Ленский Максим Александрович
Реквием по мафиози

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.29*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иронический шпионский боевик, был опубликован в "ЭКСМО". Продолжение сериала.


  
  
  
  
  
  
  
   Операция "Третий глаз"
  
  
   ( Реквием по мафиози)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1
   Полет разрытого томагавка
  
   17.08. Москва. Кремль. 19.20 местного времени
   На фуршете, устроенном по окончании церемонии вручения очередных премий "лицам года" все сверкало, переливалось отблесками бриллиантов и прочих драгоценных побрякушек, в изобилии нанизанных на тела дражайших супруг новоиспеченных российских небожителей. Творцы новейшей российской истории с подобающе важными физиономиями сновали между столиками, заедая красно-черными икринками дорогое шампанское, не забывая и про культовый напиток Родины водку.
   Лица у большинства мужчин по старой застольной традиции уже приобретали ярко выраженный красноватый оттенок, покрываясь в зависимости от типа кожи, либо потом, либо легким налетом подкожного жира. Гул голосов становился все громче, тут и там велись разговоры о судьбах России, а также о том, как наиболее эффективно и с меньшими затратами поделить оставшиеся и оттого самые лакомые кусочки от пирога некогда могущественной империи. Глаза собравшихся дам уже начинали похотливо блуждать по залу, оценивая достоинства присутствующих здесь мужчин. Среди собравшихся представительниц прекрасного пола выгодно выделялась одна молодая особа - пышноволосая блондинка в красном, глубокого декольте, платье. Именно в это декольте все чаще и чаще устремлялись глаза присутствующих здесь и изрядно подвыпивших мужчин. Мило поддерживая светскую беседу, блондинка, не обращая внимания на входящих в раж самцов, рассеянно скользила взглядом по залу. Мужчина, на котором она остановила свое внимание, находился в противоположном конце зала, потягивая белое вино и неторопливо беседуя с кем-то из членов правительства.
   Седые волосы, непроницаемый взгляд из-под затемненных очков, спокойные, выверенные годами соблюдения этикета движения отличали его от других. Было видно, что он устал от праздной суеты.
   Эффектная блондинка, извинившись перед собеседниками и подхватив со столика очередной бокал шампанского, изящной походкой сердцеедки направилась в противоположный конец зала, парируя по пути похотливые мужские взгляды.
   Оказавшись рядом с седоволосым мужчиной, только что закончившим свой разговор, блондинка кокетливо взяла его за руку.
   - Извините, ради бога, я немножко бесцеремонна - скромная улыбка смягчила суровый взгляд мужчины. - Не могли бы вы проводить меня к выходу. Здесь - она обвела взглядом начинающих дымиться от вожделения мужчин - становится небезопасно.
   - С вашей точки зрения я уже абсолютно стерилен - с притворной обидой произнес ее невольный спутник.
   - Ну что вы - блондинка чуть зарделась - Просто вы показались мне настоящим джентльменом среди этих, пускающих слюну хищников. Вы ведь не обидите бедную девушку?
   - Вряд ли я смогу вам отказать в этом пустяке. Идемте.
   Молодая женщина, прижавшись к руке своего солидного кавалера, теперь уже спокойно прошла через весь зал, спасая дорогое вечернее платье от обжигающих мужских взглядов.
   Оказавшись в холле, она немного отстранилась от своего кавалера и, быстро оглянувшись по сторонам, тихо произнесла:
   - Извините, Александр Михайлович, за бесцеремонность, но время не терпит.
   Александр Михайлович сердито вскинул брови.
   - Что за маскарад вы здесь устроили. Кто ...
   - Извините еще раз, но товарищ генерал дал команду срочно вас разыскать. Есть приятные новости.
   Морщины на лице мужчины разгладились.
   - "Мавр" сделал свое дело. Документы будут у него через пять дней. А теперь - Блондинка прижалась к его руке. - Проводите все-таки даму к машине.
  
   17.08. Подмосковье. Дачный поселок. 20.15 местного времени
   Просторный холл двухэтажной дачи был оформлен в охотничьем стиле. Рога парнокопытных, развешанные по стенам, чучела медведей, волков, рысей в симметричном порядке расставленные по углам, охотничьи ружья, ножи и прочая соответствующая атрибутика наполняли комнату особым, боевым духом. Хозяин дачи стоял у разожженного камина в просторном восточном халате. В руке он держал рюмку заполненную армянским коньяком десятилетней выдержки, во рту дымилась настоящая гаванская сигара, презент несгибаемого Фиделя. Рядом с ним, за дубовым столом расположился один из лучших аналитиков военной разведки майор Курочкин и лихорадочно щелкал клавиатурой своего ноутбука. Нездорово бледный цвет лица выдавал в нем фанатичного юзера, существующего в ирреальном мире, вне времени и пространства. Элегантным жестом настоящего мачо опрокинув в себя коньяк и вдохнув дым кубинских табачных плантаций хозяин дачи повернул свой взор в сторону майора. Майор, не переносящий запаха табачного дыма, слегка поморщился:
   - Виктор Давыдович, вы же знаете, что у меня аллергия на табачный дым.
   - Ничего, ничего, - Виктор Давыдович подошел вплотную к Майору. - Привыкай работать в экстремальных условиях. Если ты, конечно, хочешь, - хозяин дачи дружески потрепал его по плечу - когда-нибудь в обозримом будущем стать подполковником.
   - При вашем пристрастии к крепким сигарам я рискую просто не дожить до этого счастливого момента - парировал Майор.
   - Если ты вдруг почувствуешь себя плохо, то немедленно сообщай мне, я постараюсь выбить тебе очередное звание до твоего конца, мой друг.
   Хозяин дачи, в очередной раз вдохнув в себя аромат крепкого кубинского табака, посмотрел на часы. Летучая мышь на фоне земного шара с укоризной глядела на него сквозь стрелки циферблата.
   - Что-то наш уважаемый Александр Михайлович задерживается.
   - Правильно, нашли кого за ним посылать. Пока эта фифа приведет себя в порядок, раскрасит свое лицо ...
   - Что-то ты больно зол на нее, Федор, - прервал его Виктор Давыдович. - Не дала она тебе, что ли, аль обидела чем?
   Майор Курочкин густо покраснел.
   - У меня вообще то жена имеется.
   - Ладно, ладно, что вы между собой как кошка с собакой. Одно ведь дело делаете, а взаимопонимания между вами нет. Она, между прочим, как и ты, один из лучших наших людей.
   - По раздвиганию ног, - буркнул себе под нос Курочкин.
   - А пусть и так. Запомни, Федя, качество раздвигания ног прямо пропорционально качеству собранной информации.
   Плеснув себе в рюмку еще немного коньяка, хозяин дачи, генерал-майор ГРУ Виктор Давыдович Полянцев мечтательно добавил - "Роскошная женщина".
   Снаружи раздался шум приближающейся машины. Генерал подошел к окну.
   - Вот и наша красавица пожаловала. У тебя все готово, майор?
   - Так точно, товарищ генерал.
   Дверь в гостиную распахнулась, впуская вместе с гостями изысканный аромат французского парфюма, рождающего сонм необузданных желаний.
   Генерал, незаметно для себя, втянул живот, придавая своему лицу деловое выражение.
   - Как добрались, Александр Михайлович?
   - Благодаря моей прелестной спутнице, поездка прошла незаметно.
   Руки двух старых зубров сплелись в крепкое рукопожатие.
   - Коньяк, кофе, сигару?
   - Спасибо, сначала перейдем к делу.
   - А я, пожалуй, налью себе немного коньяка. Вы позволите? - Блондинка вопросительно посмотрела на генерала.
   - Все, что угодно, Ирочка, - и не мешай нам пока.
   - Докладывайте, Майор - скомандовал генерал-полковник.
   - В общем, наши дела в Соединенных Штатах благополучно подходят к своему завершению. Агент, завербованный "Мавром", успешно справился со своей задачей. Передача собранного материала в полном объеме состоится двадцать второго августа в ресторане одного из отелей Нью-Йорка в шесть часов вечера по местному времени. Предварительная смета по проекту "Третий глаз" составит порядка пятисот миллионов американских долларов. Группа наших аналитиков, всесторонне изучив все возможные варианты развития событий, разработала нечто вроде пособия, или лучше сказать, - руководства к действию. План, конечно, до предела изобилующий сложностями, но ...
   - Для нас нет ничего невозможного, мой юный друг, - генерал по-отечески хлопнул докладчика по плечу.
   - Конечно, все это выполнимо, главное, от чего будет зависеть исход операции - это быстрота, профессионализм, слаженность действий людей, которые будут в ней задействованы. Человеческий фактор здесь - решающий.
   Гость генерала, пребывавший до этого в состоянии задумчивости, вопросительно взглянул.
   - У нас уже есть круг определенных кандидатур - продолжил майор Курочкин.
   Генерал предупредительно кивнул, слегка пригубив при этом коньяк - Ну, не тяни, выкладывай, что там еще у тебя.
   - Но нам нужны, как бы это сказать, что бы люди были с разных, с нескольких сторон, а во главе должен стоять специалист экстра-класса, желательно практически не засвеченный в родственных структурах. Такого - майор поправил очки - в нашем распоряжении, увы, на сегодняшний момент нет.
   Взгляды майора и генерала встретились и дружно направились в сторону сидящего гостя. В комнате на несколько мгновений воцарилось молчание.
   Взяв принесенный Ириной дымящийся кофе, он подошел вплотную к столу, за которым сидел майор Курочкин
   - Я понял, к чему вы клоните. В этом проекте действительно должны быть задействованы люди как с вашей, так и с нашей стороны, но... Вы имеете в виду человека, который доставил вам пару лет назад крупные неприятности.
   - Ну, кому неприятности, а кому - Полянцев скосился на правое плечо - генеральскую звездочку на старую задницу. К тому же, у нас многие не долюбливали "Бугра".
   - Ну и к чему это привело. Сейчас появился, назову его по вашему, новый "Бугор" - жмет все под себя, тем более, что старик после выборов, совсем выжил из ума. В стране черт знает что творится, всех овец перегрызли, скоро друг другу глотки будут рвать.
   - Вот и надо им руки укоротить, на короткий поводок их посадить, чтоб не дергались сильно.
   - Тут ты прав, товарищ генерал-майор, поэтому мы с тобой и заварили эту кашу. - Гость, не торопясь отхлебнул из чашки немного ароматного напитка.
   - А чтоб она сильно не подгорала, надо нам бросить в это дело свои лучшие силы.
   Майор облегченно взглянул сперва на генерала, потом на гостя.
   Гость взял небольшую паузу, чтобы сделать глоток кофе.
   - Ирочка, - он повернулся к привезшей его сюда девушке
   - Да, сэр, - блондинка, щелкнув высоченными каблуками, внимательно посмотрела на гостя.
   - Я тебе дам кое-какую информацию, чтобы ты смогла поближе познакомиться с нашим агентом, "Миссионером", и проверить, не потерял ли он былую сноровку в радостях гражданской жизни. Заодно и денег раздобудете на текущие расходы и на вознаграждение нашему заокеанскому другу. С финансированием то у нас вечные проблемы. Правильно я говорю, генерал? - с легкой иронией добавил гость, глядя на шикарный выбор дорогих спиртных напитков, кучно расположившихся в баре хозяина дачи.
   - Да уж, - парировал генерал - старые запасы проедаем.
   - Ну ладно, - примирительно продолжил гость, беря блондинку за локоть - мы еще повоюем. Ты, Давыдович, - он посмотрел на генерала, - своих людей, выходивших на связь с человеком в Америке, схорони понадежней. Наши источники говорят, что там нешуточный переполох поднялся. Везде и всех шерстят, не могут понять, откуда ветер дует. В Москве уже начали нюхать. До наших соседей информация дошла, бесятся они, что под их носом кто-то свою игру ведет. Конкретно копать начинают. Сколько еще времени вам надо, чтобы до ума все довести?
   Генерал вопросительно посмотрел на Майора.
   - Еще день-два, Александр Михайлович.
   - Даю вам день - сурово вскинул брови генерал.
   - Не забудь позаботиться о людях, Давыдович, слышишь меня?
   - Все уже распланировано.
   - Ну тогда отлично. Мне пора - гость допил кофе. - Ирочку - блондинка одарила его ослепительной улыбкой - я забираю с собой. Ну, с богом!
   Генерал и гость на прощание крепко пожали друг другу руки.
  
   Сев в принадлежавший Ирине темно-синий трехсотый "Мерседес", гость попросил, несмотря на поздний час, подвезти его к одному из высотных правительственных зданий, где располагался его просторный кабинет.
   -Там обо всем и поговорим, - добавил он, не проронив больше за всю дорогу ни единого слова. Ирина, видя, что ее немолодой пассажир довольно сильно устал, не приставала к нему с расспросами.
   Александр Михайлович, занимавший высокий пост в нынешнем правительстве, долгое время был крепко связан с Первым главным управлением КГБ, ныне преобразованного в отдельную структуру - Службу внешней разведки. После развала Союза он приложил немало усилий для того, чтобы вновь созданное подразделение не развалилось окончательно, разбазарив своих лучших специалистов и разрушив материальную базу. И сейчас, получив высокое назначение, не забывал своих питомцев, всячески помогая и поддерживая их по мере сил и возможностей. Тем более, что в силу характера своей предыдущей деятельности, еще со времен существования Великой Империи он сохранил немало секретной информации и специфических сведений. Хаос и финансово-экономический беспредел, захлестнувший новую Россию, не мог его не раздражать. Но это еще полбеды. Хуже всего то, что на Запад уходили сведения, составляющие основу экономической и политической безопасности страны - новейшие военные технологии, разрабатывавшиеся десятилетиями агентурные сети, шли даже на продажу, по кусочкам, целые зарубежные территории, традиционно входившие в сферу политического влияния бывшего Союза. А вместе с этим стремительно падал международный рейтинг страны и без того раздираемой внутренними проблемами.
   Россия нуждалась в срочном совершенствовании концепции своей национальной безопасности. Но, постепенно продвигая на самый верх свои идеи, Александр Михайлович неожиданно встретил очень жесткий отпор со стороны самых высоких должностных лиц и, прежде всего, со стороны администрации Президента.
   Пришлось, практически используя методы работы нелегала на территории противника, добиться встречи с Президентом, сильно сдавшим после прошлогодней президентской кампании. Борис Николаевич, внимательно выслушав его и одобрив концепцию создания системы национальной безопасности, аналогичной системе, существующей у наших извечных соперников - американцев, тем не менее развел руками. Управление страной в последнее время практически вышло из под его контроля, перейдя к нескольким постоянно грызущимся между собой финансово-политическим кланам, в один из которых, самый влиятельный, входили даже некоторые члены его собственной семьи.
   К тому же проект создания такой системы, а также дальнейшее финансирование требовало больших денежных вливаний, которых в ближайшее время в казне не предвидится.
   - Ты представляешь себе, если это все будет делаться официально, сколько противников сразу объявится, как у нас, так и за бугром. В этом ни америкашки, ни наши живодеры-хапуги не заинтересованы. Да тебя с говном съедят за эту херню - Ельцин нахмурил брови. - Вот если бы ты, понимаешь, со своими бывшими дружками сам, скрытно от всех занялся бы этим. Сам нашел деньги, по тихому организовал все, тогда другое дело. Я в этом тебе мешать не буду и, если что, церберов своих попридержу, чтоб не лезли не в свое дело. Ты понял меня, Михалыч?
   Михалыч Президента понял. Подготовка к осуществлению данного проекта была начата незамедлительно, в обстановке строжайшей секретности. Заручившись поддержкой одного из бывших своих оппонентов - Главного разведывательного управления в лице своего давнего знакомого генерал-Майора Полянцева, специалисты из Службы внешней разведки начали проработку деталей предстоящей операции. Найти и вычислить слабое звено среди разработчиков системы национальной безопасности США оказалось делом непростым, но выполнимым. К тому же "Мавр", давно сидевший без дела агент соседей - гэрушников, идеально подходящей для данной работы, с удовольствием согласился помочь за скромное вознаграждение в пятьсот тысяч американских долларов. Во все детали были посвящены только двое человек, не считая, конечно, самого Александра Михайловича. Это, естественно, руководитель Службы внешней разведки, отвечающий за ту часть операции, которая будет проходить за пределами Российской Федерации и заместитель руководителя ГРУ по оперативной работе генерал-Майор Полянцев, у которого он только что побывал в гостях. Список кандидатур из наиболее боеспособных и наименее засвеченных оперативных сотрудников обоих ведомств был уже практически согласован. Оставалось только определиться с выбором центральной фигуры, которая замкнет на себя все нити предстоящих действий, разработанные специалистами - аналитиками и выработает наиболее эффективный и короткий путь к решению поставленной перед ним задачи. Найти такую фигуру, способную из отдельных звеньев сплести воедино единственно верную логическую цепочку последующих действий, а также способную адекватно и оперативно реагировать на изменение ситуации и принимать верные решения было делом непростым. Решение задействовать в операции одного из лучших, так называемых агентов для особых поручений далось Александру Михайловичу нелегко. "Миссионер", один из, как их окрестили, чертовой дюжины, тринадцати выпускников первого и последнего выпуска спецшколы ПГУ КГБ, названного за суровость обучения, "батальоном смерти" отличался от всех остальных самым высоким интеллектуальным коэффициентом и к тому же просто фантастическим умением выпутываться и выходить сухим из воды из самых критических ситуаций. Задача, которую предстоит решить группе "Миссионера" зашкаливала за все допустимые и недопустимые уровни сложности, которые обычно определялись аналитическими службами перед началом любой операции. А другого такого человека у них уже не будет.
   Но что делать. Подобного рода действий ни одна из наших спецслужб тоже еще не проводила. Отступать некуда, тем более, что от него ждали именно такого решения.
  
