Нарожный Виктор Анатольевич
По Дороге В Рай

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Оценка: 6.17*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не дай нам Бог пережить собственных детей. А если всё же это случилось, дай нам Бог сил расчитаться за их смерть сполна...

   Виктор Нарожный
   ИГРА НА ВЫЛЕТ (По дороге в рай)
  
  
  
   Синей птицы не стало меньше,
   Просто в свете последних дней
   Слишком много мужчин и женщин
   Стали, сдуру, гонять за ней.
   ..............................................
   Подкрадётся она, обманет.
   И вот уже навсегда ушла.
   И только небо тебя поманит
   Синим взмахом её крыла.
   А. Макаревич.
  
  
  
  
   Пролог
  
   Известие о смерти дочери застало Корнилова при выходе из кабинета. Пронзительно звякнул телефон и дежурный УВД попро-сил Ивана Сергеевича прибыть в городской морг. На опознание. Буднично так, попросил, будто каждый день отцы ездят смотреть на тела своих, умерших, дочерей...
   Олеся лежала на холодном кафельном постаменте, с жёлтым, в свете неоновых ламп, лицом... Его дочь! Его кровинка!.. Покойни-ков на своём веку Корнилов перевидал много. Даже слишком. На-столько, что они давно уже перестали вызывать в нём хоть какие-то чувства. Вот и сейчас, Иван Сергеевич стоял у накрытой несвежей морговской простынёй девушки, и с трудом отдавал себе отчёт в том, что это его дочь... А может, просто срабатывала защитная ре-акция организма?
   -Как ЭТО случилось? - тихо спросил он у мнущегося рядом опера.
   -Передозировка. Обычная история.
   "Обычная история"...Обычная смерть... Пластиковый тюбик шприца, мутноватая жидкость внутри... Всё обычно и буднично. Всё, как всегда... Если не принимать во внимание, что ЭТО про-изошло с твоим собственным ребёнком...
  
  
  
   ...Осознание потери пришло лишь после похорон. Иван Сер-геевич метался по враз опустевшей квартире, мимо впавшей в ана-биоз, жены и полубезумным взглядом искал Олесю... И не нахо-дил... Не дай нам Бог пережить собственных детей!..
  
  
   *****
  
   -Где продают героин? - переспросил мрачноватый, с посерев-шим от хронического недосыпа лицом, Фоменко. - Да везде! В по-следнее время город буквально наводнили этой дрянью. Торгуют на каждом углу, в каждой подворотне. Если такими темпами дело пой-дёт и дальше, лет через десять наркоманами станут все.
   Старший оперуполномоченный Фоменко знал, о чём говорит. Его отдел специализировался на "наркотической" теме. Правда, без особых успехов. Накрывали притоны, пачками отлавливали распро-странителей, но героиновая эпидемия продолжала расти и ширить-ся.
   -Это всё пешки, "пушечное мясо", - вздыхал Фоменко, опроки-дывая в себя очередную рюмку. - Чтобы покончить с "дурью", не-обходимо работать по главным фигурам...
   -Так кто же тебе не даёт?
   Старший опер посмотрел на Корнилова мутно-красными глаза-ми и покачал головой:
   -Сергеич, я, конечно, сочувствую твоему горю. Но и ты меня пойми. Чтобы взять за жопу наркобарона, нужно иметь железобе-тонные доказательства. И такую же поддержку со стороны властей. А у меня, на данный момент, ни того, ни другого. Эти мерзавцы слишком хорошо умеют путать следы и слишком много у них по-кровителей там... - Фоменко кивнул вверх, в сторону подслеповато-пыльной люстры. - Я отлично знаю фамилии наркобаронов, знаю их адреса. И что из этого? А, ничего! Пшик! Подступиться к ним практически невозможно. Официально, все они весьма уважаемые люди. "Деловая элита" города. Живут в белокаменных теремах, рас-катывают на шестисотых "мерседесах"...
   Старший опер долго бы ещё изливался в бессильных жалобах, но Ивану Сергеевичу его "слёзы" были не нужны. Следователю го-родской прокуратуры Корнилову требовались имена и факты.
   -Кто у нас руководит поставками и продажей героина? - жёстко глядя глаза в глаза, спросил он.
   -В смысле?... - мгновенно насторожился опер. - Ты что, Серге-ич, надумал счёты сводить?
   -Не твоё дело. Назови мне фамилии...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   -1-
  
  
  
  
   -Иван Сергеич, голубчик, - застонал прокурор. Прозвучало это так, словно он безуспешно пытался отмахнуться от назойливой му-хи. - Ну, сколько можно? Чист твой Скелет, понимаешь? Чист.
   -Олег Артемьевич, да он же бандит! Нарокторговец!
   -Опять - двадцать пять! - начинающий терять терпение проку-рор легонько прихлопнул по крышке стола. - Я и сам об этом знаю. Не хуже тебя. Вот только времена изменились, батенька. Знаний для суда, теперь недостаточно. Нужны доказательства. Крепкие, неопро-вержимые доказательства. Они у тебя есть?
   -Будут.
   -Когда?
   -Скоро.
   Подобные заверения городской прокурор слышал от Корнилова много раз. Однако дальше обещаний дело не шло.
   -Вот когда будут, тогда и приходи, поговорим, - решительно за-круглил беседу Олег Артемьевич и встал из-за стола. - Извини, ба-тенька, у меня совещание через десять минут.
   По большому счёту, прокурор понимал своего следователя. По-терявший из-за наркотиков дочь, Корнилов горел желанием отом-стить. Нет, он, конечно, не скатывался до сведения счётов с паца-нёнком, подсадившим Олесю на героин или, с дилером, продавшем ей первую и, как оказалось, последнюю, "дозу". Нет. Корнилов по-рывался расквитаться со всей системой наркоторговли в городе. В его планах были аресты местных наркобаронов, заправляющих этим бизнесом и разрушение всей их сети.
   "Сизифов труд, - вздохнул Олег Артемьевич, чинно ступая по коридорам прокуратуры. - Даже если Корнилову это и удастся, то вскоре, вместо Скелета появится кто-то другой. И всё начнётся сна-чала. Свято место пусто не бывает. Тем более, такое доходное ме-сто".
   ...А Корнилов метался тем временем, по своему тесному каби-нетику и искал выход. Выход из западни, в которую, вот уже полго-да, как он самозабвенно загонял сам себя. Боль от потери дочери жгла и мучила душу, заставляя с маниакальной настойчивостью охотиться за главным виновником смерти Олеси - Скелетом. Имен-но он и никто другой, был истинным убийцей Олеси. И именно ему предстояло отвечать за вложенный кем-то в руки девочки, шприц.
   О Скелете, Корнилов знал всё. Где родился, где учился, с кем общается и что ест на ужин. Однако количество накопленной ин-формации никак не желало переходить в качество. Олег Артемьевич прав, без убойных, неопровержимых доказательств, отправить Ске-лета на нары не удастся. Слишком мощная фигура и слишком высо-кие у него покровители.
   А добывать эти доказательства надо. И Корнилов даже знал уже, кто ему в этом деле поможет...
  
  
  
   -2-
  
  
  
