралась надежда, надежда на спасение. Но, после ветерка его вдруг стало что-то тормошить, и, причем, весьма сильно и настойчиво. Он стал замечать, что при этой тряске стали исчезать все эти горящие люди. Куда-то стал затем пропадать и сам огонь. Комната постепенно, как ни странно, приобретала свой прежний вид. Это было просто чудо, спасительное чудо. Потихоньку стали рассеиваться и дым, и пелена перед его глазами. И стали все более отчетливо проясняться очертания фигуры, которая его трясла. Андрей присмотрелся повнимательнее, и узнал, кто это. О, какое это было счастье! Это была его любимая, Лена. Значит, на сей раз это точно был сон. Страшный, кошмарный, даже весьма реалистический, но, все же - сон.
  - Спокойно, спокойно, - склонилась над ним Лена. - Что, приснилось что?
  - Да, фу, кошмар.
  Лена потрогала его лоб.
  - Блин, ты опять весь горишь. Надо с тебя снять одеяло, дать тебе остыть.
  И девушка сдернула с парня одеяло, но того тут же охватил озноб.
  - Х-хол-лодно..., - заколотился он.
  - Конечно, холодно. Ты же весь мокрый. Сейчас я тебя оботру, будет легче.
  Лена направилась к шкафу, а парень, весь дрожа, тут же накинул одеяло обратно на себя. Девушка взяла полотенце, вернулась к своему парню, вновь одернула с него одеяло, и быстро принялась его обтирать сухим полотенцем. Это как-то, но согревало парня, и, постепенно, он переставал колотиться. Потихоньку парень привык, и уже не рвался вновь залезть под одеяло.
  - Слушай, ты пока так и лежи, а я сейчас быстро сбегаю, принесу миску с холодной водой и сделаю тебе холодный компресс на голову. Хорошо? Это должно облегчит жар.
  - Д-давай, только п-поб-быстрее.
  Лена достала полотенце поменьше, и быстро отправилась на кухню. Прошло не более нескольких минут, как она обернулась обратно. В одной руке она держала мокрое полотенце, а в другой - глубокую большую миску с холодной водой.
  Девушка подошла к кровати, поставила на кушетку миску, и обтерла хо-лодным влажным полотенцем грудь парня, руки, лицо, а затем еще слегка смочила его, чуть отжала, и положила парню на лоб. Андрей от обтираний покрылся весь гусиной кожей. Его слегка передергивало от холода, но, главное - было уже заметно, что жар его отпускает. А Лена лежала рядом с ним и жалела его, отчего ему становилось, по-настоящему, намного легче.
  - Мы там поесть приготовили, - произнесла Лена, когда парня уже наконец-то оставил озноб. - Есть будешь?
  - Нет, спасибо, ничего не хочу.
  - Вообще?
  - Вообще ничего, спасибо. А сколько уже времени?
  - Десять вечера, чуть больше.
  - Ого.
  - Да, можно уже и спать ложиться.
  - Да, это лучше всего.
  - Ага. Только нам надо тебе еще перевязку сделать перед сном.
  - Ай, давай не будем. Давай, уже завтра. Честно, ничего не хочу. Не хочу даже шевелиться.
  - Ну ладно, если тебе так погано, оставим тебя в покое до утра.
  - Ага.
  - Завтра можно и поспать подольше. Спешить некуда, все приготовлено, можно спать спокойно.
  - Здорово.
  Но ночью спал спокойно и крепким сном только Андрей. Под боком у любимой девушки его не мучили больше никакие кошмары. Тревожно лишь спала только Лена, которая всю ночь переживала за своего парня, и то и дело проверяла, есть у того жар, или нет. Она периодически только и делала, что вставала с кровати, меняя Андрею мокрое холодное полотенце на лоб. И только под утро она уже свалилась без сил, окончательно крепко уснув.
  
  
   Глава двадцать пятая.
   Полеты во сне и наяву.
  