   Ирина, ловко лавируя среди бурного потока машин, за максимально короткий срок добралась до нужной высотки, построенной еще в эпоху Сталина. Пассажир вежливо поблагодарил ее, попросив подняться вместе с ним.
   - Мне нужно снабдить тебя необходимой информацией.
   - Относительно того, как мне выйти на "Миссионера"?
   - Да, и вот еще что. Как я уже говорил, нам необходимы, собственно говоря, не нам, а уже вам, определенные денежные средства. Я тут поразмышлял на досуге, посоветовался кое с кем. Ты наверняка слышала про одного из наших, так называемых, олигархов - Михаила Соломоновича N-ского?
   Ирина не только слышала, но и неоднократно, в силу специфики своей легальной деятельности, встречалась с ним на различных мероприятиях и была прекрасно осведомлена о тайных сторонах его личной жизни. Знал про это, естественно, и ее собеседник. Ирина утвердительно кивнула.
   - Так вот. Он имеет привычку постоянно держать крупные суммы наличных в американской валюте в сейфе на своей загородной вилле.
   Доехав на лифте до нужного этажа, они вышли в холл. Слева по коридору находился кабинет Александра Михайловича. В столь поздний час здесь уже не было ни единой живой души. Секретаршу, чтобы не ждала его, он отпустил еще в пять часов. Открыв кабинет и пропустив Ирину вперед, он продолжил.
   - Ты, может, слышала, что в последнее время на него крупно наезжает одна из центральных газет, вменяя ему в вину криминальное происхождение капитала и прочий набор, стандартных для всех нынешних нуворишей обвинений. Вернее, не вся газета, а один из ее ведущих журналистов, пишущий на криминальные темы. Который приводит доказательства и факты, верные факты, но которые известны лишь очень узкому кругу людей. И вот до нас дошла информация, что этот самый Михаил Соломонович N-ский очень хочет познакомиться поближе с этим самым дерзким журналистом, да выведать по случаю, кто сливает ему компромат на него. Ты понимаешь, к чему я клоню?
   Ирина пока ничего не понимала, в явной растерянности смотря на говорящего. Александр Михайлович улыбнулся. Вырвав из лежащего на столе блокнота листок, он написал на нем номер телефона.
   - Смотри внимательно и запоминай. Это номер телефона, домашний, того самого журналиста, которым так интересуется наш будущий спонсор, дорогой Михаил Соломонович. Ты должна вывести его на журналиста. Как ты это сделаешь, думай сама. Тут я тебе не указчик. Главное, чтобы ребята из его охраны схватили его и привезли на виллу этого олигарха. Вот так ты сразу убьешь двух зайцев - проверишь "Миссионера" в деле и опустошишь сейф гражданина N-ского.
   - Да, но где...
   - Этот журналист, Ирочка, и есть тот самый "Миссионер".
   У Ирины на минуту отвисла челюсть. Вот те на. Вот это дела. Журналист - специалист. Специалист - журналист. Кто бы мог подумать.
   - Запомнила номер?
   - Да, Александр Михайлович.
   Мужчина, достав из ящика стола зажигалку, тщательно поджег листок, на котором был написан телефон.
   - Ну, тогда у меня все. Действуй.
   Выйдя из здания и сев в машину, Ирина направилась в один из ближайших ночных клубов, чтобы выпить чашечку кофе с коньяком, а заодно хорошенько обдумать дальнейшие действия. Она едва сдерживалась, чтобы немедленно не позвонить криминальному журналисту, по совместительству секретному агенту, настолько сильно разгорелось в ней чисто женское любопытство. Вместо этого она, успокоившись и взяв себя в руки, достала из сумочки записную книжку. Найдя номер олигарха N-ского она, дождавшись ответа, произнесла:
   - Михаил Соломонович, добрый вечер. У меня есть для вас кое-какая информация.
  
   18.08. Москва. 3-я улица Ямского поля. 9.30 местного времени
  
   Мужчина, обладатель атлетически сложенной фигуры и высокого роста, каменной глыбой навис над своим рабочим столом. Едва слышный шум работающего компьютера бил ему прямо в виски. Во рту было сухо, несмотря на стоявшую рядом почти опустошенную полуторалитровую бутыль минеральной воды. Мозг раскалывался на составные части и упрямо отказывался работать. Он потер виски, пытаясь привести себя в рабочее состояние. Ничего не выходило. Он нервно вскочил и принялся расхаживать взад-вперед по комнате.
   - О, черт, - бормотал он про себя. - Почему мы, уважаемые россияне, не обладаем искусством пить в меру. Надо собраться, собраться. Упал, отжался, - скомандовал он себе.
   На тридцатом отжимании мозг рассыпался. В глазах на мгновение стало темно.
   - К черту все! - Мужчина решительно вскочил и в несколько прыжков добрался до холодильника. Содержимое пивной бутылки исчезло в желудке за считанные секунды. Он выдохнул и медленно расправил плечи, почти физически ощущая как за спиной, в районе лопаток, начинают прорезаться крылья. Еще пару мгновений он неподвижно стоял, наслаждаясь полученным эффектом.
   - Давно бы так - он слегка пожурил сам себя. - теперь можно решать и более серьезные проблемы.
   На полпути к призывно жужжащему компьютеру комнату прорезал телефонный звонок.
   - Ну, кто там еще, - рабочий настрой был слегка сбит. Второй гудок, третий, четвертый, пятый, руки сами нашли телефон.
   - Слушаю вас, - голос был не очень приветлив.
   - Извините, - промурлыкало в трубку какое-то определенно очаровательное существо, - Я не вовремя?
   - Сейчас это уже не важно. Если можно, коротко и по существу - голос в трубке был ему не знаком. На другом конце провода раздался легкий вздох.
   - Вы же знаете, что для женщин эти требования практически не выполнимы, но я постараюсь.
   Ну все, я попал, - пронеслась первая за это утро мысль.
   - Пожалуйста, не кладите трубку. Один ваш хороший знакомый сказал мне, что вас очень сильно мог бы заинтересовать имеющейся у меня материал, это что-то вроде компромата на одного очень известного человека, чьи аферы, то есть незаконную деятельность вы сейчас исследуете.
   - Этот хороший знакомый даже дал вам номер моего телефона.
   - Нет, добывать ваш номер пришлось мне самой, используя свои неофициальные каналы.
   - Что еще вы узнали обо мне, используя ваши ...
   - Что вы, - голос в трубке перебил его - очень милый и интеллигентный человек, галантный в обращении с дамами.
   - Ну хорошо, я сдаюсь на вашу милость, - пробурчал он - это не телефонный разговор. Где и когда мы можем встретиться?
   - Я жду вас через час в баре "Crazy Horse". Вы меня легко узнаете - на мне будет длинное красное платье с глубоким декольте. К тому же я блондинка.
   - Хорошо, я постараюсь не опоздать. На мне будет офицерская фуражка, в руке газета "Правда" за вчерашнее число - не удержавшись съязвил мужчина.
   - Вы очаровательны. Я очень жду вас. Пока... Голос в трубке резко оборвался.
   - Ну и дела. Мужчина старался переварить услышанное, что давалось ему с явным трудом. Ладно, хуже мне от этого не станет, тем более, предательская мысль уже вовсю хозяйничала в голове, в баре наверняка водиться спиртное, к тому же - блондинка, глубокое декольте, дурманящий флер таинственности. Может быть, это судьба? Все, полный вперед.
   Мужчина подошел к зеркалу. По щекам и подбородку разливалась жесткая суточная щетина. Глаза немного припухли. Волосы смотрелись явно несвеже. Да, необходимо быстро привести себя в порядок. За десять минут он сумел вернуть себе первозданную чистоту. Коротко остриженные немного вьющиеся темные волосы, по-римски зачесанные вперед, блестели свежестью, морщины под глазами разгладились, щеки и подбородок были гладко выбриты. Из зеркала на него смотрел тридцатилетний, битый жизнью, чуть уставший мужик. Физиономию, правда портил, дважды сломанный (в боях за Советскую власть) слегка смотревший вправо нос. Но за счет резко очерченного рисунка скул, он придавал лицу особый мужественный шарм, который привлекал к нему многих представительниц прекрасного пола. Общую картину добавляли широкие покатые плечи с достаточно развитыми бицепсами и отсутствие жировых отложений в области живота.
   Мужчина вышел из дома и поймал такси. Он вышел к месту встречи с простительным трехминутным опозданием. В баре было еще немноголюдно, и он без труда отыскал взглядом свою телефонную собеседницу. Декольте действительно было глубоким, и вкупе с красным, облегающим, на грани фола, платьем погружало в гипнотический транс. Невинные, цвета морской волны, глаза и чуть припухлые, резко очерченные губы, могли свести с ума любого мужчину. Прежде чем подойти к ожидающей его прекрасной незнакомке, он мельком осмотрел зал, внимательно оценив обстановку. Набитый годами тренировок глаз не отметил ничего подозрительного. Обычный контингент праздно шатающихся молодых людей, в меру разбавленный плотными, средних лет, "тугими кошельками". Позволив себе расслабиться, он направился к стойке бара.
   - Добрый вечер, Lady in Red, - он сразу взял быка за рога.
   - Здравствуйте, но извините, я что-то вас не припомню, - проворковала она.
   - Не пугайтесь, я просто забыл взять с собой газету "Правда", а фуражку не надел из чисто эстетических соображений.
   - Ой, я все поняла, это я с вами разговаривала по телефону.
   - Вы очень догадливы - нетерпеливо перебил ее мужчина - выкладывайте, что там у вас.
   - Однако, вы не очень галантны, - она мило улыбнулась. - Но я, кажется, догадываюсь от чего - Она жестом подозвала официанта.
   - Что будете пить?
   - Двойной виски со льдом - анестезирующее действие пива подходило к концу, в мозгах раздавался топор дровосека.
   - О, да, - вы настоящий джентльмен.
   - Ни отнять, ни прибавить - он сделал большой глоток из бокала.
   - Теперь вам уже легче, прекрасный рыцарь?
   - Да, и пока не стало совсем легко, прошу вас перейти к существу вопроса.
   - Ой, я немного отвлеклась. От нашего общего знакомого я узнала, что вы собираете материал для цикла статей про одного криминального олигарха, о его связях с высшими эшелонами власти, о схемах, по которым бюджетные деньги ложатся в карманы крупных государственных чиновников и связанных с ними людей из криминальных и правоохранительных структур.
   - Да, - он сделал еще глоток - вы все узнали правильно. Но что...
   - У меня с собой есть документы, которые могут вас заинтересовать, документы, подтверждающие причастность вашего олигарха и наших уважаемых правительственных членов к разворовыванию огромного куска из тех денег, которые государство взяло взаймы у Международного валютного фонда. И я готова передать их вам. Естественно, это копии, но сами документы, с которых они сделаны - подлинные.
   - Извините, но... - Он допил свой бокал - какой интерес вам передавать мне столь секретные документы. Вам нужны деньги?
   - Нет, нет. Деньги здесь ни при чем. Давайте будем считать, что я представляю интересы некой влиятельной финансово-политической группы, заинтересованной, чтобы эти документы увидели свет.
   Декольте колыхнулось, с трудом заставляя смотреть собеседнице в глаза. По телу начиналось разливаться тепло, пульс уменьшался. Собеседник прекрасной незнакомки улыбнулся, первый раз за все утро и, прикурив сигарету, с удовольствием затянулся. Да, день начал складываться как нельзя более удачно. Виски сделал свое дело на пять с плюсом. К тому же прелестная дама совсем не была похожа на Царевну-лягушку до ее чудесного перевоплощения. Черт, он же так и не спросил как ее зовут.
   Блондинка, заметив перемену настроения своего спутника, перевела беседу на более романтичный лад:
   - Молодой человек...
   - Роман, меня зовут Роман. Кстати, позвольте поинтересоваться, каким именем наградили вас ваши родители. Извиняюсь за свое нелюбопытство по этому поводу.
   - Меня назвали Ириной.
   - Прекрасное имя - в голосе промелькнули слегка пафосные нотки.
   - Спасибо за комплимент. Но, как вы понимаете, мне нужно как-то передать вам документы. Здесь - блондинка обратила свой взор на зал - слишком людно.
   Мужчина на минуту отвлекся, обводя взглядом зал и напоследок задержав его на литровой бутыли виски. Уловивший желание клиента стоящий рядом бармен наполнил опустошенный им снова бокал. Его собеседница, воспользовавшись благоприятной ситуацией сделала незаметное движение рукой поверх его бокала. Малюсенькая таблетка мгновенно исчезла в его глубинах.
   - Что вы предлагаете?
   - Я думаю, вы не будете возражать против посещения моей небольшой девичьей квартирки.
   - Конечно, - мужчина внутренне собрался с духом и залпом выпил остатки виски. - Не будем терять время.
   Последним ярким воспоминанием Романа был хлопок закрывающейся двери такси. После этого свет погас и он провалился в темноту.
  