   За окнами царила ночь. Небо затянули тяжёлые облака. Под-таявший, перепачканный грязью снег, утратил былую белизну, а подслеповатые фонари были не в состоянии разогнать густую, без-лунную темень.
   "Да, ночка выдалась, что надо, - невесело подумал Топольков, - воровская". Собственно, то, чем он занимался сейчас в кабинете начальника службы безопасности собственной фирмы, другим сло-вом и не называлось. Чистой воды воровство со взломом.
   Правда, Юрий Петрович скромно сидел в сторонке, у окошка, приглядывая в щель между жалюзями за обстановкой на улице. Но, кроме ночной мглы, изредка рассекаемой фарами проносящихся мимо машин, смотреть было не на что и Топольков, то и дело пере-водил взгляд на корпящего у компьютера Пирата.
   Он совсем не походил на киношного хакера. Там все молоды и волосаты, а Пират, в пику своему прозвищу, был очень опрятен. Средних лет мужчина, в старомодных очках, с ёжиком седых волос над холёным лицом. Встретишь такого на улице - даже взгляд не за-держится. Но стоило ему сесть за компьютер, и у Тополькова пере-хватило дыхание. Пальцы Пирата летали по клавиатуре с бешеной скоростью. При этом каждый из них словно жил свое отдельной жизнью. На мониторе мелькали какие-то цифры, таблицы, символы. Всё это Пират мгновенно оценивал, шептал: "Не то" и снова от-правлял пальцы в полёт над клавишами.
   Минут через десять Тополькову наскучило наблюдать за по-единком человека с машиной, и он переключился на созерцание но-чи за окном. Свет в кабинете, из соображений безопасности, зажи-гать не стали. Пирату хватало голубоватого мерцания экрана, а То-польков в нём вообще не нуждался.
   Собственно, опасаться было некого. Хозяин кабинета два дня назад укатил в Москву и объявится только через неделю. Охранник в холле крепко спал. О нём Юрий Петрович позаботился заранее. Задержавшись вечером у себя, дождался, когда офис покинут по-следние обитатели и отправил, присевшего перекусить охранника прогреть ему машину. Ослушаться директора фирмы парень не мог и пока старательно исполнял задание, Топольков подсыпал ему в питьё дополнительный компонент - сильнодействующее снотвор-ное. Так что, особых страхов можно было не испытывать. Однако он отчаянно трусил. Мысль о том, чем вся эта затея кончится, застукай их сейчас кто-нибудь из людей Костенко, сводила Тополькова с ума и заставляла бешено колотиться сердце. Впрочем, внешне, он изо всех сил старался казаться спокойным, полностью контролирующим ситуацию человеком, которому не впервой заниматься подобными делами. И надо отдать должное - получалось весьма сносно. Он да-же умудрился прозевать момент, когда Пират нащупал нужное сло-во.
   -Это ж надо, - скривился хакер в презрительной улыбке. - Мужик с юмором попался. Знаешь, какой пароль придумал? "Ске-лет".
   Юрий Петрович вздрогнул и опасливо пробежался глазами по комнате. Одно это слово нагоняло на него ужас. Показалось вдруг, что сейчас откроется дверь и хозяин кабинета появится на пороге собственной персоной.
   Топольков мысленно выругался. Нервишки стали ни к чёрту. Ещё немного и психушка обеспечена. Он выбрался из нагретого кресла и понёс своё толстое, шароподобное тело к столу.
   -Что ж, давай посмотрим. Стоило ли это барахло потраченных денег?
   Он погонял "мышку", бегло просматривая содержимое фай-лов. Лицо его становилось всё серьёзнее и серьёзнее. Даже поверх-ностного взгляда хватало, чтобы прийти к выводу: после обработки данных хорошим аналитиком на Костенко и его команде можно бу-дет ставить жирный крест. Так же, как и на нём - Юрии Петровиче. Ведь всё, что творит начальник службы безопасности, делается под крышей его, Тополькова, фирмы. Конечно, в прокуратуре ему обе-щали свободу и безопасность. Только Юрий Петрович давно уже отучился верить в чьи-то обещания. Тем более - этого скользкого и опасного, как змея, Корнилова.
   Собственно, он всю кашу и заварил. Следователю городской прокуратуры Корнилову нужен был Скелет, известный в миру, как Костенко Игорь Семёнович. Именно его компьютер и курочил сей-час хакер. Поговаривали, что у Корнилова умерла от передозировки героина дочь и отцовское горе выплеснулось "яростной любовью" следователя к человеку, курировавшему городскую наркоторговлю. Посадить местного мафиози, стало для Корнилова идеей фикс, на которую он тратил всю свою кипучую энергию. И ради этой, в об-щем-то, благой цели, немилосердно прессовал Тополькова, склоняя его к негласному сотрудничеству.
   -Поймите, Юрий Петрович, - говорил следователь. - Я пре-красно знаю, чем занимается Костенко, и упрячу его за решётку. Не бывает преступников, которых невозможно посадить. Вот только боюсь, вначале придётся садиться на нары вам. Скелет благоразумно уходит от ответственности, подставляя под удар вас, господин ди-ректор. И когда "Фармэкс" накроется медным тазом, только от меня будет зависеть: пойдёте вы свидетелем, помогавшим раскрытию опасной банды наркодельцов или же, главным обвиняемым. Заметь-те, ГЛАВНЫМ. Ибо, прикрывая Костенко, вы подставляете под удар самого себя. Скелет не преминет повесить на вас всех собак, а сам спокойно умоет руки. Ведь он всего лишь начальник службы безо-пасности и официально, никакого отношения к преступной деятель-ности фирмы не имеет. Понимаете вы это или нет?
   Юрий Петрович прекрасно всё понимал и боялся такого исхо-да. Однако выступить против Скелета было ещё страшнее. И он пы-тался лавировать, кормя Корнилова малозначащей информацией. Но в один прекрасный момент, следователь обернул данные Тополько-вым сведения против него же.
   -Уважаемый Юрий Петрович. Всё, что вы предоставили отно-сительно Костенко, яйца выеденного не стоит. Это не интересно никому, кроме... самого Костенко. Я думаю, ему будет очень непри-ятно услышать, что его доверенное лицо, его друг и можно сказать - "боевой товарищ", как мелкий пакостник, стучит в прокуратуру о том, сколько раз он трахнул очередную шлюшку или от какого цвета купюры прикуривал с пьяных глаз сигарету. Думаю, после этого вы, дорогой Юрий Петрович, стрелой примчитесь в прокуратуру и со слезами на глазах будете умолять поскорее упрятать вас в самую дальнюю камеру изолятора, - следователь сделал красноречивую паузу и добавил. - Если успеете. В смысле - прибежать. Вполне возможно, что списки пропавших без вести вскоре пополнятся ещё одной фамилией.
   Корнилов до предела усиливал давление на мечущегося между двух огней директора. И Топольков уже затруднялся ответить, кого он боится и ненавидит больше - бандита или следователя. Они оба вдруг превратились для него в две стороны одной медали, именуе-мой "Страх".
   Впрочем, нет худа без добра. Именно Корнилов и подсказал Тополькову идею взломать компьютер Скелета в поисках неопро-вержимых улик его преступной деятельности...
   Мелькание цифр и текстов на экране сменилось тревожно красной надписью:
   "ФАЙЛ ЗАКРЫТ. ВВЕДИТЕ ПАРОЛЬ".
   -А это, что за чертовщина? - спросил Юрий Петрович у дели-катно скучавшего в сторонке Пирата. - Опять пароль нужен.
   -Ого! - присвистнул хакер, отбирая у клиента "мышку". - За-щита серьёзная. Вскрывать будем?
   -Конечно.
   -Придётся повозиться.
   -Давай-давай, работай. Если бы это была детская считалочка - сам бы управился.
   Пират презрительно хмыкнул и снова углубился в схватку с компьютером. Он был специалистом экстракласса. Юрий Петрович потратил на его поиски долгих три месяца. Имя Пирата гремело по всему Интернету, однако, добраться до него оказалось практически невозможно. Топольков, через целую цепочку посредников, остав-лял запросы на многих сайтах. Безрезультатно. Надежда связаться с ним быстро таяла. И вдруг, неделю назад, Юрию Петровичу позво-нили на мобильный телефон и вежливый голос спросил, зачем ему Пират. Как знаменитый хакер его вычислил - осталось тайной. Го-норар специалист по компьютерным взломам запросил немалый. Но у Тополькова не оставалось выбора. Прессинг со стороны прокурор-ского деятеля становился невыносимым.
   -Готово, - голос Пирата вернул к действительности. Юрий Петрович заглянул через плечо хакера на экран и замер.
   Монитор высветил названия банков в далёкой стране Швейца-рии, а под ними - номера счетов и пароли-доступы к ним. Вот так дела! Сам того не ожидая, Топольков забрался в святая-святых Ске-лета. Можно было не сомневаться: за рядами чисел спрятаны такие суммы, что и подумать страшно.
   Решение пришло мгновенно. Уж если подставлять свою зад-ницу под неприятности, то хоть зная, за что рискуешь.
   -Копируй, - приказал он Пирату.
   -Полностью?
   -Да. И вот ещё что. Когда закончишь, сотри эти файлы, к чёр-товой бабушке! Да так, чтобы восстановить их было невозможно.
   -Но, уважаемый, завтра же хозяин компьютера узнает, что у него были гости!
   -Не твоя забота. Делай, что говорят.
  
