Грушецкий Олег Леонидович
Вечеринка на костях.

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.59*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодые люди собираются отметить выпускной в доме одного из приятелей, который ему только подарили родители. Но ребята не знали, что дом, стоящий у перекрёстка, стоит на месте, на котором некогда было кладбище, которое затем превратилось в болото, к тому времени уже осушенное. Гиблое место. Доживут ли они до утра в доме, который словно взбесился, и не отпускает их, испытывая ужасами, страшенее кошмарных снов.

  Не тревожьте покой уставших от жизни.
  
   I.
  
  Последний учебный год подходил к концу, и впору было задуматься о выпускном вечере. Компания выпускников возвращалась после уроков домой и как раз рассуждала на эту тему.
  - Слушайте, проводить такой вечер где-то в баре или в кафе, по-моему, это не лучшая идея. Во-первых, все на этот вечер подымут цену, это однозначно, и мы вылетим в копеечку, а во-вторых - это негде не уединишься с девчонкой, если ее раскрутишь.
  - А тебя твоя Марго до сих пор обламывает? - пошутил Доминик над Пьером, и вся компашка по-дружески засмеялась.
  - Да пошел ты, - ответил тот, и слегка толкнул Доминика в плечо, - я серьезно. Нам надо подумать, что делать будем, уже все кафешки наверняка забронировали.
  - Но у кого-то дома проводить тоже вряд ли получится, - включился в беседу Жак, - никто из предков не согласится отдать свой дом нам на растерзание.
  - Ну так давайте снимем какой-нибудь дом на пару суток, все скинемся на аренду и на закуски - не так дорого на всех выйдет. Чем больше человек - тем дешевле.
  - Хорошая идея, надо пробить тему.
  - Да что вы паритесь, пацаны, - встрял в дискуссию Даниэль, - мне предки по случаю окончания учебы домик на днях покупают, на окраине города. Там от дома до реки Гаронны рукой подать, если приспичит, можно и окунуться.
  - И ты молчал? Нет, вот буржуй из Буржуа, - пошутил над ним Этьен и дружески потряс его за плечи.
  - Да, я такой, любимый сынок в буржуйской семье. Я с отличием закончил учебы и родители промотивировали меня так на дальнейшие подвиги на поле науки. Я собираюсь поступать в наш университет.
  - А отчего тогда уж не в Сорбону или сразу в Оксфорд?
  - Да родные хотят, чтоб я был под боком, в поле зрения. Да и наш универ достаточно хорош.
  - А чем это у тебя таким предки занимаются, что дома своему сыну покупают?
  - Приятель, не забывай, где мы живем - в Бордо, в столице виноделия, так чем же, как не этим здесь заниматься? У моего отца свой винодельческий завод.
  - Мне бы предков с винным заводом, может и мне бы на дом отвалили, а то чуть на скутер выпросил.
  - Да ладно, там просто дом недорого продавали, они решили не упускать возможность. Там, кстати, рядом еще два дома по обе стороны недорого продают, если кто надумает, можно приобрести.
  - А твой дом чего недорого продают, он нормальный, не разваливается от старости?
  - Да нет, нормальный дом, я сам его видел. Двухэтажный. Правда, второй этаж, больше как этаж под крышей, мансардный, но тоже нормально. Просто там старики жили, ну и от сердечного приступа один за другим и отошли. А их дети в центре города живут, чтоб не париться с дележкой дома, просто продали его, да деньги пополам - меньше проблем.
  - А их предки что, прямо в доме умерли?
  - Да, а ты что приведений боишься? Бояться надо живых, а не мертвых.
  - А до будущего университета тебе недалеко будет добираться?
  - Сел на транспорт или на скутер и поехал. Со временем машинку небольшую обещали купить, если буду и дальше хорошо учиться. Да и сколько у нас того города - пятьдесят квадратных километров на двести пятьдесят тысяч человек. При большом желании можно через весь город пешком пройти, не в Париже ж живем.
  - Ну да. Так что, у тебя точно можно будет оторваться?
  - А то. У меня нормальные современные родители, все понимают.
  
  Приятели прикинули, по сколько скидываться, распределили, кто за что отвечает - кто закупает продукты, кто готовит, кто приносит музыкальную аппаратуру, и полным ходом окунулись в приготовления к предстоящему торжеству.
   Жак занялся организацией музыки - привез с Этьеном и установил аппаратуру. Даниэль, как потомственный эксперт, подготовил к вечеринке несколько ящиков неплохого вина и занялся доставкой продуктов, из которых девушки должны были устроить стол. За продуктами Даниэль отправился с Клодом и Домиником, в помощниках, в ближайший магазин. С первого захода на такую ораву людей продуктов не принести, и им пришлось ходить несколько раз. Их заприметил мужчина в возрасте, видать из местных:
  - Никак, молодежь, вечеринка намечается?