   18.08. Подмосковье. Загородная резиденция олигарха N-ского. 12.10 местного времени
   Джип с мигалкой остановился перед огромной кованой чугунной дверью. Дверь бесшумно открылась и джип растворился в пространстве внутреннего двора. Передняя дверца авто открылась, явив свету белокурое создание.
   - Поаккуратнее, мальчики - скомандовала Ирина, неуловимым движением поправляя прическу.
   - Живой человек все-таки.
   Почти двухметровые мальчики с внушающими уважение габаритами, согнувшись под тяжестью ноши, бережно вытащили из машины только-только начинавшего избавляться ох похмелья мужчину. Блондинка, внимательно наблюдавшая за их действиями, не удержалась и слегка похлопала мужчину по плечу.
   - Ничего, мой сладкий, потерпи немножечко. Когда очнешься, я угощу тебя хорошей порцией виски.
   Мальчики, круто развернувшись от парадного входа в двухэтажный, готического стиля, особняк, потащили свой груз в небольшой домик, в котором, судя по всему, размещалась охрана этой фазенды.
   - Не забудьте его покрепче связать и пристегнуть наручниками - бросила им вслед блондинка, скрываясь за массивной входной дверью.
   - Шикарная телка, - нарушил часовое молчание один из мальчиков.
   - Это точно, у меня внизу всю дорогу свербило, взглядом чуть дырку в сиденье не пробурил.
   - Ее сейчас шеф за тебя и за меня заодно бурить будет. Не приспособлен у тебя бур для таких скважин.
   - Было бы у меня столько капусты, сколько у него - один из здоровяков махнул головой в сторону особняка - такие телки толпами бы около меня крутились.
   - Умоляя разрешить им расстегнуть твою ширинку и припасть к первоисточнику - ухмыльнулся напарник.
   - Хорошо сказал, - мечтательно протянул здоровяк.
   - Только капусты такой тебе в жизнь не нарубить, поэтому и придется тебе до гроба вислозадых кобыл с Тверской окучивать.
   - А - ты...
   Дверь домика для охраны распахнулась.
   - Что-то вы сегодня разговорились, ребятки - Небольшого роста, средних лет мужчина, с тяжелым квадратным подбородком, в черном строгом костюме оборвал их диалог на полуслове.
   - Шевелите поршнями, пока наш гость не оклемался.
   - Да он, Михалыч, не скоро оклемается - с легкой ноткой робости пробормотал здоровяк.
   - Я ничуть не сомневаюсь, гражданин Слон, в вашем даре предвиденья, но...
   Михалыч ткнул массивным указательным пальцем здоровяку в грудь, отчего тот еле заметно качнулся - пока мы не узнаем окончательно, что за птица залетела к нам в сети, необходимо принять максимальные меры предосторожности. Михалыч отошел в сторону и, пропуская в дом посетителей, крикнул внутрь:
   - Сэмен, помоги братьям по разуму.
   Дверь закрылась. Михалыч, расправив плечи и расставив руки, глубоко вдохнул в себя густой хвойный воздух. - Черт возьми. Слабые волны дурного предчувствия чуть колыхнули его сознание. Сердце, против воли, тревожно сжалась. Ему пошел уже пятый десяток, за плечами огромный боевой опыт. Интуиция, то что помогло ему дожить до таких лет, нежно нашептывала ему в ухо - будь настороже. Плюнув три раза через плечо, Михалыч, нащупав по привычке под пиджаком кобуру, вошел в дом.
   - Слон, заматывай крепче, слышал, что Михалыч сказал.
   - Слышал, не глухой, - проворчал Слон.
   - Ты, Носорог, лучше проверь еще раз наручники.
   - Тут все четко, пошли.
   Мужчина, все еще находившийся в бессознательном состоянии, был крепко привязан к деревянному стулу. В маленькой комнатке с одним окном стоял еще только небольшой письменный стол и трехстворчатый шкаф. Напарники, покидая помещение, столкнулись лоб в лоб с Михалычем.
   - Ну, как он?
   - Еще в коме.
   - Хорошо, орлы, идите отдыхайте. Парни вышли из комнаты.
   - Чего это Михалыч так суетится, дело то плевое.
   - Тебе, Слон, не похер-ли. Мы свое дело сделали. Пора чего-нибудь и перекусить.
   - Вон провода. Медные.
   - Да пошел ты.
   Михалыч, осторожно ступая, по-кошачьи приблизился к пленнику. Еще раз проверив крепления, он не спеша оглядел мужчину. Тренированное тело, подметил он. Чувство тревоги усилилось. Что-то не совсем он похож на журналиста. Михалыч резво схватил спящего за запястья, развернул, тщательно осмотрел, ощупал костяшки пальцев, мякоть ребра ладони. Напряженно размышляя, он присел на корточки.
   - Сдается мне, этот малый не только ручку в руках держал. Да, не вяжется тут что-то. Не вяжется - Михалыч тряхнул головой - Спокойней, полковник, поживем - увидим.
   Еще раз тщательно проверив, хорошо ли привязан гость, с нахмуренным лбом он вышел из комнаты.
  
   Пробуждение было ужасным. Около минуты ушло на воспоминания о своей прошлой жизни. Голова жутко раскалывалась, а перед глазами хаотично расплывались неопределенного цвета и формы причудливые круги, превращаясь в какие-то фантасмогоричные существа. Ощущение реальности разорвало мозг слишком резко. Телефонный звонок, ночной клуб, блондинка. Он попробовал пошевелить руками, но ему это не удалось. Пошире открыв глаза, он медленно оглядел помещение, потом себя, привязанного к стулу, ощутил наручники на запястьях.
   - Да-а... Приехали.
   Из соседней комнаты послышались голоса. Один из них приближался к двери. Роман моментально опустил голову вниз, закрыв глаза. Дверь тут-же открылась и незнакомый, хрипловатый голос разорвал тишину.
   - Он еще спит, Михалыч - в ответ в телефонной трубке раздалось шипение.
   - Да, да. Мы все поняли. Как только, так сразу. Да, да.
   Верзила, бросив уже разбавленный несколькими порциями водки взгляд на пленника, хлопнул дверью. Выждав паузу, пленник снова открыл глаза. Судя по голосам из соседней комнаты, противников трое. Что мы имеем? Толстый слой веревок, намотанных нежадной рукой, классические наручники, окно, открывающееся вовнутрь. Это уже неплохо!
   Пленник осторожно начал разжимать затекшие запястья и пальцы рук. Крепко ухватив ожившей кистью правой руки большой палец левой, он, немного размяв его у основания, резко дернул его на себя. Перед глазами снова поплыло. Сустав большого пальца вышел из своего привычного состояния, освобождая путь к свободе. Медленно, по миллиметрам, пленник стянул с левого запястья наручник. Все. Руки свободны. Осталось только избавиться от веревки. Большой палец нестерпимо ныл.
   - Подожди немного, дружок. Я поставлю тебя на место.
   Следующая пара минут ушла на растягивание веревок. Ослабив натяжение, он стал медленно соскальзывать со стула, пока не достал подбородком верхнего пучка своих пут. Крепко вцепившись в него зубами, он, что есть силы, потянул его вверх. Зубы отчаянно скрипели, пытаясь вырваться из крепких объятий десен.
   - Ну, еще немного, еще...
   Верхний клубок уже поддался. Вложив последние остатки энергии, пленник резко дернул головой вверх, стягивая с себя один их опоясывающих его веревочных кругов. Он еще немного скользнул вниз, запрокидывая назад голову, и вжимая в себя плечи. Напряжение ослабло.
   Выпустив из зубов сдавшееся веревочное кольцо, он принялся за другие. Следующие кольца уже не оказывали столь ожесточенного сопротивления. Осторожно, соблюдая конспиративные правила работы в тылу врага, он сбросил с себя остатки веревки, и вдохнул как можно больше воздуха. Плечи горели от прилившей крови, большой палец заныл еще сильней. Зажмурившись и как следует дернув, он вправил его на место. Медленно подкравшись к двери, он прислушался, пытаясь понять происходившее в соседней комнате. "Слон", "Носорог" - зоопарк какой-то. Ну ладно. Настало время приступить к нейтрализации этих африканских животных. Входная дверь в помещение хлопнула. Ага, один из группы товарищей вышел на свежий воздух. Надо с ним провести воспитательную работу. Пленник подкрался к окну и, осторожно открыв его, оказался снаружи.
   Охранник, расслабленно куря сигарету, развалился на скамейке. Он был совсем рядом. Роман, присев на корточки и подобрав небольшой камешек, кинул его за спину охраннику. Услышав шум, он тотчас вскочил, подставляя бычью шею под удар ребра ладони. Тело охранника обмякло. Придерживая его под руки, теперь уже бывший пленник усадил противника обратно на скамью, прислонив к стене. Руки, понимая зыбкость положения своего хозяина, энергично обыскали содержимое его карманов. "ПМ" с глушителем, ключи от наручников, пачка сигарет. Для начала неплохо. Роман поднял с травы недокуренную охранником сигарету и с жадностью втянул в себя табачный дым. Любовь к жизни переполняла каждую клеточку его тела.
   - Эй, Слон, ты где там застрял? Твой ход.
   Роман, придав охраннику наиболее жизнеспособное положение, прижался к стене. Шаги медленно приближались к двери. Дверь открылась.
   - Эй, "Сло..." - правая рука, крепко сжимавшая "ПМ" с силой опустилась на затылок вышедшего из двери мужчины.
   Рванув на себя дверь, Роман направил прицел внутрь. Третий охранник, держащий в руке кружку с горячим кофе, с вытаращенными глазами ошалело смотрел на него. Раздался сухой щелчок, кружка лопнула и горячий кофе пролился, обжигая, на тщательно отутюженные штаны. Роман прижал указательный палец к губам.
   - Тсс. Медленно положи руки на стол. Вот так. Молодец.
   Он подошел к столу.
   - Извини за кофе, мой большой белый брат. А теперь поясни-ка мне, по возможности короче, у кого в гостях я в этот раз оказался, не заставляя меня прибегать к средневековым методам добычи информации.
   Рука третьего охранника молниеносно дернулась к кобуре, но просвистевшая рядом с ухом пуля, заставила его изменить свои намерения.
   - Следующая пуля достанется твоей тупой башке. Ты меня понял?
   Любителю кофе не пришлось повторять дважды. Информация, полученная от него, не вселяла оптимизма. Еще пять человек охраны в основном строении, напоминавшем своими формами Тадж - Махал плюс несколько злющих ротвейлеров, сидящих пока на цепи. Ну и славненько. Слава богу, я - не лошадь.
   - Надеюсь, ты ничего не утаил - собеседник, внимательно глядя в дуло пистолета, отрицательно мотнул головой.
   - Хороший мальчик. Давай затащи-ка сюда своих приятелей. И без глупостей. Я за тобой наблюдаю.
   "Хороший мальчик" насколько мог быстро затащил своих приятелей в комнату и тщательно связал их вместе, предварительно заткнув им рты разорванным пополам чистым вафельным полотенцем.
   - Ты пойдешь со мной - Роман, рассовывая по карманам безнадежно помятого пиджака конфискованное оружие был категоричен, - и, если будешь хорошо себя вести, то количество свинца в твоем организме не превысит допустимую норму. Ферштейн?
   - Понял, - обреченно вздохнул охранник.
   - Да, и еще. Как звучит твое мерзкое имя? А то мы так и не успели познакомиться.
   - Марат.
   - Ну хорошо, Марат, пошли, - покажешь мне где твой шеф.
   Когда Марат повернулся к нему спиной, Роман перехватил еле уловимое движение, и интуитивно присел вниз, отставив левую ногу. Свист ножа и звук выстрела слились в единое целое. Нож воткнулся в стену, вибрируя еще секунду. На лице охранника мелькнуло выражение досады, сменившееся маской безразличия к земной жизни. Времени на раздумья не оставалось. В два прыжка он покинул помещение и короткими перебежками, фиксируя обстановку вокруг, ринулся к двухэтажному особняку. У входа он снизил обороты и, отряхнувшись, вошел внутрь убрав руку с оружием под пиджак.
   - Эй, ты откуда взялся? - прямо перед ним возник еще один коротко остриженный здоровяк. Его рука потянулась к кобуре подмышкой. Шаг навстречу.
   - Я по приглашению. Вот мои документы.
   Рука, держащая пистолет, молниеносно вылетела из-под пиджака. Висок верзилы не выдержал столкновения с рукояткой "ПМ". Дальше, быстрей. Он взбежал вверх по мраморной лестнице, прислушиваясь к посторонним звукам. За огромной позолоченной дверью слышались голоса. В огромном, обставленном в викторианском стиле кабинете, шел неспешный, чередуемый глотками ароматного кофе, разговор:
   - Итак, Ирина, что вы хотите за любезно оказанную вами услугу - начинающий седеть холеный мужчина в дорогом костюме, прикурил сигару. Хищный, отнюдь не благожелательный взгляд был скрыт за дымчатыми очками.
   - Информация, содержащаяся в голове вашего гостя, практически бесценна. С ее помощью вы сможете поближе узнать ваших недоброжелателей там - Ирина протянула руку с изящным, усыпанным мелкими бриллиантами золотым браслетом к потолку - на "самом верху". А ведь тот, кто владеет информацией, владеет миром.
   Мужчина немного поморщился и, вдохнув сигарный дым, резко бросил:
   - Сколько?
   Ирина скользнула глазами по часам, на ее лице читалась легкая озабоченность.
   - Сто тысяч.
   Выражение лица мужчины не изменилось, лишь жилка на левом виске запульсировала четче.
   - Юрий Михайлович - второй мужчина, находившийся в комнате, кивнул и направился к выходу. Тревога, овладевшая им в самом начале, при осмотре пленника, усиливалась. Дверь хлопнула и Михалыч столкнулся лицом к лицу с объектом своей тревоги. На мгновении их взгляды встретились.
   - Я был прав - мелькнула в сознании у Михалыча мысль, за секунду до того, как основание ладони недавнего пленника впечаталось в его сонную артерию.
   Дверь с шумом распахнулась.
   - Что еще? - раздраженно произнес хозяин особняка, только что открывший довольно примечательных размеров сейф. Роман в два прыжка ворвался в кабинет. В комнате двое. Мужчина и женщина. Оба застыли.
   "ПМ" смотрел точно в лоб хозяину особняка. Не сводя глаз с присутствующих, незваный гость присел роскошный, ручной работы стул.
   - Попрошу не делать резких движений. Нервы ни к черту.
   Мужчина буквально застыл около сейфа, пытаясь сохранить спокойствие. У него нервно задергался правый глаз. Несколько секунд хватило, чтобы посетитель смог перевести дух. В висках бешено стучал кузнечный молот. Мысли беспорядочно метались, пытаясь вырваться наружу.
   - Узнаю, узнаю вас, - блондинка, сидевшая напротив Романа, нисколько не смутилась при виде человека с пистолетом. - Вы управились с хорошим результатом.
   - Михаил Соломонович, - обратилась она к мужчине, продолжавшему безмолвно стоять у сейфа - у вас, кажется, были к молодому человеку какие-то вопросы. Взгляд Михаила Соломоновича едва не послужил причиной возгорания вечернего платья, в который по случаю была облачена блондинистая особа.
   - Я что-то не пойму. Ты, сучка, все это подстроила. Да ты понимаешь - его шипение напоминало змеиное. Поза очковой змеи за мгновение до соприкосновения с ногой слона.
   - Заткнитесь оба - стук молота становился сильнее. - У меня очень мало времени. Поэтому советую отвечать на мои вопросы быстро и четко, держа руки на виду.
   -Ты, - Роман ткнул в блондинку пистолетом - пойдешь со мной в качестве живого щита. А ты, Соломоныч, постарайся как можно яснее обрисовать мне мои наиболее оптимальные действия, которые позволят мне в самое ближайшее время покинуть эти гостеприимные пенаты. Кстати, Соломон, что ты там так яростно закрываешь своей спиной. Ну-ка, медленно сделай шаг в сторону.
   Олигарх, сжав зубы, сделал шаг влево.
   - Осторожно и как можно медленней открой до конца свой сейф.
   Дверца отворилась, являя на свет аккуратно сложенные в несколько стопок ровненькие пачки американских долларов.
   - Да... На черный день, небось, спрятал. А, Соломоныч?
   - Это стратегический мобильный запас.
   - Черный нал. Ну что, будем оформлять изъятие?
   Хозяин дачи мучительно просчитывал варианты развития событий. Еще никогда, за свою долгую и довольно удачную (особенно последние шесть лет) жизнь, он не был столь близко знаком с направленным прямо ему в лоб оружием. Этот неприятный аспект сильно осложнил поиск наиболее благоприятного выхода из сложившийся ситуации.
   - Вы можете взять эти деньги. К тому же я помогу вам беспрепятственно покинуть мое негостеприимное жилище. Конечно, если вы будете благоразумны и не нажмете на курок вашего пистолета. В противном случае я не смогу предоставить вам никаких гарантий. Здесь - Михаил Соломонович с затаенной грустью бросил взор на ускользающую от него валюту - шестьсот пятьдесят четыре тысячи долларов. Я думаю, эта сумма устроит вас в качестве компенсации за причиненные вам неудобства. К тому же - он бросил испепеляющий взгляд на блондинку, которая к его немалому удивлению, вела себя довольно таки спокойно и непринужденно - вас будет сопровождать одна из красивейших женщин столицы. Правда, Ирина?
   - Вы на сто процентов правы, - Ирина отточенным движением положила ногу на ногу. Можно, я закурю и попытаюсь объяснить создавшуюся ситуацию?
   Роман встал, сильно кружилась голова. Что же, черт возьми, происходит? Телефонный звонок, бар, фактурная блондинка, документы, наручники. К головной боли прибавилась боль ноющего пальца на левой руке. Все, надо делать ноги. Потом разберемся.
   - Стоп. Ты - он показал на Ирину - Быстро собирай деньги - вон - он кивнул в сторону стола, - в кейс. А ты, - он подошел вплотную к олигарху, подоткнув дуло пистолета ему под бок - проводишь нас, только не дергайся, я сегодня не в духе.
   - Я понял, - душа Соломоныча подбиралась к пяткам.
   Ирина профессионально уложила баксы и захлопнула кейс.
   - Я готова.
   - Все, - еще раз чувствительно ткнув Соломоныча в бок, подытожил гость. - Пошли потихоньку. Даму пропустим вперед. Ну, с богом - перекрестился в душе Роман.
   Черный "Гелентваген" воронено блестел перед крыльцом.
   - Красотка - за руль. Соломон - со мной на заднее сиденье. Быстро!
   Мерседес плавно тронулся, приближаясь к главным воротам. Соломоныч с надеждой посмотрел на домик для охраны.
   - Парни немного притомились - перехватил Роман его взгляд. - Сколько еще людей на твоей фазенде?
   - Человек шесть - восемь, я точно не знаю.
   - Где они?
   - Трое возле ворот.
   - Все, подъезжаем. Смотри, Соломоныч, не подведи себя.
   У ворот с рациями на них настороженно смотрела охрана.
   - У тебя есть с ними связь?
   Соломоныч утвердительно кивнул.
   - Передай им, чтобы заранее открывали ворота. А ты, звезда - красотка внимательно посмотрела на Романа в зеркало - как только ворота начнут открываться, резко газуй. Ферштейн?
   -Яволь, майн женераль!
   - Звони.
   Ворота поползли в стороны. Охрана напряженно всматривалась в надвигающуюся на них машину, пытаясь оценить ситуацию. Ирина что есть силы надавила на газ. Машина заурчав, рванула с места в карьер. Один из охранников, увидев в машине лицо N-ского, в последний момент крикнул:
   - Не стрелять!
   "Гелентваген" как стрела вылетел из ворот, резко выворачивая вправо, на трассу.
   - Прощай, Соломоныч - недавний гость дернул на себя податливую дверную ручку, вытолкнув из машины негостеприимного хозяина.
   Соломоныч, поднимая клубы дыма вывалился на дорогу.
   - Теперь гони во всю мочь - Роман захлопнул дверь, потирая ладонь. - Эти ребята шутить не будут.
   "Гелентваген", взбивая пыль, вылетел на трассу.
  