  
  
   ...Когда дело было сделано, Топольков провёл Пирата через холл офиса. Охранник мирно посапывал в кресле. Рядом, на жур-нальном столике, валялись остатки ужина и пустая бутылка "Кока-колы".
   Недаром Юрий Петрович учился на фармацевта. Точно рас-считанная доза закончит своё действие часов в шесть утра и не даст побочных эффектов, присущих основной массе таких препаратов. Проснувшись, охранник даже не поймёт, что его усыпляли. Он про-сто покорит себя за халатность и будет молчать, моля Бога, чтобы никто не пронюхал о случившемся с ним ночью конфузе.
   Топольков усадил Пирата в свой "БМВ" и отвёз на вокзал. Ха-кер всю дорогу молчал, время от времени, опасливо косясь на заказ-чика. Юрий Петрович чувствовал исходящие от него флюиды стра-ха и мысленно посмеивался. Легендарный Пират оказался таким же трусом, как и он сам. Да и не мудрено: при подобной работе легко остаться без головы.
   -У тебя имя есть? - спросил он хакера, когда машина остано-вилась у привокзальной площади. - Кличкой обзывать как-то, стрёмно. Не собака ведь.
   -Ничего, - выдавил взломщик. - Я привык.
   -Как знаешь.
   Топольков достал с заднего сиденья свёрток и протянул Пира-ту:
   -Аванс ты получил. Держи остальную сумму. Ты мужик ум-ный, понимаешь, что рот нужно держать на замке. Иначе наживёшь кучу неприятностей.
   -Уважаемый, - проворчал хакер, - я давно в этом бизнесе и знаю правила игры.
   -Вот и отлично, - улыбнулся Юрий Петрович и резко меняя тему, спросил. - Коньяк любишь?
   -Уважаю.
   Топольков открыл бардачёк и вытащил усыпанную звёздами бутылку. В салоне машины царил полумрак и её хозяин молил Бога, чтобы хакер не заметил, как дрожат его руки... Держи. Настоящая Армения. Сейчас такого не найти.
   -Спасибо, не надо.
   -Успокойся. Если бы мне нужно было тебя грохнуть, давно убил бы. А это, - Юрий Петрович хлопнул по бутылке, - подарок фирмы. За качественную работу.
   Хакер взял коньяк, вместе с деньгами сунул в потёртый, знав-ший лучшие времена портфель и молча выбрался из машины.
   Топольков проводил взглядом удаляющуюся фигуру, а когда она скрылась в дверях вокзала, достал из кармана пальто блестящий компьютерный диск и задумчиво повертел его в руках. Правильно ли он сделал, сунув нос в чужие секреты? От природы не очень ре-шительный, Топольков опять начал погружаться в тягостные со-мнения и, чтобы не утонуть в них окончательно, надавил на газ.
   Ближайший переговорный пункт находился в трёх кварталах от вокзала. Юрий Петрович вошёл в пустой зал с дремлющей теле-фонисткой и заказа разговор с Украиной. Конечно, удобнее было бы воспользоваться "мобильником", но по распечатке телефонных сче-тов легко вычислить, куда он звонил.
   Когда в трубке прозвучал хрипловатый со сна, голос жены, к горлу подкатил предательский ком. Топольков судорожно сглотнул и сказал:
   -Привет.
   -Юра?
   -Да. Я тебя разбудил?
   -Пустое. Что случилось?
   -Ничего. Просто соскучился.
   -Я тоже. А знаешь что, я завтра же беру билеты и возвращаюсь домой.
   -Ни в коем случае! Надюша, мы же договорились. Ты оста-нешься у мамы, пока я не дам добро на возвращение. И, ради Бога, ради наших пацанов - никому не звони и не сообщай, где ты есть. Хорошо?
   -Хорошо, - покорно согласилась супруга.
   Топольков безумно любил свою жену и своих сыновей. Неде-лю назад, когда Пират вышел с ним на связь, Юрий Петрович купил семейную путёвку в круиз по Средиземноморью. Купил с большим шумом, чтобы об этом узнало как можно больше народа. Однако вместо экзотических стран, уговорил жену отправиться на Украину, в небольшой городок на берегу Азовского моря, где до сих пор жили Надины родители. Он ввязался в смертельно опасную игру, но это была его игра. Рисковать жизнями членов своей семьи он не соби-рался.
   -Надюша, у меня просьба. Завтра я отправлю тебе небольшую посылочку. Спрячь её подальше от людских глаз.
   -Что в ней?
   -Это не телефонный разговор. Я вложу в неё записку, где всё подробно объясню. Договорились?
   -Хорошо.
   -Ну, ладно. Ложись, досыпай. И поцелуй за меня ребятишек...
  
  
  
  
  
  
   ...Когда машина заказчика скрылась в ночи, Пират вышел из здания вокзала, внимательно огляделся и побрёл к скучающим так-систам. Он спешил домой. Узнай Топольков, что легендарный хакер, которого он столь долго искал, живёт в одном с ним городе, инфаркт ему был бы обеспечен.
  
  
  
   -3-
  
  
  