  - Да, уважаемый, надо же конец мучениям отметить.
  - А вы наши новые соседи или так, снимаете?
  - Да, похоже, соседи. А вы здешний?
  - Я? Да я здесь, сколько себя помню. А вы, наверное, один из этих пустых домов, приобрели?
   - Да, мне родители приобрели, - сказал Даниэль. - Как здесь район, не подскажите?
   - Люди здесь замечательные, сама местность, конечно, могла быть и лучше.
   - В смысле?
   - Да сама местность, где ваши дома, получается, находится немного в низине.
   - Ну и что, нас устраивает.
   - Да, но когда-то в тех местах было кладбище...
   - Кладбище? Вы хотите сказать, что эти дома стоят на костях?
   - Да вы так не переживайте, это было очень давно, несколько столетий назад. Потом эту местность слегка затопило, и она какое-то время была заболоченной, и про кладбище забыли.
   - Так еще и болото?
   - Ну, не совсем, но что-то вроде того. Вот мой отец во время войны участвовал в компании Нормандия-Неман, ему довелось повоевать в Белоруссии, мы ездили к его боевым товарищам туда, вот там действительно болота, а это так, скорее - заболоченность. Город сами понимаете - расширялся, пришлось местность осушать под строительство. Хотя за домами маленькое болотце в низине так и осталось.
   - Шутите, да? Вы нас просто хотите попугать?
   - Да нет, можете сами прогуляться посмотреть. Я в том году с внуком даже видел там черепашку, не говоря уже про ящериц.
   - Надеюсь, наши соседи и прошлые хозяева дома не поэтому попродавали свои дома, приведений-то здесь хоть не водятся?
   - О, нет-нет, молодые люди, можете быть спокойны, это здесь абсолютно не причем. Это просто случайное совпадение.
   - Ну, спасибо, месье, нагнали жути, - произнес Доминик.
   - Да пожалуйста, всегда рад помочь, обращайтесь, если что. Ладно, ребята, не обращайте внимания на эти истории. Думаю молодежь сейчас не такая суеверная, как наше поколение.
   - А от этого что, призраки по ночам меньше беспокоят?
   - Ха, это хорошо, что с юмором у вас все в порядке.
   - Ага, больше проживем?
   - Ну, это только от вас зависит. Ладно, удачной вечеринки.
   - Надеемся, ее-то мы переживем...
   - Ха-ха-ха... Посмотрим, время покажет.
  Ребята отошли подальше.
  - Чокнутый мужик, - заметил Даниэль.
  - На всю голову чокнутый, - поддержал Доминик.
  - Повезло же мне с соседом.
  - Да ладно, не бери в голову, главное, вокруг твоего дома пока никто не живет, можем здорово оторваться, никто не услышит, никому не помешаем. Я бы и сам купил дом с тобой по соседству, если б предки денег отстегнули.
  - Хотя я бы не отказался иметь дома свое привидение, я бы за такой дом даже доплатил бы все свои сбережения.
  - По-моему, здесь уже и у тебя крыша едет.
   - Да что ты понимаешь, это же сразу становится чем-то вроде родового поместья.
   - Да, буржуйских амбиций тебе не занимать.
  
   II.
  
   Выпускные проходят хоть и незабываемо, но все же не так ярко и фее-рично, как хотелось бы в такой знаменательный день. В основном все по одинаковому сценарию, как и во множестве других, не самых крупных французских городах. Под пристальным вниманием взрослых и преподавателей во всю не разгуляешься. Зачастую все самое интересное происходит потом, по частным вечеринкам.
   В доме Даниэля собралось человек двадцать, не меньше - парни и девушки, все друг друга хорошо знают, не перед кем комплексовать. После выпитых хмелящих напитков и выкуренной некоторыми травки, можно и порассказывать друг другу небылицы. Даниэль пересказал историю этой местности.
   - Да ладно, ты нас просто хочешь попугать, такого просто не может быть, - высказались гости. - Никто бы не разрешил строить дома на кладбище.
   - Так в том-то и дело, что кладбища здесь давно уже нет, о нем просто забыли. Спросите у Клода с Домиником, если не верите, они свидетели.
   - Что, правда?
   - Ну да, - подтвердил Клод, - а что здесь такого, возьмите парижские катакомбы. Стоят же на них дома. Да и во многих других быстрорастущих и больших городах бывают такие случаи, и ничего - живут. Одни умирают, другие рождаются, и им надо все больше места под проживание. Нормальный процесс.
   - Да ладно, хватит вам мрака нагонять, - подбодрил всех Доминик, - сегодня такой вечер, надо веселиться. У нас вон - вино заканчивается, Пьер, не принесешь еще немного из подвала, ты ближе всех, - крикнул он через звуки музыки.