  В это утро Ольга проснулась раньше всех. Все, что она помнила о том, что ей сегодня ночью снилось - это то, что она летала во сне. Нет, это не было кошмаром. Это было скорее одно из немногих приятных сновидений, которые вообще могли присниться в этом доме. Она летала, и, как ни странно, абсолютно не боялась упасть. Она не видела, но отчего-то знала, что кто-то там, внизу, явно смотрит за ней, чтобы в случае чего - словить. И ей было хорошо, легко и свободно.
  Девушка проснулась в прекрасном настроении. Да и вообще, она чувствовала себя явно намного лучше, чем, наверное, все вместе взятые, кто находился в этом доме. Она была в прекрасной форме, цела и здорова, в отличие от других, и не бегала ни вокруг никого полночи. Одна в комнате она отдыхала чисто в свое удовольствие. Поесть они с Леной приготовили еще с вечера, и можно было не спешить вставать с теплой и уютной постели.
  Но, все же одной в комнате ей было как-то скучновато. Она еще немного понежилась, затем сладко потянулась, и все-таки встала. Где-то в душе она сейчас ощущала ответственность за тех, кому было тяжелее, чем ей, и ее ответственную натуру тянуло всех проведать, не нуждается ли кто в чем, и все ли у всех в порядке.
  Для начала Оля проведала Игоря с Ларисой. Лариса еще спала, а Игорь только-только проснулся. Он себя чувствовал намного лучше, и собирался уже тоже вставать.
  А вот про Сергея и Татьяну такого сказать было нельзя. Такие раны так быстро не заживают, особенно раны Сергея. Ну а Татьяна была просто изнеженной девушкой, отчего она все это переживала куда сложнее. О них, конечно, следовало заботиться больше всего.
  Единственные, кто полностью крепко спал - это Андрей и Лена. Андрей отходил от жара, а Лене пришлось смотреть за ним всю ночь, до самого утра. На первый взгляд Андрею было намного лучше, а вот Лена спала просто мертвецким сном. Оля попробовала ее разбудить, но, похоже, это было просто бесполезно. И Оля не стала беспокоить свою сестру. Она поняла, что пока все должно лечь на ее плечи, не смотря на то, что она здесь самая младшая. Это и взваливало на нее груз ответственности, и, одновременно, не то, чтобы пугало, но, как-то держало в некотором неловком напряжении, и она слегка терялась. Она не знала, с чего начать и за что браться.
  - Как жаль, что Лена сейчас спит, - думала про себя Оля. - Эх, был бы сейчас папа рядом. Папа! Точно, надо попробовать все-таки еще раз дозвониться папе. Надо же его предупредить, чтобы приехал с друзьями, чтобы машин было как можно побольше, и больших. Папа же не знает, сколько всего за эти дни здесь с ними произошло. В таком состоянии большинство просто не сможет тесниться, надо места побольше. Да, но как дозвониться, если связь недоступна. А может, сейчас словит? Может, тогда погода была облачной, и не добивала связь. Сейчас-то ясное небо. Может, теперь и получится? Надо попробовать.
  Оля подумала, чего рассуждать - надо брать и пробовать. И она направилась в свою комнату. Девушка достала свой телефон и взглянула на дисплей. Антенн приема было мало, но, главное - они были. Это была уже надежда. Девушка тут же принялась набирать номер отца. Ожидание .... Но нет, соединения не было. Видать, все же не добивает. Лена приблизилась к окну, надеясь, что там связь может быть получше, но и эти ожидания не оправдались.
  - Может, стоит попробовать с улицы? - подумала девушка.
  Оля собралась и отправилась во двор. Она ходила взад и вперед, глядя в дисплей телефона, и ища лучшее место для возможного соединения. Но все это было безрезультатно, хоть она и обошла весь дом вокруг. Все тщетно. Дом-усадьба, окруженный густым лесом деревьев, находился за этими самыми деревьями, как за неприступной крепостью.
  Девушка стояла во дворе перед домом, и раздумывала, что бы еще можно было попробовать. Она подняла голову, и осмотрела дом. Первым делом, конечно же, ее взгляд приковал просторный балкон на втором этаже. Но он, словно смотрел на нее зловещим взглядом, и перед ее глазами тот час же появлялся образ Ларисы, лежащей в сугробе, под балконом, с вывихнутым плечом. Так что, все мысли о том, чтобы попробовать совершить еще один звонок с этого места, она тут же откинула. Из окна связь тоже не брала. А залезть зимой на крышу - это было бы сродни самоубийству. Да и сама мысль об этом, при виде покатой крыши, ее саму пугала.
  Но явно надо было попробовать на что-то или куда-то залезть. На что-то высокое. Оля видела за домом еще приставную лестницу, но та была невысокой, что-то около двух метров. Такая высота тоже роли не сыграет.
  - Хотя, - посмотрела она на высокие деревья, и вдруг ее осенила идея, - если ее приставить к дереву, то можно было бы на него залезть. А это уже намного увеличивает шансы.
  И девушка тут же направилась неспешащей, но уверенной, походкой, за дом, туда, где она видела лежащую лестницу. По пути она выискивала глазами более-менее подходящее дерево. И ее взгляд выцепил одно такое. Оно было достаточно высокое, на него можно было залезть. И, главное - оно было весьма ветвистое, что позволяло взобраться на него как можно выше. Похоже, это было именно то, что ей нужно. Оля взяла лестницу и потащила ее к примеченному дереву. Подойдя к нему, она приставила лестницу понадежнее, проверив, чтобы та не ходила в стороны, и стояла как можно устойчивее.
  Девушка скинула куртку, чтобы та не мешала карабкаться, да и не порвалась, и поставила ногу на перекладину и сделала первый шаг, слегка попрыгав.
  - Кажется, надежно, - проговорила Оля, проверяя лестницу на прочность.
  Убедившись, что все надежно, девушка достаточно смело стала подыматься наверх. Она и раньше вполне проворно лазила по деревьям, в детстве, к примеру - по яблоням. Но это было летом. А тут - зима, надо быть поосмотрительнее.
  Оля уже добралась до середины лестницы, как вдруг - буквально цен-тральная перекладина с треском хрустнула у нее под ногой. Ее нога провалилась в пустоту, но ее спасло то, что она уже успела перенести вес тела на другую ногу, которая уже была на перекладине повыше. Девушка слегка вскрикнула, и вцепилась руками в лестницу. Но Оле показалась, что та может накрениться, и девушку взмахнула рукой и ухватилась за свисающую возле нее ветвь дерева. Этим рывком она тряхнула ветвь, и от этого на нее полетела приличная охапка снега с дерева. У девушки от этого даже на время перехватило дыхание.
  На несколько секунд Оля, накрытая снегом, так и замерла в таком положении. Затем она пришла в себя, широко глотая от холода и снежного душа воздух, и отряхнулась. Это заставило ее свернуть с пути, и слезть. Ее ноги и руки слегка тряслись, облом перекладины под ногой не на шутку ее на время испугал. Девушка стояла внизу и отряхивалась, доставая снег даже из-под кофточки, и из обуви. Она отошла в сторонку, раздумывая, не стоит ли отказаться от этой затеи? Может, это предупреждение, и не стоит ей испытывать судьбу?
   Но тут перед ее глазами предстал образ Сергея и Татьяны, которым сейчас было хуже всего. Да и Андрей, был сейчас так же далеко не в лучшей форме. Впрочем, и всем другим было не сладко. И она решила не отступать, из-за какой-то там ступеньки, от задуманного. Просто, надо постараться быть поосторожнее.
  И Оля вновь подошла к лестнице, и проверила ее на устойчивость. Девушка собралась с духом, прогнала свой страх, сомнения и опасения, и, снова приступила к покорению высоты, только более осторожно. На сей раз все получилось, и без происшествий. Она добралась до прочных ветвей дерева, и перебралась на них.
  - Фу, - выдохнула она так, как будто оказалась на твердой земле.
  На самом же деле ее испытания еще только начинались. Теперь ей пред-стояло взобраться на самый верх дерева, как можно выше. По сравнению с этим лестница была детской забавой.
  Девушка принялась карабкаться вверх, цепляясь, и переходя с одной ветви на другую. При этом ветви были весьма скользковатыми, ее нога нет-нет, да и уходила в сторону. Ей приходилось цепляться за ветви, которые тут же ее одаривали своим белым и холодным убранством. От этого восхождение делалось не намного более легким, чем восхождение в гору. Но, Оля и не думала сдаваться - она поставила перед собой цель, и упорно и уверенно шла к ней. Ругалась про себя, плевалась, но, карабкалась все выше и выше. Отступать назад даже и в мыслях у нее не было.
  Наконец-то она залезла уже достаточно высоко, дальше уже не было смысла, да и могло бы быть опасным. Ей уже хватило обломанной ступеньки. Девушка остановилась, обняла ствол дерева и на несколько секунд замерла, переводя дыхание. Восхождение по заснеженному дереву далось ей нелегко - ее руки и ноги дрожали, ее саму слега всю колотило, и от холода и от усталости. Но главное - она это сделала! И это ее воодушевляло.
  Оля повернула голову, и посмотрела на дом сверху. Как красиво! Весь дом и двор были сейчас у нее как на ладони.
  - Хм, точь-в-точь, как тот, игрушечный, - подумала было она, глядя на все сверху вниз. - Интересно, если бы меня сейчас кто-нибудь увидел на такой высоте, что бы он сейчас подумал? Хотя, наверняка, все еще спят. Только я одна тут, как белка, лажу с утра по деревьям. А все-таки, здорово здесь.
  Здесь, наверху, она даже на время было и забыла, зачем сюда так долго карабкалась. И от усталости, и от прекрасного вида, открывающегося отсюда.
  - Надо же попробовать позвонить! - вспомнила она.
  Девушка устроилась понадежнее, крепко обнимая дерево одной рукой, а другой полезла за телефоном. Достав его, она взглянула на дисплей.
  - Ура! - обрадовалась она, увидев, что антенны на нем наконец-то появились, - Вот так бы и сразу.
  Обрадованная девушка сняла перчатки, и, дрожащими пальцами, принялась набирать номер отца, который она помнила наизусть. Карабканье на дерево порядком ее изнурило, сказывался еще и холод. Ее пальцы на холоде отказывались слушаться, и ей приходилось прилагать усилия, чтобы набрать, казалось бы, простецкий номер.
  Наконец она, не без труда, справилась с этим, и.... пошел долгожданный вызов. Как же она была несказанно рада этому банальному, в простой ситуации, действию. Но сейчас это было нечто намного большее, чем просто звонок - звонок надежды!
  - Алло! - послышался голос отца на том конце.
  Оля даже на миг не поверила своим ушам. Она на время словно потеряла дар речи, растерявшись.
  - Алло! Папа, это ты? - попыталась она все-таки как-то справиться со своим волнением.
  - Оля? Привет! Рад тебя слышать. Я конечно, а кто же еще? Как вы там?
  - Я - нормально...
  - А Лена?
  - И Лена нормально.
  - Как вам там отдыхается? Чего не звоните?
  - Да тут со связью, пап, не очень. Я чуть дозвонилась.
  - А, понятно. Я тоже пару раз пытался до вас дозвониться - не получалось. А как ребята, как Андрей?
  - А вот ребята, пап, не очень.
  - Что? Что значит не очень? - заволновался ее отец.
  - Ну, тут пап, ничего серьезного, все живы...
  - Ну-ка, давай выкладывай, что у вас там стряслось.
  - Да обожди папа, не перебивай, я все расскажу. Только ты не волнуйся, ладно?
  - Ничего себе оборот! Ладно, ладно. Говори, что у вас там, постараюсь выслушать.
  - Вначале Игорь простыл - провалился под лед, но мы его вытащили и поставили на ноги.
  - Ничего себе! Как это он умудрился? Надеюсь, ничего серьезного?
  - Долго рассказывать, но он уже почти оклемался, ничего серьезного.
  - Фу, - облегченно вздохнул отец на том конце трубки. - А кто там еще?
  - Ну, Лариса поскользнулась, упала с балкона, плечо подвернула, но тоже ничего серьезного, жить будет.
  - Ой, ну вы ж там поосторожнее.
  - Да стараемся пап, стараемся.
  - Надеюсь, все? Никто больше ничего не повредил?
  - Да как тебе сказать...
  - Продолжай, я чувствую мне уже все равно, одной валерьянкой не обойтись.
  - Пап, ты только не нервничай. Хорошо? Очень серьезного и смертельного у нас ничего нет.
  - Спасибо, успокоила. Этого мне еще не хватало. Давай, продолжай. Что там у вас еще? Кому больше всех досталось?
  - Сергею.
  - А с ним-то что стряслось?
  - Понимаешь, он упал в лесу с обрыва, и сильно исцарапался.
  - С обрыва? А, знаю. Но как его-то туда занесло?
  - Да он говорит - бежал за зайцем, не заметил, и...
  - Надеюсь, ничего не сломал?
  - Нет, но изодрался сильно.
  - Да, устроили вы там Новый год, ничего не скажешь. Я уже жалею, что оставил вас там одних, надо было вместе с вами оставаться, хоть было бы кому-то за вами присмотреть.
  - Пап, да все нормально, правда. Все довольны.
  - Довольны? А вот скажи мне, что я теперь их родителям скажу? Как они теперь будут довольны? Завез вас в глухомань, оставил без присмотра, да еще и привезу обратно калек.
  - Пап, ну что ты сгущаешь краски, правда. Нет никаких калек, все живы-здоровы...
  - Ну да, конечно.
  - Мы все сами с радостью захотели сюда приехать. Пап, мы честно, все довольны, что встретили здесь вместе Новый год.
  - Да? А вот как мне теперь их родителям в глаза смотреть? Что им я ска-жу?
  - Пап, да все сами поговорят со своими родителями, честно. Тебе не придется ни перед кем оправдываться, я обещаю.
  - Ну, смотрите у меня. Я бы не хотел и за ваших друзей еще отдуваться.
  - Обещаю.
  - Ладно. Когда вас забирать? Чувствую, с этим делом нужно не затягивать, чем быстрее - тем лучше.
  - Пап, а разве ты сможешь все сегодня организовать?
  - В смысле?
  - Ну, на одной машине ведь нас точно не заберешь. Мы, когда все целы были, и то на нескольких сюда приехали.
  - Блин, об этом я как-то, с горяча, и не подумал. Так что, машин теперь надо будет побольше?
  - Боюсь, что да. Понимаешь, не все такие транспортабельные.
  - Ну да, верно. Сегодня канун Рождества, все хотят его провести дома, неудобно будет друзей отрывать от семей. Ладно, за день что-нибудь придумаю. И так и так вас собирался забирать завтра. Так что, собирайтесь потихоньку, я решу что-нибудь с транспортом, завтра заберу.
  - Будем ждать.
  - Ага.
  - А пока как раз еще и Рождество отметим.
  - Только прошу вас, поосторожнее. Хотя бы на Рождество без приключений постарайтесь.
  - Постараемся, папа, не волнуйся.
  - Да уж.
  - Папа, я еще вот что хотела спросить...
  - Да?
  - А у вас здесь, в этом доме, ничего такого странного не происходило, - спросила Ольга чуть настороженно, даже понизив голос.
  - Странного? Что ты имеешь ввиду? Что у вас там такое происходит?
  - Да ладно, пап, не обращай внимания, это я так просто, - попыталась уйти от ответа Ольга, поняв, что этим только еще больше встревожит и без того разволновавшегося отца. - Ну ладно, папик, давай закругляться, а то у меня пальцы уже замерзли сидеть на дереве, - перевела она разговор в другое русло. И не только пальцы.
  - На дереве? На каком еще дереве? - удивленно переспросил отец.
  - Пап, ну я же говорила - тут со связью не очень. Пришлось залезть на дерево, чтоб дозвониться.
  - Кошмар, вы меня в дурдом сведете. Все, хорошо, заканчиваем, пока и с тобой еще чего не случилось, я этого не перенесу. Все, доча, пока, целую. Привет всем! Завтра во второй половине дня ждите, что-нибудь придумаю.
  - Пока, папа! Будем ждать.
  Ольга облегченно вздохнула:
  - Фу! Ну, неужели дозвонилась?! - не верила она сама себе.
  Тут она краем глаза заметила, как дверь в доме приоткрылась. Из нее медленно вышел на улицу Игорь, потягиваясь, как-будто только-только проснулся. Он оглянулся по сторонам, и его взгляд выцепил неестественного цвета пятно на одном из деревьев. Не сразу поняв, что к чему, он попристальнее всмотрелся, и, к своему немалому удивлению, обнаружил, что это Оля забралась едва ли не на макушку дерева. Его это немало удивило. Игорь помахал ей рукой, приветствуя девушку.
  Радостная Оля, довольная тем, что ей наконец-то удалось связаться с от-цом, как раз в этот момент хотела убрать телефон в карман, но видя, что Игорь, приветствуя ее, машет, весело помахала ему в ответ. На ее беду, уже изрядно замерзшие к этому времени хрупкие девичьи руки, уже не чувствовали почти ничего. Она даже и не ощутила, как телефон попросту выскользнул из руки. Чисто машинально девушка дернулась за ним, пытаясь успеть поймать в воздухе, но, именно из-за этого рывка, соскочила с дерева, за которое она держалась, и, девушка, потеряв опору, потеряла равновесие, оступилась с ветви, на которой стояла, и, успев только вскрикнуть, сорвалась с дерева.
  Оступившись, Оля заскользила с ветви на ветвь вниз. Она пыталась за них хвататься онемевшими от холода руками, но они не хотели слушаться, а колючие ветви только причиняли ей боль. Они ранили не только ее руки, они больно хлестали по лицу. Оля билась о них животом, ребрами. Это было похоже на то, как будто она проваливалась в холодную пропасть через колючую преграду. Девушка ничего не видела, кроме мелькающих перед самыми ее глазами ветвей и иголок, иголок.... И больше всего задевало то, что она не в силах была ни за что ухватиться, чтобы как-то прекратить это жуткое стремительное падение вниз.
  В какой-то момент она почувствовала только удар, и перед глазами она увидела нечто, вроде вспышки. Оля просто шмякнулась о землю, и падение на этом закончилось. Она даже не поняла этого. Оля не поняла даже, потеряла она от удара сознание, или это она испытала психологический шок. Просто, когда она открыла глаза - над собой она увидала лицо Игоря, встревоженное лицо. В следующий момент она почувствовала снег на своем лице. Было непонятно, это снег с дерева, или это Игорь растирал ей лицо снегом, пытаясь привести в чувство. Она потихоньку начала приходить в себя, и протянула руки к своему лицу, чтобы стряхнуть с него снег.
  - Ты как, жива? - с легким испугом в голосе спросил парень.
  - Я? Кажется, да.
  - Ничего не болит?
  - Не знаю.
  - Попробуй пошевелить пальцами.
  Оля приподняла руку, и попыталась сжать-разжать пальцы в кулак.
  - Больновато, - слегка поморщась, ответила она.
  - Что-то сломано, или от мороза?
  - Холодно.... Почти их не чувствую.
  - Ну, это не страшно, сейчас отогреем.
  Игорь взял ее руки в свои ладони, и принялся растирать, и согревать их своим горячим дыханием.
  - А ногами можешь пошевелить? Посгибай их.
  Оля послушно пошевелила ногами, и из ее губ сорвался легкий стон.
  - Что такое? - потревожился Игорь.
  - Ой, дышать тяжело, больновато.
  - Как?
  - Ногами пошевелила, и что-то бок закололо. Да и дышу, побаливает тоже.
  - Блин, не хотелось бы, но, думаю, ты повредила ребра. Лишь бы не перелом.
  - Сплюнь, сама не хочу. Наверное, треснулась о сук, пока летела.
  - Да, летела ты страшно.
  - Что, так страшно было со стороны?
  - Еще бы, у меня все внутри сжалось, когда увидел, как ты сорвалась. Перепугался, не меньше чем ты.
  - Ну, это вряд-ли. У меня, как говорится, все перед глазами промелькнуло.
  - Бедняжка. Ну что, может, попробуем подняться?
  - Давай. Только осторожно.
  - Да уж. Это вообще чудо, что ты жива осталась. С такой-то высоты со-рваться. Хорошо, что дерево ветвистое, и снег. Это как-то амортизировало твое падение.
  - Да уж. Только мне от этого сейчас не легче. Все болит, как будто по мне поезд проехал.
  - Не, Оля. Это ты по дереву проехала, а не поезд.
  - Хм, - попыталась усмехнуться она.
  Игорь помог ей приподняться, что девушке далось не без труда.
  - И угораздило же тебя на него забраться. Что это тебя туда потянуло?
  - А! Я же папе звонила! - радостно ответила она.
  - И?
  - Представляешь, дозвонилась! Отсюда же ни один телефон не берет, вот я и подумала - если залезу повыше, будет больше шанса.
  - Да уж, одна пыталась дозвониться - соскользнула с балкона, вторая решила вообще на дерево залезть. Что на вас всех нашло?
  И тут, словно что-то вспомнив, Оля принялась похлопывать себя по бокам, как будто что-то искала, и принялась осматриваться по сторонам.
   - Что? Что-то потеряла? - спросил Игорь.
  - Да, телефон. Где же он? - не отрывала девушка глаз от земли.
  - Постой, я помогу тебе. Знаешь, ты постой возле дерева, а я поищу его.
  - Да, спасибо, - поблагодарила Ольга, и, слегка пошатываясь, подошла и оперлась о дерево. - Попробуй только его сейчас найти тут, в таком-то снегу.
  - Да уж, задача, - согласился Игорь. - А ты не видела, в какую сторону хотя-бы он полетел? Хотя о чем это я? Тебе наверняка было не до телефона.
  - Это точно. У меня все так мелькало перед глазами, кружилось, кру-у..., - недоговорила она, а лишь пошатнулась, и, подкосилась, слегка крутанулась, и рухнула на снег.
  Видимо, она приподняла голову, еще и воспоминания о падении, и голова просто закружилась, и она потеряла сознание. Парень тотчас отложил поиски, и бросился к девушке. Подбежав, он, присел рядом с ней, схватил ее за плечи, и, положив ее голову себе на колено, принялся слегка тормошить ее.
  - Оля, Оля, очнись! Ты что это?
  Но девушка на это никак не реагировала. Парень, не на шутку перепугавшись за нее, снял перчатки, и приложил пальцы ладони к ее шее. Слава Богу, пульс прощупывался. Значит, она была просто без сознания. Такое бывает. Сразу после испытанного шока не ощущаешь ни боли, ничего, а потом, как потихоньку начинаешь приходить в себя и возвращается разум - вся боль и ее последствия дают знать о себе в полной мере. Похоже, что Ольга при падении ушиблась головой, и теперь она по этой причине и потеряла сознание. Парень по-прежнему ее потрясывал и продолжал звать ее по имени, умоляя, чтобы она очнулась. Наконец-то его мольбы были услышаны. Девушка на миг приоткрыла глаза. Она увидела перед собой лицо заботливого, волнующегося за нее парня, приятно улыбнулась, и ... опять провалилась в небытие.
  Игорь тяжело и раздосадовано вздохнул. Так, как будто вмиг рухнули все его надежды. Понимая, что тут он уже вряд ли чем может помочь девушке, он обхватил ее, взяв на руки, и приподнялся. Уже молча, он быстрым шагом направился по снегу в сторону дома, лишь изредка перешагивая засыпанные белой шапкой небольшие кустарники.
  Парню было тяжело пробираться с девушкой на руках через лес, утопая ногами в навалившемся снегу. Но он старался не думать об этом, хотя с каждым шагом и становилось держать ее все тяжелее. Он думал только о том, чтобы скорее донести ее до дома, где вместе с другими уже будет легче о ней позаботиться.
  Дом становился все ближе, а нести становилось все тяжелее. Руки уже так налились свинцом и жгли от усталости, что ему казалось, что он вот-вот выронит девушку, что она просто выскользнет из его рук.
  Наконец-то он дошел до заветного порога. Он, едва не спотыкаясь, под-нялся с ношей на ступеньки, и из последних сил попытался открыть двери. Игорь приподнял ногу, упершись ею в двери, и поддерживал девушку коленом, потому что понимал, что она сейчас точно выскользнет. Парень не без труда приоткрыл дверь, и буквально ввалился в дом, ноги уже совсем заплетались, а руки не могли больше держать. Уже в прихожей он просто рухнулся на колени, опустив девушку, и громко выдохнул от усталости, переводя дух.
  Как раз в это время в холле находилась Лена, вышел Андрей, у которого уже спал жар, и спустились Сергей с Татьяной, которые, несмотря на свои раны, не могли находиться в одиночестве, понимая, что они уже последние дни, перед отъездом, в этом доме.
  Безусловно, всех эта картина просто повергла в шок. Неужели еще и с безобидной, всем готовой прийти на помощь, Олей, что-то тоже случилось?
  Первой к, свалившемуся с девушкой на руках, Игорю бросилась Лена. За ней привстали и остальные, несмотря на свои раны. Такая сцена никого не могла оставить равнодушным.
  - Блин, Оля! - закричала Лена, подбегая к ним. - Что с ней? Что случи-лось? - испуганно спрашивала она у Игоря.
  - Да, с дерева упала.
  - Что? С какого дерева? Что она там забыла?
  - Позвонить пыталась. Длинная история. Потом сорвалась, и ... в общем - вот.
  - Блин, вот знала же, чувствовала. Не уследила же. Ну как же так?
  - Переломов вроде как нет, - продолжал Игорь, - разве только боком, скорее всего, сильно ушиблась. Она как упала, даже немного ходила. А вот головой, похоже, где-то хорошо ударилась. Она возле дерева стояла, стояла, а потом просто съехала по нему, и упала без сознания.
  - Только бы все было хорошо, - взволновано молилась Лена.
  Она попыталась привести в чувства сестру, но у нее ничего не получалась. Оля даже не шелохнулась.
  - Я сейчас, - сказала Лена, и бросилась на кухню.
  