   - Ну и сука же ты! - Роман, устраиваясь сзади как можно удобнее, дотронулся до ноющего пальца.
   -Стареешь, Миссионер. Пальчики то уже не те - глаза Ирины насмешливо стрельнули в переднее зеркальце.
   - А я уже, грешным делом подумал, что забыли про старика, оставили спокойно дожить остаток лет. У вас что, в руководстве любители садо-мазо появились? Кто-то из ваших в Голландии долго стажировался.
   - Да нет, - это я проявила инициативу. Хотелось проверить уровень боевого готовности.
   - Ну и как? - голова раскалывалась на мелкие части, перед глазами плыли спасательные круги, добраться до которых не было никакой возможности.
   - Почти на отлично.
   - Ты вот что, Мата Хари, тормози здесь
   -Зачем?
   - Трудно требовать от красивой женщины еще и ума. Машина у нас больно заметная. А Соломоныч сейчас наверняка на нерест пошел, его служба безопасности через некоторое время всю округу на уши поставит. Или хочешь еще разок у него в гостях побывать?
   - Ты прав, - Ирина до отказа вдавила педаль тормоза, сохраняя невозмутимое выражение лица.
   Романа едва успевшего закурить сигарету, резко дернуло вперед. Зажженная сигарета, выпав из рук, прицелилась аккурат на брюки, нещадно прожигая дорогое итальянское сукно. В глазах замелькали золотые искорки.
   - Ты чего, шальная баба! - Миссионер усилием воли подавил рвавшийся наружу бурлацкий стон - Сдурела с перепугу?
   - Выполняю вашу просьбу, галантный кабальеро - Ирина смотрела на него с нескрываемым садистским удовлетворением.
   - Хорошо - Стряхнув со штанов тлеющую сигарету, он ехидно посмотрел на Ирину
   - Я думаю, у меня еще будет возможность отблагодарить вас. - Тут неподалеку деревня и железнодорожная станция, нам надо переодеться и органично раствориться в соответствующем местному колориту социуме. Последние слова расшифровать? - лицо Романа озарила невинная улыбка.
   - Спасибо, я помню этот шифр - Ирина громко хлопнула дверью.
   Через час в пятый от начала вагон одной из подмосковных электричек вошла весьма колоритная, неопределенного возраста семейная пара. Мужчина был одет в поношенные, непонятного цвета, прожженные в трех местах и слегка засаленные ватники, небрежно затолканные в армейские кирзовые сапоги, покрытые неравномерным слоем первостатейного деревенского чернозема. Вершала образ наглухо застегнутая брезентовая куртка довоенного покроя, немного разорванная под левой подмышкой, в одном из карманов которой легко укладывался пол-литровый силуэт весьма распространенного в здешних местах напитка. Мужчина не очень уверенно опирался ногами о земную твердь и наверняка потерял бы равновесие, если бы не женщина, крепко держащая за руку усталого спутника жизни. Одета она была так же скромно, как и мужчина, разве что сапоги были несколько почище. В свободной руке женщина держала еще приличное десятилитровое ведро из нержавеющей стали, покрытое куском промасленной холщовой ткани, в котором были небрежно уложены пачки стодолларовых купюр, всего количеством пятьсот девяносто девять тысяч девятьсот долларов.
   Недостающие сто баксов были потрачены на финансирование образцово-показательной идеологической диверсии в рамках отдельно взятого подмосковного колхоза, а именно на срыв уборочной кампании. Сто "зеленых" упали на благодатную почву - в карман местного тракториста Василия Овсянникова, уже несколько месяцев пребывавшего в трезвом состоянии по причине неплатежеспособности бюджетов различных уровней. Василий, потомственный тракторист, был немало удивлен, когда около дома, где он проживал, появились двое прилично одетых городских жителя, предложивших ему очень выгодную сделку.
   Увидев стодолларовую купюру и выслушав их просьбу, Василий слегка помутился рассудком. Руки, не державшие месяцами стакан, заходили ходуном, под лопатками появилось приятное жжение. С трудом подавив радость, он грозно посмотрел на просителей:
   - Не фальшивая?
   -О чем базар, старик - странный посетитель щелкнул ногтем большого пальца правой руки об один из верхних зубов - Отвечаю!
   - Ладно, пойдем подыщем вам что-нибудь
   Василий, крепко зажав хрустящую купюру в кулак, мимоходом незаметно ущипнув себя за руку. Леший его знает, может от беспробудной трезвости и видеться начинает. Убедившись в абсолютной подлинности происходящего, Василий впал в состояние транса.
   - Скорей, скорей найти им что им нужно. Скорей, скорей, скорей - повторял Василий одно и то же, не в силах остановиться. Пять минут, ушедшие на поиски необходимого и проводы гостей показались ему вечностью.
   Продавщица единственного на всю деревню продуктового магазина, от скуки щелкавшая семечки возле окна еще издали услыхала устрашающий гул несущегося навстречу трактора. Рев неумолимо приближался. Наталья, начинающая полнеть мать-одиночка с ужасом наблюдала, как прямо на магазин на огромной скорости мчался на тракторе Василий, затормозивший всего в сантиметрах трех от крыльца.
   - Возьмешь доллары, Наташка - всклокоченный тракторист пожирал глазами стройные ряды поллитровок.
   Наташка, онемев, круглыми глазами смотрела на смятую бумажку, лежащую на огромной ладони Василия.
   - Ты чего... Ты откуда? - воздуха Наташке явно не хватало.
   - Заработал - гордо объявил Василий - Ты, Наталья, не томи душу, возьми, деньги ж это, доллары. Водки душа просит.
   - Так, это... какие ж это деньги. Не возьму я - бормотала Наталья, не сводя глаз с заветной бумажки.
   - Ты что, Наталья, дура что-ли, не видишь, что это самая что ни на есть настоящая валюта. Обменяешь потом в городе, по курсу.
   - А какой курс - то ты знаешь, дурень?
   - Знаю. На сегодняшнее число пятьсот пятьдесят тысяч. Сто пятьдесят себе возьмешь, а на остальное водки и закусить что-нибудь.
   - Двести - сурово отрезала Наталья - и шоколадку мне.
   -А-а-а.. Черт с тобой, давай!
   Василий кинул ей рюкзак - Складывай сюда.
   Трактор исчез так же быстро, как и появился, вместе с ним на две недели исчез и тракторист Василий, не дававший о себе знать, пока не была допита последняя бутылка водки.
  
   Миссионер, в полном соответствии с образом, достал из кармана брезентовой куртки початую бутылку водки, закрытую вместо пробки наспех сделанным бумажным пыжом. С улыбкой смотря на свою боевую подругу с абсолютно лишенным косметики лицом он, ловким движением достал из горлышка пыж и, с шумом выдохнув, сделал большой глоток. Стоящие и сидящие рядом пассажиры неодобрительно косились на него.
   - Будешь? - протянул он бутылку Ирине.
   Та, отодвинувшись подальше от дыхнувшего ей в лицо перегаром Миссионера, отрицательно покачала головой.
   - Как хочешь. Было бы предложено - он, заткнув горлышко, убрал поллитровку обратно в карман куртки.
   Ирина чувствовала себя очень неловко в этой поношенной грязноватой одежде, ей казалось, что все с осуждением смотрят на нее. Настроение окончательно испортилось и она, метнув на своего спутника злобный взгляд, отвернулась к окну. Миссионер, войдя в роль, уже не мог остановиться. Положив левую руку на бедро Ирины, правой он повернул ее лицо к себе.
   - Ну ты, чего, Дунька, обиделась что ли?
   - Отстань, алкоголик - Ирина больно ущипнула его за лежащую на ее бедре руку.
   - Да ладно тебе, сама хлещешь водку почище любого мужика - нарочито громко произнес Миссионер.
   Окружающие, глядя на Ирину зашушукались. Неожиданно для себя она густо покраснела. Ну, сволочь, погоди. Приедем в Москву, я тебе покажу. Злость закипала все сильней. Миссионер гребаный. С удовлетворением прочитав мысли Ирины, снова достав водку и сделав очередной глоток, он продолжил:
   - Ну, не дуйся ты. Я все не выжру, останется тебе, не бойся.
   К счастью для Ирины за окнами показался вокзал. Конечная станция. Москва. Выйдя из вагона колоритная парочка подошла к первому попавшемуся извозчику. Все еще распираемая злостью, Ирина, распахнув переднюю дверь, резко бросила остолбеневшему от ее внешнего вида водителю:
   - В центр! Побыстрей.
   -Э-э-э - таксист опешив от вида второго бомжеватого пассажира, уже устраивающегося на заднем сиденье, недобро пробурчал - А ну-ка, идите отсюда.
   Ирина, незаметно достав из ведра стодолларовую купюру, ткнула его под нос еще больше опешившему водителю.
   - Живей, говорю, не понял, что ли!
   - Понял, - мужик, моментально убрав купюру в карман, как ужаленный тронулся с места.
   По мере удаления от вокзала злость Ирины уступала место восхищению мастерством и актерским талантом сидящего сзади напарника. Задача, стоящая перед ними, выполнена. Миссионер прошел проверку на "отлично". Ирина взглянула на часы, находившиеся прямо напротив нее на передней панели авто - четыре часа дня. Все идет по плану.
  
   Остановившись в одном из многочисленных переулков, которыми нашпигован центр Москвы, они вошли в довольно опрятный подъезд семиэтажного дома.
   - Я надеюсь, Михаил Соломонович N-ский не знает о существовании этой квартиры? - задал Миссионер резонный вопрос.
   - Не волнуйся, о существовании этой квартиры не знает никто, кроме меня. - Ирина уже открыла дверь уютной однокомнатной квартиры, обставленной как говорится, скромно, но со вкусом.
   Миссионер, теперь уже бывший журналист, аккуратно разделся. Ирина окинула его критическим взглядом.
   - По-моему, тебе нужна более подходящая одежда.
   Исчезнув в ванной, она уже через дверь крикнула ему, чтобы тот располагался поудобнее. Боль в висках утихла, напряжение потихоньку спадало и он, поудобнее растянувшись в кресле с удовольствием прикурил сигарету из лежащей рядом на столике пачки. Да, лихо его выдернули сегодня утром из привычного ритма повседневной жизни. Но такова его работа, его миссия в современном мире. Каждый раз, после окончания очередной операции, в которой требовались его участие, уходя с головой в другую, повседневную спокойную размеренную жизнь, он внутренне всегда был готов, что его позовут снова. Его мозг и его тренированный механизм всегда находились в состоянии полной боевой готовности к мобилизации всех морально-волевых качеств, заложенных в нем и доведенных до автоматизма двумя годами непрерывных истязаний в "батальоне смерти", спецшколе ПГУ КГБ, накрывшейся с подачи Горбачева медным тазом после первого же выпуска.
   Ирина, быстро приняв душ и так же быстро переодевшись и накрасившись на минутку заглянула в комнату.
   - Сиди здесь, я сейчас приду, куплю тебе одежду, заодно узнаю дальнейшие инструкции. Будь хорошим мальчиком - кокетливо улыбнувшись, она послала ему воздушный поцелуй.
   Хороша, зараза! Миссионер невольно залюбовался ее точеной фигуркой. Дверь хлопнула.
  
   Ирина вышла из подъезда и, добежав до ближайшего телефона-автомата, набрала нужный номер. После длинных гудков в трубке раздался голос Майора Курочкина:
   - Слушаю вас.
   - Привет. У тебя все готово? - Ирина сразу перешла к делу.
   - Через пару часов закончим.
   - Хорошо. Значит, через два часа я могу заехать за дискетой?
   - Да. Как прошел контакт? - Майор имел в виду встречу с Миссионером.
   - На пять баллов. Я тебе перезвоню и назову место, где должен появиться посыльный.
   Ирина положила трубку, поспешив в ближайший торговый центр за одеждой для гостя.
  