   - Добро, сейчас, - и Пьер взял свою подружку Марго за ручку, и они пошли вниз по лестнице, в подвал.
   Спустившись, Пьер обнял свою девушку за талию, прижал к себе по-ближе и произнес:
   - Сегодня такой незабываемый вечер, я бы хотел сделать его еще более ярким, чтоб мы его никогда не забыли.
   - Погоди, Пьер, пожалуйста. Я прекрасно понимаю, к чему ты клонишь, на самом деле я тоже этого хочу...
   - Как замечательно, я так рад этому.
   - Да, Пьер. Но только давай хотя бы не здесь.
   - Но почему нет? Мы же здесь одни.
   - Пьер, пойми, я хочу чтобы первый раз все было красиво, а не в каком-то подвале. Если ты не против, давай хотя бы попросим у Даниэля ключи от одной из комнат, с нормальной кроватью....
   Марго скромно немножко отошла от Пьера, смущенно краснея и поправляя челку, спавшую на ее нежно красивые глаза. Она оперлась одной рукой на стол, на котором стояли коробки с вином, а другой придерживала свои роскошные каштановые волосы, влюблено вглядываясь в счастливого Пьера. И вдруг, она резко одернула руку со стола и затрясла ею. По ее руке полз здоровый откормленный взрослый паук, цепко хватаясь за нее своими черными кривыми лапками. Такие жирные пауки в жилых домах, где прибирают, просто не водятся. Марго резко и пронзительно завизжала и понеслась сломя голову наверх по лестнице. Она так и выбежала ко всем, оря и извиваясь, лупя по себе руками и размахивая ими. Девушки не на шутку перепугались, особенно после рассказов Даниэля.
   - Марго, ты что, ты чего? Там что, что тебя так напугало? Ты там не призрака увидела?
   - Какой призрак? Паук, на мне нигде нет паука?
   - Да ничего на тебе нет, нет никаких пауков, успокойся.
   - Точно? Девочки, посмотрите хорошенько.
   - Да нет ничего, точно тебе говорим. Это ты так паука перепугалась?
   - Паука? Да я таких здоровых пауков в жизни не видела. Он прополз у меня прямо по руке, гадость-то какая.
   - Фу, ну ты нас напугала. А мы уже всерьез подумали, что за тобой гонится какое-нибудь приведение.
   - Да лучше б я с призраком лицом к лицу повстречалась, чем с такой мерзостью, они хоть не такие противные. Бр-р-р-р-р.
   - А где Пьер? Его там, часом, пауки не загрызли?
   В этот момент из подвала вышел и Пьер, слегка краснея и стыдливо опуская глаза.
   - Опять облом, пф-ф-ф-ф, - тихо пошутил в сторонку Доминмик , и приятели едва заметно рассмеялись. - Ну и где вино? Друзья от жажды помирают, а он там занимается неизвестно чем, понимаешь.
   - Ай, да ну вас, забыл. Иди сам сходи, там пауки с крабов.
   - Ладно, приятель, - подбодрил его Доминик, - не расстраивайся, еще вся ночь впереди. Я сам схожу, так и быть, - сказал он, похлопав Пьера по плечу, и отправился в подвал.
   Следует отметить, что подвал был достаточно глубоким. В него надо было спуститься по двум лестницам, одна вниз, поворачиваешь, и еще одна вниз, как лестничные марши в подъезде между этажами, только короче. Доминик спустился по первой лестнице и заметил на полу в углу того самого паука, которого скинула с себя перепуганная Марго. Действительно, вид у него был весьма неприглядный, парень даже не решился его раздавить, а брезгливо обошел его стороной, чтоб тот и на него ненароком не заполз.
   Доминик подошел к коробкам с вином, взял одну из них, и ему показалось, что недалеко от него, сбоку, что промелькнуло. Он поставил коробку и посмотрел в ту сторону, но там ничего не было, хотя было явное ощущение того, что за ним кто-то наблюдает из темноты. Тут, помимо того еще и лампочка замерцала и затрещала электрическим звуком. Доминик схватил коробку, и от греха подальше бросился с ней наверх, к выходу. Он пробежал одну лестницу, бегом начал подыматься по второй, и, добежав до ее середины, заметил, что она ведет вниз, обратно в подвал, хотя он явно осознавал, что бежит к выходу, наверх. Парень развернулся и бросился бежать в обратную сторону, наверх, как он думал. Добежав до середины второй лестницы, бедняга опять заметил, что бежит не наверх, а вновь спускается в подвал, который как будто не отпускал его. Это было хуже длинного лабиринта, из которого ты хотя бы знаешь, что где-то есть выход. Он бросил коробку и продолжил все так же безрезультатно метаться из стороны в сторону, бегая вверх и вновь и вновь оказываясь внизу, пока его нервы не сдали, и он сел на корточки, и, схватившись за голову, заорал, как сумасшедший. Такого в принципе не могло быть, только, если у него не поехала крыша, или выпитое вино так ударило в голову.