  Оля наконец-то очнулась, и приоткрыла глаза. Но то, что она перед собой увидела, повергло ее в такой шок, на грани истерики, что все, что с ней произошло до этого, казалось лишь детским испугом.
  Над ней склонились уродливые изувеченные фигуры обгорелых не то трупов, не то людей, скорее даже - живых мертвецов. И, что самое ужасное - у их обезображенных и изуродованных серо-коричневых лиц, были вполне живые глаза, которые с любопытством ее отчего-то разглядывали. И в дополнение ко всему этому прямо в нос бил жуткий полутошнотворный запах какой-то отвратительной гари.
  От этого кошмара девушка истошно закричала. Так сильно, что, казалось, с этим криком от страха сейчас вылетит не то что легкие, а даже ее сердце, которое в этот миг забилось так сильно и быстро, что готово было вот-вот взорваться. Девушка попыталась вскочить и отпрянуть от них всех, как можно подальше, но ее тело словно парализовало, она лишь едва-едва могла пошевелить головой. Этого было достаточно, чтобы ее испуганный взгляд приковал к себе еще и камин. Тот горел огромным ярким пламенем, так, что пляшущие его языки пламени были готовы вырваться наружу, и объять огнем первое, что под них попадется.
  Странно, но она готова была поклясться, что эти языки пламени быстро, и все более отчетливо, стали напоминать очертания людей. И вот уже какие-то огненные полупрозрачные горящие существа, стали вылезать из, ставшего вмиг им тесного, камина, словно из укрытия. Это был все же огонь, но отчего-то неестественно в форме неких существ, похожих где-то по форме на людей, что просто в голове не укладывалось. И, к ее дикому ужасу, они выходили, осматривались по сторонам, и, заметив ее, направлялись в ее сторону. Оля приложила еще больше, максимум, усилий, чтобы вскочить, убежать отсюда, но у нее по-прежнему ничего не выходило, отчего ее охватывал животный страх и отчаяние.
  Тут она заметила, что с кухни вышла еще какая-то обгоревшая темная фигура. Она быстро приближалась к ней, даже подбегала, и что-то держала в руках, похожее на кружку.
  В следующую секунду Оля почувствовала на своем лице холодные брызги освежительной влаги. Затем еще раз брызги воды прохладой разлетелись по ее лицу. Сразу после этого она услышала до боли знакомый ее голос:
  - Оля, Оля очнись!
  Только теперь она почувствовала, что вновь может шевелить своими руками и ногами. К ее телу вновь вернулась возможность двигаться. Гнетущие серые краски вокруг нее стали постепенно приобретать яркие цвета, и, главное - ужасные фигуры вокруг нее стали расплываться, и все более приобретать вид людей, которых она знала. Это невероятно, но, еще пару секунд, и перед ней вместо каких-то ужасающих монстров стояли ее друзья.
  Теперь она уже отчетливо все различала - над ней, с кружкой воды в руках, склонилась ее сестра. Затем Лена рассмотрела и остальных - Игоря, который ее вытащил из леса, Андрея, Сергея, и Татьяну. Выбежала на крики и Лариса, с которой приключился почти похожий случай.
  - Ну, слава Богу! - вздохнули все облегченно. - Очнулась.
  - Это вы? Что вы здесь делаете? - не совсем еще адекватно воспринимала окружающую действительность бедная девушка.
  - Лена, все в порядке, успокойся, - постаралась успокоить ее Лена. - Ты потеряла сознание, но теперь уже все в порядке. Ты дома, вместе с нами, все хорошо.
  - А где эти?
  - Кто эти? - не совсем поняла Лена.
  - Эти, монстры. Страшные....
  - Монстры? - с долей тревоги и испуга переспросила Лена.
  - Ну да. Только что стояли у меня перед глазами. Страшные все такие, обгорелые, бр-р-р...
  - Да, видно, крепко ты, подруга, упала, - произнес Андрей, хотя, признаться, эти слова немного заставили вздрогнуть даже его.
  - Оля, успокойся, тебе все это почудилось, - вновь принялась утешать ее сестра. - Игорь сказал, ты упала с дерева, видно ты и вправду ударилась. У тебя может быть легкое сотрясение, только и всего.
  - Какое там почудилось? Я точно говорю - видела.
  - Ну, ну, сестренка. Ну, ты сама подумай - какие тут монстры? Ты сама посмотри - здесь все свои, нет никаких монстров, - говорила Лена, а у самой от слов сестры бежали мурашки по телу, чуть себя перебарывала.
  - Да? Может быть... Хм, наверное, и в самом деле ударилась. Кошмар, привидится ж такое.
  - Главное, что все уже позади. Ты вот только объясни нам, сестренка, что тебя дернуло на дерево то лезть?
  - А? - начала вспоминать Оля недавние события. - А! - вскрикнула радостно она через секунду. - Я ведь это, позвонить отцу хотела!
  - С дерева?
  - Ну да. Я ведь вначале вокруг дома ходила, пыталась найти место, где можно словить сигнал.
  - Так мы же пробовали уже - пустая затея. Вон, Лариса уже тоже допробовалась.
  - Это точно, - подтвердила, усмехаясь, Лариса.
  - Да, но я такое классное дерево нашла, вы б только видели - и высокое, и залезть удобно...
  - Ну, понятно, - перебила Лена. - Тогда самое главное скажи - дозвони-лась-то? Был смысл лезть?
  - Да в том-то и дело! - радостно опять воскликнула Ольга. - Вы не поверите, дозвонилась! Папе!
  - И что, поговорила?
  - Да! Я же про то и говорю!
  - Да что, неужели? Правда?
  - Да честное слово!
  - Ну, и? - тут уже все с некой надеждой в голосе спросили, и внимательно к ней прислушались.
  - Ну, он расспросил, как мы тут. Пришлось немного рассказать, постаралась, правда, смягчить.
  - Это правильно, молодец. И как он отреагировал?
  - Нельзя сказать, что обрадовался, хотя, в целом, весьма адекватно.
  - А не спросила, когда приедет?
  - Да он уже готов был выехать, но только сами понимаете, нам уже нужно больше транспорта, чем сюда добирались.
  - Да, увы, это так.
  - Он просто не сможет так, с ходу, все организовать, оторвать всех и от-правиться в дорогу в канун Рождества.
  - Понятно...
  - Но он обещал, что завтра обязательно за нами всеми приедет. С большим количеством машин. Так что, тесниться не придется.
  - Да, у кого раны посерьезнее, это весьма кстати, - согласился Андрей.
  - Что же, - вздохнула Лена, - так или иначе собирались уезжать завтра. Давайте же, раз все так складывается, хотя бы Рождество постараемся встретить без приключений.
  - И вправду, - согласилась Лариса. - Рождество - светлый праздник, давайте его хорошо проведем!
  
   Глава двадцать шестая.
   Мальчик в шкафчике.
  
  Лена очень обрадовалась, когда ее сестра пришла в себя. Конечно, было немного не по себе от того, что Оля потеряла сознание. Все-таки Лена где-то в глубине сознания предполагала, что что-то такое может произойти, могла бы и досмотреть. Тем не менее, успокаивало то, что Оля еще легко отделалась. Ушиб головы, это, конечно, тоже серьезно, но, по крайне мере она пришла в себя, и отделалась лишь ссадинами и ушибами, ни одного перелома, даже без вывихов. А, судя по тому, что девушка после того, как пришла в себя, вполне здраво соображает, скорее всего - ничего очень серьезного. Хотя, по приезду домой, врачу ей надо будет показаться обязательно.
  А радовало больше всего, конечно же, то, что Оле удалось-таки, наконец, связаться с отцом. Главное, что он в курсе всего происходящего, и отреагирует должным образом.
  И лишь одно озадачивало Лену. Ведь странно - сбылись уже все события, скажем так, запрограммированные игрушечным домиком. Что дальше? Это не могло не беспокоить ее. И что самое тяжелое - она не с кем не могла обсудить это. Хотя бы потому, что ей было неловко накалять и без того напряженную обстановку, в свете последних событий. Сегодня такой праздник, не хочется его омрачать. Плюс - на носу уже конец каникул, а, следовательно, и отъезд из этого странного дома, а у нее на душе прямо кошки скребут от полного незнания того, чего еще им всем от этого места ожидать. Задача....
  Тем не менее, она ясно понимала, что сейчас надо как-то напоследок от-влечь всех, да и себя в частности, от всего того, что тут за эти дни, считай со всеми, произошло. И светлый праздник Рождества тут был как нельзя более кстати. В такой день обычно случаются чудеса, а может и ей повезет? Хотелось бы.
   Лена переговорила со всеми, устроив такое мини-совещание по поводу приготовления к торжествам, распределив почти каждому кому чем зани-маться. По мере его состояния, конечно же. Загрузив всех приятными приготовлениями к празднику, сама первым делом отправилась на кухню, проверить что такого поесть-попить праздничного лучше подать к столу. Виски, коньяки и прочее подобное она сразу отметала. Как-то эти напитки не увязывались у нее с таким праздником. Она припомнила, что где-то видела просто чудесное красное вино. Пожалуй, оно было бы к такому столу в самый раз. Она, кажется, вспомнила, в каком шкафчике его видела - в большом шкафчике-столе, и направилась к нему. Лена подошла к нему, присела на корточки, и открыла дверцы. Через секунду Лена, испуганно отпрыгнув, полусидя, полулежа, находилась на полу в метрах полтора от шкафчика. На лице у нее застыла гримаса ужаса, ее всю трясло от страха, и она, оцепенев, не могла произнести ни слова. Оля лишь с ужасом таращилась на шкафчик, и колотилась от шока, не в состоянии что-либо с собой сделать. И было от чего. В шкафчике, вместо продуктов, сидел скрюченный в три погибели маленький мальчик, и лишь искоса посматривал оттуда на нее своими маленькими детскими глазками. Нет, одним глазом. Вместо второго, из глазницы, торчал штык, лишь изредка двигаясь в такт взгляду. И что самое страшное - что Лена сейчас отчетливо понимала, что это точно не сон. Нет, точно, не сон. И она ничего не пила, да и выспалась сегодня хорошенько. Это не могут быть какие-то галлюцинации. Она его точно, отчетливо видела. И от этого становилось еще больше не по себе. Что он здесь делает? И что ему от нее надо?
  - Они еще напомнят о себе, но со звездой исчезнут, - неожиданно произнёс мальчик, прервав ее мысли.
  - К-кто они? К-куда ис-счезнут? - стала заикаться перепуганная девушка, вообще не понимая, о чем идет речь.
  Внезапно, вместо ответа на вопрос, вся кухня резко изменилась. Это было, вроде, как и то место, где она только что находилась, и, в то же время, совершенно другое. По размерам это было такое же помещение, но, сейчас, оно было все в дыму, стены были охвачены огнем, но, самое страшное было не это - вся комната была набита какими-то неизвестными людьми. Эти люди все истошно орали, взывая о помощи, и, все они так же горели. От всего этого можно было вмиг лишиться рассудка. Лена попыталась заорать, но, вместо этого, что ее еще больше шокировало, из ее рта вырывались только клубы першащего едкого дыма. Лену это еще больше испугало, и она инстинктивно быстро прикрыла рот рукой.
  Оны была в панике, на грани срыва, с непониманием и испугом оглядывая всех и все, что творилось вокруг. Тут она заметила, что на нее, никто совершенно не обращает внимания, как будто ее тут и нет вовсе. Это было даже как-то немного странно. Странно и жутко. Но, ее удивление длилось не долго. Как-то вдруг, все совершенно перестали кричать и извиваться от боли, словно огонь их и не касается вовсе, и, через какое-то мгновение, все, резко, как один, обратили свои взгляды, как один в ее сторону, и пристально уставились на нее.
  Вот тут Лене стало по-настоящему страшно. Страшно, как никогда в жизни. Что, что они все от нее хотят? Что им всем от нее надо? На миг ей стало так страшно, что она не могла даже думать. Вместо мыслей в ее голове только громко застучала кровь в висках. Лене показалось, что они сейчас вот-вот все набросятся на нее, и все, это конец.
  Но, вместо этого произошло совершенно другое - все это неожиданно, вдруг, резко исчезло. Так же неожиданно, как и появилось. Она снова, к своему изумлению, оказалась на кухне. Все было как и прежде. Ничего не горело, никого не было. Никого, только лишь все тот же странный мальчик, со штыком в глазнице, сидел по-прежнему в шкафчике.
  - Вы все еще вспомните свои страхи, они покажут их вам. Но, с первой звездой, они все исчезнут. Они бояться ее, и всегда с ней исчезают. Но вы больше не бойтесь их, они уже не причинят вам вреда. Честно, не причинят.
  После этих странных слов мальчик протянул свои руки к дверцам шкафчика, и молча закрыл их. Бедная Лена была ни жива, ни мертва, ее мозг был настолько парализован всем только что увиденным, что она сейчас не способна была даже думать. Это было состояние больше похожее на кому, или, как минимум - на оцепенение.
  В этот момент дверь в кухню приоткрылась, и в нее вошел ничего не по-дозревающий Андрей. Поначалу он не обратил на странное состояние своей девушки. Однако, подойдя к ней поближе, он понял, что что-то не так.
  - Э-эй, что с тобой, - слегка волнуясь за свою девушку, спросил парень.
  Однако никакого ответа вообще не последовало, будто она его не только не слышала, но даже и не замечала вовсе. Признаться, парня это слегка озадачило. Он вовсе не ожидал от своей подруги такого поведения, и уж точно не мог понять, что с ней происходит и что тому причина.
  Андрей помахал у Лены перед глазами рукой. Ответа не было никакого, лишь уголки ее губ как-то странно на миг дернулись, так, словно это на мгновение дернулся нерв на ее лице. Это парня, признаться, даже немного напугало.
  - Лена! Да что с тобой такое?! - это начало его уже заводить. - Тебя что, парализовало? Ответь, что-нибудь. Эй, ты в порядке?
  - А? Что? - наконец-то словно проснулась Лена.
  - Эй! Ты в порядке? - повторил свой вопрос Андрей, будучи явно взволнованным состоянием своей подруги.
  - Я? - недоуменно вопросила Лена. - Т-там..., - вдруг неожиданно переключилась Лена на совершенно другую тему, и перевела свой взгляд с Андрея (даже скорее с пустоты, ее глаза, по-прежнему, парня будто едва различали) на шкафчик, и указала на него пальцем, слегка в локте приподняв руку.
  Андрей недоуменно взглянул туда, куда показывала его подруга, но точно не мог там увидеть что-либо такое, что бы могло хотя бы мало-мальски способно привлечь его интерес, и уж тем более ничего такого, что могло бы напугать до такого состояния, из которого, похоже, до сих пор еще не вышла его подруга. Кроме недоумения ничего на лице Андрея больше не читалось.
  - Т-там только что был мальчик. Там, в шкафчике, - о чем то, не вполне понятном и несуразном, испуганно проговорила Лена.
  - В шкафчике? - недоверчиво переспросил Андрей. - Хм.
  Андрей, понимая, что тут явно что-то не то, спокойно подошел к шкафчику, который так напугал Лену. По его виду было видно, что он, скорее всего не поверил ее словам, сочтя, что ей что-то опять причудилось. Хотя, на самом деле внутри его что-то настораживало, уж больно напугано выглядела его девушка. Подойдя, он взялся за ручку двери, а у самого по руке пробежался легкий холодок. Он начал приоткрывать дверцы, а вторая рука чисто инстинктивно чуть приподнялась, прикрывая его, на случай чего. Дверца распахнулась, и... Фу! Как-то даже слегка отлегло у малость напряженного парня на душе. Внутри шкафчика не было ничего такого. Нет, там конечно были кастрюли, бутылки, консервы и прочее в таком духе. Но никакого мальчика там уж точно не было.
  От удивления шея Лены даже слегка вытянулась. Она уже готова была зажать лицо в страхе руками, или вообще - бежать прочь из кухни, но не увидеть там опять мальчика она точно не ожидала. Ее лицо даже вмиг преобразилось, а глазам вновь вернулся прежний блеск - верный признак того, что сознание к ней вновь вернулось.
  - Ну и где ты здесь могла увидеть мальчика? - слегка усмехнулся Андрей, сам, тем не менее, облегченно вздохнув.
  Лена, вообще теперь ничего не понимая, подошла поближе, словно не верила своим глазам.
  - Но, н-но..., - не зная, она даже, что и сказать на это.
  - Где бы он здесь поместился, скажи мне на милость?
  И вправду, шкафчик был так занят посудой и консервами, стоящими на всех полках, что здесь даже котенку негде было бы развернуться.
  - Ничего не понимаю, - удивленно произнесла девушка, потирая задумчиво лоб, и поправляя челку.
  - Хм, вот и я не понимаю.
  - Но я тебе честно говорю - там был мальчик. Опять.
  И в ее глазах читалось столько искренности и уверенности, что было видно даже не психологу - эти глаза сейчас точно не врут. Да и не было причин у Андрея не доверять своей любимой.
  - Опять этот мальчик, это видение. Блин, да что же это за наваждение какое-то! Что здесь такое происходит? - и парень нервно хлопнул дверцей.
  - Да, но на сей раз это был не сон.
  - Лена, а ты сегодня хорошо выспалась? Ничего не принимала? - попытался он спокойно найти причину этого видения, стараясь не обидеть при этом ее.
  - Андрей! - лишь строго в ответ повысила она на него голос, давая явно понять, что он не там ищет.
  - Ну все, все. Извини. Просто согласись, странно это как-то все. А что ты вообще видела? Как? Что?
  - Поверь, не хочу даже вспоминать, - и она вместо объяснений просто прижалась к его груди, обняв парня. - Нет больше ничего - и хорошо. Может, и самом деле - привиделось?
  Лена постаралась этим успокоить и себя и своего парня, хотя на самом деле - просто не хотела всего рассказывать, что было на самом деле, и что мальчик ей сказал.
  - Ну, не было и не было. Вот и ладно. Больше не будем это вспоминать, - и парень ее покрепче прижал к себе.
  - Угу.
  - Ничего, завтра мы уже уедем отсюда, и забудем обо всем. Ну что, пой-дем, может, к остальным?
  - Да, пожалуй. Не хочу больше здесь находиться. По крайней мере - пока.
  И Андрей развернул ее и направился с ней к выходу.
  - Думаю, - произнес он, - ребятам об этом говорить не стоит.
  - Да уж, пожалуй, не стоит, - согласилась девушка.
  