   Звонок будильника с трудом вырвал его из мира кошмаров. Топольков разлепил веки и уставился в потолок, пытаясь сообра-зить, где он. Сквозь неплотно задёрнутые шторы пробивался днев-ной свет, а до боли знакомая обстановка подсказывала: ты дома.
   Юрий Петрович судорожно вздохнул и отбросил одеяло. Го-лова гудела, как с дикого похмелья, а глаза слипались. Он с трудом сполз с кровати и поковылял в ванную. Контрастный душ немного взбодрил, вернул способность думать. И Тополькову стало жарко под ледяными струями воды.
   Он вспомнил о диске, едва не завыв от страха. Юрий Петрович никогда не отличался большой храбростью. Даже в детстве, если можно было избежать драки, он делал всё возможное, чтобы выйти из острой ситуации без помощи кулаков. Хотя, загнанный в угол, бился в кровь. До сих пор в памяти не стёрлись воспоминания о его знаменитом сражении с Пашкой Бобровым. Они ходили с ним в од-ну группу детского садика. Пашка очень невзлюбил толстого и не-поворотливого Юрасика, гонял его и третировал при каждом удоб-ном случае. А однажды решил поколотить на глазах у девочки Ри-ты, которую Топольков любил. Исход драки был предрешён заранее. Более искушённый в кулачных баталиях Пашка загнал Юрасика в угол и начал лупить его почём зря. Топольков только плакал, пыта-ясь кое-как закрыться от ударов. А потом случилось непредвиден-ное. Пропустив очередную оплеуху, Юра вдруг дико заорал и ки-нулся на обидчика. Пашка, не ожидавший такого броска, на секунду опешил, опустил руки. А когда опомнился, то был уже в объятиях Тополькова. Сплетаясь клубком, мальчишки упали на землю. Не-сколько секунд барахтались в пыли. Потом Пашка взвыл нечелове-ческим голосом и, забыв о противнике, схватился руками за лицо.
   Прибежала заспанная воспитательница. Известный разбойник и драчун Пашка Бобров сидел на земле, сжав лицо, истерично под-вывая и раскачиваясь из стороны в сторону. Вся рубаха его была в крови. Перепуганная женщина с трудом разжала мальчику руки и в ужасе отшатнулась. У Пашки был откушен кончик носа.
   Дальше последовали репрессии, разборки с родителями. Боб-рову сделали операцию и восстановили его драгоценный нос в пер-возданном виде, а Юру Тополькова затаскали по врачам в поисках психических отклонений. Правда, так ничего и не нашли. Зато на долгие годы толстый, нескладный мальчик Юра был помечен печа-тью неприкосновенности.
   Сейчас же, Юрий Петрович отчаянно трусил. Совершенное вчера было уже не детской шалостью. Теперь, походом к психиатру не отделаешься. Если случившееся всплывёт раньше времени, То-полькову самому откусят даже не нос, а голову. Он много слышал о свирепости своего начальника службы безопасности. Если хоть де-сятая часть этих слухов окажется правдой, то лучше самому бро-ситься под поезд.
   Идея создать фирму, через которую можно будет, под видом лекарств, гнать в страну наркотический поток, принадлежала вооб-ще-то, другим людям. В частности его однокурснику Игорю Костен-ко, получившему за сильную, почти болезненную худобу, прозвище "Скелет". В студенческие годы они дружили, но после окончания института дорожки их разошлись. Краем уха Топольков слышал, что Игорёк связался с уголовниками и сам загремел в тюрьму.
   И вдруг, два года спустя, он возник словно чёртик из табакер-ки, предложив старому другу Юре директорское кресло в свежеис-печённой фирме "Фармэкс". Правда, сразу дав понять, что дорогому однокурснику уготована роль "зиц-председателя Фунта". Но замор-дованному скромной зарплатой медика Тополькову было не до тон-костей бизнеса. Лишь бы вырваться из затягивающей нищеты и прокормить семью. А когда до него дошло, в какую петлю воткнул свою головушку, отступать было поздно. Игорёк, занявший при фирме скромную должность начальника службы безопасности, крепко держал товарища в своих костлявых объятиях. В ласковой манере ему описали три выхода из создавшейся ситуации: первый - идти в милицию и садиться в тюрьму; второй - скоропостижно скон-чаться в результате несчастного случая. Оба варианта Юрия Петро-вича устраивали мало. Оставался третий - тихо и мирно продолжать руководить солидной фирмой. И, стиснув зубы, он побрёл этой до-рожкой.
   Схема, разработанная Скелетом, была стара, как мир. Но, как всё гениальное, действовала безотказно. На адрес "Фармэкса", под видом лекарств, поступала партия наркотиков. Потом уходила мел-ким оптом дальше, а выручка пропускалась через бухгалтерию фир-мы и уже отмытые до кристальной чистоты деньги шли по цепочке посредников в далёкую Швейцарию, где часть их оседала на ано-нимных счетах, а часть пускалась на закупку новой партии "ле-карств". Похоже, именно эти счета и были на секретном файле Ске-лета.
   Надо отдать должное, каналы доставки и сбыта у Костенко были отлажены как часы. Нужные люди прикормлены. Юрию Пет-ровичу оставалось только подмахивать бумаги и ждать неминуемого финала. Пока обходилось. Но Тополькову с детства вбили в голову истину о том, что сколько верёвочке не виться...
   Через год он заматерел и вошёл в роль преуспевающего биз-несмена. О том, что за его спиной маячит дистрофический силуэт Игоря Семёновича, в городе знали очень немногие. А кто и знал, предпочитал помалкивать. Деньги платили приличные, можно было жить припеваючи. Но старая поговорка о верёвочке заставляла вре-мя от времени просыпаться в холодном поту.
   Наверное, это предчувствие неминуемой беды и заставило го-ре-бизнесмена принять некоторые меры предосторожности. Он снял в аренду малоприметный гараж и загнал в него, купленные по дове-ренности, "жигули" девятой модели. Здесь же оборудовал тайничок, куда лёг комплект документов с его фотографией, но совершенно другой фамилией, пистолет с глушителем и запасной обоймой, а также скромная сумма в валюте, которой должно было хватить на первое время. Зачем ему оружие, Топольков затруднялся сказать, но, хорошо изучив нравы "Скелета и компании", посчитал не лишним иметь под рукой маленький арсенал.
   Ещё одну меру предосторожности он носил с собой постоян-но. Во флакончике с сердечными пилюлями лежала маленькая кап-сула с цианистым калием. Он боялся смерти, но ещё больше боялся уготованных ему перед кончиной мук. Лучше уж сразу: капсулу в зубы и на небеса.
   Топольков через силу проглотил безвкусный бутерброд, кофе и торопливо оделся. Надо поспешать. Тщательно изучить содержи-мое диска дома он не успевал. Придётся заняться этим на работе. А потом, не теряя времени, отправлять его на Украину, жене. Диск бу-дет отличной страховкой на случай осложнений со скелетом. Да и с милицией, имея такой материал, договориться гораздо легче.
   При мысли о милиции Топольков вспомнил следователя Кор-нилова и испытал новый приступ похмельной дурноты. Слава Богу - скоро этот кошмар закончится. Можно будет спокойно поваляться на солнышке где-нибудь в районе экватора, обнять жену с сыновья-ми и выбросить из головы Скелетов, Корниловых и остальную кама-рилью...
   Действительность напомнила о себе с завидной настойчиво-стью. Подойдя к машине, он нос к носу столкнулся с невысоким плотным мужчиной средних лет, в потёртой кожаной куртке нарас-пашку и непокрытой, переливающейся лысым глянцем, головой.
   -Юрий Петрович! - расплылся мужик в сладкой улыбке. - Ка-кая приятная встреча!
   "Подумай про чёрта - он тут, как тут", - мысленно выругался Топольков. Перед ним стоял следователь прокуратуры Корнилов собственной персоной.
   -И, главное, совершенно случайная, - огрызнулся бизнесмен. - Вы что, у нас во дворе дворником подрабатываете?
   -Я бы с удовольствием, - пропустил мимо ушей издёвку Кор-нилов. - Походатайствуйте перед ЖЭУ?
   -Что, совсем прокуратура поиздержалась?
   -Куда нам до ваших доходов, господа коммерсанты. Мы, слуги государевы, на окладе. Взяток не берём. Так, перебиваемся с хлеба на водку. Только с голоду не мрём.
   -Ну, извините, ничем помочь не могу, - сказал Топольков от-крывая дверку машины.
   Следователь резким толчком захлопнул её обратно.
   -Слушай, друг, ты прекрасно знаешь, почему я торчу здесь, с утра пораньше. Или желаешь получить повестку? Могу устроить. Только потом, за твою жирную голову никто и копейки ломаной не даст. Скелет не любит посетителей прокуратур. А повесточку я тебе сварганю прямо сейчас. - Корнилов вытащил из кармана скомкан-ную бумажку, расправил её и помахал перед носом бизнесмена.
   Юрий Петрович едва успел разглядеть заполненный бланк по-вестки с пропуском на месте фамилии, а следователь уже припеча-тал её на крышу "БМВ". Словно у фокусника, в его руках появилась авторучка.
   -Так что, заполнять? У меня и провожатые есть, если вдруг дорогу забыл. Отвезут весело, с мигалками. Пусть весь город видит.
   Он кивнул на топтавшихся поодаль, у пегой "шестёрки", двух крепких оперов.
   "Господи, - взмолился Топольков. - Почему этого идиота при-несло именно сегодня?"
   Диск в нагрудном кармане пальто жёг кожу. Не дай Бог, дей-ствительно затащат в прокуратуру и обыщут. Тогда - привет нары и небо в клеточку!
   Юрию Петровичу стало тошно. Куда ни кинь - везде клин. С одной стороны менты, с другой - бандиты. А он, как кусок дерьма между молотом и наковальней. Чуть-чуть прихлопнут и только брызги вонючие полетят во все стороны.
   Из Тополькова, будто воздух выпустили.
   -Дайте мне ещё неделю, - залепетал он, едва сдерживая слёзы. - Всего неделю и я отдам вам Скелета с потрохами.
   -И что будет через неделю?- насторожился Корнилов.
   -А вы маленькие, не понимаете? Партия будет. Думаете, зря Скелет в Москву отчалил?
   Следователь пристально посмотрел на трясущегося Тополько-ва, потом медленным движением скомкал повестку и швырнул её под колёса "БМВ".
   -Ладно, поверю на слово. Только учти, гад, если всё это понт, через неделю будешь гнить в камере. В общей. С рецидивистами. Они любят таких толстозадых девочек. Смекаешь, о чём я?
  
  
   -4-
  
  
   Игорь Семёнович Костенко смотрел на пустой экран монитора и не верил собственным глазам. Что за чёрт? Куда всё подевалось?
   -Техника, мать твою!.. - он порывисто сорвал телефонную трубку и набрал номер своего заместителя. - Виталя, это я... Да, уже приехал... Вот что, разыщи-ка, того деятеля, который ставил на мой компьютер программу... Немедленно! Через час он должен быть у меня...
   ...Программиста привезли спустя сорок минут. Поколдовав немного над клавиатурой, он выдал свой вердикт:
   -В вашем компьютере кто-то рылся. Файлы стёрты и, причём, весьма качественно. Судя по всему - работал специалист.
   -Не гони пургу, парень! - вскипел Костенко. - Что значит - "рылся"? Кабинет был заперт и под охраной!
   -Не знаю, как это получилось, но факт налицо, - пожал плеча-ми программист.
   -А с другого компьютера, в мой зайти не могли?
   -Исключено. Ваш аппарат не связан ни с одной сетью.
   Вот так дела! Игорь Семёнович почувствовал, как наливаются свинцовой тяжестью ноги и медленно опустился в кресло. Стоило ему на пару дней отлучиться из города и, пожалуйста, получите сюрприз!
   -Файлы восстановить можно? - устало спросил он у програм-миста.
   -Попытаюсь, - в голосе компьютерщика звучали неуверенные нотки. - Но, положительного результата не гарантирую.
  
  
  