   Тут дверь открылась и он, уже отчаявшийся отсюда выбраться, увидел своих друзей.
   - Эй, чудила, - весело крикнул Даниэль, - ты чего там орешь, как малахольный.
   Доминик резко рванул наверх, боясь, что двери сейчас захлопнуться и все продолжится заново. Он буквально сбил своих приятелей с ног, повалив их, и сам упал на землю, быстрее ногами закрывая дверь, как будто от чего-то отбиваясь.
   - Эй, дружище, ты чего? Остынь, это мы. С тобой все в порядке, или ты тоже паука испугался?
   - Паука? Да какого, нафиг, паука. Да что здесь вообще происходит, что это все за фигня.
   - Э-эй, да что с тобой такое, ты за вином пошел, и где оно?
   Доминик вскочил на ноги, вытирая рукой проступивший от страха пот с лица, и указывая рукой на дверь в подвал.
   - Вино? Да я туда даже под дулом автомата больше не спущусь. Я думал, я там сдохну.
   - Да объясни ты толком, что с тобой произошло, хватит нас стращать.
   - Что произошло? Да я сам не знаю, что это было, хотите - идите сами проверьте, я туда больше ни ногой.
   - Ой, да ладно нас разыгрывать. Пошутили и хватит. Мы все знаем, как ты любишь пошутить.
   - Не верите, да? Хорошо. Не верите - не надо. Давайте, если такие смелые, сходите туда сами, а я лучше уж здесь побуду, надо же будет и вам кому-то двери открыть, когда вы там сами заорете. Ну, давайте, давайте. Там же ничего нет, вам же мне тяжело поверить, я же шутник. Давайте, смелее, не бойтесь.
   - Ладно, ладно, я сам схожу, успокойся. Кто со мной, кто хочет острых ощущений?
   С ним вызвались еще пятеро парней и три девушки. И они спустились в подвал, на всякий случай осторожно оглядываясь по сторонам. Вся компашка спокойно подошла уже к столу с коробками, казалось, ничто не предвещало ничего такого особенного. Только легкий прохладный ветерок, с запахом сырости, прошелся по подвалу и по ним, слегка колыхнув одежды.
   - Обыкновенный сквозняк, ничего особенного, - заметил Даниэль, - было бы чего бояться.
   - Боюсь, его испугало не это, - заметил Этьен, показывая на дальний угол в подвале.
   Там, из пола подымалось легкое, едва заметное облачко, похожее на плотный пар из трубы, только почему-то чуть слегка светящийся.
   - У тебя там трубу с отоплением не пробило?
   - Да нет, там трубы точно нет, тем более так низко.
   - Тогда что же это может быть?
   - Понятия не имею.
   Тут это облачко слегка оторвалось от земли и плавно паря по воздуху стало двигаться к ним, не оставляя за собой никакого следа, как если бы это был пар или дым. По мере приближения этот сгусток стал приобретать человеческий силуэт, и чем ближе приближался к ним, тем более походил на образ человека. Вся компания в ужасе попятилась назад. От страха их всех охватила легкая судорога, у них не было сил даже кричать. Они только жались друг к дружке, тряслись, и молча пятились назад.
   Наконец призрак принял человеческое обличие, только вместо глаз у него зияли пустые черные дыры, которыми он пристально как бы смотрел на них. Вся компания, колотясь от страха, прижалась уже к самой стенке у лестницы, даже не соображая, что надо по ней убегать, с глазами, полными ужаса и отчаяния, смотрела на призрака, который почти вплотную приблизился к ним.
   Вдруг призрак раскрыл свою пасть. Им показалась, что она не имеет границ и просто бездонная. Казалось, что он их всех сейчас просто проглотит, а в глубине его пасти они увидели ужасающее зрелище. Это было словно чистилище, где на дне, в самой глубине, томилось бесчисленное количество людей, объятые раскаленной массой, подобной вулканической лаве. Люди все были черные, обгоревшие, как умершие, но живые. Они все истошно кричали от боли и тянули к ним руки, в надежде на спасение. Из пасти разил жуткий смрад.
   Эта пасть их словно засасывала вовнутрь, в этот ад. Все резко, как один, закричали. Наконец, кто-то додумался, что надо бежать, и все бросились наверх, вслед за ним, расталкивая друг друга. Доминик, услышавший крики резко распахнул двери снаружи и все повыскакивали из подвала, кубарем перелетая друг через друга и сбивая с ног один одного. Как только последний выбежал из подвала, Доминик быстро захлопнул двери.