   Глава двадцать седьмая.
   Слова сбываются.
  
  Пожалуй, то, что стряслось с Олей, больше всего сказалось на Игоре. Да, возможно, что Лена, как сестра, переживала больше всех, это немало ее потрясло. Но ведь это все произошло именно на глазах Игоря, очевидца этого падения, да и, что там уж говорить - спасителя Оли. Не окажись он в этот момент поблизости, не заметь он всего этого, кто знает? Каковы бы были последствия, не подоспей он в тот момент? Кто знал бы, где сейчас Оля, и где ее искать.
  Хотя, с другой-то стороны - не заметь она Игоря, не помаши она ему - не выронила бы и телефон, а, следовательно - не упала бы. Наверное. Кто знает, кто знает? Как говориться - чему бывать....
  Игорю сейчас просто дико захотелось побыть на некоторое время одному, уединиться. И - глотнуть свежего воздуха. Да, глоток свежего воздуха сейчас бы точно не помешал.
  Парень, стараясь не привлекать ничьего внимания, отдалился от всех в прихожую, накинул куртку, переобулся, и проскользнул на крыльцо. Только он вышел, как освежающая прохлада приятно ударила ему в лицо. Он задрал голову кверху, и сделал пару шагов вперед.
  - Как хорошо. Какое красивое, чистое небо, - подумал он. - Просто здорово! Как раз то, что надо.
  Свежий морозный зимний воздух отгонял грузные мысли прочь, и на душе постепенно становилось все легче и свободнее. Он потянулся, вдыхая поглубже, и залюбовался белыми снежными шапками, полностью укрывшими кроны деревьев.
  Однако, холодный воздух ворвался прохладой в его легкие, и заставил слегка закашляться - сразу сказалась перенесенная недавно простуда после проруби. Откашливаясь, он, естественно согнулся. Как только кашель приотступил, парень приподнял голову. То, что он сейчас увидел перед глазами, так испугало и шокировало его, что он вмиг от неожиданности отпрянул назад, почти прибившись к двери.
  - Нет, этого просто не может быть! Это не может быть! - нервно заговорил он.
  И в самом деле, то, что он сейчас видел перед своими глазами, было так не логично и неестественно, что просто не укладывалось в его голове. Разум отказывался это принимать за правду.
  Сейчас, перед ним, вместо заснеженной лужайки перед домом, раскину-лась та самая заледеневшая речка, в которую он провалился на следующее утро, как они сюда приехали. Что это была именно та самая речка, а не заледеневшая лужайка, было явно очевидно. Буквально в метрах десяти от него, не больше, зияла прорубь, похожая на ту, в которую он провалился. Там явно рябила вода, он никак не мог ошибиться.
  Тут еще, откуда не возьмись, налетел ледяной и колючий, как иголки, ве-тер со снегом. Парень быстро развернулся, чтобы открыть двери и вбежать в дом, но, к его несчастью, он от этого лишь поскользнулся, и грохнулся на крыльцо, которое от чего-то ни с того ни с сего стало полностью покрыто ледяной коркой. К тому же, к его негодованию, он заскользил вниз с крыльца, лишь отъезжая еще дальше от двери. А ледяной ветер лишь еще больше усилился, заставляя его скользить еще дальше и быстрее. Парню не за что даже было ухватиться - все было обмерзшее и покрыто толстой ледяной коркой. Он неуклюже пытался хотя бы приподняться, но сильный ветер вновь сбивал его с ног, и, что самое страшное - похоже, относил его именно в сторону проруби. Нет, еще раз он такого бы больше не пережил. Из-за сильного ветра и налетевшего вмиг, посреди ясного неба, снегопада, парень не мог даже разлепить глаза. Снег и ветер забивали ему рот и нос, и он не мог не то что позвать на помощь - даже просто дышать было с трудом. Ему пришлось опустить голову, и он больше не мог даже видеть, куда его сносит, но он чувство-вал, что ему грозит самое худшее. Парню оставалось только молиться и надеяться на чудо. Он очень не хотел сейчас вновь оказаться в проруби, да еще, и когда никого нет рядом, не на кого было сейчас даже рассчитывать. Действительно, разве что только на чудо...
  Вдруг, когда он уже ни на что хорошее никак не рассчитывал, неожиданно, все также резко закончилось, как и началось. Не веря в это, а, скорее - даже не имея больше сил, весь вымотавшись и устав, он так и стоял на четвереньках, уткнувшись вниз головой, прикрывая лицо одной рукой, и жадно глотая воздух.
  И лишь только звук хлопнувшей двери и скрип по снегу от чьих-то быстро приближающихся по снегу шагов, заставил его прийти в себя, и вселить надежду, что, вероятно, все уже закончилось.
  А уже через несколько секунд он почувствовал чью-то руку на своем плече.
  - Игорь, Игорь, что с тобой? - услышал он над собой такой родной голос.
  Да, это был голос его Ларисы. Словно ангел явился, чтобы спасти его. Парень нерешительно приподнял голову, боясь, что это ему кажется. Это действительно была она! Какое счастье! Но, совершенно непонятно зачем, и испугав Ларису еще больше, в следующее мгновение Игорь метнулся в сторону, резко оборачиваясь. Он так и застыл на месте, резко, и с опаской озираясь по сторонам, словно чего-то очень боялся.
  - Нет, этого не может быть! Бред какой-то, - бормотал Игорь что-то невнятное себе под нос.
  Лариса смотрела на него ошеломленными глазами, и ровным счетом ничего не понимала.
  - Ведь только что она здесь была, я же сам видел, - продолжал он что-то настойчиво твердить.
  - Что было? О чем ты?
  - Да река! Вот, только что была здесь. И эта еще, прорубь.
  - Да какая река, какая прорубь?
  - Да та самая, помнишь? В которую я тогда провалился.
  - Игорь, ты меня пугаешь.
  - Да честно, я тебе говорю. Ты мне не веришь?
  - Игорь, посмотри внимательнее. Какая прорубь? Откуда ей здесь вообще взяться? Тут же поляна, земля. Понимаешь.
  - Да, это сейчас земля. А еще пару минут назад тут был сплошной лед. И прорубь. Я в нее скатывался с крыльца, скользил по льду прямо к ней, - убедительно твердил он, да так, что со стороны можно было понять, что парень не врет и ничего не выдумывает.
  Лариса и рада бы была поверить своему парню, но, здравый рассудок и логика явно это не принимали. Да и как в такое вообще можно было поверить.
  - Обожди. Ты сказал - съезжал с крыльца? - попыталась она переосмыслить все им сказанное.
  - Ну да, точно. Я вышел из дому, а тут смотрю - вместо двора и поляны - река. Представляешь? А тут еще, откуда не возьмись, ветер такой налетел, метель самая настоящая.
  - Метель? Ым-м, - проговорила Лариса, смотря вокруг, и оглядывая небо, которое было чистое, даже почти без облаков.
  - Да! Я захотел было повернуться, вбежать в дом, да поскользнулся, и полетел с крыльца. А ветер был такой сильный, что меня понесло прямо в прорубь. Представляешь, это была та самая прорубь, в которую я провалился, когда мы тогда пошли на речку.
  - С крыльца, говоришь, свалился?
  - Ну да, я же говорю тебе. Все во льду было, а еще и ветер этот.
  Лариса недоверчиво осмотрела крыльцо, которое прилежно было подметено, и на котором даже снега почти не было, не то что льда. Она, не говоря и слова, подняла руку, и осмотрела его голову. Так и есть. На его голове, в одном месте, чувствовалось, что нарастает здоровая шишка. Для нее это сразу все многое объяснило. Вернее сказать - сформировало свою точку зрения обо всем, что с ее парнем только что приключилось. Лариса провела рукой по шишке, и парень болезненно вскрикнул.
  - Болит? - скептически спросила Лариса.
  - Конечно, болит, - нервно произнес парень. - Хотя не пойму, откуда она взялась, - сказал он сам, трогая шишку. - Вроде, как и головой не ударялся.
  - Ну, наверное, просто не заметил?
  - Наверное. Болит, слушай, - не отпускал он теперь руки с головы.
  - Еще бы, видать добре шандарахнулся.
  - Хм, хоть убей, не помню.
  - Слушай, - обратилась к нему Лариса, - давай лучше не будем рассказывать никому о том, что ты здесь видел. Хорошо?
  - Ты мне не веришь?
  - Честно?
  - Ну конечно.
  - Да кто его знает? После того, что я тут сама за эти дни видела, всякое может быть. Но ребят, думаю, все же пугать не стоит? Как ты думаешь?
  - Хм, ну это да. Если так подумать, то, может, им и вправду лучше не рассказывать. Я что-то уже и сам начинаю сомневаться в том, что я видел.
  - Ну, вот и хорошо. Думаю, так для всех будет лучше.
  - Да, возможно, что ты и права. Блин, а болит-то как! - потирал он ушиб. - Голова прямо раскалывается.
  - Слушай, пошли в дом. Приляжешь, отдохнешь. Глядишь, и полегче будет. А я тебе чайку в постель принесу. Ым?
  - Да, пожалуй. Так будет получше.
  Лариса помогла отряхнуться Игорю от снега, и они прошли в дом. На них никто не обратил особого внимания, что было им только на руку, и они поднялись к себе в комнату. Андрей с Леной вышли из кухни, когда они уже подходили к своей комнате, так что их вообще и не заметили. Да и явно не до того им самим было сейчас, тут своих приключений хватило. После такого мало что может отвлечь.
  Лариса открыла дверь Игорю, и парень первым делом отправился присесть на кровать.
  - Ну как ты? - с заботой в голосе спросила девушка.
  - А, не спрашивай. Сам не пойму, что было.
  - Может, приляжешь под одеяло?
  - Ай, лень раздеваться. Сейчас посижу, оклемаюсь, может полегчает.
  - Ну что, чаю?
  - Чуть попозже. Открой, пожалуйста, окно. Что-то душно слегка.
  - Да, конечно, - ответила Лариса, и направилась к балкону.
  Она сразу открыла не окно, а балконную дверь, чтобы быстрее проветрить комнату, и свежий поток прохладного воздуха тут же ворвался в помещение, слегка встрепенув ей челку. Девушка поправила прическу, и ее взор приковался к поляне перед домом. Как Игорю могла здесь померещиться речка, да еще и с прорубью? - взволновал ее вопрос.
  И она, недолго раздумывая, сделала шаг через порог, на просторный балкон.
  - Ты куда? - заметил это сразу Игорь.
  - Да тоже, воздуха глотнуть.
  - Смотри, осторожно. Помнишь? Там скользко.
  - Да уж я-то знаю, - усмехнулась девушка.
  - Ну, смотри.
  На сердце у парня на миг кольнуло что-то тревожное, и по телу отчего-то пробежалась легкая дрожь. Может сквозняк? Хотя вряд ли, парень был в теплом свитере. На всякий случай парень постарался не упускать из виду свою девушку, мало ли чего.
  А Лариса вышла на балкон, и преспокойно направилась к его краю. Хотя, до самого края она не дошла, еще свежи были в памяти воспоминания. Девушка с некоторым недоверием, и, одновременно, легким любопытством, окинула взором двор.
  - Хм, двор как двор, ну вообще ничего необычного, - молча подумала она про себя.
  Лариса лишь слегка пожала плечами, и разочарованно наморщила губы. Она слегка опустила голову, желая развернуться и пойти в дом, но, тут-то ее взор краем глаза выцепил что-то не то.
  - Нет, не может быть, - подумала она. - Мне кажется?
  На миг ей показалось, что во дворе, почти под балконом, возвышается что-то белое и круглое. Но там явно ничего такого не могло быть. Девушку это слегка и испугало, и заинтриговало. И она неуверенно ступила к краю балкона, и вытянула голову, пытаясь рассмотреть, что же там. Но для этого понадобилось подойти еще ближе, и взглянуть, слегка наклонившись через балкон.
  - Что? - не поверила она своим глазам. - Но как? ...
  Там, внизу, возле самого крыльца, куда они несколько дней назад, когда она упала, разбросали разбитого снеговика, возвышался новый. Как будто его кто-то так быстро вылепил. Ведь еще каких минут десять, когда они были на улице, там точно ничего не было. Наверное.
  - Что за злые шутки? - выругалась она тихо, глядя сверху вниз на снеговика.
  Но кому в голову могло такое прийти, помня, что недавно с ней произошло. Это же, каким бесчувственным надо быть? Да и как этот, или эти, кто-то, смогли так быстро его слепить? Невероятно.
  Лариса еще раз на него злобно взглянула, и собралась спуститься вниз и разобраться, чья это злая шутка. И вдруг, в этот самый момент, случилось что-то невероятное. В тот самый момент, когда Лариса собиралась уже от-вести свой взгляд, и бежать вниз, снеговик поднял голову, и неожиданно будто посмотрел на нее своими черными веточками-глазками. Да, да, именно так. Это было невозможно, невероятно, но, именно так и было. И это явно никто не мог с ним сделать, потому как, никого рядом с ним вообще не было.
  От испуга девушка даже слегка подскочила на месте. А странный снеговик при этом тут же еще даже и усмехнулся, как-то злобно так, своей веточкой вместо рта.
  Перепуганный разум Ларисы не смог такого выдержать, и у нее резко все поплыло и закружилось перед глазами, а пол балкона заскользил под ногами. Еще мгновение - и она уже вновь падала через перила....
  
  Сидящий на кровати Игорь видел, что его девушку что-то явно встревожило. Это его слегка напрягло, и, на всякий случай, он приготовился встать и подойти к ней, понимая, что что-то не так. И не напрасно. Он вовремя заметил, как ее повело. Парень тут же пулей вскочил, и бросился ей на помощь. К ее счастью, помощь подоспела вовремя, хотя она этого даже и не заметила, так сильно закружилась голова. Парень едва успел схватить девушку за одежду, когда она уже готова была перекулиться через перила. Это резко встряхнуло ее, что быстро привело в чувства.
  Придя в себя, Лариса быстро осознала, в каком опасном положении она сейчас находится, и инстинкт самосохранения тут же заставил ее схватиться за перила, и вскарабкаться на балкон. При этом она еще раз глянула вниз. Странно, но никакого снеговика там не было, только куча снегу внизу, все, как и было. Что за бред?
  Уже уверенно стоя на твердой земле, вернее - на балконе, она облегченно вздохнула, и, взглянув сверху вниз, и осознав, чего она только что избежала, повернулась к Игорю, крепко обняв его, прижавшись, и уткнувшись лицом в его плечо, со всей искренностью поблагодарила его таким коротким, но таким всеобъемлющим словом:
  - Спасибо.
  Только она это произнесла, как ее тут же охватила дрожь, не то от страха от осознания всей ситуации, не то от холода. Парень прижал ее покрепче к себе.
  - Пойдем? - произнес он.
  - Угу, - лишь тихо ответила она, и кивнула головой.
  Однако перед тем как уйти, она слегка отстранилась от него.
  - Обожди, - произнесла она.
  И, непонятно зачем, глянула еще раз вниз с балкона, но уже придерживаясь за парня. Затем она лишь обратно прижалась к парню, который успел при этом заметить отчего-то полное недоумение в ее взгляде.
  Уже в комнате, усадив ее на кровать, но, не выпуская из своих объятий, он спросил:
  - Что это было?
  - Что? - будто не сразу поняла девушка, о чем ее спрашивают.
  - Ну, на балконе. Как ты так умудрилась поскользнуться? Со стороны можно было подумать, что тебя что-то на низ потянуло.
  - Не знаю, мне что-то странное показалось.
  - Что, и ты тоже реку увидела?
  - Да нет, что-то другое.
  - Прорубь?
  - Да какая там прорубь? Слушай, давай больше не будем об этом, хорошо? - попросила Лариса. - Я и сама не знаю, что я видела. Может, и показалось вовсе.
  - Ладно, как скажешь, - согласился Игорь.
  - И ребятам, думаю, не стоит тоже говорить, что я опять чуть не упала с балкона, ладно? А то замучают своими советами.
  - Ну ладно, как скажешь.
  - Просто не надо, и все, - она прижалась к нему, положив голову на его плечо.
  