   ...Тихонько насвистывая себе под нос, программист колдовал над компьютером, совершенно забыв о сидящем невдалеке Костен-ко. Игорю Семёновичу тоже было не до проштрафившегося спеца. Он курил и думал. Пепельница перед ним наполнилась горкой окур-ков, а голова пухла от тревожных мыслей.
   Неужели кто-то совался в его кабинет? Нет, не может быть! Чужого, в офис, а тем более, к начальнику службы безопасности, ох-рана бы не допустила. Костенко лично подбирал кадры, а глаз на людей у него намётан...
   Значит, кабинет "посетили" свои? В офисе "Фармэкса" тру-дится, без малого, двадцать человек. Число довольно внушительное. С каждым разбираться - уйма времени уйдёт...
   -А знаете, - ворвавшийся в его размышления голос програм-миста, заставил Игоря Семёновича вздрогнуть, - прежде чем сте-реть, ваши файлы вскрыли и тщательно скопировали...
   Час от часу не легче! Костенко плюнул в программиста тугой струйкой дыма:
   -Это точно? Ты ничего не путаешь?
   -Нет.
   Худое лицо Игоря Семёновича перекосилось от прорвавшейся злобы.
   -Сучонок! - брызгая слюной, ощерился он на программиста. - Ты же уверял в полной невозможности взлома!
   Компьютерщика словно кипятком окатили.
   -Так я и говорю, - заикаясь, пролепетал он, -Здесь поработал специалист. Очень и очень классный. У нас в городе такой - один. Если хакер был из местных, то это, наверняка, он.
   -Адрес? - рявкнул Костенко. - Адрес его знаешь?
   -Сейчас, сейчас, - поморщился программист. - Ах да, вспом-нил! - облегчённо воскликнул он через пару секунд. - Записывай-те...
   ... Когда Виталя улетел на розыски хакера, Костенко вновь потянулся к пачке "Честерфилда". Известие о взломе, в корне меня-ла картину происшествия. И мало того, загоняло Костенко в весьма щекотливую ситуацию.
   Заложенная в его компьютер информация, вырвавшись на сво-боду, могла обернуться ураганом, который сметёт не только Игоря Семёновича, но и всю, созданную им систему. Ведь в тщательно оберегаемых файлах хранилась "чёрная" бухгалтерия "Фармэкса". И, попади она в нужные руки, колонки цифр очень скоро трансфор-мируются в имена и адреса завязанных на торговле героином, лю-дей. Мало того! Ухватившись за такую ниточку, совсем несложно выйти и на московских хозяев Костенко...
   От наметившихся перспектив, ему стало дурно. А в затылок словно дохнуло могильной сыростью.
   ФИРМА Костенко (не служащий для неё ширмой "Фармэкс", а настоящая, хоть и без названия, ФИРМА) раскинула свои сети по всей стране. И Игорь Семёнович был для неё всего лишь винтиком, руководителем одного из многочисленных филиалов. При малейшем сбое, "винтик" этот мгновенно заменят, списав проштрафившуюся деталь в "утиль"...
   Огонь истлевшей сигареты обжёг пальцы. Чертыхнувшись, Костенко воткнул окурок в переполненную пепельницу...
   Ну, и, наконец, самое обидное, что в число стёртых файлов попал и тот, на котором хранились названия банков и номера ано-нимных счетов в Швейцарии. Его, личных, счетов! Уничтожая эти данные, хакер, в буквальном смысле, пускал Игоря Семёновича по-миру. Без гроша в кармане.
   Нет! Так дело не пойдёт! Вор, похитивший его миллионы, должен быть схвачен!
   Но, кто он? Как его найти? Проверять всех сотрудников офи-са? Бессмысленно. Пустая трата времени. Драгоценного, на вес зо-лота, времени. Пока будет тянуться проверка, злодей спокойно пе-ребросит все деньги на другие счета и смоется. "Уйдёт в туман", ос-тавив нищего Костенко, один на один с московскими боссами.
   Нет. Проверять всех глупо. Сразу можно отбросить тех, кто не имеет доступа в офис в нерабочее время. Днём попасть в закрытый кабинет Костенко практически невозможно. Двери его выходят в директорскую приёмную, а там постоянно отираются секретарша и кто-нибудь из охранников...
   Игорь Семёнович вытащил из мятой пачки "Честерфилда" очередную сигарету. Курил он много. Особенно, когда нервничал или напряжённо думал. Сейчас же, в наличии было и то, и другое...
   "Остаются только выходные и ночь... - он щёлкнул золотым "Ронсоном" и втянул в себя ароматный дым. - Кто может торчать в такое время в приёмной, не вызывая подозрения у охраны? Только я и Юрасик. Да ещё, пожалуй, Люба, директорская секретарша".
   Костенко снова набрал номер Виталиного мобильника.
   -Нашли хакера?
   -Пока нет. Квартира заперта, а на работу он сегодня не явил-ся. Похоже, сбежал наш кудесник.
   -Вскрывайте дверь и проверьте квартиру. Может, затаился там, сучонок. И вот ещё что, Виталя! Собери всех охранников, кото-рые дежурят в офисе. Срочно! Время - деньги.
   Бросил трубку и порывисто перевёл дыхание. Действительно, время - деньги. С каждой минутой уплывающие всё дальше и дальше от него - деньги.
  
  
  
   *****
  
  
   С каждым из охранников Костенко беседовал персонально. Правда, результатов так никаких и не добился. Все секьюрити клятвенно утверждали, что никого из посторонних в офисе не было.
   -А Люба или Юрий Петрович, в эти дни, на работе не задер-живались? - поинтересовался Костенко.
   -Люба - нет, а директор, время от времени, вечерует, - в один голос отвечали перепуганные охранники. - Остаётся, когда до вось-ми, а иногда и до десяти вечера. Он всю семью в круиз отправил, по Средиземному морю, наверное, скучно дома одному...
  
  
  
   -5-
  
  
  
  
   Кто стучится, тому и открывают.
   Корнилов звонил, стучал, колотил ногами в любые двери, за которыми могли, хоть немного помочь ему в борьбе со Скелетом. И иногда они слегка приоткрывались.
   В обед следователю позвонил подполковник Зорин, давний знакомец Ивана Сергеевича, работавший теперь в Москве, в цен-тральном аппарате МВД.
   -Привет, старина, - пророкотал он раскатистым басом. - Узна-ёшь?
   -Матвеич, ты, что ли?
   -Ага.
   -Какими судьбами? Ты ведь сейчас занятой человек! Слушок прошёл, будто в Интерпол перебираешься?
   -Уже там. В Московском бюро.
   -Силён, мужик, ничего не скажешь! - искренне позавидовал приятелю Корнилов. -Ну и как борьба с международной преступно-стью? Движется?
   -Потихоньку, - хохотнул Зорин и сразу перешёл на деловой тон. - Иван Сергеевич, я, собственно, по этому вопросу тебе и зво-ню. Помнишь, месяца три назад, ты интересовался неким Костенко Игорем Семёновичем?
   Сердце следователя взволнованно ёкнуло.
   -Помню, - тихо сказал он.
   -Интереса к нему ещё не потерял?
   -Нет.
   -Тогда слушай, - Зорин сделал короткую паузу, показавшуюся следователю вечностью. - Я пошерстил интерполовские базы дан-ных и кое-что накопал. Оказывается, Костенко пару раз приезжал в Швейцарию. И есть мнение, что он открывал в тамошних банках счета. Анонимные, на предъявителя...
   Корнилов чуть не сплюнул от досады. Ну, Зорин! Открыл, на-зывается, "Америку". О том, что Костенко имеет вклады за грани-цей, можно было догадаться и без Интерпола. Деньги от продажи наркотиков где-то ведь надо прятать.
   -Больше у тебя на этого супчика ничего нет? - без особой на-дежды, спросил следователь.
   -Увы, пока всё, - шумно вздохнул Зорин и, уловив перемену в настроении Ивана Сергеевича, добавил. - Да не расстраивайся так, старина! Если что, звони. Чем смогу - помогу.
   ... Разговор с московским знакомцем, действительно, огорчил Корнилова. Везде, куда ни ткнись, он наталкивался на глухую стену. Скелет отлично укрепил свои позиции и не оставил в их обороне ни единой щели.
   Хотя, нет. Одни, совсем крохотный шансик, у Корнилова был. И именовался он - Топольковым. Постоянный, с каждым днём на-растающий, прессинг начинал давать свои плоды. Толстозадый ди-ректор "Фармэкса" быстро "дозревал" и вот-вот должен был окон-чательно сломаться. А, значит, в руки Корнилова потечёт по-настоящему серьёзная информация. Информация, способная вывес-ти Скелета на чистую воду и благополучно отправить его на тюрем-ные нары.
   Испытывал ли Иван Сергеевич угрызения совести, когда так жёстко прессовал Тополькова? На этот вопрос он мог твёрдо отве-тить - нет. После смерти дочери, в его душе не осталось места для жалости и сочувствий. Они сгорели, выжженные калёным железом боли. Боли по Олесе...
   Да и с какой стати, потерявший единственную дочь отец дол-жен жалеть и сочувствовать её убийцам? Ведь Топольков, как ни крути, был одним из них. Пусть невольным, но всё равно, убийцей...
  