   - Быстрее, тащите, что только можно, надо ее запереть, - прокричал перепуганный Даниэль.
   И тут же все принялись подтаскивать к двери, что только можно - стол, тумбу, кресло. Забаррикадировав двери, ребята упали на пол и облегченно вздохнули.
   - Ну, что? Теперь-то вы мне верите? - спросил Доминик.
   - Что это за хрень? Что это такое было?
   - Вот, блин, кажется, старик был прав, - сказал Даниэль, - дом и вправду тот еще.
   - Кажется, кто-то совсем недавно готов был доплатить за приведение. Пожалуйста - получите и распишитесь. Продам даже еще дешевле.
   - Да ну тебя нафиг, такого не бывает. Я сплю, это все кошмарный сон, ущипните меня.
   - Сон? Какого тогда он один у всех? Не-е-е-т. То, что там было, не знаю, что это за хрень, но она реальна. Это все видели.
   Тут по дому раздался дикий нечеловеческий вой, заставивший всех содрогнуться. Двери в подвал заходили ходуном, как будто какая-то неведомая сила трясла их изнутри, пытаясь выбраться наружу. Все прижались друг к другу, чувствуя, что сейчас должно произойти что-то ужасное. Двери трясло так, что вот-вот должны были повылетать дверные петли, и сама дверь вместе с ними. Но вдруг, в одночасье все стихло, как будто ничего и не было, и все облегченно вздохнули.
   - Нет, вы как хотите, - проговорила, едва отошедшая от ужаса Каролина, подружка Доминика, - а я отсюда сматываюсь. Доминик, проводишь?
   - Да что угодно, лишь бы слинять отсюда подальше. Прости, Даниэль, ты классный приятель, но я пока еще не готов умереть молодым, - пошутил он, чтоб хоть как-то разрядить накалившуюся обстановку.
   - Валим отсюда, - поддержали все и быстро направились всей толпой к выходу.
   Каролина первой подошла к двери и дернула за ручку. Но она не открывалась.
   - Что за...? Не открывается. Заклинило что-ли?
   - Дай я, - сказал Доминик, отодвигая ее в сторону.
   - Действительно, не открывается. Даниэль, ты не запирал дверь?
   - Это еще зачем? Вы нас решили разыграть? Не лучшее время для шуток.
   - Да какое разыграть, иди сам попробуй. Я хочу свалить отсюда побыстрее не меньше всех.
   Даниэль протиснулся к двери, расталкивая всех, и попробовал открыть сам, но дверь упорно не поддавалась.
   - Вот, блин, и правда.
   - А нет, я шутить буду в такой момент, - сказал Доминик.
   - Ладно, всем спокойно, сейчас что-нибудь придумаем. Окно! Надо распахнуть окно, вылезем все через него.
   И он направился к окну, недалеко от дверей. Но шпингалеты окон тоже не поддавались, их как заклинило. Тогда он быстренько снял рубашку и намотал ее себе на руку, чтоб не порезаться, намереваясь разбить стекло. Только он замахнулся рукой, как все увидели, что все стекло покрылось сеткой трещин, и со стеклянным скрежетом, все растрескавшиеся куски стекла, в воздухе, повернулись острием к Даниэлю, направив на него свои острые концы. Он в шоке резко отпрыгнул от окна, закрывая лицо руками, не на шутку перепугавшись, что эти все осколки сейчас полетят в него. Но, только он отпрыгнул от окна, как тут же все осколки стали на свои места, и стекло приняло первоначальный вид, как будто ничего и не было. Он тряхнул головой, подумав, что это ему померещилось, такого не могло быть. Даниэль схватился за стульчик, для переодевания обуви, стоявший неподалеку, и опять замахнулся на стекло. Осколки вновь зависли в воздухе, как рой пчел, собирающиеся атаковать, и он, осознав безысходность задуманного, с силой бросил табуреткой о пол, и та разлетелась вдребезги.
   - Во попали, - с досадой и отчаянием в голосе, произнес он. - Что де-лать?
   - Что делать, что делать? Звонить надо, - сказала Каролина.
   - Куда?
   - Да хоть куда, а не седеть и скулить. Где у тебя телефон?
   - Да вон весит на стене.
   Каролина направилась быстрыми шагами к телефону. Все расступились, уступая ей дорогу. Она сняла трубку, приложила к уху и тут же резко одернула ее, отпрыгнув от телефона, как ошпаренная. Даже все остальные услышали, как из телефонной трубки раздавался тот же истошный, дерущий за душу крик, что недавно доносился и из подвала. Каролина, уже в истерике, схватила телефонную трубку и несколько раз изо всех сил ударила ее по телефону, так, что трубка, вместе с телефоном, разлетелись вдребезги. Затем сползла на пол по стене, села, закрыв голову руками, и тихо заплакала. К ней подошел ее Доминик, подсел к ней, обнял, и принялся ее успокаивать.