   Глава двадцать восьмая.
   В лес за елками. Встреча Татьяны и Сергея с серым.
  
  Когда Андрей с Леной вышли из кухни, в холле, перед камином, сидели только Сергей с Татьяной, которые молча смотрели на потрескивающие поленницы в горящем очаге. Похоже, этой парочке было уже полегче, и на них даже приятно было смотреть, просто идиллия.
  Андрей с Леной подошли к ним, подсев рядом, и, только теперь, ребята, увлеченные огнем, играющего своими языками в камине, заметили их.
  - Как дела? - спросил Андрей, пытаясь завести беседу.
  - Да вот, огнем любуемся, - ответил, улыбнувшись, Сергей.
  - Ым, бесконечно можно смотреть на три вещи...
  - Да, да, - поддержал Сергей, - как горит огонь, как течет река...
  - И как другие работают, - шутя, добавил Андрей.
  - Ха, вроде того. Кстати, какие планы у нас на сегодня?
  - Да надо бы что-то приготовить к столу, - ответила Лена. - Рождество все-таки сегодня.
  - Да, точно, - согласилась Татьяна, - надо обязательно как-то отметить.
  - Верно, - поддержал Сергей. - Мы можем чем-то помочь?
  - Да нет, что вы. Вам, может, лучше отдохнуть? - позаботился о них Андрей. - Я думаю, мы и сами управимся, ничего сложного. Вы все-таки это..., словом, отдыхайте. Расслабьтесь, получайте удовольствие и восстанавливаетесь.
  - Да вы не беспокойтесь, мы вполне в порядке. На мне вообще, всё, как на собаке заживает.
  - Да, да и мне уже чуть получше, - поддержала Таня. - Давайте мы хоть что-нибудь поможем, хотя бы по мелочи.
  - Ну, не знаю, - сказала Лена. - Если вы уж так настаиваете.
  - Да, именно настаиваем, - улыбнулся Сергей.
  - Хорошо. Думаю, мы с Олей посмотрим, что можно, из того что есть, сегодня состряпать повкуснее. А вы, если так уж хотите помочь, можете, думаю, пока принести каких-нибудь еловых лапок покрасивее. Это придаст духа праздника.
  - Ым, хорошая идея, - согласился Сергей. - Мне нравится. Я как раз видел в лесу такой пышный ельник.
  - Хм, ну да, мы помним, - пошутил Андрей.
  - Да нет, я серьезно. Там такие елочки красивые, просто загляденье.
  - Ну, ладно, раз такие красивые - несите. Только в лес глубоко не заходите. Помните? Волки.
  - Нам ли их не помнить, - не то поморщилась, не то улыбнулась Татьяна.
  - Ну да, ну да. Может, ружье возьмете? Так, на всякий случай.
  - Да ну, буду я еще ружью с собой таскать. Мы идем всего лишь за еловыми лапками, а не на охоту.
  - Ну, смотрите сами. Только - поосторожнее там.
  - Лады. Если что - будем кричать, звать тебя, - пошутил Сергей.
  - Договорились. Держу ухо востро, - с юмором ответил Андрей, и парни хлопнули друг друга по рукам.
  
  Сергей, вместе с Татьяной, оделись и вышли на улицу. Парень взял с собой топор, чтобы нарубить еловых лапок, и они направились в лес, туда, где, по словам Сергея, был отличный пушистый ельник.
  - Мне бы вот только еще бы точно вспомнить где он, - произнес Сергей, когда они уже подходили к краю поляны двора, на границе с начинающимся лесом.
  - Ты про ельник?
  - Ага.
  - Слушай, да какая разница? Что, в лесу елок мало? Где раньше увидим что получше, там и нарубим.
  - Да нет. Ты просто не видела, какие там елочки. Как в сказке. На базаре такие не купишь.
   - Ну, ладно. Веди к своим елкам. А дорогу-то точно помнишь?
  - Да как точно? Я же тогда за зайцем гнался, он, гад, петлял так, что по-пробуй теперь вспомни. А обратно - так вообще наугад возвращался.
  - Хм, смотри, Сусанин, - пошутила Татьяна, - чтоб мы домой вернулись. А то будет, как в стишке - давайте отрежем Сусанину ногу!
  - Не надо, ребята! Я вспомнил дорогу! - продолжил детский стишок Сергей. - Кажется, нам - туда, - махнул он рукой вглубь леса.
  - Точно?
  - Да, точно. Вон - поваленное дерево, - указал он на сваленную старую сосну. - Я его точно помню.
  - А ты хорошо уверен, что это именно то дерево?
  - Да, да, точно.
  - Хм, ну ладно.
  Ребята прошагали еще какое-то время, и впереди показался некий просвет. Солнце красиво заиграло на макушках высоких елей, и это явно подняло настроение девушке. Она весело заулыбалась, и, увеличив скорость, почти вприпрыжку, двинулась вперед.
  - Подожди, Таня, я не успеваю, - попытался попридержать развеселив-шуюся подругу Сергей.
  - Догоняй, - лишь весело прокричала та в ответ. - Это там? - показала девушка вперед на виднеющийся невдалеке ельник.
  - Ну да, кажется он. Вот видишь, я же сказал - где-то там.
  Это еще больше ее подбодрило, и она заторопилась еще быстрее.
  - Да подожди же ты, я не могу так быстро идти.
  Недавние раны еще не зажили, и, при быстром шаге, все же давали о себе знать. Но все бы это ничего. Татьяна уже почти подошла к ельнику, который они искали, как вдруг Сергея охватило какое-то странное не то волнение, не то тревога. Как будто в воздухе повеяло едва уловимым чувством опасности, чего-то не хорошего.
  А девушка тем временем была уже возле тех самых елок.
  - Слушай, они действительно красивые, - крикнула она своему парню, любуясь ими. - А зачем рубить лапки? Можем срубить макушку, или поискать небольшую елочку, - говорила она уже скорее сама себе, так, что Игорь ее уже не слышал. - Это, конечно, не Новый год, но все же. Елка хорошо бы смотрелась.
  Она теребила пушистые лапки, стряхивая с них снег, и любовалась зеленой красотой. Внезапно ее размышления прервал какой-то хруст, раздавшийся где-то не очень далеко. Татьяна сразу поняла, что это явно не Сергей - хруст раздался где-то с другой стороны, где-то впереди. И это, признаться, немного насторожила ее. Она замерла, и прислушалась, всматриваясь вглубь ельника, пытаясь хоть что-то разглядеть. В какой-то миг ей даже показалось, что за ней тоже кто-то наблюдает. И не то, чтобы смотрит. Скорее - чует, что ли.
  Легкий хруст повторился, он был потише, но она четко его услышала, и этот звук заставил теперь напрячь все ее чувства.
  - Ну что там? - услышала она голос Сергея где-то сзади.
  Парень был еще далековато от нее, но уже были отчетливо слышны его шаги по снегу, и это сбивало девушку, прислушивающуюся к каждому шо-роху.
  - Тч-ш-ш, - подняла девушка вверх руку, чтобы парень насторожился.
  Сергей заметил ее жест, и резко остановился, быстр осознав, что что-то тут не так. Он хотел было спросить, в чем дело, но не стал этого делать, а вместо этого также напрягся, вслушиваясь и всматриваясь в ельник.
  Татьяна боковым зрением увидела сквозь деревья некое движение, и тут же повернула в ту сторону голову, напрягши зрение. То, что она увидела, тотчас пробудило в ней животный страх, пробежавший дрожащим холодком по ее телу. Не более, чем в нескольких метрах от нее, она увидела сквозь деревья глаза, а затем и морду волка, который хищником смотрел прямо на нее.
  - А-а-а, - лишь в полголоса простонала она от страха.
  Затем, резким движением, как пружина, она развернулась на месте, и, оттолкнувшись от земли, побежала в сторону Сергея.
  - Волк, Сергей, там волк! - закричала она. - Бежим!
  Теперь, сквозь деревья, увидел и Сергей, что через них прорывается очертание какого-то существа. Еще секунда, и он точно понял, что это волк. Он уже наполовину развернулся, чтобы бежать, но тут ему пришло в голову, что надо первым делом защитить свою девушку от стремительно надвигающейся опасности. Парень быстро сообразил, что от волка девушка может и не убежать, и тут же бросился ей навстречу, приподняв в руке топор.
  - Беги! Беги! - кричала Таня, которая тоже думала о том, что бы он спасся.
  Но у парня взыграл рыцарский инстинкт, что первым делом надо спасти девушку, свою возлюбленную, уничтожив врага. Парень как раз оббегал дерево, когда Таня, пробегая мимо, схватила его за руку, от чего Сергея крутануло на месте, и, немного, на бегу, потянула за собой. Рука Сергея у нее выскользнула, и девушка продолжила свой бег, а парня от этого явно занесло.
  Внезапно почва из-под ног парня словно провалилась, и он, ни с того ни с сего, стал съезжать в какую-то пропасть. Сергей едва успел, выронив топор, схватится за корни дерева, растущего на краю обрыва.
  - Таня! Таня! Помоги! - закричал он, уже не понимая от чего ждать большой опасности - от бегущего за ними волка, или от того, что сейчас он вот-вот сорвется в непонятно откуда взявшуюся пропасть.
  Из-за дерева, за которое он держался, не было видно, услышала его Татьяна, или нет. А вниз он боялся взглянуть, думая лишь о том, чтобы поскорее отсюда выкарабкаться. К тому же еще и снег засыпал ему глаза, и он был в полной панике и растерянности.
  Он даже не сразу понял что это, когда его похлопали по плечу. Затем похлопывания по плечу повторились, и он услышал голос своей девушки над собой:
  - Вставай, Сергей. Ты чего?
  Внезапно парень почувствовал под собой вновь земную твердь, и встряхнул головой, сбрасывая с себя налипший снег. Прямо перед собой он увидел дерево, за которое он усиленно держался, а затем, повернув голову, и Татьяну, склонившуюся над ним. Только теперь он четко осознал, что он все же просто лежит животом на земле, а не висит над пропастью, от чего его голова на миг, словно на пару секунд отъехала, а затем снова встала на место. Мысли вернулись к нему, и он тут же вспомнил о волке. Он тут же подпрыгнул к топору, который лежал недалеко, и, сгруппировавшись напряженно крикнул:
  - Где? Где он? Ну!
  - Ушел, - выдохнув, произнесла девушка.
  - Как ушел? Куда? - не унимался уже ничего не понимающий Сергей.
  - Не знаю. Я услышала твой крик, обернулась, смотрю - а ты лежишь на земле, и зовешь меня.
  - А волк?
  - Не знаю. Его просто не было. Будто он исчез куда-то.
  - Как исчез?
  - Ну, не знаю. Я просто обернулась, смотрю, а его уже нет. Посмотрела по сторонам повнимательнее, а его словно и след простыл.
  - Бред какой-то, - произнес парень, встряхивая головой.
  - А чего ты упал? Споткнулся?
  - Я?
  - Угу.
  - Слушай, сам не знаю. Я уже вообще ничего не понимаю. Понимаешь, я бежал, ты меня схватила, крутанула, и у меня словно земля из-под ног ушла. Понимаешь, я точно чувствовал, что вишу над пропастью. Хорошо только, что успел схватиться за дерево.
  - Я видела. Хм, может у тебя голова закружилась?
  - Не знаю, может быть. Странно это все как-то. Я на миг сразу вспомнил, как я тогда с обрыва полетел. Не хотел бы я, чтобы это снова повторилось. Поэтому схватился за дерево, и держался, что есть силы.
  - Да, похоже, здорово я тебя крутанула. Извини.
  - Да ты здесь не при чем.
  - А что?
  - Не знаю. Просто странно это как-то все.
  - Ладно, главное - что волк убежал. Наверное, ты его все-таки здорово напугал, когда побежал на него со своим топором, вот он и дал деру.
  - Наверное. Хотелось бы верить. Потому что я и сам, признаться, его здорово напугался.
  - Ну, значит он больше.
  - Наверное, наверное.
  - Ладно, - сменила тему разговора Татьяна. - Давай отсюда выбираться. Мало ли он тут не один.
  - Да, давай, ты права. Блин, а как же еловые лапки?
  - Не-е, - помахала рукой и головой девушка. - Я туда больше не под каким предлогом. Мне еще ни разу в жизни не было так страшно, как в эти дни. Два раза сходила в лес, и оба раза с волками. Я вообще до этого еще ни разу волка не видела, даже в зоопарке. А тут еще и в лесу, да еще и так близко. Не, спасибо.
  - Ладно, пошли. По дороге, думаю, что-нибудь да попадется.
  - Вот я про тоже, - согласилась Татьяна.
  
  
   Глава двадцать девятая.
   Мальчик в шкафчике не врал.
  