   Миссионер, оставшись один, подошел к захлопнувшейся двери, внимательно прислушиваясь к удаляющимся шагам. Пройдя на кухню, он на всякий случай положил в карман кухонный нож. Вернувшись в комнату, он тщательно обыскал ее на предмет обнаружения жучков или скрытых видеокамер. Ничего. Но успокаиваться пока рановато. Конечно, тот нюанс, что она назвала его, так сказать, оперативный псевдоним хоть и внушает доверие, но еще ни о чем не говорит. Времена меняются стремительно. Может его хотят использовать втемную, склонить к игре на чужом поле. Хотя, сейчас думать об этом бесполезно, просто нужно проверить, из какого источника к ней поступила эта информация.
   На лестничной площадке послышались чьи-то шаги. Миссионер бесшумно скользнул к двери. Замочная скважина щелкнула. Дверь открылась, пропустив внутрь хозяйку. Левая рука зажала ей рот, а правая обхватила шею. Пальцы правой руки нащупали сонную артерию, на какое-то время пережав ее. Ирина, не успев среагировать на столь резкий выпад, потеряла сознание. Пощупав пульс и убедившись, что эта нехитрая операция не нанесла ущерба ее здоровью, Миссионер, подхватив Ирину на руки, перенес ее в комнату, аккуратно посадив в кресло. Пусть немного отдохнет.
   В коридоре стоял довольно внушительный пакет с купленной для него одеждой. Переодевшись и взяв ключи, он вышел, заперев за собой дверь. Подняв трубку телефона-автомата, он набрал номер. После того, как автоответчик монотонно произнес стандартный набор фраз, он продиктовал свой код.
   - Ждите ответа.
   В трубке раздались тихие щелчки. Информация, переданная по телефону пошла дальше по проводам, пока наконец не достигла штаб-квартиры СВР в Ясенево. Дежурный, увидев поступивший код, немедленно передал информацию, адресованную самому руководителю, по назначению. Предупрежденный Александром Михайловичем , он вот уже целый день ждал этого звонка. Подняв трубку, он с облегчением выдохнул:
   - Заставляете волноваться, Роман Максимович. Все прошло хорошо?
   - В рабочем режиме. Мне необходимо подтверждение и информация о дальнейших действиях.
   - Ирина. Вы можете полностью ей доверять. Все, что вам необходимо, узнаете от нее. Кстати, с ней все в порядке?
   - Цела и невредима.
   Время для разговора заканчивалось и руководитель СВР, пожелав удачи, отключился. Оглянувшись вокруг и не заметив ничего необычного, Миссионер вернулся обратно. Ирина еще была без сознания. Он легонько хлопнул ее по щеке. Ирина открыла глаза. Пару минут она приходила в себя, пытаясь понять, что с ней произошло.
   - Ну и скотина же ты, Миссионер - в голове немного покалывало.
   - Мне необходимо было все проверить.
   - Ну и как?
   - Теперь полный порядок. Мне велено во всем положиться на тебя, включая приготовление пищи.
   -Кофе с бутербродами устроят?
   -Вполне.
  
   18.08. Москва. Аналитический центр ГРУ. 18.00 местного времени.
  
   Телефонный звонок оторвал склонившегося над монитором майора Курочкина от компьютера.
   - Миша, - звонил генерал Полянцев - зайди-ка ко мне.
   В кабинете генерал-майора Полянцева, как всегда пахло кубинскими сигарами. Рядом с ним, по другую сторону стола расположился "Минотавр", руководитель военной разведки, прозванный так за мощную необъятную фигуру и буйный нрав.
   - Разрешите войти, товарищ генерал-лейтенант, - обратился вошедший к Минотавру.
   - Давай, проходи, - Минотавр пытливо осмотрел Майора - докладывай. Как прошел контакт с этим, с Миссионером?
   Глянув на утвердительно кивнувшего Полянцева, Майор коротко сообщил Минотавру о том, что его интересовало.
   - Хорошо, - руководитель ГРУ встал с места, направляясь к двери - Помощь нужна?
   - Ребята сами справятся, не впервой, - Полянцев встал, чтобы проводить начальство.
   - Ну смотрите. Возникнут проблемы - сразу ко мне.
   Дверь за Минотавром захлопнулась.
   - Ирина звонила? - генерал Полянцев вернулся на свое место.
   - Часа полтора назад.
   - Ну и?
   - У нее полный порядок. Все прошло как по маслу. Миссионером она довольна. А у вас?
   - У нас все будет готово в самое ближайшее время. Ирина заедет за дискетой сама.
   Генерал Полянцев, предвидя негативную реакцию Майора, достал из ящика стола сигару.
   - Если нет вопросов, то я пойду, товарищ генерал. - Майору хотелось уйти до того момента, когда тот прикурит сигару.
   - Иди, иди. Не забывай держать меня в курсе всех событий.
   Майор Курочкин быстрым шагом покинул кабинет. Возвращаясь к себе, он нос к носу столкнулся с полковником Алексиным, начальником контрразведки.
   - Куда спешишь, Майор? - злобные глаза полковника оглядели его с ног до головы.
   - Работа.
   Алексин проводил его взглядом до самого конца коридора. Он только что покинул кабинет Минотавра, получив от него подробные инструкции. Проследить за Курочкиным, чтобы не упустить момент, когда эта пышногрудая сучка получит от него дискету. Ничего, не упустит. Кабинет Курочкина он уже проставил на прослушку.
  
   Ирина сидела на кухне, подперев лицо рукой и наблюдала, как с катастрофической быстротой исчезают с тарелки бутерброды, поглощаемые изрядно проголодавшимся суперагентом, вырванным сегодня утром из размеренного уклада его журналисткой жизни для выполнения особо важного задания. Уничтожив стратегический запас сырокопченой колбасы и допив кофе, Миссионер с наслаждением откинулся на спинку стула.
   - Ну что, Роман Максимович, вы утолили голод?
   - Сухой паек пришелся как нельзя кстати, - в его голосе явственно прослушивались издевательские нотки.
   Подавив подступающую злость. Ирина продолжила разговор.
   - Теперь я могу перейти к делу?
   Миссионер, кивнув, изобразил на лице внимание.
   - Речь идет о совместной операции двух наших структур - Службы внешней разведки и военной разведки, конечной целью которой является запуск проекта "Третий глаз" - автоматизированной системы национальной безопасности, аналогичной той, которая уже довольно долго и успешно эксплуатируется нашими заокеанскими коллегами из АНБ. Мавр, один из людей ГРУ в Штатах вышел на сотрудника АНБ - некоего Артура Уиллера. Этот Уиллер был одним из непосредственных разработчиков системы, знает ее как свои пять пальцев и через несколько дней предоставит в распоряжение Мавра всю необходимую для запуска "Третьего глаза" проектно-сметную документацию.
   - Отлично. Что требуется непосредственно от меня?
   - Непосредственно от тебя требуется разработка всех деталей операции по безболезненной доставке документов из Америки в Москву, а также разработка и осуществление оперативных мероприятий, направленных на добывание необходимой для запуска системы денежной массы.
   - Каков должен быть объем необходимой денежной массы.
   - Пятьсот миллионов долларов. Наличными или в чеках и векселях.
   - Всего-то? - Притворный вздох облегчения сорвался с уст Миссионера. - Я уж, грешным делом подумал, что речь идет о нескольких миллиардах. Я, наверное, никогда не дождусь, что мне поручат настоящее, большое дело. Впрочем, - он встал и вытянулся в струнку. - Я готов приступить к очередному заданию. Когда прикажете начинать.
   Отступившая было злость, начала закипать с новой силой.
   - Перестань ерничать, - сигаретный дым помог Ирине справиться с клокотавшей яростью. - Вся необходимая информация, с которой тебе придется работать, будет готова через час. В данный момент она сводится на дискету, за которой я скоро отправлюсь.
   Миссионер, глаза которого, в предвкушении предстоящего дела, загорелись хищным огоньком, сел обратно на стул. Мозг, отбросив все ненужное, заработал в автономном режиме, полностью сосредоточившись на выработке необходимых действий.
   - Хорошо. Шутки в сторону. Сейчас мы с тобой оба уходим отсюда. Бери все только самое необходимое. Больше сюда возвращаться не будем. У кого ты должна будешь забрать дискету?
   - У майора Курочкина. Он...
   - Его тоже берешь с собой. Встретимся через три часа, в 20.00, на Манежной площади слева от входа в метро. И еще. На всякий случай, на обратном пути внимательней смотри по сторонам. Дело серьезное, а в спецслужбах, как и везде в стране, бардак. Не исключено. Что кто-нибудь еще захочет воспользоваться секретной информацией. Тебе все ясно?
   - Все.
   - Тогда разбегаемся.
  
   Глава 2
   Миссионер уходит от погони
  
   Миссионер вышел из дома раньше Ирины. В спортивной сумке, перекинутой через плечо, аккуратно уместились изъятые у олигарха N-ского пачки стодолларовых купюр - 500 тысяч баксов - вознаграждение для Мавра, который сейчас в далекой Америке окучивает нужного человека по имени Артур Уиллер, остальное - командировочные для него и членов его будущей группы. Судя по всему, работенка предстоит весьма и весьма пыльная, поэтому щетки для чистки одежды нужно подготовить заранее.
   Облезлая деревянная дверь в одной из столичных хрущевок, не открывавшаяся Миссионером уже где-то с полгода, неприветливо скрипнула, обнажая преграждающий вход стальной прямоугольник. Кодовый замок с периодически мерцающей едва заметной красной лампочкой, после манипуляций, включающих в себя набор определенного сочетания цифр, радостно лязгнул, впуская внутрь не балующего своими посещениями хозяина квартиры. Не тратя время попусту, Миссионер сразу же подошел к телефону, набирая нужный ему номер. К телефону долго никто не подходил. Он хотел было уже положить трубку, как к его радости на том конце провода раздался бодрый женский голос:
   - Алло, слушаем вас.
   - Здравствуйте, мне бы очень хотелось услышать Семена Петровича.
   - Мне тоже, а то он в последнее время все больше отмалчивается. Не кладите трубку, сейчас позову.
   Мария Васильевна, его жена, была недовольна частыми приступами меланхолии своего мужа, связанными с выходом на пенсию и вынужденным бездельем. Поэтому Семен Петрович, куратор Миссионера во времена не столь отдаленные, был всегда рад звонкам своего подопечного, подкидывающего ему время от времени работенку. Вместе с еще одним пенсионером, Кузьмичом, они с удовольствием выполняли его поручения. Тем более, что он всегда вознаграждал их за труд. Вскоре в трубке послышался довольный голос старика:
   - Здравствуй, здравствуй, Роман. Спасибо, что вспомнил про меня. Давай, говори, что там у тебя.
   - Не телефонный разговор, Семен Петрович. У вас сейчас есть время?
   - Спрашиваешь. У пенсионеров всегда есть время. Кузьмича брать?
   - Вы читаете мои мысли
   - Полно, полно. Говори, куда подъехать. Минут через тридцать будем.
  
   18.02. Москва. Аналитический центр ГРУ. 10.05 местного времени
  
   Майор Курочкин, держа в руках полностью заполненную необходимой информацией дискету, нетерпеливо ходил взад-вперед по своему кабинету, то и дело поглядывая на часы. Ожидание затягивалось и становилось невыносимым. Остановившись, он ослабил сдавливающий напряженную шею галстук. Где же она, черт побери?
   Ирина, которую так нетерпеливо ожидал майор, вошла в здание всего две минуты назад и практически сразу же натолкнулась на стальной взгляд полковника Алексина. Фейс начальника контрразведки всегда вызывал у нее негативные эмоции, впрочем, как и он сам. Столкнувшись с ним лицом к лицу, она сдержанно поздоровалась. Полковник ответил ей тем же. Проводив ее взглядом, Алексин удовлетворенно потер руки. Птичка прилетела. Добравшись до лифта, он поднялся на этаж выше.
   Дверь в кабинет распахнулась столь неожиданно, что майор Курочкин непроизвольно вздрогнул. Рука, только что ослабившая галстук, застыла на полпути.
   - Прошу прощения за опоздание, Майор. Надеюсь, все уже готово?
   - Давно, - вежливо ответил Курочкин. - Держи.
   Он протянул Ирине находившуюся у него в руке дискету. Ирина взяла ее из подрагивающей руки майора и положила к себе в сумочку.
   - Что такое? - Ирина вгляделась попристальнее в бледное лицо Курочкина. - Нервишки пошаливают?
   - Есть немного.
   - Ничего, по дороге купим что-нибудь успокоительное.
   - По какой дороге?
   - Ты поедешь вместе со мной. Таково указание руководителя операции.
   - Ты имеешь в виду Миссионера?
   - Его самого. Собирайся. Мы и так опаздываем. Мы должны встретиться с ним в 20.00 на Манежной площади, у входа в метро. Так что времени на разговоры нет.
   Этажом выше, в специальном, напичканном различной электроникой - последними достижениями отечественных закрытых лабораторий - кабинете сидел полковник Алексин и внимательно слушал их разговор. Как только дверь за ними захлопнулась, он выключил аппаратуру и, захватив с собой запись разговора направился прямиком к Минотавру. Войдя без стука в кабинет руководителя ГРУ, Алексин с ходу бросил:
   - Будете должны, товарищ генерал, - из руки Алексина на стол перекочевал миниатюрный магнитофон с записью разговора майора Курочкина и Ирины.
   - Что за фамильярность?
   - Вы зря теряете время, лучше нажмите кнопку.
   Минотавр перевел взгляд с полковника на стол. Пальцем чуть не раздавил хрупкий аппарат, из которого послышались знакомые голоса.
   - Хорошая работа, полковник. Можете идти.
   Алексин, не говоря больше ни слова, вышел, захлопнув за собой дверь. Минотавр, оставшись в одиночестве, тут же набрал нужный номер телефона.
  
   18.08. Москва. Кремль. 19.25 местного времени
  
   Несмотря на то, что рабочий день уже закончился, Андрей Андреевич Лебедев, занимавший один из не самых последних кремлевских кабинетов, даже не помышлял о том, чтобы покинуть свое рабочее место. В то время, когда многочисленные жители столицы, покинув свои надоевшие за восемь положенных по КЗОТу часов, рабочие и служебные места, спешили домой огромными сумасшедшими потоками, заполняя станции метрополитена, улицы, трамваи, автобусы, давя и тесян друг друга, многие из кремлевских обитателей не спешили расставаться со своими роскошными, обставленными апартаментами, засиживаясь в них допоздна.
   Что ж. Такова участь представителей верховной власти. Работать с утра до поздней ночи. Ведь в их руках судьба страны. Если они не будут много работать то огромный, состоящий из винтиков и шпунтиков механизм может забуксовать, а то и вовсе, чур меня, остановится. К тому же, пока есть возможность, пока их не турнули из этих самых высоких кабинетов, нужно постараться как можно больше урвать от огромного именинного пирога, который преподнес и на блюдечке август 1991 года.
   Так думают и так поступают многие обитатели Кремля. Точно так же думал и поступал Андрей Андреевич Лебедев, сумевший хитростью и сноровкой не только сколотить себе огромное состояние в мутных водах дикого постсоветского капитализма, но и замкнуть на себе очень многие рычаги власти, став по сути Серым кардиналом российского правительства. Сконцентрировать в своих руках огромную власть ему удалось отчасти с помощью денег, но большей частью с помощью элементарного шантажа, ибо сбор компромата у него был поставлен на широкую, профессионально поставленную ногу. А кто их небожителей в наши времена не грешен. Вот-вот, то-то же.
   И все бы ничего, можно было бы спать спокойно. Но находятся время от времени во властных структурах люди, недовольные таким положением вещей. Поэтому и приходится все время быть начеку, сидеть в своем кабинете допоздна. И на этот раз, дошли до Андрея Андреевича слухи, что без его ведома и участия, без его одобрения решили две сидящие в печенках спецслужбы запустить какой-то коварный проект, сулящий ему и его приближенным в не столь отдаленном будущем незапланированными неприятностями. Нехорошо получается. Но, это дело поправимое. И поправится оно должно в самое ближайшее время. Телефонная трель прервала размышления Лебедева.
   - Да. Я вас слушаю.
   Голос по ту сторону трубки порадовал Андрея Андреевича полученными сведениями.
   - Хорошо. Действуйте.
   Положив трубку на рычаг, Лебедев довольно улыбнулся. Скоро и эта маленькая и досадная проблема будет решена. Решать эту досадную проблему выпало одному из спецподразделений ФСБ под руководством полковника Орловского. Получив от своего руководства вводную информацию, он со своими людьми немедленно отправился на Манежную площадь.
  