   - Ладно, - сказал Даниэль, - попробую вызвать помощь по сотовому, там этого монстра быть не должно.
  Даниэль достал свой сотовый из кармана и нажал кнопку вызова, а затем осторожно поднес телефон к уху, опасаясь, чтоб и там не было никаких посторонних звуков. К его радости в трубке раздался обычный гудок. Счастливый, он принялся набирать номер. Только он набрал пару цифр, как телефон взорвался прямо у него в руке, слегка ее опалив.
   - А-а-а-а, - вскрикнул он от боли и затряс рукой. - Да что же это такое? Новый телефон, последняя модель. Отец только недавно мне его купил...
   - Может, аккумулятор взорвался? Такое бывает.
   - Дайте, я попробую со своего, - предложил Этьен. - У меня хоть и старый, зато надежный и проверенный. К тому же дешевый, если что - не так жалко.
   На сей раз телефон Этьен предусмотрительно положил на стол и осто-рожно попробовал набрать номер. Но тут и его, проверенный, телефон, так-же взорвался, как будто кто-то был явно против этого.
   - Не хочу никого пугать, но, по-моему, мы здорово влипли.
   - У кого есть какие идеи, что еще можно придумать?
   - А что тут еще придумаешь - дом заперт, связь отсутствует. Мы в ло-вушке.
   - Спокойно, сейчас главное - это не паниковать. Допустим, то, что в подвале - это действительно призрак, что мы можем с ним сделать, кто знает какие способы, как от него можно избавиться? Священник ясно отпадает, пока мы здесь - мы его не позовем. Кто еще что помнит.
   - Зеркало! - вспомнила Марго. - Я помню, бабушка рассказывала, что если в доме призрак, надо положить зеркало зеркальной частью на пол, чтоб призрак не мог из-под земли через пол проникнуть, а еще положить на пол каштанов.
   - Хорошо, уже что-то. Так, ребята, берите это зеркало из прихожей и положите его, наверное, поближе к подвалу, да? - уточнил Даниэль у Марго.
   - Да я точно и сама не знаю, но думаю, что да.
   - Отлично, теперь каштаны. Девчонки, вы на кухне не все каштаны поджарили?
   - Нет, только большую половину. Сейчас принесем остальные.
   - Замечательно, разбросаем их по полу там же.
   Как только все это проделали, по дому разнесся жуткий стон, как будто кого-то пытают в застенках.
   - Что, не нравится? - со злорадством произнес Даниэль. - Ты нам тоже не нравишься, так что убирайся отсюда, это мой дом, и здесь хозяин я! Понятно?
   В ответ по полу пробежала как морская волна, приподымая за собой дощечки паркета. Волна дошла до зеркала, приподняла его и опустила, и зеркало лопнуло пополам, почти поровну. Следом каштаны стали подпрыгивать и с треском лопаться в воздухе, как на раскаленной сковородке. Все бросились бежать с паркета на кухню, где был пол из керамической плитки. К счастью, эта устрашающая волна, так и не докатилась до них, так же неожиданно закончившись, как и началась. Все облегченно вздохнули.
   - Не сработало, - констатировал Даниэль, что еще нам может помочь?
   - Святая вода.
   - Да? Надеюсь. Только скажи, пожалуйста, где мы ее сейчас возьмем.
   - Давайте сами попробуем освятить.
   - И как это ты себе представляешь.
   - Обыкновенно. Наберем из-под крана, и прочитаем над ней "Отче наш".
   - Ты думаешь, сработает?
   - А что, есть другие варианты? Предложи.
   - Ладно, давай попробуем.
   Даниэль подошел к умывальнику, взял кувшин, подставил его под кран и включил воду. Кран задрожал, затарахтел и из него, хрипя и разбрызгиваясь, потекла грязная болотная жижа вместо воды. Даниэль убрал кувшин и отскочил, отряхиваясь от брызг, в сторону. Жижа даже не смывалась в слив, а стала наполнять умывальник. Заполнив собой с треть раковины, жидкость стала подыматься вверх, превращаясь в страшную, безобразную голову. И вот, по мере роста стали прорисовываться и плечи, руки, туловище. Даниэль набрался смелости, подскочил, и ударил по смесителю. Поток жидкости прекратился и все это грязевое изваяние с шумом обрушилось вниз, обдав всю компанию перепуганных друзей, мокрой грязью. Девушки завизжали, и все брезгливо принялись стряхивать и счищать с себя эту мерзкую грязь, а кому досталось с излишком - скидывали с себя одежду и с отвращением откидывали ее в сторону.