  Сергей с Татьяной вошли как раз, когда Андрей с Игорем ставили стол в холле. Парень с девушкой все же нарубили по дороге домой еловых лапок. Пусть и не тех, что хотели, но тоже неплохих. По парню было видно, что он еще немного в снегу, после того, как покачался по земле.
  - О, а вот и снеговик с елкой, - пошутил Андрей, увидев его. - Молодцы, принесли, - похвалил он, направляясь к ним. - А где это ты так выкачался? Это Таня тебя так? - продолжал шутить парень.
  - Выпить есть? - вместо ответа спросил Сергей, и было понятно, что ему сейчас не до шуток.
  - Что? - не сразу понял Андрей.
  - Виски, водка? Что покрепче.
  - Да виски там открытый есть. А что стряслось-то?
  - Волки, - проговорила Таня.
  - Волки? - переспросили встревоженно уже все остальные.
  - Вернее один. Мы встретились с ним в лесу.
  - И?
  - Ну, Сереге спасибо, он спугнул его.
  - А, да ладно, ерунда, - отмахнулся Сергей. - Я и сам не понял, как он исчез. Так что там выпить? Надо мне мозги прочистить. А то что-то у меня, кажется, с головой уже немного того.
  - Да-да, конечно, пошли.
  Андрей повел его на кухню, где уже стряпали Лена и Лариса.
  - Лена, налей человеку виски, - произнес Андрей.
  - А что произошло? - спросила Лена.
  - Да они волка опять встретили.
  - И? Все нормально? - заволновалась Лена.
  - Да, все обошлось, - ответил Сергей. - Он сам исчез. Или убежал куда, не знаю. В общем, все нормально.
  - Фу, ну слава Богу, - облегченно выдохнула Лена, доставая бутылку открытого виски.
  Андрей тем временем заметил на полке стоящий старый подсвечник и свечи, лежащие рядом, и потянулся за ними. Пока Лена наливала стакан, Андрей вставил свечу в подсвечник, и поставил на стол.
  - Что ты хочешь сделать? - спросила Лена.
  - Да, кажется, тут не хватает именно этого, - ответил он, зажигая свечу. - Что бы вам было как-то приятнее готовить. Для создания атмосферы, так сказать.
  - А, ну да, неплохо.
  Лена поставила бутылку на край стола, правда, забыв, за разговором, закрыть ее пробкой, и пододвинула стакан к Сергею.
  Андрей поставил подсвечник с зажжённой свечой на стол, и засунул зажигалку обратно в карман, оглядывая стол и кухню, куда бы получше поставить свечу.
  Сергей приподнял стакан, и, в это время, Лена вдруг почувствовала что-то нехорошее. В эту секунду у нее сейчас, перед глазами, промелькнул момент, когда Андрей едва сильно не пострадал после того, как разлил на огонь виски. Виски, свеча, огонь.... Сергей запрокинул стакан, и Лена, опасаясь, что сейчас что-то страшное может произойти, резко повернулась, став между парнями, лицом к Андрею, заслоняя, таким образом, его. Отчего-то ей показалось, что и Сергей сейчас поперхнется, брызги воспламеняющейся жидкости полетят на Андрея, вспыхнув от огня свечи.
  Как ни странно, именно этого и не произошло, и ее порыв немного привел всех в легкое недоумение. Однако случилось нечто другое. То, чего она сама никак не ожидала, и чего косвенно боялась. Резко повернувшись, Лена задела рукой стоящую на краю стола открытую бутылку, и смахнула ее. Разлетающейся в воздухе струей, коричневая жидкость полетела именно на Андрея, который как раз в этот момент, приподнял подсвечник, определившись, куда же его поставить.
  Вот теперь следовало отдать должное Лене. На этот раз ее реакция была просто молниеносной. Возможно, потому, что она хорошо осознавала, чего сейчас следует ожидать. Казалось бы, все - Андрея ожидает повторная участь, но Лена, осознав, что это именно то, чего она и опасалась, одной рукой попыталась остановить расплескивающуюся бутылку, а другой - махом ударила по свече, просто выбивая ее из рук Андрея. От удара свеча полетела в сторону, и, врезавшись, тут же погасла.
  Эту картину надо было видеть. От такого действа, все замерли, и смотрели на нее, как завороженные, не успев понять и осознать, что только что на их глазах произошло.
  Больше всех ошарашенный стоял Андрей. Да, его одежду виски немного сбрызнуло, но, кажется, до него дошло, чего он только что избежал. Со стороны могло показаться, что он вмиг даже побледнел. И ведь было от чего.
  Андрей сглотнул слюну, и, будто сам не свой, лишь в полголоса произнес:
  - С-спас-сибо.
  - Прости, - тут же попросила прощения Лена с виноватыми глазами, по-нимая, что это она, а не Сергей, только что чуть не стала виновницей беды. - Я не хотела.
  - Д-да, н-ничего, п-фф, - выдохнул парень, приходя в себя.
  Внезапно эта картина заставила вспомнить слова мальчика из шкафчика. Волки, Андрей, огонь. Все повторяется?
  - Оля, где Оля? - внезапно едва ли выкрикнула она, отчего всех даже немного передернуло, выводя из ступора.
  Все только удивленно пожали плечами. О ней и вправду в этот момент никто не мог ничего определенного сказать.
  Ничего не объясняя, Лена рванула из кухни, слегка даже задев Сергея, чем опять всех просто удивила. Нет, с ней определенно сегодня твориться что-то неладное, - подумали все про нее, ринувшись, тем не менее, все вслед за ней.
  - Оля! Оля! - позвала она в холле, не видя, где сестра.
  Однако на крик никто не откликнулся, и опасения Лены только еще больше усилились. Ее словно что-то потянуло на улицу, будто она больше всего ожидала увидеть свою сестру сейчас именно там, где с ней приключилась беда. Приблизительно, со слов Игоря, она знала, где это, и принялась сразу смотреть в ту сторону.
  В это время и раздался крик ее сестры, заставивший еще больше испугаться Лену, да и всех остальных.
  - Помогите, помогите! - звала она, увидев, что ее заметили.
  Все резко обернули голову на этот крик, и, какого же было изумление всех, когда увидали Олю, вскарабкавшуюся, кажется, на то самое дерево, с которого она совсем недавно упала. Но что же ее заставило вновь на него залезть. Упав с него раз, вряд ли бы так вскоре появилось у нее желание лезть на него вновь.
  Однако ответ не заставил себя долго ждать. Через пару минут с той же стороны раздался лай, заставивший всех приковать свои взгляды. Там, под деревом, на которое взобралась Оля, вертелся настоящий волк, и лаял на перепуганную девушку, взывающую о помощи.
  - Там волк, волк! - кричала она. - Помогите! Сделайте же что-нибудь! Пожалуйста! - молила она чуть ли не в истерике.
  Оля резко повернулась ко всем, хлопнув рукой в груди Андрею, желаю что-то сказать.
  - Бегу за ружьем, - опередил он ход ее мыслей.
  - Да, - только и оставалось согласиться Лене. - Так, - обратился он к Сергею и Игорю, - нужна ваша помощь.
  - Я за топором, - произнес Сергей, и ринулся за ним.
  - Игорь, тоже, хватай что можно!
  - Понял.
  Игорь вбежал в холл, и, оглядевшись, заметил комплект кочерег, стоявших возле камина, и тут же бросился к ним. Он схватил одну, с заостренным концом, и собрался бежать к дверям, однако, призадумавшись на секунду, схватил еще одну, в другую руку, для надежности. И тут же бросился в прихожую, обуваться. За ним уже поспешал и Андрей, а Сергей уже был почти готов - топор он оставил, после похода в лес, в прихожей.
  Ребята наспех оделись и быстро выбежали во двор.
  - Он там один? - наспех спросил Андрей у Лены про волка.
  - Да. Кажется, больше не видно. Я уже крикнула Оле, что вы ее сейчас вытащите, чтоб не боялась.
  - Правильно, сейчас мы его. Хм, и не боится же. Видит же, гад, что здесь есть еще люди.
  - Это, наверное, тот самый, которого мы встретили в лесу, - предположил Сергей.
  - Да, скорее всего, - согласилась Татьяна. - Мы уже кричали, и махали, ничего его не пугает. Уж не бешенный ли он? Или вообще с голоду одурел, страх потерял?
  - Ничего, сейчас испугаем, - произнес Андрей, заряжая ружье.
  Зарядив, парень шагнул в сторону леса, и все ребята за ним. Андрей сделал выстрел в воздух, и раскатный грохот прогремел по лесу. Это возымело на волка заметное действие, заставив его замереть, оценивая ситуацию. Однако, очевидно все же не настолько сильное, чтобы заставить его бросить все, и бежать.
  Волк сидел под елкой, на которой сидела, вцепившись, что есть сил, от страха, Оля, и сосредоточенно и напряженно смотрел на ребят, внюхиваясь в воздух. Зверь явно надеялся, что это все же не по его душу. Однако, завидев, что ребята быстро приближаются в его сторону, резко рванул с места, и бросился бежать в лес, оставляя за собой взметающийся под ногами снег. Отбежав немного, он приостановился, обернув голову, рассматривая тех, кто его спугнул. Андрей воспользовался моментом и быстро присел на одно колено. Он прицелился, и выстрелил. Волка немного откинуло в сторону, и раздался визг. Очевидно, парень хоть немного, да попал в зверя. Возможно, не смертельно, но явно попал. Тем не менее, волк, немного виляя, быстро умчался в лес, окончательно скрывшись. Но это было уже не важно. Главное, что он получил надежный урок, что сюда лучше больше не соваться.
  Поняв, что опасность больше не угрожает, девушки так же побежали к Оле. Парни, естественно, первыми подбежали к дереву, на котором сидела девушка, и помогли ей спуститься. Правда, перед этим им пришлось перепуганной не на шутку Оле объяснить, что больше ей ничего не угрожает. Долго, к счастью, ее уговаривать не пришлось. Сверху она прекрасно видела все происходящее.
  Лена подбежала к ней, и крепко-крепко обняла, едва не повалив на землю.
  - Ты как, цела? Как ты? - тревожно спрашивала Лена сестру.
  - Цела, цела.
  - Точно все в порядке?
  - Да. Я только его увидела - тут же вкарабкалась на дерево, даже без лестницы, я его уже хорошо знаю, - попыталась даже пошутить Оля, чем вызвала добрые усмешки друзей.
  - Но что тебя заставило опять на него залезть, на этот раз?
  - Так я же говорю - волка увидела, даже вначале услышала, как кто-то крадется по лесу, ну и быстро залезла.
  - А делала-то ты что здесь? - не успокаивалась сестра, не понимая, что и вправду она здесь забыла.
  - Так я же когда в тот раз упала - телефон уронила, да так тогда в снегу и не нашла. Ну, вот и вернулась теперь его поискать.
  - А, понятно. Ну и что, нашла? Да нет пока. Попробуй его отыщи в снегу. Да тут еще и волк этот. А сейчас еще, как натоптали, так вообще не знаю, найду ли?
  - Ладно, поможем тебе сейчас с телефоном. Главное, что сама цела. А уж телефон-то не самая большая проблема.
  - Да, легко тебе говорить. А мне папа его на день рожденья подарил, между прочим. Если помнишь?
  - Да, конечно помню. Красивый.
  - Ага. Знаешь, как он расстроится, если узнает, что я его потеряла.
  - Ладно, давай искать. Куда он хоть упал примерно, помнишь?
  Оля подняла глаза на дерево, затем отошла немного, и снова посмотрела вверх, на дерево.
  - Ну, где-то, думаю, в этом районе, - показала Оля на примерное место падения телефона. Если он, конечно, не ударился о какой-либо сук и не отскочил. Хотя вряд ли. Кажется, он почти прямо летел.
  - Ребята, поможете нам? А? - обратилась Лена с просьбой ко всем.
  - Конечно, поможем, - не раздумывая, тут же согласились все, и броси-лись искать.
  Ребята дружно раскапывали снег, хотя уже и было от такого числа участников поиска и не понятно, раскапывают они телефон, или же наоборот, закапывают. Все же не было точно известно, куда именно он упал. Наконец Татьяна на что-то похожее, кажется, наткнулась. Она быстро стряхнула снег, и подняла находку.
  - Нашла! Кажется, я нашла! - радостно крикнула она. - Он? - спросила она у Оли.
  - Да, да, он. Конечно он, мой любимый! - обрадовалась девушка и подбежала к Тане. - Огромное спасибо, что нашла! Ты даже не представляешь, как я тебе благодарна.
  - Да ладно, я всего лишь просто нашла его, - заскромничала девушка.
  - Все равно, спасибо! - настаивала Оля.
  - Хм, пожалуйста, - усмехнулась Таня, ей все же это было приятно.
  - Фу, ну что, нашли? - облегченно вздохнула Лена. - Можем идти в дом?
  - Да, - немедленно согласилась Оля. - Я бы сейчас не отказалась отогреться у камина, и чего-нибудь горячего.
  - Горячительного? - пошутил, переспросив, Андрей.
  - Нет, горячего, - слегка шутя, и в тоже время чуть по-девичьи горделиво, ответила Оля.
  А Андрей получил еще и легкого тычка от своей Лены, но аккуратно, так, чтобы другие не видели.
   И ребята пошли в дом отогреваться. Все шли радостные, и шутили. Одну Лену одолевали двоякие чувства. С одной стороны, ее успокаивало то, что, если верить словам мальчонки, бед больше не должно случиться. Она знала, что что-то повторное уже случилось с Сергеем и Татьяной, затем с ее Андреем чуть не случилось, но явный инцидент все же был. Сейчас вот - с Олей вновь повторилось. А она была последней в этом списке, если можно так сказать. У Игоря с Ларисой она как-то не решалась спросить. Это, возможно, могло бы вызвать некоторое настороженное непонимание и подозрение с их стороны, что было бы весьма некстати. И так всем хватило бед за эти каникулы. Лена была просто уверенна, что и с ними, все же, тоже, что-то да произошло. Просто, она, вероятно, всего лишь была не в курсе. Очевидно, Игорь с Татьяной не хотели никому об этом рассказывать, не хотели делиться.
  Выходит, со всеми, истории, в той или иной мере, пусть и в другом виде, но все же повторились. С этими словами мальчика было все понятно. Но что означали его слова, что с первой звездой они все исчезнут? Что они бояться ее, и всегда с ней исчезают?
  Кого бояться? Звезду? Да, но что это за звезда? И вдруг Лену словно осенило. Она даже на миг приостановилась.
  - Что такое? - обратил на это внимание Андрей, которого она случайно даже одернула.
  - Сегодня же Рождество! Понимаешь? Рождественская звезда!
  Парень лишь посмотрел на нее большими непонимающими глазами.
  - И? - только и произнес изумленно он.
  - Ну, значит именно с Рождественской звездой они все и исчезнут, пони-маешь?
  - Кто исчезнет? О чем ты вообще? - абсолютно ничего не понимал он.
  - А, - махнула рукой Лена. - Не обращай внимания, - вдруг осознала она, что Андрей и в самом деле не знает, о чем она говорит. - Пошли в дом, все нормально.
  И они пошли в дом. На странное поведение Лены, к счастью, кроме Анд-рея больше никто не обратил внимания, все были заняты другими разговорами. Олю спасли, телефон нашли. Теперь можно было спокойно готовиться к празднованию Рождества. Да и до вечера не так уж и долго оставалось. Зимой ведь темнеет быстро.
  
   Глава тридцатая.
   Рождественская звезда.
  