   18.08. Москва. Манежная площадь. 19.45 местного времени
  
   - Их здесь человек двадцать, не больше. У тех, что я заприметил, - рации. Переговариваются, черти. Заждались, видать, вас, - шептал на ухо Миссионеру только что подошедший Кузьмич.
   - Ты, часом, ничего не напутал? А, Кузьмич?
   Стоявший рядом Семен Петрович несколько ошарашенно смотрел на своего боевого товарища, глаза которого горели как у ищейки, только что взявшей след.
   - Ты чего, Семен! Не веришь мне? Да я этих щенков уже за версту почуял. По одному человеку в машинах сидят, на стреме. А остальные тут рядышком гуляют. Правда, у самого входа в метро только одного приметил. Боятся, видать, спугнуть. Грамотные. Только им до моей грамоты, как до Китая раком.
   Кузьмич довольно потер подбородок.
   - Ну что, Роман. Что делать-то будем? Ирина с этим, майором уже на подходе. Вот-вот будут.
   Миссионер на несколько мгновений задумался. Сбылись его самые худшие предположения. Ладно, долго размышлять ни к чему, да и некогда. А этот случай придется работать резервный вариант. Все-таки не зря он Манежную площадь местом встречи обозначил. Есть у него рядышком, в запасе местечко, где легко хвост можно сбросить. Только бы добраться до него живыми и невредимыми. Да и для компаньонов его, Кузьмича да Петровича, работка найдется. Не зря, ох, не зря он их сегодня с собой взял. Как чувствовал. Чувствовал - не чувствовал, а профессия такая, что к шапкозакидательству и снобизму не предрасположена. Иначе, - хана, каюк, на дыбу!
   - Кузьмич! К тебе будет важное партийное задание.
   - Понял я тебя, Рома. Можешь не говорить. Старый воин - мудрый воин.
   Кузьмич торжественно вынул из кармана пиджака шило.
   - Сколько смогу, сделаю.
   - А я пойду сяду за руль своего "Москвича". Он же аккурат за твоей "восьмеркой" стоит. Когда будешь делать ноги, я тебя прикрою и хоть одну машинку да возьму на таран. Все легче будет.
   Старики разошлись. Миссионер, поправив еще раз спортивную куртку, под которую предусмотрительно был надет кевларовый бронежилет и потрогав ручку заткнутого за пояс у самого бока "Мини-УЗИ", занял более удобную для наблюдения за выходом из метро позицию, поминая добрым словом своих строгих учителей, вдалбливавших ему, зеленому юнцу с широко открытыми глазами, день за днем - подстраховка, подстраховка и еще раз подстраховка.
   А подстраховался он основательно. На своей конспиративной квартире, ожидая стариков он не терял времени даром, начав перевоплощение со своего любимого парика. Смазав волосы специальным гелем, Миссионер натянул его на себя, превратившись из интеллигентного шатена в длинноволосого панкующего подростка. Картину дополнили контактные линзы, изменившие цвет его глаз с серо-голубого на карий. Налепив на левую щеку телесного цвета полоску, идеально имитирующую рваный шрам, он добавил еще зацепленные за коренные зубы пластмассовые пластины, сделавшие его лицо более округлым. Получилось очень даже неплохо. По крайней мере, даже прожженный волк Кузьмич не узнал его. А уж Ирина тем более. Что в данных непростых условиях позволит ему беспрепятственно приблизиться к ней и Майору, не боясь за то, что по ее лицу прибывшие за ними бойцы раньше времени идентифицируют его. Это обстоятельство дает ему фору и весьма неплохую.
   Ирина и майор Курочкин появились неожиданно, но врасплох не застали. Памятуя о том, что сказал ему Кузьмич, Миссионер неторопливо, покачивающейся походкой бывшего моряка направился к ним, пытаясь вычленить из людской массы того единственного бойца, который расположился в непосредственной близости от выхода из метро.
   Бойцы из спецгруппы ФСБ, заблаговременно, на четырех "Волгах" прибывшие на место захвата, полукругом расположились на площади. Их руководитель, полковник Орловский, сидя в машине, нетерпеливо ожидал информации от своих подчиненных. Прикурив сигарету, он открыл дверь "Волги", едва не зацепив при этом, стоявшего рядом деда.
   - Дед, чего ты здесь трешься?
   Старенький дедушка (подпольная кличка Кузьмич) только что незаметно проткнул шилом заднее колесо машины, в которой сидел грозный начальник спецгруппы федеральной службы безопасности.
   - Да так, сынок. Ничего. Очень уж мне машина твоя понравилась. Загляделся.
   Полковник выразительно посмотрел на сидящего спереди верзилу. Передняя дверь хлопнула.
   - А ну-ка, вали отсюда, дед, пока пинка под зад не получил.
   - Это от кого ж, внучок, кто тут у нас такой крутой?, - сухонький жилистый Кузьмич грозно повел густыми, напрочь седыми бровями.
   В руке Орловского запиликала рация.
   - Первый, я- второй Два объекта - мужчина и женщина поднялись из метро. Остановились.
   - Ждите, пока появится третий.
   - Понятно. Отбой.
   - Ты че, дед, охренел совсем, крыша на старости поехала. А ну пошел, - верзила потянулся к вороту старенького пиджака
   Старый дед с редкой для его возраста прытью взмахнул ногой, угодив верзиле прямо в коленную чашечку. От дикой боли верзила присел, пытаясь заглушить рвущийся наружу стон. Дедок же, недолго думая, добавил горе-бойцу по голове резным набалдашником своей стариковской трости. Верзила рухнул, как подкошенный. Полковник Орловский, только что закончивший разговаривать, с открытым ртом смотрел на происходящее
   -А ты чего, сынок, раззявился? Тоже старика обидеть хочешь? - Дед явно вошел в раж. - Я те щас.
   Дед сноровисто распахнул дверцу машины и резко ткнул другим концом трости прямо в солнечное сплетение ошалевшего полковника.
   -А ну, мать вашу, кто там еще.
   Пока полковник хватал ртом воздух, Кузьмич резко захлопнул дверь.
   - Ну, бывайте, ребятки, - и резво засеменил в сторону автобусной стоянки.
   Сидящий слева от полковника мужчина рванул было за ним, но, набирающий воздух полковник осадил его:
   - Оставь его, пусть идет старый придурок, -. Орловский с трудом отдышался, - А нам впредь наука - не расслабляйся. Как ты, Семен. - издевательски участливо обратился он к верзиле, с трудом поднявшемуся с асфальта.
   - Все в порядке, - Семен хотел сесть, держась рукой за голову на переднее сиденье. Но вдруг остановился на полдороге. На его лице, смотрящем на заднее колесо, застыло изумление.
   - Что такое? - гаркнул Орловский.
   - Товарищ полковник, заднее колесо спустило.
   Тут-то полковника и проняло.
   - Ах ты, старый козел. Это же он нам колесо проткнул. - Полковник яростно зарычал, осматриваясь по сторонам. Но старик уже растворился в многочисленном людском потоке.
  
   Ирина и Майор, заняв свободную нишу, слева от метро неторопливо разговаривали друг с другом. Ирина то и дело бросала в толпу короткие ищущие взгляды, один из которых скользнул по Миссионеру, но не остановился. В этом гриме его не смогла бы узнать и его собственная мама. Миссионер неторопливо шел навстречу, с каждым шагом все более улавливая даже не глазами, а каким-то шестым чувством в наблюдаемом им пространстве некую нервозность. Что-то неуловимо менялось, исчезло ощущение гармонии движения, которое он чувствовал еще несколько минут назад.
   И тут Миссионер увидел его. Он стоял неподалеку и, стараясь сохранять в секторе обзора Майора с Ириной, фильтровал, именно фильтровал своим цепким профессиональным взглядом проходящую рядом с ними толпу. Есть контакт. Засунув правую руку в карман ничего не подозревающий противник оказался на расстоянии вытянутой руки, он молниеносным движением достал из кармана китайской куртки электрошокер и, нажав на кнопку, ткнул мужчину в живот. Он не успел среагировать и, потеряв сознание, начал медленно заваливаться в сторону. Его остекленевший взгляд не успел выразить недоумения по поводу произошедшего. Руки Миссионера удержали его от падения. В эту же секунду окружающее пространство изменилось, наполняясь смертельной угрозой. Бережно опустив мужчину на асфальт, он закричал, обращаясь к проходящим мимо людям:
   - Вызовите "Скорую", человеку плохо.
   Сердобольные граждане, кинувшиеся ему помогать, создали на время вокруг него необходимую сумятицу, и он, со скоростью света подскочил к Ирине, которая вместе с майором Курочкиным следила с недоумением за происходящим. Взяв ее за руку, он шепнул ей в ухо:
   -Идите за мной.
   Шок, пронзивший Ирину, быстро прошел после чувствительного толчка по ребрам.
   - Это ты? - только и смогла произнести Ирина.
   - Это я, быстро за мной, иначе нас отсюда не выпустят. Живей. - Майор, выполняйте приказ.
   Троица, воспользовавшись замешательством противника, начала быстро продвигаться вперед, к машине Миссионера. Но замешательство противника быстро прошло. Боковым зрением Миссионер уже увидел своих преследователей, продирающихся за ним сквозь толпу. Почувствовав, что добыча ускользает от них, они больше не считали нужным прятаться. Один из них, отрезав добровольных помощников от тела своего товарища, взвалил его на плечи и потащил к припаркованной неподалеку "Волге" с затемненными стеклами, задние двери которого были уже открыты. Остальные бойцы равномерно рассредоточившиеся по площади, пытались взять беглеца в плотное кольцо. Орловский, стоявший рядом с меняющим колесо водителем, глядя за суматохой, рычал в рацию:
   - Второй, третий, четвертый, что у вас?
   - Полковник, мы не успеваем, они уйдут раньше, чем мы их достанем.
   - Ближние, ведите их до конца и засекайте номер машины и направление движения. Остальные перекрывайте все выезды из зоны наблюдения и ждите информацию о передвижении объекта.
   Кольцо вокруг беглецов так и не замкнулось, но это не означало конец преследования. Наступило время автомобильного "дерби". Серая "восьмерка", в которую запрыгнули Миссионер, Ирина и Майор, весьма резво взяла старт, чем навлекла на себя негодующие возгласы водителей, чьи машины степенно выезжали на проезжую часть. Миссионер, не снижая скорости резко вывернул влево, на основную магистраль, подрезав вальяжно мчавшийся шестисотый "Мерседес". Ехавший в нем на переднем сиденье крупного телосложения мужчина с массивной золотой цепью на бычьей шее очень сильно возмутился дерзким поведением "восьмерки". Его, очень влиятельного в определенных кругах человека даже гаишники не тормозили, зная, кто едет, а тут какой-то чайник чуть ли не на таран берет. Он коротко скомандовал водителю:
   - Гони за ним, Васек.
   После чего, взяв мобильник, позвонил ехавшей сзади на Джипе охране
   -Орлы, вы видели, как этот мудила меня подрезал. Надо его проучить.
   Орлы с рвением подтвердили свою готовность, радостно потирая руки в предвкушении легкой разминки для затекших от невостребованности кулаков.
   -Обгоняйте его и прижимайте к обочине. Без меня не трогайте. Все понятно?
   - Понятно, босс - с энтузиазмом бросил в трубку старший.
   В это время одна из машин, куда уже уселись люди Орловского, находившаяся в непосредственной близости от "восьмерки" Миссионера, решила в точности повторить его маневр. Но и Семен Петрович вместе с выполнившим свою боевую задачу Кузьмичом не дремали. Кузьмич успел выпустить пар из двух покрышек еще одной машины, водитель которой зазевался. Увидев, как троица во главе с Миссионером запрыгнула в "восьмерку", он тут же завел свой стоявший сзади "Москвич". Когда "Волга" преследователей со скрипом тормозов уже вылетала на проезжую часть, некстати появившийся "Москвич-412" боднул ее в бок. От удара "Волгу" занесло и она с размаху врезалась в заднюю дверь джипа, в котором сидели четыре гориллообразных охранника, один из которых говорил по мобильнику. Босса, ехавшего впереди, оглушил раздавшийся в телефонной трубке скрежет вдавливаемой внутрь двери, а также возмущенный рык говорившего.
   - Босс, эти козлы совсем охренели
   Сильный удар развернул джип охраны, задняя дверь, не выдержав столкновения, треснула и острый кусок вогнувшегося внутрь металла прошил бок сидящему рядом головорезу, заливая кровью заднее сиденье. От болевого шока он потерял сознание. Увидев истекающего кровью товарища, бойцы пришли в состояние крайнего бешенства, повытаскивав стволы.
   Пассажиров "Волги", преследовавших Миссионера как следует тряхнуло. Передок был основательно помят. Но водитель оказавшись на высоте, выправил движение. Боец, сидящий впереди, передал полковнику Орловскому и остальным машинам преследования координаты движения и номер серой "восьмерки". Джип тоже справился с управлением и из его опустошившихся окон появились направленные на пассажиров врезавшейся в них "Волги", стволы.
   Когда нацеленные на них стволы уже были готовы выплюнуть дозированное количество свинца, водитель "Волги", вывернув руль влево, до упора вдавил педаль газа, выбрасывая Джип на встречную полосу. В этот момент, последний в своей жизни, пассажир джипа, сидящий впереди и держащий в руках Беретту несколько раз подряд нажал на курок и вырвавшиеся из заточения пули вдребезги разбили переднее стекло "Волги", превратив голову водителя в кровавое месиво. Руки его, конвульсивно дернувшись, выправили руль и автомобиль на огромной скорости врезался в зад обгонявшему серую восьмерку Миссионера шестисотому "Мерседесу", где сидел крупный мужчина с массивной золотой цепью с открытым ртом наблюдавший за судьбой шедшего за ними джипа с охраной, который вылетел на встречную полосу и, потеряв управление, вошел в лобовое столкновение с мчавшимся со скоростью восемьдесят километров в час Супермазом, к которому была прицеплена полностью груженная сорокатонная фура. Автопоезд безжалостно подмял его под себя и заевший от столкновения клаксон заглушил предсмертные стоны превратившихся в кровавую кашу мускулистых тел.
   Въехавшая в шестисотый Мерседес "Волга" отклонилась вправо от своей траектории, задев переднюю дверь и разбив боковое стекло восьмерки, за рулем которой сидел Миссионер. Он, ехавший довольно быстро, сумел сориентироваться и вырулить в сторону, смягчив удар. Сидящие на заднем сидении Ирина и майор Курочкин, затаив дыхание, следили за развитием событий. Оказавшись вне опасности, Миссионер прибавил газу. Обе столкнувшиеся слева от него машины остановились. Пока водитель Мерса и его здоровенный босс, вызывавший по мобильнику подмогу, переваривал случившееся, мужчина, сидевший спереди, вышел из "Волги", передавая информацию о произошедшем полковнику Орловскому. Получив указание найти любое другое средство передвижения и, забрав с собой тело погибшего водителя, продолжать погоню, он кивнул ждущим указаний бойцам в сторону Мерседеса. Те поняли его без слов и, выбравшись из машиныи, доставая на ходу убедительные в своей правоте пушки, молча выгрузили из Мерса находившихся в глубоком шоке пассажиров на проезжую часть.
   Спустя несколько секунд машина крутого босса, покинувшая своего хозяина, уже мчалась по дороге, пытаясь не отстать от ловко лавировавшей в густом автомобильном потоке серой восьмерки. С каждой минутой приближающейся к спасительному, находившемуся неподалеку переулку, который он знал, как свои пять пальцев, и где легко, используя заранее подготовленные пути отхода, сможет отделаться от своих назойливых преследователей. Главное, добраться до него без эксцессов. Вслед за ним мчался экспроприированный мерин и, немного поодаль, еще две "Волги", в одной из которых метал громы и молнии полковник Орловский. Погоня подходила к своему апогею. Ирина, постепенно приходящая в себя, достала из сумочки сигарету.
   - Что-то ты совсем стал не похож на себя - вместе со спокойствием к ней вернулось чувство юмора.
   - Спасать мир - тяжелая работенка. К тому же денек сегодня с самого утра не задался.
   - Они не отстают, - Майор взглянул назад.
   - Да, эти уж точно не отстанут от нас, пока не нашпигуют нас свинцом.
   Миссионер, увидев нужный переулок, как следует надавил на тормоз, разворачивая руль на 180 градусов. После встряски разговор прекратился сам собой. Теперь дело за малым - не повредить свою шкуру, да и шкуры своих будущих соратников тоже. На этот пункт и нужно сейчас обратить самое пристальное внимание.
   Он посмотрел назад. Мерс и черная "Волга", в точности повторили его маневр. Второй волжанки что-то не видно. Решила зайти с тыла? Весьма вероятно. С них станется. А вот и место встречи, которое менять нельзя. Миссионер, снизив скорость, заехал в до мелочей изученный, полузаброшенный квартал старинной застройки, уже который год готовившийся к капремонту и из которого есть только два выезда. Резко завернув, он остановил машину и, повернувшись назад, достал из-за пояса приятно холодивший руку миниатюрный вариант "УЗИ". Когда из-за поворота показался "Мерседес", он, высунувшись из окна, дал короткую прицельную очередь по лобовому стеклу. Сидящим спереди бойцам не повезло. Они даже не успели никак отреагировать на данный казус, и только широко раскрытые от недоумения глаза немножечко сукоризной смотрели в сторону стрелявшего. Сзади на Мерс навалилась черная "Волга", выпустившая из своего чрева четырех воинственно настроенных мужчин, открывших по серой восьмерке незамедлительный огонь.
   - Пригнитесь! - едва успел крикнуть Миссионер. В ту же секунду на пассажиров "восьмерки" посыпалось истолченное пулями стекло. Империя наносит ответный удар. Пора менять место дислокации. Воспользовавшись паузой в стрельбе, он приподнял голову и увидел, что с другого конца квартала к нему стремительно приближаются еще одна, потерявшаяся по дороге "Волга". Ситуация становится взрывоопасной. Еще несколько секунд и о вине и девочках можно будет забыть навсегда. Такая перспектива бесперспективна. Каламбурчик как нельзя кстати. Кстати. Что еще кстати? Да, да, да, - нужно еще позаботиться о безопасности своих пассажиров. Ты в ответе за тех, кого приручил.
   - Слушайте меня внимательно, дорогие сограждане. И ради бога, не высовывайтесь. Слышите меня?
   - Слышим, - раздался в ответ не слишком уверенный голос Ирины.
   - Прямо напротив вас находится дверь черного хода. Я сейчас вылезу из машины и открою ее. Вы сидите и не дергайтесь. Как только я крикну вперед, как можно быстрее открывайте дверцу машины и ныряйте внутрь здания. Вопросы по существу есть?
   - Нет, - практически хором ответили Ирина и Майор.
   - Тогда, до скорой встречи. - Миссионер поднял голову.
   Из черной Волги, остановившейся напротив, показались два укороченных Калаша и Миссионер, снова пригнувшись, дал пару коротких очередей, для затравки, в обе стороны. Пусть теперь стреляют друг в друга. Едва услышав хоровой ответ самого надежного в мире оружия, он коротким ударом ноги распахнул противоположную от себя дверь и, сконцентрировав в ногах как можно больше энергии, выпрыгнул из машины. Свист разнокалиберных пуль усиливался. Упав на асфальт, он ощутил холодок от пули, просвистевшей всего сантиметрах в двух от его виска. Сегодня звезды были явно благосклонны к нему. Перевернувшись несколько раз, Миссионер выпустил в стороны вошедших в раж нападающих пару длинных очередей, заставив их на какое-то время замолчать. Этого промежутка времени вполне хватило для прыжка в направлении двери черного хода стоящего рядом здания. Под напором летящего тела старая рассохшаяся дверь со скрипом распахнулась, пропуская Миссионера внутрь. Одна из пуль, выпущенных им, попала зазевавшемуся и слишком близко подобравшемуся бойцу в бедро и, он, не удержав равновесия упал назад, ударившись головой о выступающий из стены кирпич. Наступление было ненадолго приостановлено.
   - Вперед! - что есть мочи прокричал Миссионер.
   Дверца "восьмерки" тут же распахнулась и два спутавшихся в клубок тела в мгновение ока вкатились в спасительные стены заброшенного дома.
   - Ну как вы?
   - Терпимо, - ответил Майор, потирая ушибленную голову.
   - Идите за мной.
   Полковник Орловский, наблюдавший за происходившим, увидев, что троица исчезла из поля зрения, зарычал в рацию:
   - Двое - за ними. Остальным оцепить весь квартал, перекрыть все входы и выходы, чтобы ни одна мышь не проскочила. Упустите его - всем головы поотрываю. Действуйте.
   Перестав стрелять и выходя из укрытий, бойцы организованно рассредоточились согласно указаниям полковника, оставшегося сидеть в машине.
   - И еще, - немного успокоившись, добавил он в рацию - Через каждые несколько минут докладывайте обстановку. Действуйте согласованно и не зевайте, иначе вас перещелкают как котят.
   Миссионер, подавая пример своим компаньонам, кинулся по лестнице наверх, увлекая их за собой. Добравшись до второго этажа, он свернул в общий коридор, по обе стороны которого располагались когда-то жилые квартиры. Слева располагались двухуровневые апартаменты, справа - обычные одноэтажные. Сейчас все это находилось в полуразрушенном состоянии и постороннему человеку, никогда не бывавшему здесь, пришлось бы потратить немало времени для того, чтобы научиться ориентироваться в этом хаосе.
   Для Миссионера, потратившего немало времени на исследование этого объекта ориентироваться в данном пространстве не составляло никакого труда. Он изучил здесь все лазейки, все входы и выходы на случай непредвиденных обстоятельств, с которыми частенько приходиться сталкиваться представителям его профессии.
   Подав знак Ирине и Майору, чтобы следовали за ним, Миссионер завернул во вторую слева квартиру. Вот и спасительная дверь туалетной комнаты. Скатившись через проделанную им когда-то дыру по ржавой канализационной трубе на первый этаж, он, дождавшись остальных, в несколько прыжков, по коридору, добрался до деревянного люка и, открыв его, спрыгнул вниз, в подвал. Через несколько секунд к нему присоединились Ирина и Майор. Без труда продвигаясь в полной темноте в нужном направлении, Миссионер уткнулся руками в дверь. Нащупав замок, он пару раз выстрелил в него. Оказавшись в канализационном подземном переходе они бегом добежали до следующей, находившейся метрах в ста впереди, двери. Открыв ее, беглецы оказались в подвале жилого дома, находившегося на противоположной стороне улицы. Бегом, под взглядами изумленных местных аборигенов, они пересекли двор, и выйдя на проезжую часть, сели в первый попавшийся троллейбус, ассимилировавшись с толпой пассажиров.
   Идущие по следу бойцы, обшарив весь дом, так никого и не обнаружили, пока один из них случайно не споткнулся об торчащее из пола железное кольцо на первом этаже. Разгадка исчезновения пришла слишком поздно. Полковник Орловский, с честью выдержал этот удар, с трудом подавляя желание почесать кулаки об кого-нибудь из своих незадачливых подчиненных. Смяв только что прикуренную сигарету, он скомандовал отбой.
   - Все, возвращаемся на базу и ждем дальнейших указаний.
   Оставив шестисотый Мерс пылиться в подворотне, две "Волги", едва вместившие всех бойцов растворились в автомобильном потоке Садового кольца.
  