   - Да что ж это за дрянь такая, что лезет со всех щелей? - выругалась Марго.
   - Ладно, ничего. У нас же есть питьевая вода в бутылках, в комнате.
   И все рванули из кухни в комнату. Но только они выбежали из кухни, как паркетный пол наполовину просто исчез. Посредине образовалась огромная глубокая воронка, как кратер в вулкане, глубоко внизу которой можно было разглядеть груду разлагающихся костлявых человеческих тел. Ребята только и успели притормозить на самом краю пропасти, едва не свалившись вовнутрь. Это было подобно резкому землетрясению, вызвавшего провалы в земле. Край пола резко граничил с краем земляного обрыва. Ребята осторожно глянули вовнутрь, и тут, покойники, томящиеся в глубине пропасти, словно заметили их и бросились карабкаться наверх. Ребята отпрянули от края пропасти и в ужасе замерли, соображая, что можно сделать, как защититься. Клод схватил стул и бросил его в ползущих гадов. Но, неожиданно, стул отскочил от, казалось бы, воздуха, и полетел по воздушной поверхности, рассыпавшись на куски. И, вдруг, пропасть исчезла так же неожиданно, как и появилась, на месте ее был вновь паркетный пол, на котором валялся поломанный стул.
   - Так это была просто иллюзия? Не может такого быть. Мы же все это четко видели, не так ли?
   - Ну да, я тоже видел. Все видели. Что за чертовщина?
   - Это ж насколько это что-то, что нас здесь пугает, должно сильно обладать мощной психо-кинетической энергией, или как это там еще по-умному называется, чтоб нам такое померещилось сразу всем, - профилософствовал Этьен.
   - Да, фигня не шуточная. Кто-то здорово играет с нашими мозгами, - сказал Даниэль.
   - Вы думаете, это все был мираж, галлюцинации?
   - А что же еще? По-другому это не объяснишь.
   - Да? Если ты так уверен, может, рискнешь пройтись по этому полу?
   - Да запросто.
   - Ну давай, это ж твой дом, смелее. Ты тут хозяин, вытаскивай нас отсюда.
   И Даниэль нерешительно вытянул ногу и потрогал ее пол. Ничего не происходило. Тогда он попробовал сделать небольшой шажок. Пол не проваливался и не исчезал. Даниэль, набравшись смелости, уверенно попрыгал на месте.
   - Эй, я же сказал, все нормально, - обратился он ко всем. - Это была всего лишь иллюзия, галлюцинация. Пошли за мной, пора отсюда выбираться.
   И тут ребята, замерев от страха, стали тыкать в сторону Даниэля пальцами, показывая ему, что б он обернулся назад. В другом конце помещения, из пола, стал просачиваться плотный сероватый дым, который постепенно приобретал формы головы, верней части туловища, рук, которые, появившись, согнулись в локтях, и стали упираться в пол, и как бы подтягиваясь в локтях, вытаскивали из пола остальное тело. Это было мерзкое, кошмарное зрелище. Даниэль в ужасе попятился назад, ко всей компании. Дымчатое тело вылезло из пола, расправилось, и стало приобретать более реальные, плотные человеческие черты. Наконец, перед ними предстало что-то, похожее на человека, или скорее на живого разлагающегося мертвеца, в истлевших одеждах и с гниющей, провалившейся кожей, и пустыми, зияющими чернотой, глазницами. Этот монстр, переваливаясь и рыча, двигался на них. Клод, не растерявшись, ринулся к подставке с ножами, намереваясь швырнуть их в это существо. Но, вдруг, неожиданно, ножи поднялись в воздух, и направились, завися в воздухе, острием на их всех. Все схватились за головы, и быстро присели и попадали на пол, ожидая самого худшего. Ножи полетели по воздуху и с шумом вонзились в деревянный пол. Призрак подпрыгнул и сделал прыжок в пол, как в бассейн, превратившись опять в дым и уходя в пол. И тут паркетные доски, стали вылетать одна за другой, разлетаясь в щепки, начиная от того места, где был призрак и вновь двигаясь в сторону ребят волной, как от плывущей у поверхности воды надвигающейся на вас акуле. Все в ужасе закричали и сжались в комок, прижимаясь друг другу, ожидая надвигающуюся беду. Но, страшная волна, так и не дойдя до них, с шумом взорвалась, разлетаясь в стороны разорвавшимися паркетными щепами.
   - Ну все, меня это все достало, - сказал Даниэль, вставая с пола и отряхиваясь от щепок. - Пора со всем этим заканчивать. Дальше мой ход, - сказал он, разозлившись не на шутку.