  Все дружно распределили между собой кому что делать. Девушки заня-лись, в основном, готовкой, а ребята принесли большой стол в холл, и принялись его собирать, а затем расставлять стулья и накрывать на стол. Их подруги только и успевали готовить. Особо тяжелых блюд не было, только лишь цыплята с картошкой требовали времени, чтобы стушиться.
  Девчата весьма проворно суетились на кухне. Наверное, поэтому Лена как-то и выделялась на их фоне своей некоторой нерасторопностью. Может, и не сразу бросалось в глаза, но она как-то настороженно держалась чуть поодаль от шкафчика, где стояли консервы, так необходимые к столу.
  Лариса приметила, что Лена ведет себя как-то неестественно для себя. Лена, обычно берущая всю инициативу на себя, в этот раз вела себя как-то уж очень сдержанно. Хотя, все прекрасно знали, что она отличная хозяйка. А сейчас она, как-то, все больше стояла на нарезке бутербродов и салатов, будто это была не ее кухня.
  - Лена, с тобой все нормально? - негромко поинтересовалась Лариса.
  - Да, все отлично. Хм, а почему ты спрашиваешь, - спросила она, будто не понимала о чем речь.
  - Ну, ты выглядишь как-то уставшей. Не выспалась?
  - А, да. Ты знаешь, как-то плохо спалось этой ночью. Бессонница.
  - Понятно. Так может, иди, приляг, а мы тут сами? Рук хватает, ничего, если один человек отдохнет.
  - Да, иди, отдохни, если хочешь, - подхватила Оля, услышавшая разговор. - Что где мы знаем. Да и тут уже, по большому счету, основное все сделано.
  - Да, курица доходит, где вино мы знаем. Можешь отдохнуть, - поддержала Лариса.
  - Да нет, девчонки. Все нормально, честно, - начала оправдываться Лена. - Я себе потом просто чашечку кофе заварю, и все пройдет. Не обращайте внимания.
  - Ну, смотри, - произнесла Лариса. - Наше дело предложить.
  Лена в ответ лишь слегка выдавила из себя улыбку, стараясь показать, что у нее и вправду все в порядке.
  Оля тем временем повернулась к шкафчику, чтобы достать банку горошка к салату. Она слегка нагнулась и потянула за ручку дверцы. Неожиданно из полуоткрытого шкафчика что-то с грохотом упало на пол. Оля, слегка перепугавшись, немного даже отпрянула назад, слегка воскликнув:
  - Ой!
  В этот самый момент Лена выронила из рук нож на стол, и так взвизгнула, что это заставило подпрыгнуть всех, даже Олю, стоявшею к ней в этот момент спиной. Это было непроизвольно и негромко, однако, такая неожиданная реакция заставила всех, кто в этот момент находился на кухне, слегка перепугаться. Даже больше, чем от неожиданно выпавшей банки.
  Все резко обернулись на Лену, с изумленными глазами. Она сама поняла, что сделала что-то не то, и это быстро вогнало ее в розовый румянец. Она лишь быстро прикрыла рот рукой и виновато пожала плечами.
  - Простите, я просто немного перепугалась грохота банки, - объяснилась она. - Неожиданно.
  - А-а, - с пониманием к этому отнеслись все, и, молча усмехнувшись, принялись дальше заниматься своими делами.
  А Оля нагнулась, и подняла банку с пола.
  - О! Зеленый горошек! - удивленно произнесла она. - Как раз то, что я хотела достать.
  Оля распахнула дверцы, и заглянула в шкафчик, убедиться, что больше из него ничего не сможет вывалиться.
  - Странно, - произнесла она, осматривая содержимое шкафчика.
  Странным было то, что внутри все, в принципе, все аккуратно стояло. Как что-то могло оттуда выпасть, было и вправду не совсем понятно.
  - Хм, - произнесла она, и прикрыла дверцы.
  Оля развернулась, и поставила банку с горошком на стол. Она подняла глаза, и удивленно посмотрела на свою сестру, которая, так и стояла, держа руку у рта, и, глядя, не отрывая глаз, на шкафчик. Только теперь румян с ее щек куда-то исчез, и она уже казалась белее мела.
  Оля провела несколько раз по воздуху рукой, пытаясь привлечь внимание сестры:
  - Э-эй! - негромко произнесла она. - Ты как?
  Лена лишь молча перевела на нее свой, будто слегка чем-то напуганный, взгляд.
  - Слушай, ты, может, иди? Или, хотя бы, просто посиди? - заботливо предложила сестра. - Возле камина, например. А я пока тебе кофе заварю, хочешь?
  - Да, пожалуй, - полуотрешенно согласилась Лена. - Что-то я и вправду, похоже, себя неважно чувствую.
  - Иди, присядь, не волнуйся, - поддержала Лариса. - Мы тут все сами сделаем, не переживай, проследим.
  Лена, в знак согласия, молча кивнула головой, и пошла в холл. Она прошла к камину, и уселась в кресло, задумавшись о чем-то своем. И никто ее больше не трогал, видя, что выглядит она явно неважно.
  Оля заварила кофе, и принесла сестре.
  - Ну, ты как, получше? - спросила она, подавая чашку.
  - Да, спасибо, так намного лучше.
  - Ну, ты, если что - говори. Хорошо?
  - Да, спасибо, - поблагодарила Лена сестру еще раз, и легонько, в знак благодарности, пожала ей руку.
  Сестры молча переглянулись, затем слегка, но искренне, улыбнулись друг другу, и Оля отправилась на кухню, дальше заниматься приготовлением к празднику. По дороге на кухню ее перехватил Андрей, слегка придержав за руку.
  - Ну, как она? - спросил он Ольгу.
  -Да..., - помотала лишь та в ответ головой и рукой, мол, ни то - ни се.
  - Что, вообще?
  - Да, не знаю. Уж не приболела ли.
  - Да нет, не думаю.
  - Говорит - не выспалась.
  - Скорее всего.
  - Ты ее, может, на свежий воздух выведи. Просвежиться - глядишь, полегчает.
  - М-м, наверное. Думаю, ты права. Стоит попробовать сводить ее поды-шать на улицу. Прохлада ее должна взбодрить.
  - Попробуй. А то она какая-то, прямо, сама не своя. Я ее такой не видела.
  - Ладно, спасибо, малышка, - похлопал Андрей девушку по плечу.
  Оля усмехнулась на это, ей явно понравилось, как Андрей ее назвал, и отправилась на кухню дальше заниматься своими делами.
  Парень же подошел к своей девушке, и подсел к ней. Он не стал расспра-шивать ее, как дела, и все в таком духе. Он прекрасно уловил, что этого не стоит сейчас делать, чтобы еще больше не вгонять ее в, то ли переживания, то ли в легкую депрессию, которую она сейчас, похоже, явно испытывала. Вместо этого он просто предложил:
  - Слушай, Лен, а может, пойдем, прогуляемся, подышим свежим возду-хом? Сейчас на улице хорошо должно быть, свежо, прохладно.
  - Давай, я не против. Хорошая идея.
  - Вот и чудненько. Вставай, пошли, - и протянул ей заботливо руку, помогая подняться.
  Оля встала, поставила пустую чашку на стол, и они пошли одеваться.
  Они вдвоем вышли на улицу, и свежий воздух быстро начал приводить Лену в чувства. По ее глазам было видно, как она приходит в себя.
  - Ты смотри, - произнесла она, - а уже начинает темнеть, вечереет.
  - Ага, - согласился, - Андрей. - Кажется, только вот-вот еще светло было. Да, зима. Даже - уже середина зимы.
  И они оба подняли головы, рассматривая небо, покрывающееся вечерней пеленой. На какой-то момент Лене показалось, что ей что-то послышалось в доме - не то негромкий визг, не то еще что.
  - О, смотри! - неожиданно прервал Андрей ее размышления. - Вон там, - указывал он пальцем куда-то в небо, - звезда! Первая.
  Лена посмотрела, куда указывал парень, и так же увидела ее. Звезда горело достаточно ярко, ее легко можно было увидеть. И других звезд пока больше не было видно.
  - Ага, вижу! - слегка восторженно произнесла Лена. - Как красиво!
  Ей явно уже полегчало.
  - Интересно, что за она? - поинтересовался Андрей. - Явно не Полярная.
  - Скорее всего - это Венера, - предположила Лена.
  - Да? Почему?
  - Астрономию надо было учить лучше, - пошутила девушка, слегка толкнув парня в плечо. - Венера появляется через некоторое время после захода Солнца, перед наступлением темноты. Поэтому ее еще называют 'Вечерней звездой'. Или ..., - и тут ее лицо резко изменилось, как будто она вспомнила, или подумала, о чем-то, тревожащем душу.
  Но досказать ей не дала внезапно распахнувшаяся дверь в дом. Из двери показалась взволнованная Оля.
  - Лена, идем, там..., - глотая слова и запинаясь, словно после пробежки, что-то пыталась сказать Оля и звала их за собой.
  - Что? - не понимая о чем речь, и, с некоторой тревогой, спросила Лена.
  - Там, не знаю, увидишь.
  И ребята быстро отправились вслед за ней, понимая, что что-то случилось.
  - Да объясни ты хотя бы немного, что случилось? - выпрашивала Лена, войдя в дом, и на ходу разуваясь.
  - Не знаю. Мы готовили на кухне, а там где дверь, под полом, что-то как щелкнет. И как будто кто-то есть там, понимаешь?
  - Не понимаем, но сейчас посмотрим, - ответил за Лену Андрей, уже входя на кухню.
  Сразу было видно, что Оля явно не преувеличивает. Судя по выражению лиц всех, кто находился в этот момент на кухне, что-то точно, не на шутку всех встревожило. Некоторые даже стояли с ножами в руках. И взгляды всех были устремлены в одно место - туда, где была дверца в подвал.
  - Ого! - ошарашенно произнес Андрей, быстро оценив обстановку. - Похоже, вас тут явно что-то напугало. Так что тут произошло?
  В ответ все, как один, кивнули в сторону дверцы.
  - Там кто-то есть, - произнесла Татьяна.
  - Ым-ым, - не согласился Андрей. - Нелогично. Не может там быть никого. А что произошло?
  - Да мы тут все готовили, кто что делал, и вдруг эта дверца так - щелк, как будто ее открыл кто-то, понимаешь?
  - Угу, и дальше что?
  - Ну не знаю, там, снизу, какие-то звуки потом послышались.
  - Какие звуки? - Андрей явно не хотел верить, что все настолько серьезно, как они перепугались.
  - Ну, не знаю. Как будто там кто-то есть.
  - Мыши? - попытался пошутить Андрей, но, явно неудачно.
  - Какие там мыши, - явно не до шуток было Татьяне. - Говорю тебе, там явно кто-то есть. Не то, чтобы ходил, но явно кто-то как будто что-то делал. Не знаю, двигал что-то, или еще что. Но мы все что-то слышали.
  - Пф, - вздохнул Андрей. - Странно. Ладно, сейчас посмотрим, - и он подошел к дверце в подвал. - Только почему-то я уверен, что она даже не откроется. Мы уже пытались. Хм, - слегка усмехнулся он и нажал на потайную дощечку.
  Какого же было его удивление, когда раздался отчётливый щелчок от-крывшейся, наконец-то, двери. Она абсолютно легко поддалась, даже не надо было прикладывать никаких усилий. Андрей, даже, в изумлении, так и замер на несколько секунд, оторопев, и лишь моргая глазами.
  - Не понял, - удивленно произнес он. - Странно. Ведь она же точно не открывалась, готов поклясться. Вы же сами знаете.
  - Вот видишь. А мы про что? - как бы упрекнула его Таня, за то, что он им сразу не захотел верить.
  Андрей включил свет в подвал и заглянул в него. Его не сильно напугало то, что дверь теперь открывалась, скорее - больше удивило. Теперь его даже начало разбирать любопытство, что же могло так напугать ребят, что такое они там услышали?
  Неожиданно из подвала чем-то словно подуло, будто легкий ветерок вы-рвался изнутри на свободу. Андрею даже показалось, что этот ветерок слегка встрепенул его волосы.
  В воздухе повисло напряжение, животная настороженность с долей страха. Страха от неизвестности.
  В доме начало твориться что-то не совсем понятное, необъяснимое. Чувствовалось, как по дому загулял ветер, хотя сквозняку явно неоткуда было взяться. Дом заскрипел, как будто снаружи его сжимали тисками. Скрипел не только пол, но, казалось и стены. Все готовы были поклясться, что слышат, как по полу явно кто-то ходит. И не один, топот ног был слышан повсюду. А стены .... Их как будто кто-то противно царапал ногтями и бил о них кулаками. По всему дому творилось что-то непонятное, как будто слуховые и еще какие-то галлюцинации. Хотя, ребята ничего не пили, а всякими там гадостями и вообще никогда не баловались.
  Ребята в ужасе между собой переглядывались, не понимая, что происхо-дит, и, как-то инстинктивно, прижимались друг к другу, сбиваясь в кучу.
  Затем, кроме звуков, по дому вновь, как и в первые дни, пошел этот про-тивный горелый тошнотворный запах. Ребята брезгливо зажимали носы, не понимая, откуда он исходит.
  - Фу, похоже, что крыса в подвале сдохла и поджарилась, перегрызши проводку, - предположил Сергей.
  - Да нет, - не согласился Андрей. - Тут что-то явно побольше крысы. От одной крысы бы так не воняло. Да и вонь, такое ощущение, что по всему дому, а не только из подвала.
  - Точно, - согласилась Лариса, - воняет так, как поджарили стадо дохлых коров, или еще кого.
  - Похоже на то, - не убирая руки от носа, сказала Лена.
  И тут ребята заметили, что звуки, как, собственно, и противный запах, сами собой стали постепенно пропадать, растворяясь и исчезая в воздухе.
  - Это мне одной кажется, или, в самом деле, все закончилось? - слегка растеряно спросила Лена.
  - Да, похоже, что вонь прошла, - начали соглашаться остальные. - Да и звуки эти, шумы, вроде как, исчезли. Странно.
  Все, и в самом деле, исчезло таким же странным образом, как и появилось. Уже было даже немножко и непонятно - а были ли они вообще? Настолько чем-то неестественным это все казалось.
  - Блин! - ругнулся Сергей. - А что это было-то?
  - Да кто его знает? - пожал плечами Андрей. - Единственное, как можно объяснить - какая-то хрень из подвала. Спертый воздух, или еще там что...
  - Типа, сдох кто-то?
  - Ха, ну надеюсь, что нет. Не хотелось бы обгоревших завонявшихся крыс, из подвала, в последний день, вытаскивать.
  - Фу, Андрей! - брезгливо хлопнула его по плечу Лена.
  - А что Андрей, что Андрей? Сам не хочу, - отшутился он.
  - Ладно, мы идем, или нет?
  - Ну, я бы сказал - дамы вперед....
  - Нет уж - нафиг. Иди туда первый, а мы тебя, если что - прикроем, - с юмором сказала Лена.
  - Ну, так я и думал. Ладно, иди за мной. Если что - быстро выбегайте и захлопывайте двери. Только меня не забудьте.
  - Если что что?
  - Ну, мутированные крысы там, приведения....
  - Да иди ты уже, и без тебя мурашки бегают, - хлопнула его опять по плечу Лена.
  - Иду, иду, - пробурчал Андрей, и шагнул на ступеньку.
  Он сделал несколько шагов вниз, нагнулся, и посмотрел вглубь подвала.
  - А-а-а! - неожиданно для всех резко закричал Андрей, развернувшись назад, собираясь выбежать из подвала.
  Девушки тут же завизжали, и у всех резко внутри все оборвалось.
  - Ха-ха-ха! - зашелся Андрей. - Видели бы вы сейчас свои лица, - смеялся он, довольный тем, как всех разыграл.
  - Тьфу! Да ну тебя! - Выругались девчонки. - Так и разрыв сердца можно получить.
  - Ну ты и дурак, в самом деле, - отчитала его Лена. - Как дала бы.
  - Ладно, ладно, не буду, трусихи. А то, в самом деле, еще случиться с вами чего, думай потом, что с вами делать.
  - Иди уже, артист! Напугал девчонок, и доволен, как слон.
  - А что мне плакать, что ли? Блин, надо было взять с собой камеру, заснять вас, - весело говорил Андрей, ступая опять на ступеньки, ведущие вниз. Он спустился наполовину, и осмотрелся.
  - Ну, как там? - поинтересовалась Лена.
  - Да все нормально, ничего нет.
  - А не воняет там? Дохлых крыс нет?
  - Да нет, все чисто. Можете спускаться, - успокоил он всех.
  Лена неуверенно, но, все же, пошла. Она спускалась медленно, смотря под ноги, и озираясь вокруг, внимательно все рассматривая. Лена уже спустилась почти полностью, как неожиданно она словно почувствовала на себе чей-то тяжелый взгляд. Она чувствовала это так сильно, что даже повернула голову в ту сторону, из которой на нее, якобы, кто-то смотрел. На мгновение она замерла на месте, и по ее телу пробежала легкая дрожь. Даже кончики ее губ, слегка, но заметно дрожали.
  Это явно шло от кукольного домика. Вернее не от него, а от самих кукол. Нет, они все были на своих местах. Но, их игрушечные головы, их лица, даже их глаза! Лена была уверена, она отчетливо это видела и чувствовала - все они были обращены в ее сторону, и, словно, внимательно ее рассматривали. И от этого ей становилось не по себе.
  Андрей не мог не заметить, что с его девушкой твориться что-то неладное. Он посмотрел на нее вопрошающим взглядом, и взмахнул головой.
  - Что? - негромко спросил он.
  Лена слегка приподняла свою руку, и чуть трясущимся пальцем показала в сторону домика.
  - К-куклы, - выдавила она из себя, чувствуя, как во рту все пересохло.
  Андрей повернул голову и внимательно посмотрел на всю композицию игрушек, расставленных Леной еще в первый день их приезда. Андрей подошел к домику, и замер. Их головы и в правду, казалось, повернуты явно не так, как их оставляли. Но, еще через несколько секунд, он пристально уставился на кукол, и его взгляд, прямо на глазах, поменялся. Это был взгляд чем-то слегка напуганного человека, взгляд, как будто он узнал только что какую-то страшную тайну. Да его мозга начало что-то доходить, словно нахлынувшие старые страшные, как ночные кошмары, воспоминания. Или, словно он разгадал тайну некого страшного ребуса.
  Он смотрел на композицию, а перед его глазами вырисовывалась страшная картина. Фигурка, так похожая на Игоря, стояла на льду. И сейчас Андрей видел, как сейчас, как Игорь провалился под лед, а они его вытаскивали. Кукла, похожая на Ларису, находилась под балконом игрушечного домика. И у Андрея перед глазами всплыла сама Лариса, свалившаяся с балкона дома. Фигурка, схожая с Сергеем - была в лесу. Схожая с Татьяной - в окне, фигурка его самого - в домике, возле камина, с Олей - под деревом, на окраине двора.
  Тут Андрей услышал, что и остальные ребята начали спускаться. Он резко повернул голову в сторону лестницы, затем посмотрел на Лену. По ее испуганным глазам он понял, что надо что-то срочно делать. Он обратно повернулся к домику, и начал быстро собирать все фигурки, и торопливо их закидывать в коробку, чтобы у ребят не могло возникнуть никаких ассоциаций, подобно тому, как это смог разглядеть он сам.
  Когда ребята уже спустились, он закидывал последних человечков.
  - Что это вы тут? - спросил Игорь, первым спустившимся вниз, и, заметив что-то неладное по тому, как Лена застряла внизу лестницы, не проходя дальше, а Андрей нервно копошиться возле макета.
  - Да вот, хочу тут порядок по-быстрому перед отъездом навести, чтобы больше уже сюда не спускаться, - выкрутился Андрей.
  - А, ну понятно. Помочь чем?
  - Да нет, спасибо. Уже, собственно, и все, - ответил Андрей, убирая ко-робку со странными куклами обратно на место. - Фу, - облегченно выдохнул он, поставив ее.
  - Что так? - поинтересовался Игорь, слегка удивившись его облегчению. - Тяжелое что?
  - Да нет ... жарковато тут просто немного. Подвал, - опять уклонился он от настоящего ответа. - Ладно, пойдем уже отсюда, вроде как все убрано.
  - Так, а что это за ерунда была с дверями и с шумами?
  - Да фиг его знает. Наверное, по зиме от сырости раздуло, да спертый воздух скопился.
  - Ну-ну.
  Похоже, Игорь не совсем поверил в эту версию. Хотя, с другой стороны, других объяснений он и сам не мог придумать.
  - Ладно, пошли, - в конце концов, согласился он. - Пора праздновать, стол уже накрыт.
  - Да-да идем, - поддержали Андрей с Леной. - Вы идите, мы сейчас до-уберем, и поднимаемся.
  Все ребята развернулись к выходу. Андрей с Леной переглянулись лишь взглядами, и, не говоря ни слова, тоже пошли на выход. Им не надо было ничего друг другу ни говорить, ни спрашивать. Все было понятно и без слов. Их глаза все друг другу сказали. Да и тяжело было поднимать такую тему, слишком дикой и невразумительной она казалась.
  Все вышли, и пошли к столу - праздник все-таки. Никто не заострил внимания на куклах, чего опасались Андрей с Леной. Однако за столом чувствовалась некая напряженность, исходящая от них. Не было поначалу той торжественности, которая обычно бывает за столом. Андрей разлил всем вина, и поздравил всех с праздником. Лена при этом даже бровью не повела, будто не слышала, о чем он говорил. Когда вино уже пошло в кровь, и Андрей почувствовал некоторое снятие напряжение, он нагнулся к своей девушке и шепнул ей:
  - Солнце, успокойся. Ведь все уже закончилось, все позади. Да?
  Похоже, эти слова дошли до нее, и ее глаза переменились. В них наконец-то появился блеск.
  - Да, ты прав. Все закончилось, все наконец-то закончилось, - улыбнулась она, осознав, что все уже и в правду - все позади. - Налей-ка еще вина!
  - Вот это другой разговор! - радостно произнес Андрей, и разлил всем по бокалам еще прекрасного вина.
  Все наконец-то пошло в должном русле. Больше никто не грустил, и не вспоминал ничего нехорошего. Все веселились.
  