   18.08. Москва. Квартира Миссионера. 23.40 местного времени
  
   Наконец-то наступила тишина, нарушаемая лишь монотонным гулом работающего компьютера. Олигарх N-ский, перестрелки, погони, утреннее похмелье - все осталось позади. Хотя нет, абстинентный синдром все-таки остался, вынуждая Миссионера идти на крайние меры. Он вышел из-за стола, открыл бар и достал оттуда початую бутылку кристалловской водки и рюмку. Опрокинутая внутрь жидкость вернула ясность мысли. Теперь можно приступать к работе. Он вставил в дисковод полученную от Майора дискету и защелкал клавиатурой.
   Полмиллиарда долларов наличными или в ликвидных бумагах. Всего-то делов. Отвлекать его от мирской жизни ради такого пустяка. Его, суперагента, от одного имени которого, произнесенного вслух, начинают дрожать кувалдостойкие стеклопакеты, террористы и прочая шушера падают ниц и молят о пощаде, без детектора лжи и применения психотропных препаратов раскалываются шпионы, его... Мысленный видеоряд в голове готовился к продолжению, вызывая из глубин подсознания все более и более фантасмагоричные образы и сравнения. Стоп, хватит, - скомандовал себе Миссионер. Остапа понесло и понесло явно не в том направлении. Так, что там у нас. Миссионер внимательно вглядывался в монитор. Деньги, деньги. Быстрые деньги. Что там у нас по этому поводу. Оружие, наркотики, религия, экспорт молодых девушек на Запад и на Восток. Полный джентльменский набор.
   Договориться с арабскими шейхами о продаже крупной партии самых лучших в мире русских женщин в восточные гаремы? Внедриться в какую-нибудь крупную международную религиозную секту типа "Свидетелей Иеговы" и выкрасть партийную кассу? А что, если сделать пластическую операцию и поменяться местами с каким-нибудь там преподобным Муном или еще кем-нибудь в том же роде? А его - в отдельную благоустроенную камеру в Лефортово. Неплохо. Идем дальше.
   Взять напрокат у наших служивых умещающийся в дипломате миниатюрный ядерный заряд и попробовать продать его одному из маразматичных мусульманских лидеров типа Саддама Хусейна, чтобы он из своих вотчин, тряся кулаком, смог грозить оттуда каким-нибудь шведам. Правда, после получения, придется мочить всех почем зря. Не отдавать же в самом деле в чужие руки суровую ядерную игрушку. А вот еще остаться при этом в живых, не факт. Этот вариант отметаем, дальше.
   Что у нас дальше? Наркотики. Так, так, так. Вот с этого места поподробнее. Кто у нас ходит по героиновой тропе? Ну конечно же, соседи, соседушки, сам Хрущев, как говорится, велел. Только теперь порошок от афганских аборигенов доставляют через границу не в цинковых гробах, а в многотонных фурах, везущих из солнечных братских республик фрукты и овощи на московские рынки. Отвечает за доставку крупный столичный мафиози, подконтрольный компетентным органам, некий Григорий Иванович по кличке Грог. Знаем такого, слыхали. Вот ведь шельмец чем занимается. Нехорошо, Гриша, нехорошо. Так, смотрим дальше. Дальше партии героина, прибывшие в Москву, сдаются на руки государевым людям, превращающим мановением волшебной палочки сей продукт в дипломатический груз, без досмотра прибывающий в Нью-Йорк, в наше посольство, откуда, под покровом ночи, переправляется нашему человеку с Брайтон-Бич, одному из заправил еврейской мафии Мише Фельдману, который продает героин итальянцам, вернее, их "семьям". Посмотрим, есть ли тут у нас знакомцы.
   Есть! Вот это уже кое-что, за это можно и нужно зацепиться. Дон Чезаре, глава самого могущественного на данный момент мафиозного клана. Два с лишним годика назад просил он нас, по старой дружбе с ПГУ КГБ, выделившемуся после 1991-го в отдельную организацию, помочь, естественно, небескорыстно с нашей стороны, решить ему кой-какую очень важную для него проблему. Конечно, положа руку на сердце, проблемка эта была создана искусственно соответствующими специалистами из СВР для решения одной запутанной задачки, уходящей корнями еще в далекий, 1945 год. Но об этом молчок, потому как задачка эта, увы, еще не решена до сих пор. И я там был, мед-пиво пил. Плохо, конечно, что Дон Чезаре так и не смог познакомиться с ним, то бишь Миссионером лично, но дело это поправимое. Должок, Дон Чезаре, должок.
   Отсюда и будем танцевать. Денежки у них водятся и денежки немалые и, что особенно важно, для получения от них такой суммы (500 млн $) не нужно будет прибегать к помощи банковской системы. Главное - сделать предложение, от которого Дон Чезаре не сможет отказаться ни при каких обстоятельствах. Есть, есть для него такое предложение. Афганский героин - слишком банально, он есть у всех. А вот розовый порошок из Золотого треугольника - в самый раз. Генерал Шу, командующий там парадом, практически наш человек. Да и мистер Льонг, правая рука узкоглазого Фиделя Кастро, вряд ли будет против одноразового сотрудничества со старыми знакомыми. Вот только что предложить им взамен.
   Читаем дальше. Чем там у нас интересуется генерал Шу. Коллекционирует образцы современного оружия. Танки, вертолеты, различные виды стрелкового оружия. Практически все это у старого маразматика имеется в наличии. Кроме... Кроме самолетов. Нет их у него ни одного. А ведь хочется, наверняка хочется поиметь какую-нибудь модельку. Вот на эту слабость и надавим. Что тут у нас имеется в данном разделе?
   Миссионер еще несколько минут вглядывался в монитор, пока не наткнулся, наконец, на нужную ему информацию, гласящую о том, что в самое ближайшее время "Росвооружение" готовит к отправке во Вьетнам два истребителя "Су-24". Один из них вполне можно изъять. За такой царский бакшиш Генерал Шу вполне может отвалить пару-тройку тонн высококачественного товара, да еще и со своим личным клеймом, который мы толкнем Дону Чезаре.
   "Су-24" - розовый героин - деньги. Цепочка дальнейших действий ясна. Нужно только тщательно проработать детали. Миссионер встал из-за стола только после того как был полностью готов план операции. Но для того, чтобы вдохнуть в него жизнь, ему требовалась помощь. Помощь генерал-полковника Скоробогатова, бывшего руководителя и инициатора наиболее секретных операций ПГУ КГБ, находящегося в данный момент на заслуженном отдыхе. На свой даче, под Москвой. Он посмотрел на часы, пол-шестого утра. Глаза после бессонной ночи слипались. Миссионер прошел на кухню и сварил себе большую чашку кофе, вдохнувшую в него так необходимую сейчас бодрость. Одевшись и закрыв за собой дверь, он вышел из квартиры.
   Через час он уже стоял перед воротами нужного ему дома. Услышав звонок, из дверей вышла пожилая женщина.
   - Кто к нам приехал! - обрадовано всплеснула она руками - Миша, Миша! Иди сюда.
   Генерал летящей походкой направился к гостю. Оглядевшись по сторонам, профессиональная привычка, он открыл ворота, запуская Миссионера.
   - Ну-ка, давайте мойте руки и на веранду, завтракать, - скомандовала хозяйка тоном, не терпящим возражений.
   - Люда, - одернул ее Михаил Львович. - Роман ведь по делу приехал, а ты тут со своим завтраком лезешь. Отставить!
   - Хорошо, хорошо. Давайте быстрее обделывайте свои дела и за стол.
   Гость уже прошел в дом и, ведомый хозяином поднялся на второй этаж. Михаил Львович обнял Миссионера, по-отечески похлопал его по плечу.
   - Возмужал, возмужал. Ну, говори, зачем пожаловал.
   - Нужна ваша помощь, товарищ генерал.
   Вникая в суть вопроса, Скоробогатов время от времени хмурил брови, посматривая на говорящего. Выслушал, не перебивая. После минут пять сидел молча, обдумывая услышанное.
   - Ну ты загнул, Роман Максимович. Хотя ничего не скажу, задумка эффектная, прямо как в крутом боевике. И с этими американскими итальянцами и тем более с генералом Шу мы в свое время работали очень плотно. Да и генерал Шу, как он себя величает и генералом-то стал только благодаря нам. Не угляди мы вовремя в этом амбициозном молодом человеке задатки азиатского Че Гевары, сгинул бы он уже давно в своих джунглях. Хотя наши все это дело похерили, бросили на самотек. Американцы уж очень постарались. Не хочу даже вспоминать. А связи-то, правильно они у себя подметили, кой-какие остались. Льонг, его правая рука, у нас в Москве учился. Подготовили тогда мы его хорошенько и отправили генералу в помощь. Сейчас там, правда, китайцы весь товар скупают, никого не подпускают, а товар там первоклассный, особенно с личным клеймом этого выжившего из ума идиота. Возомнил себя Фиделем Кастро. Бороду себе отрастил. Даром что глаза узкие.
   А то, что наши доблестные вояки, спевшись с бандитами сподобились афганский героин под видом дипломатических грузов в Америку сплавлять, так это не новость. Это оно всегда так и было. Никита этому делу отмашку дал, на корню хотел Америку загубить. Да и сами ЦРУшники этим не брезгуют. Дон Чезаре, говоришь, у наших товар берет. Знаем, знаем такого. Помогал он нам кой-какие партийные денежки пристраивать. Да ты же сам- генерал пристально взглянул на Миссионера - по его просьбе с двумя своими товарищами года два с половиной назад в Америку ездил порядок наводить, в обмен на какую-то его услугу. Не так ли?
   Миссионер кивнул, дивясь осведомленности генерал-полковника.
   - Не удивляйся, - продолжил Скоробогатов - ты думаешь, я за протирку штанов свои звездочки получал, а?
   - Я так не думаю, товарищ генерал, - примирительно ответил Миссионер.
   - То-то. Ладно, если уж ты собрался самолично навестить его, дам я ему знать, по своим - Скоробогатов перешел на шепот, - каналам, что хочешь ты сделать ему заманчивое предложение и что тебе можно доверять. Сам лично поручюсь за тебя, передам ему твои приметы. Когда встретишь его, назовешь ему его оперативный псевдоним - "товарищ Цезарь", - это сразу освежит его память, передашь привет от "Старшего Брата". Проблем не будет. Главное - сам не облажайся.
   - Спасибо, Михаил Львович.
   - Не за что, Роман, не за что. Для того и пестовал вас, чтоб вы пользу государству приносили. Это моя первейшая обязанность - помогать вам. Если б вы еще почаще к советам стариков прислушивались - проворчал генерал-полковник - не наломали бы таких дров. А то телевизор-то стыдно смотреть.
   - А?
   - А насчет истребителя ты отлично придумал. Генерал Шу на это обязательно клюнет. Тем более, если его помощник Льонг ему как следует уши продует. Как с Льонгом связаться, это ты у своих нынешних кураторов спросишь. Хотя - у Скоробогатова загорелись глаза - попробую-ка я сам этот вопрос решить. Как ты считаешь, - генерал хитро подмигнул Миссионеру - получится у меня?
   - У меня никогда не было случая усомниться в ваших возможностях, товарищ генерал-полковник - польстил Миссионер старику.
   - То-то же. Подожди меня здесь, я сейчас. Сколько тебе нужно порошка в обмен на "Сушку"?
   - Три тонны.
   Скоробогатов вышел в другую комнату, плотно прикрыв за собой дверь. Оставшись один, Миссионер, незаметно для себя, провалился в сон. Когда он очнулся, Скоробогатов уже сидел напротив него, с довольной улыбкой на лице.
   - Ну что, сынок, считай, что тебе повезло. Согласился генерал Шу на твое предложение, не без помощи Льонга, естественно. Я лично поручился за тебя. Во тебе телефон девушки, Ли Вэй ее зовут. Она работает на Льонга. С ней согласуешь время, место и способ доставки самолета. Короче, все организационные вопросы будешь решать с ней. Все понял?
   - Понял, Михаил Львович. Будет сделано, - бодро ответил Миссионер.
   - И еще, - Скоробогатов протянул ему конверт, - это твоя охранная грамота. Передашь ее генералу, когда доставишь ему товар, чтобы он тебе и твоим товарищам головы не поотрывал. - А теперь идем завтракать, а то хозяйка меня убьет.
  