  
  
   -6-
  
  
  
  
   Всё, сегодня, восстало против директора "Фармэкса". На пол-пути к офису зазвонил мобильник. Секретарша Люба напомнила, что в десять ему надлежит быть в администрации города. Часы по-казывали 9.50. Отчаянно ругаясь, Юрий Петрович развернул маши-ну и погнал её к центру. А когда добрался до своего кабинета, уже перевалило за полдень.
   Пролетев мимо Любы, бросил на ходу:
   -Меня не для кого нет, - и засел за компьютер.
   Но, едва дисковод проглотил диск, раздался лёгкий скрип две-ри. Юрий Петрович поднял глаза и, в ужасе, замер. На пороге мая-чила тощая фигура Скелета.
   -Привет, труженик. Ты весь в заботах?
   Меньше всего на свете директор ожидал увидеть сейчас своего боевого зама. Спина моментально взмокла, а сердце, больно ёкнув в груди, спряталось где-то в пятках. Лихорадочным движением он по-спешил выключить монитор компьютера и изобразил подобие улыб-ки.
   -А я думал ты ещё в Москве.
   -Индюк тоже думал, - хмыкнул Скелет, обходя директорский стол и бесцеремонно усаживаясь на подоконнике. - А ты, что в лице переменился? Уж не напугал ли я тебя, Юрасик?
   -Конечно, напугал. Врываешься в кабинет, как бандит какой-то...
   -А я и есть бандит, - ухмыльнулся Скелет. - Для тебя это но-вость?
   Наглость Костенко не знала границ. Даже после стольких лет знакомства, Юрий Петрович затруднялся внятно выразить своё от-ношение к приятелю. Иногда он им восхищался, иногда приходил в бешенство, но чаще всего испытывал животный, на уровне инстинк-тов, страх.
   Не дождавшись ответа, Игорь Семёнович уставился на То-полькова изучающим взглядом.
   -Что-то ты сегодня не в своей тарелке, дружбан. Вроде ком-пьютером игрался, а экран пустой. Вообще, от этих железок одни несчастья. К примеру, нынче утром мужика нашли, мёртвого. Тоже на компьютере всё щёлкал. Говорят, специалист был необыкновен-ный. Особенно в области сунуть нос в чужие дела. Хакерами таких называют. Так вот - досовался. Нашли его, уткнутого в кнопки свои. А рядом бутылочка коньяка. Хорошего такого коньяка. Моего лю-бимого. Отравы туда, какой-то доброхот подсыпал. И привет, му-жик, стучи теперь по своим клавишам на небесах!
   Под креслом Юрия Петровича закачалась земля. Его снова прошибло холодным потом.
   -Да я, собственно, уже закончил, - пролепетал он и поспешил сменить тему. - Давно из Москвы вернулся?
   -Сегодня утром. Удалось все дела утрясти досрочно. Подремал немного и решил проверить друга закадычного. И, похоже, вовремя. Заработался ты, Юрасик. Совсем нервным стал.
   Скелет спрыгнул с подоконника, обнял Тополькова за плечи и выдернул из-за стола.
   -Всё, хорош штаны протирать! Поехали к Степанычу. Попа-римся, шары погоняем, а заодно и покалякаем.
   И, не слушая возражений, потащил директора из кабинета.
   Пока добирались до знаменитой на весь город сауны "Гавань", Топольков едва не сошёл с ума. Мысль о том, что в компьютере за-вис его смертный приговор, давила и корёжила, заставляя жадно хватать воздух и щупать в кармане заветный флакончик с ядом. При этом приходилось выслушивать россказни Костенко и хотя бы ми-нимально поддерживать разговор.
   -Да что с тобой, Юрасик? - не выдержал, наконец, Скелет. - Правда заработался? Или совесть не чиста? - и тут же подсказал партнёру выход. - Я слышал, ты семью в круиз отправил? Наверное, соскучился так, что заикаться начал?
   -Соскучился, - покорно кивнул Топольков.
   -То-то я и смотрю, ты сам не свой сегодня. А у тебя болезнь - на кого б залезть. Ну, так это не смертельно. Сейчас приедем к Сте-панычу, он тебе такую ляльку пришлёт, забудешь не то, что жену, а и флаг, и родину.
   Несколько раз Скелет порывался устроить с Топольковым со-вместный "расслабон" с водкой и девочками, но всегда натыкался на молчаливое сопротивление. Даже если ему и удавалось затащить своего директора на подобное "мероприятие", тот успевал мертвец-ки напиться, прежде чем доходила очередь до девочек. В конце-концов, Костенко бросил эту затею, не упуская случая подколоть партнёра.
   -Нет, братан, я тебя не понимаю. Взять, к примеру, Любу, твою секретаршу. Мордашка, фигура, ножки. Всё при ней... Как представлю, что она, эти самые ножки, перед кем-то раздвигает, аж сердце замирает. Иметь под боком такую цыпу и не попользоваться? Я с тебя балдею, Юрасик. Все только слюни пускают, на неё глядя. Подойти боятся, думают - директорская "раскладушка". А выходит, директор и сам её боится. Или ты все силы растратил детишек стро-гая?
   Чёрный "ленд круизер" остановился у дверей сауны. По слу-чаю визита дорогих гостей Степаныч, громадный, рыжебородый дядька неопределённого возраста, срочно подготовил отдельные апартаменты, с бильярдом, бассейном и прочими прибамбасами.
   Однако, даже не сняв пальто, Юрий Петрович помчался, в первую очередь, в уборную.
   -Ты куда, братан? Отлить? Или затвор передёрнуть, чтобы не дай Бог, не соблазнили?
   Не обращая внимания на насмешки, Топольков заскочил в туалет и быстро осмотрелся. Пусто. Он рванул из кармана сотовый телефон. Одной рукой набирая номер офиса, другой расстегнул штаны и вошёл в кабинку.
   -Фирма "Фармэкс". Слушаю вас, - раздался в трубке голос Любы.
   -Любушка, - почти шепотом сказал Топольков. - После меня в кабинет никто не заходил?
   -Нет.
   -Любушка, заскочи ко мне, вытащи из компьютера диск и спрячь его в сейф. Поняла?
   -Да. Юрий Петрович, вас очень плохо слышно. Говорите громче, пожалуйста.
   Дверь в туалет открылась. Топольков едва успел отключить телефон и сунуть его в карман. Надавив кнопку слива, вышел из ка-бинки и, не спеша, начал застёгивать брюки. У зеркала тщательно причёсывал короткий "ёжик" один из мордоворотов Скелета.
   Юрий Петрович перевёл дух и, весело насвистывая, побрёл в раздевалку. Как женщину, своего секретаря он не знал, зато хорошо знал её, как человека. Во всём, что касалось работы, Люба была очень ответственна. Если ей приказано положить диск в сейф, она его положит туда беспрекословно. Загвоздка заключалась в том, что ключи от сейфа покоились у Тополькова в кармане. И он был абсо-лютно уверен: попав в такую ситуацию, Люба побоится оставлять диск в офисе. Значит, забросит его к себе в сумочку и спокойно по-катит домой, с расчётом завтра с утра вернуть шефу лично в руки. До завтра ещё дожить надо. А сегодня рабочий день заканчивается и скоро диск покинет ставшие такими зловещими стены "Фармэкса".
  
  
  
   -6-
  
  
  
   Люба улыбнулась на прощание охраннику Жене и прикрыла за собой двери офиса. В глаза ударило яркое солнце. Город оживал, сбрасывая зимние одежды. Горы снега на обочинах потемнели и, быстро оседая, заливали улицы потоками талой воды.
   Девушка потопталась на крылечке, словно раздумывая: не вернуться ли ей обратно, в привычную сухость и тишину приёмной. Мимо торопились горожане, выпорхнувшие, как и она, на улицу в конце рабочего дня. Месили снежную кашу и прыгали с кочки на кочку. Рядом пролетали, обдавая прохожих волнами талой жижи, чумазые автомобили.
   Впрочем, когда тебе двадцать, ты молода и полна нерастра-ченной энергии, всё это - пустяки! Тем более, если жизнь складыва-ется удачно. Молодость, красота и приличная профессиональная подготовка уже помогли Любе устроиться в солидную фирму. Пока секретаршей, но это - пока. В мечтах же, она витала далеко от стола с компьютером и телефонами. Главное, зацепиться, накопить опыт и нужные связи.
   К обочине, подняв веер брызг, подкатила замызганная грязью "тойота" и коротко посигналила. Наконец-то, Шурик прибыть изво-лил! Люба облегчённо вздохнула и, старательно обходя лужи, по-дошла к машине.
   -Привет, красавица, - улыбнулся водитель, открывая даме дверку. - Заждалась?
   -Ещё бы! Минут пять уже торчу здесь, как тополь на Плющи-хе.
   С Сашей она познакомилась недели три назад, здесь, у дверей офиса. Тогда ещё примораживало и сыпал мелкий, похожий на кру-пу, снежок. Идти на трамвай было далеко и неохота. Люба выбра-лась на обочину и, как по мановению волшебной палочки, рядом ос-тановилась новенькая "тойота" с весёлым черноволосым водителем.
   -Ладно, ладно, не бухти, - засмеялся Саша, выжимая сцепле-ние. - Видишь, что в городе творится? Весна в России, это стихий-ное бедствие, сравнимое только с битвой за урожай. На улицах пробки. Не проехать, не пройти.
   Что-что, а заговаривать зубы он умел.
   -Как дела? Шеф не приставал?
   -А я его видела? С утра был в администрации, а после обеда крутнулся и исчез. Только перед концом дня позвонил, просил диск из его компьютера выдернуть и в сейф спрятать. А сам ключи с со-бой унёс.
   -Так он у вас ещё и склеротик?
   -Ага. Я ему только хотела сказать про ключи, а он уже трубку положил. Пришлось этот чёртов диск домой тащить.
   -На фига? Бросила бы себе в стол.
   -А завтра получила бы взбучку? Если он его в кабинете остав-лять боится, то в приёмной ему тем более не место.
   -Наверно, что-то ценное, если так беспокоится?
   -Было бы ценное, не забыл бы. А там, чёрт его знает. Я в чу-жие секреты нос не сую. Жить спокойнее.
   -И то верно, - улыбнулся Саша, притормаживая у светофора. - Куда поедем?
   -Вообще-то, я есть хочу.
   -Тогда, в мои хоромы. Накормлю фирменной яичницей. А на-пою вот этим... - Саша запустил руку на заднее сиденье и достал бу-тылку "Кагора". - Сладкий, как ты любишь.
   -А десерт будет? - хитро улыбнулась Люба.
   -Ну, если покажешь паспорт и разрешение от родителей, то что-нибудь придумаем.
  