   Глава тридцать первая.
   Отъезд. Провожатый.
  
  В целом, празднование прошло весьма весело. После застолья ребята помогли девушкам прибраться со стола, и все отправились спать по своим комнатам. Собираться к отъезду ни у кого уже не было сил - все за день пережили немало приключений, да и какие там сборы после такого шикарного застолья. Все просто повалились без сил в кровати.
  Лена с Андреем легли, даже ничего не обсуждая. Они просто молча лежали, и смотрели в глаза друг другу. Им обоим было неудобно поднять ту тему, на которую им, тем не менее, так хотелось поговорить хоть с кем-нибудь. Хотя, скорее - они просто боялись получить ответы на свои вопросы. А в ответах было чего опасаться.
  Они так и лежали, пока не заснули. Пожалуй, это на редкость была спо-койная ночь, когда не снилось кошмаров, когда ничего не тревожило. Наконец-то им не снилось ни призраков, ни страшных сцен. Даже тот странный мальчик сегодня во сне никого не тревожил. Как-то, даже, слегка непривычно.
  А наутро сказывалось, разве что, обильное застолье, да слегка мучала жажда.
  Лена проснулась первой. Отойдя ото сна, она начала осмысливать происходящее.
  - Боже, неужели и в самом деле все закончилось? - думала она про себя. - Неужто, больше ничего не повторится, и не случится. Ни этих страшных кошмаров, странных образов, ни этих горящих призраков, ни этого, так пугающего ее, мальчонки? Неужто, все позади. Все, как тогда и сказал этот мальчик на кухне? Фу, какое облегчение, - выдохнула она, проводя рукой по голове.
  Теперь проснулся и Андрей. Он потянулся, и провел рукой по горлу.
  - Фу, как пить-то хочется.
  Он поцеловал Лену, и встал с кровати. Затем подошел к окну, и одернул шторы.
  - Ух ты, какая красотища! - восторженно произнес он.
  - Что там?
  - Столько снега! Так красиво! Все белое. Настоящее рождественское утро.
  Лена поднялась, и тоже подошла к окну.
  - И вправду, здорово, - убедилась она.
  - Настоящая зима, просто чудо!
  - Да, только как теперь папа доедет до нас?
  - Да, это проблема.
  - Надеюсь на лучшее.
  - Ну, с его-то снегорубными крейсерами, как мы сюда ехали, думаю, доберется.
  - Уж хорошо бы. Не хотелось бы здесь застрять.
  - Да, здесь здорово, но....
  - Но хотелось бы уже и домой. Отдых отдыхом, а дома лучше, - продолжила его мысль Лена.
  - Да, родные стены.
  - Ладно, будем надеяться на лучшее. Не хочется думать о плохом в такой прекрасный день.
  - Ты прав, подождем - увидим. Надеюсь, все обойдется.
  - А пока я не могу думать ни о чем другом, кроме того, как мне сейчас хочется пить.
  - Хм! - усмехнулась наконец-то Лена.
  - Вот такой ты мне больше нравишься, - указал Андрей на нее пальцем, и сам улыбаясь. - Вот такой и оставайся.
  - Постараюсь, - улыбнулась девушка.
  Парень накинул на себя одежду, поцеловал ее еще раз, и отправился на кухню.
  Постепенно все просыпались, и спускались вниз. Дом, словно и сам про-сыпался, приобретая некие новые, будто более живые и яркие краски. Он уже и Лене не казался таким мрачным и пугающим. Девушка уже переставала бояться, что из-за любого угла может показаться тот самый мальчик, или еще какие ужасы. Все налаживалось и приходило в норму.
  Лена видела, что все в прекрасной форме, выспавшиеся, бодрые и в хорошем настроении. Несмотря даже на то, что все они пережили за эти дни. И уже даже на раны и увечья не так обращали внимание. В этот чудесный день все плохое как-то само собой забывалось и скрашивалось.
  Ребята весело позавтракали, и принялись наводить порядок в доме. Все надо было прибрать, помыть, расставить на свои места.
  Все вроде бы было в порядке, все хорошо. Но, все равно, убираясь на кухне, Лене было еще немного как-то не по себе, когда она проходила возле входа в подвал. Ей все казалось, что из подвала исходят какие-то звуки. Хотя, в тоже время, она прекрасно понимала, что ей все это только кажется. Тем не менее, она то и дело поглядывала на дверь в подвал, слегка напряженно опасаясь, что она вот-вот дернется, и распахнется.
  Но дверь была наглухо закрыта, и она в очередной раз себя ловила на мысли, что пора прекращать сходить с ума. Все прошло, и надо забыть это, как страшный сон. Пусть и долгий, кошмарный, но надо забыть. Все! Нет ничего!
  
  Закончив с наведением порядков, ребята отправились по комнатам соби-раться в дорогу, 'паковать чемоданы'. И Лена с Андреем в том числе. Это не заняло много времени, все основное уже и так было в сумках. Оставались так, мелочи. Девушка уже, вроде как, и собралась, даже расправила гладко покрывало на постели, и поставила сумки уже у порога комнаты. Но, отчего-то, стала тормошить всю сумку вновь.
  - Блин! - негромко ругнулась она.
  - Что такое? - спокойно спросил Андрей.
  - Так и думала, что-нибудь, да забуду.
  - Хм! - усмехнулся Андрей. - Бывает.
  - Кажется, косметичку с туалетными принадлежностями в ванной оставила.
  - Блин! - ругнулся теперь и Андрей.
  - А ты что?
  - Да, кажется, пачку сигарет на кухне оставил. Заметался, да так и забыл про нее.
  - Ну вот, а с меня смеешься.
  - Хм!
  Они вышли из комнаты, и отправились каждый за своими вещами. Минуты через две они вернулись обратно в комнату. Первой пришла Лена. Она вошла, держа в руках забытые вещи, подошла к открытой сумке, и бросила их в нее, закрыв замок. Девушка встала, поднимая ношу, и замерла, как вкопанная.
  Она точно помнила, что покрывало на постели сама лично аккуратно разровняла. Сейчас же, на краю, была небольшая вмятина, будто кто-то поставил на время пакет, или... или, присел ребенок. Лена не хотела верить в последнее. Она вспоминала, не могли ли что на кровать поставить, но не могла ничего такого вспомнить.
  В этот момент в комнату вошел Андрей. Он едва в нее не врезался.
  - Ты чего замерла? С комнатой прощаешься? - пошутил он.
  - Ты на кровать ничего не ставил? - вместо ответа спросила девушка, явно не шутя.
  - Не помню, - пожал плечами Андрей. - А что?
  Лена ничего не ответила, продолжая непонимающим взглядом смотреть на постель. Андрей тем временем подошел к своей сумке, стоявшей возле кровати, согнулся, опершись при этом рукой о кровать, и взял свою сумку. А на покрывале остался еще один след-вмятина. Признаться, это ее немного успокоило, это многое объясняет. Хотя ...?
  - Ну что, пошли? - отвлек ее Андрей от раздумий.
  Он взял и ее сумку, и направился на выход. Лена еще раз, напоследок, осмотрела комнату с задумчивым видом, и вышла из нее, закрыв двери. Они вышли в холл, где, как уже оказалось, все ждали только их.
  - Ну что, все в сборе? - по-дружески улыбаясь, спросила Лена.
  - Да, ждем только вас, - весело сказал Сергей.
  - Мы уже даже чай с бутербродами приготовили, - похвасталась Оля.
  - Зачем? - не поняла Лена.
  - Ну, папа с друзьями с дороги приедут, захотят, может, хоть немного передохнуть, перекусить.
  - А, ну это правильно, молодец.
  И тут их разговор прервал гудок машин где-то снаружи.
  - Папа! - радостно закричала Лена, и бросилась на улицу, и все за ней.
  Ребята кучей выбежали на крыльцо, и повернули головы на звук рева моторов. За пеленой снега, которую раскидывала вокруг себя и оставляла за собой первая машина, следовала целая вереница, эскорт из массивных внедорожников. Зрелище было впечатляющее и потрясающее. Папа сдержал свое слово.
  Вереница из машин, ревущих моторами, остановилась во дворе перед домом. В одной из них двери распахнулись, и из нее выскочил отец девочек, которые тут же бросились ему навстречу, в отцовские объятия.
  - Ну что? Как вы тут, мои красавицы?
  - Нормально, папа! Теперь точно нормально, лучше, чем когда.
  - Хм! Ну, что вы тут накуролесили? Дом хоть в порядке? - спросил он, сразу обратив внимание на то, что в одном из окон, на первом этаже, вместо стекла стоит фанера.
  - В полном, папа. Дом в полном порядке. Ну, за исключением этой мелочи, разве что, - виновато опустила голову Лена, показывая на разбитое окно.
  - Ну, это мы исправим, не расстраивайся, - успокоил её отец. - Зато вас, как я понимаю, немного потрепало?
  - Ну, разве слегка. Главное - все живы-здоровы.
  - Хоть это хорошо.
  Их отец поднял глаза, и осмотрел остальных ребят.
  - М-да..., - не очень весело произнес он.
  Вид некоторых ребят явно не внушал оптимизма.
  - Здорово же вас, видать, потрепало, - заключил он, оглядев ребят.
  - Пустяки, - отмахнулся в шутку Сергей. - До свадьбы заживет. Да вашей вины тут нет, только мы сами.
  - Да, только попробуй мне теперь это объяснить вашим родителям.
  - Не думайте об этом, мы это берем все на себя, - успокоил его Игорь. - Да? - обратился он к остальным.
  - Да, да, конечно, - единодушно подтвердили все, как один. - Насчет этого можете точно не беспокоиться.
  - Хм, - по-отечески дружелюбно усмехнулся отец девочек. - Ладно, любители экстремального отдыха, грузитесь по машинам, дорога еще длинная предстоит. За места не ссорьтесь, всем хватит, - в шутку произнес мужчина, окидывая взмахом руки вереницу машин.
  - Пап, - обратилась к нему Оля, - а мы вам чая с бутербродами сделали. Как раз недавно, еще даже не остыл.
  - О! А это здорово, молодцы. Ладно, вы пока рассаживайтесь, а мы с друзьями пока перекусим.
  Ребята дружно бросились рассаживаться по машинам. Лена, со своим парнем, и Оля, в машину к отцу, остальные - кому какая машина приглянулась.
  Отец девочек, позвав за собой друзей, тем временем пошел в дом. Они наспех перекусили, желая побыстрее отправиться в обратную дорогу, отец осмотрел дом напоследок, и все вышли. Отец запер дом, и все разошлись по своим внедорожникам.
  - Ну что, все в порядке? - спросила Лена отца.
  - Да, молодцы, прибрались за собой. Все отлично, можем ехать.
  Он повернул ключ зажигания и просигналил, давая понять, что можно трогаться. Все машины завели двигатели, и вся процессия тронулась в путь.
  - Домой! - выдохнула Лена, и все понимающе улыбнулись.
  Она посмотрела в боковое зеркало, и тут глаза ее резко в ужасе расширились. Там, в зеркале, она отчетливо увидела, как на крыльце дома стоял тот самый мальчик, и махал им вслед рукой.
  - Что?
  Лена резко вскочила на сиденье, и глянула в боковое стекло. Но, под таким углом, через него, не было видно дома. Она обернулась, и посмотрела, внимательно вглядываясь. Теперь она хорошо видела и сам дом, и крыльцо, но на нем точно ничего и никого не было.
  - Что такое? - заволновался отец. - Все в порядке?
  - Да, показалось.
  - Точно?
  - Да, папа, не обращай внимания. Просто что-то померещилось.
  - А! Понятно.
  - Я включу музыку? - спросила Лена, слегка растеряно.
  - Да, конечно.
  Девушка включила радио. Они уезжали, а из колонок звучала песня популярной некогда группы The Animals: 'The House of the Rising Sun' ('Дом Восходящего Солнца') ....
  
  6-7. 01. 2012

Оценка: 3.00*3  Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.