   Вернувшись обратно, Миссионер застал Ирину на кухне, где она готовила завтрак.
   - Куда это в такую рань отправился суперагент - игриво спросила она, когда тот вошел на кухню.
   - Дела, красавица, дела, - он сел на стул, глядя на ее стройные ноги, - не думал, что ты умеешь готовить.
   Ирина обернулась к нему лицом, халат сверху распахнулся, почти полностью открыв для обзора упругую грудь.
   - Сдаюсь, - Миссионер закрыл лицо руками.
   - Боишься красивых женщин, а, Миссионер, - Ирина медленно приближалась к нему.
   В этот момент по направлению к кухне послышались шаги проснувшегося майора Курочкина. Запахнув халат поплотнее, Ирина вернулась к приготовлению завтрака. Заспанный Майор, хмуро поздоровавшись, поковылял в ванную. Пока Майор с Ириной завтракали, Миссионер, вернувшись за компьютер, свел разрозненные, разработанные им фрагменты предстоящих действий в единое целое и распечатал в нескольких экземплярах. После чего, усадив своих будущих партнеров перед собой, взял слово.
   - Тщательно проработав полученную информацию я пришел к выводу, что для выполнения поставленной перед нами задачи необходимо следующее.
   Миссионер взял паузу, чтобы прикурить сигарету. Ирина, которой не понравился откровенно назидательный тон говорящего, не удержавшись, съязвила.
   - Роман Максимович, разрешите задать вопрос?
   - Во-первых, продолжил ничуть не смутившись Миссионер, - давайте прежде всего избавимся от обращения друг к другу на вы. Работать нам вместе, бок о бок, придется серьезно и долго и я считаю, в данном случае, это неуместным. А во-вторых, я говорю сейчас о вполне серьезных вещах и не нужно акцентировать мое внимание на тон, который был выбран мной для доведения до вашего сознания стратегии и тактики наших дальнейших действий.
   Миссионер строго посмотрел на Ирину, покрасневшую, как первоклассница, до корней волос.
   - Вот - он протянул каждому только что отпечатанные листы - план операции, который я набросал в общих чертах. Как видите, без помощи обоих ведомств, СВР и ГРУ, не обойтись. Что касается военной разведки, - Миссионер взглянул на посерьезневшего майора
   - Как вы могли прочитать, нам нужен будет транспортный самолет, желательно "Антей" и, если дело дойдет до своей конечной стадии, возможность переправить взятый в Мьянме груз на подводной лодке нашему покупателю. Вы должны будете донести эту информацию до вашего руководства с соблюдением строжайших конспиративных мер. Исходя из того, что на начальном этапе проекта "Третий глаз", не знаю откуда, но произошла утечка, едва не стоившая нам всем жизни.
   Миссионер перевел взгляд с Майора на Ирину.
   - То же самое относится и к тебе.
   - Может стоит на время приостановить проект?
   - Уйти на дно и ждать, пока наши доблестные спецслужбы не разберутся между собой, кто прав, а кто виноват? В нашей ситуации это - непозволительная роскошь. Свяжешься с Александром Михайловичем. Пусть американская, а также резентура Юго-Восточной Азии будут готовы в любой момент выполнить то, что от них потребуется. Вся согласительная информация нужна мне уже сегодня вечером. Да, и еще. Я внимательно просмотрел список людей, которых мы могли бы привлечь к делу и остановился вот на ком. Хочу выслушать ваше мнение.
   Миссионер подошел к монитору и защелкал клавиатурой. Ирина и Майор встали рядом. На экране первым высветился довольный жизнью тридцатилетний франт, одной рукой державший за талию роскошную дамочку немного постарше его.
   - Один из лучших ваших нелегалов, - Миссионер взглянул на Майора, - сейчас временно находится в Москве. Отлично владеет английским, причем может придавать своей речи различные акценты. Не теряется в экстремальных ситуациях, склонен к импровизации. Единственный недостаток, превращенный вашими инструкторами в достоинство - слабость к женскому полу. Ирина, как он тебе?
   - Смазливый мальчик, но, по-моему какой-то несерьезный. Легкомысленный.
   - Ира, пойми, как говорил тот самый Мюнхгаузен, умное лицо - это еще не признак ума. К тому же, - в глазах Миссионера, смерившего ее взглядом, появились лукавые огоньки.
   - Ты намекаешь на мой недостаточный интеллект, - вскипела Ирина, - или на что-то еще.
   - Мне не хотелось бы требовать от столь красивой женщины еще и ума.
   Ирина, глядя на расплывшиеся в улыбке лица мужчин, улыбнулась сама. К тому же ей было приятно слышать от Миссионера комплимент в ее сторону, хоть и произнесенный в такой форме.
   - Я думаю, вы сработаетесь вместе.
   На лице Ирины отразилось недоумение.
   - Вам придется на какое-то время стать мужем и женой.
   - Надеюсь, ты не будешь требовать от меня выполнения всех супружеских обязанностей.
   - Это уже - по согласованию сторон.
   Миссионер едва успел увернуться от направленного в живот кулака Ирины и как ни в чем не бывало, продолжил:
   - Оперативный псевдоним - Кент.
   - Следующий, - Милорд, - он снова защелкал клавишами компьютера - Ярослав Владимирович Рогозин, потомственный дворянин. Его прадед, русский офицер, эмигрировал из России после революции. Родился в Швейцарии. Желание работать на СВР выразил сам. Отлично владеет холодным оружием, а также боевыми искусствами. Интеллигент до мозга костей. Тридцать восемь лет. На данный момент также в Москве. Проходит курс реабилитации после легкого ранения в ведомственном госпитале. Я думаю, с ним проблем тоже не будет. Владеет тремя языками, что так же очень важно.
   - Неплохой выбор, - согласился Майор, - в процессе обработки информации эти кандидатуры были в числе основных.
   - Вот видите, дорогие мои сограждане, - у Миссионера, окончательно убедившегося в правильности своего выбора, заметно улучшилось настроение - я уже начинаю оправдывать ваши ожидания.
  
   - Да... То, что вы сообщили, Ирочка, не может не настораживать, - Александр Михайлович, идейный вдохновитель предстоящей операции, озабоченно прохаживался по кабинету.
   - Может, нужно отложить на время это дело, пока не проявится источник утечки.
   - Я думаю, что этого делать не стоит. Залатаем дыру в одном месте, появится другая. Наша система прогнила насквозь. Придется вам действовать на свой страх и риск. Насчет того, что необходимо. - Наши люди в этих регионах будут приведены в состояние полно боевой и информационной готовности. А источник утечки, он обязательно проявится в процессе осуществления проекта. Рано или поздно. Вот тогда мы его и устраним.
   Александр Михайлович подошел к Ирине, взял ее за плечи.
   - Берегите себя, Ирочка, не в свое дело вы ввязались. Корю себя за это. Но другого пути нет. Передай Миссионеру, что я лично позабочусь обо всех участниках операции. Независимо от результата.
   - Спасибо, Александр Михайлович.
  
   Генерал-Майор Полянцев только что вернулся от Минотавра. Тот был взбешен - сверхсекретная акция, готовившаяся в условиях строжайшей конфиденциальности, оказалась на грани срыва. Ни от Майора Курочкина, ни от Ирины не было никаких вестей. Он прошел к себе в кабинет, достал из сейфа коньяк и рюмку. Налив до краев, залпом выпил. Мысли, хаотично роившиеся в голове, прервались трелью мобильного телефона, номер которого знало лишь очень ограниченное число людей.
   - Да?
   - Товарищ генерал, это я, - полушепот Майора Курочкина прозвучал, как привет с того света. У Полянцева пересохло во рту.
   - Через час у памятника Пушкину, - озираясь по сторонам ответил генерал и отключился.
   Волнение отступило. Расправив плечи, он допил прямо из бутылки остатки коньяка. Самообладание и уверенность вернулись к нему. Спокойно. Главное - не суетиться. Майор, нервно меряющий шаги рядом с потомком Ганнибала, не заметил подошедшего сзади Полянцева.
   - Живой, живой, - генерал долго не выпускал из своей мертвой хватки руку Майора. - А Ирина, что с ней?
   - Все живы, товарищ генерал.
   Обменявшись информацией, они перешли к делу. Майор полностью передал слова Миссионера.
   - Задумано неплохо, а, Майор? Какого класса специалист! Аль, у нас в ведомстве таких нет. Ну-ка, давай зайдем в кафе, отметим встречу. А на счет того, о чем просил Миссионер, - передай, что я все устрою.
  
   Ведомственный реабилитационный центр СВР в Подмосковье был строго засекреченным объектом, поскольку изредка там зализывали раны те, кому по своему служебному положению никак нельзя было светиться перед широкой публикой. Пару раз приходилось там бывать и Миссионеру, поэтому проблем с проникновением внутрь у него не возникло. Наблюдающий Ярослава Рогозина врач, узнав своего бывшего пациента, без колебаний согласился на его просьбу. Переодевшись в белый халат, Миссионер, придав своему лицу подобающую случаю серьезность, пригласил пациента в кабинет
   - А где Моисей Лазаревич?
   - Его срочно вызвали в Москву, он попросил меня его подменить.
   - Что-то я вас здесь раньше не имел чести видеть?
   - Я - аспирант Военно-медицинской академии, только вчера прибыл на стажировку, - не моргнув глазом, соврал Миссионер. - Присаживайтесь, сейчас проверим ваше самочувствие.
   С горем пополам прицепив к торсу и голове пациента электронные датчики и с умным видом глядя на показания прибора, он удрученно замолчал.
   - Что-то не так, доктор?
   - Да,да, - скрестив руки на груди, протянул Миссионер, - у вас застой, полный застой.
   - Застой чего, простите?
   - Давненько не были в настоящем деле, Милорд, - огорошил его аспирант.
   - Не понял?
   - А в вашем досье я прочел, что вы быстро реагируете на изменения ситуации, или они в вас ошиблись?
   Милорд, отцепив датчики, протянул руку.
   - Ярослав. Хотя, как я понял, представляться мне не имеет смысла.
   - Роман. Свободный контрагент с лицензией на убийство.
   - И с убойным чувством юмора, - улыбнулся Милорд. - Когда собираться?
   - Прямо сейчас.
  
   Кент, в миру Марк Скальский, потягивал алкогольный коктейль в баре крупного московского казино, оценивающе посматривал на окрестных дам. Народу было не очень много - вечер еще только начинался. В карманах приятно перекатывались свежевыигранные фишки. Есть на что пригласить женщину в ресторан. Остальное, как говорится, дело техники. Он уже приглядел себе жертву, ухоженную самочку лет тридцати пяти, пару раз уже бросавшую на него заинтересованный взгляд. Не прочь дамочка поразвлечься, в этом их желания абсолютно совпадают. Он допил коктейль, поставил пустой бокал на барную стойку.
   - Гражданин Скальский?
   Двое мужчин с суровыми лицами взяли его с двух сторон в клещи.
   - Чем обязан?
   - Просим вас покинуть данное заведение.
   - Это в связи с чем, позвольте узнать?
   - В связи с тем, - Миссионеру с трудом удавалось сдерживать улыбку, - что вас срочно просят вернуться на государственную службу.
  
   Собрав группу в полном составе и представив Ирине с Майором новых членов команды, Миссионер провел тщательный инструктаж, распределив между ними роли и обязанности. Нефть в обмен на продовольствие. Истребитель "Су-24" в обмен на три тонны розового героина. Подготовительный период закончен. Осуществление проекта "Третий глаз" вступает в фазу активных действий.
  
  

Оценка: 6.29*15  Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.