  
   *****
  
   У входа в "Фармэкс" остановился серебристый "нисан". Вы-бравшиеся из его салона пятеро крепкотелых парней нетерпеливо постучали в закрытые двери офиса.
   -Эй, Жека, мать твою! Открывай! Тебе что, шеф не звонил?
   Охранник неуверенно мялся по другую сторону тонированно-го стекла. Костенко, конечно, предупреждал его о ночных визитёрах, но всё равно. Как-то это было странно, не по правилам, что ли. Осо-бенно, после утренней взбучки от того же Костенко.
   Несколько часов назад, с пеной у рта, он доказывал необходи-мость железной дисциплины и неуклонного соблюдения порядка, а теперь нате вам! Сам его и нарушает. Дистрофик проклятый! Сам воду мутит и сам же потом требует порядка. Мог бы и письменное распоряжение оставить, чтобы Жене было чем, в случае чего, при-крыться. Так нет же - короткий телефонный звонок: "Там сейчас ре-бята подъедут. Запустишь их. Пусть они немного поработают". И всё. Ни звука более. Уточнить, что подразумевается под словом "по-работают", шеф не счёл нужным...
   -Ты чего там, уснул, парень? - гости начинали терять терпе-ние. - Какого чёрта медлишь, открывай!
   Голос был напористо властным. Да и вид прибывших говори-ли сам за себя. Здоровые, откормленные, с угадывающимися даже под кольчугой курток, мускулистыми телами. Такие не станут долго уговаривать. Вышибут дверь и зайдут без приглашения.
   Женя обречённо вздохнул и открыл защёлку замка.
   -Ты чего, козлина, заморозить нас удумал? - сразу же надви-нулся на него один из вошедших.
   -Уймись, Шплинт! - одёрнул "замёрзшего" невысокий квад-ратнотелый крепыш. - Некогда базлать. Работать надо, - и уже об-ращаясь к Жене, добавил. - А ты, служивый, забейся куда-нибудь в уголок и чтобы я тебя не слышал. Усёк?
   Его тяжёлый, немигающий взгляд был красноречивее любых слов. По Жориной спине пробежал противно - липкий холодок. От крепыша за версту разило бандитом.
   Каким-то шестым чувством охранник понял - добром ночной визит не закончится. Сейчас вон, вынесут компьютеры и поминай, как звали. А Женю сделают козлом отпущения. Костенко-то, ото-прётся. Мало ли, кто-кому звонит по телефону и мало ли, кто-кого, о чём попросит. Письменного разрешения нет? Нет. Значит, охранник запустил грабителей по собственной инициативе. А может даже и сам был с ними в сговоре.
   В животе предательски заурчало. С запоздалым раскаянием Женя смотрел, как непрошеные гости переворачивают вверх дном всё в приёмной и директорском кабинете, а рука сама уже тянулась к трубке телефона. Нужно звонить в милицию. Немедленно. А там - будь, что будет. Другого выхода он не видел. Лучше лишиться рабо-ты, чем по собственной дурости угодить в тюрьму.
   "02" набрать он успел, но прежде чем АТСка соединила его с дежурным, телефон с грохотом полетел на пол, а в лицо Жени вре-зался жёсткий кулак.
   -Куда это ты названиваешь, сучонок? - квадратнотелый кре-пыш навис над сбитым с ног парнем. - Ментов вызвать решил, гни-да?
   Правый ботинок "квадратного" утонул в боку охранника, а его левый собрат проломил Жене височную кость.
   -Вот, чёрт! - покачал головой квадратнотелый. - Кажись, за-мочил я фраерка...
   ...Примерно в то же самое время, вторая группа крепышей де-лала обыск у Тополькова в квартире.
   Но, к огорчению Скелета, ни там, ни там, ничего интересного обнаружено не было.
  
  
  
  
  
   -7-
  
  
  
   Крутя дрожащей рукой руль, Топольков медленно приходил в себя. Светящийся циферблат часов на передней панели показывал второй час ночи.
   Какого напряжения сил и нервов стоила ему эта ночь! Сколько раз казалось: всё, больше он не выдержит и бросится в раздевалку за ядом. Но в последний момент останавливал себя, понимая, что доб-раться до заветно флакончика ему не дадут. Друзья-подельники па-рились, играли в бильярд, немного выпивали. И всякий раз, когда Топольков порывался ехать домой, Костенко мерил его недобрым взглядом, почти силой удерживая в сауне. Впрочем, он не забыл от-дать распоряжение своим бойца, молчаливо тусовавшимся в пред-баннике, перегнать "БМВ" директора от офиса фирмы к Степанычу.
   Лишь после полуночи, когда Юрий Петрович мысленно по-прощался с семьёй и приготовился к смерти, в бильярдный зал во-шёл один из "быков" и что-то прошептал Скелету на ухо. Костенко зло выругался, окинул напоследок Тополькова сверлящими бурав-чиками глаз и коротко бросил:
   -Всё, закругляемся. Спать пора.
   От предложения выделить водителя, Юрий Петрович катего-рически отказался:
   -Сам доеду. Не впервой. С твоими орлами быстрее разо-бьешься. Они и знаков-то дорожных никогда не учили.
   Скелет особо не настаивал и Топольков поспешил убраться. А, отъехав пару кварталов от "Гавани", вынужден был остановить ма-шину. Дальше двигаться он не мог. По телу крупными волнами про-бегала дрожь, заставляя зубы громко выщёлкивать диковинную ме-лодию. Пот заливал лицо, до слёз разъедая глаза, так, что невозмож-но было понять, где заканчивается пот и где начинаются слёзы.
   Юрий Петрович с трудом выудил из пачки сигарету и попро-бовал прикурить. Это ему удалось только с десятой попытки. Креп-кий дымок "Кэмела" слегка помог. Вторую сигарету Топольков прикурил уже без особых проблем. Напряжение постепенно спадало и к нему возвращалась способность шевелить мозгами.
   А задуматься было над чем. Внезапный приезд Костенко спу-тал все планы. Видимо о взломе компьютера ему уже известно. Не-даром он упомянул о погибшем хакере.
   Вспомнив о Пирате, Топольков зло выругался. Вот ведь неза-дача. Из всех имеющихся на земном шаре хакеров, он умудрился нанять того, кто жил с ним в одном городе и, как оказалось, был известен Скелету. И теперь от него потянется, пусть не прямая, но вполне читаемая для хорошего следопыта, дорожка.
   Чёрт бы его побрал, этого Пирата! Хоть додумался снабдить его отравленным коньяком. Вообще-то, убивать хакера не входило в планы Тополькова. Бутылку он приготовил для Скелета. Думал, если станет совсем невмоготу, попотчевать дорогого компаньона его лю-бимым напитком, а там, будь, что будет. Мысль подарить её Пирату пришла спонтанно, после того, как на экране компьютера появились магические циферки из далёкой Швейцарии. Как ни странно, Юрий Петрович совсем ничего не чувствовал по отношению к покойному. Ни жалости, ни угрызений совести. Пират знал, в какие игры играет. Что ж - он проиграл. А его смерть, хоть на время, отсекла ищеек Скелета от Тополькова. И прежде чем они опять унюхают след, надо забирать диск и смываться.
   Юрий Петрович включил свет в салоне и достал из кармана записную книжку. Здесь, среди прочих, имелся и адресок его секре-тарши. "Цветочная 35, квартира 12".Топольков напряг память, сооб-ражая куда ехать. Потом плавно тронул машину и закружил по ули-цам города, постоянно косясь в зеркало заднего вида в поисках слежки. В то, что Скелет оставил его в покое, не верилось.
   Слежка, если и была, то очень грамотная. По крайней мере, Юрий Петрович так и не смог её обнаружить. Зато увидел другое. Петляя по городу, он проехал мимо офиса и ещё издали заметил за-рево пожара. Родной "Фармэкс" пылал...
  