   Он собрал всю волю в кулак, раскачался, приготовившись в бегу, и резко, изо всех сил рванул в комнату, где стояли бутылки с водой. Из пола тут же появился монстр, раскидывая доски в разные стороны, и бросился, летя по воздуху, за ним. Перепуганный Даниэль прыжком влетел в комнату, упал на пол, поджав ноги, и закрылся руками, ожидая, что его сейчас схватят. Но призрак остановился у двери и заорал, не имея сил войти дальше. Монстр развернулся к остальным и дико и с ревом закричал, и в сторону ребят понесся сильный ветер со зловонным гниющим запахом вперемешку.
   Даниэль осторожно приподнял голову и заметил - над дверью весело распятие. Вот что остановило монстра, догадался он.
   - Что, урод, застрял? Не можешь до меня достать? Ну-ка, давай, попробуй до меня дотянуться.
   Монстр заорал и заколотил по стене руками так, что та затряслась.
   - Даниэль, ты что, с ума сошел? - закричали ребята. - Не зли его.
   - Я понял, чего он боится. Ему, похоже, и впрямь не по зубам религиозные предметы. Быстрее, рисуйте над входом крест. Я его еще здесь подразню. Уверен, он меня не достанет.
   - Но чем рисовать?
   - Гляньте там, на столе, есть карандаш в тетрадке.
   - Отлично, нашел.
   Этьен подсел Клоду на спину и нарисовал над дверями крест с надпи-сью "Спаси и сохрани", а для верности попытался начертать тоже самое и на полу, но карандаш по плитке плохо писал, и он нарисовал распятие и надпись на паркете, возле плитки.
   - Готово, - крикнул Этьен.
   - Отлично, оставайтесь там, а я попробую освятить воду.
   Даниэль взял бутылку с водой, поставил ее перед собой, упал на колени, перекрестился, и принялся читать молитву.
   - Отче наш...
   И с первыми же словами призрак истошно заорал, как раненный зверь. Сколько Даниэль читал молитву, столько призрак метался из стороны в сторону, корчась от боли, с душераздирающими криками. Даниэль дочитал молитву, перекрестился, затем трижды перекрестил бутыль с водой, взял ее, поднявшись, и уверенно, с верой в сердце, двинулся на призрака.
   - Изыди. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, - произнес он и брызнул водой крест-накрест. Вода попала на паркет и зашипела, как будто закипая и испаряясь.
   Даниэль брызнул водой еще раз, приговаривая. На сей раз вода попала на монстра. Он заорал, его плоть вздулась и задымилась. Призрак стал отступать и уворачиваться, с искаженной гримасой. Теперь уже явно боялся он, а не его. Даниэль смело наступал. Но, увлекшись, не заметил искореженного пола под ногами, зацепился за вырванную паркетину и полетел. Бутылка выпала из его рук, упала и откатилась. Призрак воспользовался шансом и рванул в сторону бедного парня. Даниэль увернулся, кувырнувшись по полу, и защищаясь, схватил треснутую половину зеркала, и прикрылся им, не видя другого способа спастись. К всеобщему изумлению, призрак налетел на зеркало, и провалился в него, словно в зазеркальный мир. Доминик и Клод не растерялись, переглянулись, и поняв друг друга, тотчас подскочили на помощь к Даниэлю, схватили вторую половину зеркала, и зеркальной же стороной наложили на первую. Зеркало затряслось, оттуда раздавались крики, но призрак явно не мог оттуда выбраться, оставаясь внутри.
   - Скотч, - крикнул, очухавшись, Даниэль, - несите быстрее скотч, он был возле тетради на столе. Надо заклеить половины между собой.
   Ребята схватили скотч и помогли друзьям скрепить зеркала. Затем Даниэль, для верности, окропил зеркала крест-накрест водой, и, осторожно приставив их к стене, сел на пол и облегченно вздохнул.
   - Фу, ну неужели все, неужто этот кошмар наконец-то закончился.
   А между тем, на улице уже начинало светать.
   - Ты смотри, аккурат к утру управились.
   - Да, вечеринка была незабываемой.
   - Да уж, такое на всю жизнь запомниться.
   - Даниэль, дружище, ну и что ты теперь планируешь с этим делать?
   - Не знаю. Насколько я понимаю, призрака мы всего лишь заточили в ловушку, а не избавились от него. Надо бы это отнести какому-нибудь разбирающемуся в этом священнику. Или еще лучше пригласить его сюда, чтоб заодно еще и дом освятил. А может, и продам какому-нибудь знатному аристократу в скромное родовое поместье... - задумчиво, и как-то загадочно и таинственно улыбаясь, ответил он.
  
   6.08.2009.
  

Оценка: 6.59*12  Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.