  
  
   *****
  
  
   Выпроводив директора, Костенко быстро оделся и подозвав скучающего невдалеке Виталия, кивнул на недопитый Топольковым бокал.
   -Свози-ка, это добро в лабораторию. Пусть сверят отпечатки со стакана, с пальчиками на коньячной бутылке из квартиры хакера. И побыстрее, Виталя! Утром я должен видеть результаты эксперти-зы.
   Заместитель проворно сунул бокал в целлофановый пакет и умчался выполнять поручение. А Скелет, поблагодарив Степаныча за гостеприимство, поехал домой.
   Несмотря на почти стопроцентную уверенность в том, что к взлому компьютера причастен директор "Фармэкса", Костенко не мог понять главного - причины. Зачем Юрасику понадобилось со-вать нос в чужие секреты? Желание урвать куш пожирнее?.. Нет, вряд ли. Топольков - типичный трус. И он не решится по доброй во-ле искать приключений на свою шею. Откуда ему, вообще стало из-вестно о хранящейся в компьютере Костенко информации? Об этом не знал никто.
   Тогда, что же получается? Юрасик взломал секретные файлы из чистого любопытства? Наобум? При этом, умудрился нанять вы-сококлассного хакера и даже позаботился о яде в коньяке?.. Непо-хоже, очень непохоже на Тополькова. Жирная, вечно трясущаяся от страха амёба, вот кто такой директор "Фармэкса". Будь он другим, Костенко никогда не поставил бы его у руля фирмы.
   Однако, "амёба" сумела-таки залезть в компьютер и похитила его содержимое. А самое главное, стёрла после этого файлы...
   В кармане пиджака ожил сотовый телефон.
   -Игорь Семёнович, клиент осторожничает. Мы рискуем засве-титься.
   Отправляя за Топольковым "хвост", Костенко и предполагал нечто подобное. На улице ночь, движение практически отсутствует. В таких условиях, только слепой не заметит постоянно торчащую за спиной машину. И только полный идиот не заподозрит слежку. Юрасик, конечно, трусливая свинья, но не слепой идиот.
   -Ладно, - бросил Скелет в трубку. - Возвращайтесь. Пусть он едет себе, с Богом. Всё равно никуда не денется.
  
  
  
  
   -8-
  
  
   "Десерт" затянулся далеко за полночь. Возвращаться домой, если можно назвать домом маленькую квартирку на окраине, у Лю-бы уже не было сил. Благо, Саша жил один и задавать двусмыслен-ные вопросы было некому.
   Утро застало девушку посреди огромной кровати. Пока она боролась с остатками сна, в комнату заглянул Саша в фартуке на го-лую грудь.
   -Просыпайся, красавица. Пора завтракать.
   -А что, в этом доме кофе в постель не подают?
   - Только по выходным. Приходите завтра и мы осуществим все ваши мечты, - расплылся в плотоядной улыбке парень и исчез за дверью.
   Ночные забавы, хоть и не сопровождались оргией, но без само-деятельного стриптиза не обошлось. Поэтому, предметы туалета ва-лялись в самых неожиданных местах. Когда, наконец, одежда была укомплектована, а её хозяйка, быстренько приняв душ и, приведя себя в порядок, прибыла на кухню, Саша уже успел соорудить скромный завтрак из знаменитой яичницы с колбасой, кофе и слегка поджаренного хлеба.
   Он стоял у телевизора и смотрел местные новости.
   -А запахи! - воскликнула Люба, втягивая носом кухонные ароматы. - Слюной можно захлебнуться.
   Саша повернулся на её голос и жестом прервал хвалебную речь.
   -Кажется, ты осталась без работы, девочка.
   -В смысле? - не поняла Люба и подошла ближе.
   На экране телевизора мелькал знакомый фасад "Фармэкса". Только очень переменившийся за ночь. Закопченные стены и чёрные провалы окон с вырывающимися кое-где струйками дыма говорили сами за себя. А для особо тупых комментировал картинку бодрый голос диктора за кадром:
   -Пожарные считают, что возгорание произошло в результате замыкания электропроводки. К сожалению, не обошлось и без жертв. В огне погиб молодой мужчина, охранник фирмы.
   У Любы подкосились ноги. Она едва успела сделать шаг и опуститься на табурет.
   -О, Боже! Там же ночью Женя дежурил!
   -Ты его хорошо знала? -с ноткой ревнивого подозрения спро-сил Саша.
   -Если тебя это интересует, то можешь дышать спокойно. Я с ним не спала. Просто хороший парень. Весёлый.
   -Прости, - тихо сказал Саша, всем видом показывая, что осоз-наёт бестактность своего поведения. - Давай завтракать. А то и я без работы останусь. У нас с опозданиями строго.
   Люба отрицательно качнула головой:
   -Не хочу.
   -Хоть кофейку попей. Взбодрись немного.
   Не слушая уговоров, Люба встала и потянулась к телефону:
   -Надо бы шефу позвонить. Он, поди, ещё и не знает ничего.
   Номер директорского "мобильника" не отвечал. Девушка дол-го и безуспешно крутила диск телефона. От свалившегося известия она вошла в какой-то ступор. Её трясло, а по щекам бежали слёзы. Наконец, Саша решительно оторвал её от трубки и снова усадил за стол.
   -Успокойся. Твой шеф давно уже рыдает на пепелище. Попей кофейку и поезжай туда. Я опаздываю и подбросить, к сожалению, не смогу. А вечерком заскочу к тебе домой.
  
  
   *****
  
   У закопченных стен "Фармэкса" собрались почти все труже-ники офиса. Не хватало только директора. Вокруг шныряли пожар-ники, милиционеры, ещё какие-то деятели в штатском. Расспраши-вали, снимали на видео, строили версии случившегося. Люба с тру-дом соображала с кем и о чём беседует. Происходящее казалось не-реальным, дурным сном, из которого она никак не может вырваться
   Лишь часам к четырём этот кошмар закончился. Вопросы у следователя иссякли, директор так и не объявился и измученные со-трудники фирмы молча разбрелись по домам.
   Люба поймала такси и с облегчением плюхнулась на заднее сиденье. Дома, включив телевизор, она завалилась на диван. Какое всё-таки блаженство иметь свой угол, где можно вот так закинуть ноги на подлокотник, прикрыть глаза и расслабиться. Организм тре-бовал отдыха. Бессонная ночь и нервотрёпка дня её основательно вымотали. Ещё хотелось есть, но - это не к спеху. Это подож-дёт...Монотонный гул телевизора убаюкивал, нагонял дрёму...
   Чтобы уснуть окончательно, девушке не хватило пары секунд. Знакомое название, вырвавшееся из уст телеведущего, заставило Любу встрепенуться и открыть глаза.
   На экране мелькали сбитые столбики дорожного ограждения, искорёженные останки автомобиля и что-то чёрное, с трудом напо-минающее человека. И за всем этим вещал приятный женский голос:
   - Похоже, злой рок преследует в последнее время "Фармэкс". Мы уже сообщали, что ночью сгорел офис этой фирмы, специали-зирующейся на торговле медикаментами. А утром был обнаружен сожжённый автомобиль "БМВ", принадлежащий её директору. В машине находился труп мужчины. Как утверждают представители милиции, есть основания полагать, что имела место трагическая ха-латность, допущенная водителем. Не справившись с управление на скользкой дороге, он вылетел на обочину. Разлившийся бензин и случайная искра довершили печальную картину аварии.
   Люба медленно села. Перед глазами всплыло добродушное полное лицо директора, всегда румяное и улыбающееся. Господи, как же это? Жил человек и вдруг - бац, и нет его?
   Резкая трель телефона вырвала её из состояния растерянности.
   -Да.
   -Любовь Ивановна? Следователь Корнилов. Мы с вами уже встречались сегодня.
   -Помню.
   -Боюсь, у меня неприятные новости...
   -Знаю, - прервала Люба. - Только что по телевизору смотрела.
   -Вот и хорошо, - следователь осёкся, потом поправился. - В смысле, что вы в курсе. Я бы хотел поговорить по поводу вашего директора. Не возражаете, если я сейчас к вам приеду?
   -Зачем? Я ведь уже всё рассказала...
   -И всё же?..
   Люба тяжело вздохнула. До чего настырный тип - этот следо-ватель! Нигде от него не спрячешься.
   -Хорошо. Адрес знаете?
   -Конечно.
   Девушка положила трубку и побрела в ванную. Разговор с Кор-ниловым отнял последние силы. Но на полпути её остановил новый звонок, теперь в дверь.
   "Слава Богу, Шурик приехал!" Она бросилась в прихожку. Щёлкнула замком и отшатнулась.
   На пороге квартиры стоял... Топольков. В полумраке лицо его светилось нездоровым румянцем. Нервно улыбаясь, он смотрел на опешившую Любу.
   Пауза затягивалась и директор, наконец, не выдержал.
   -Проснись, Любушка. Ты словно покойника увидела.
   -Так...вы...живы?.. - едва смогла выдавить из себя девушка.
   -Если ты меня сейчас же не впустишь, тогда точно помру. От любопытства.
   -Ой! - спохватилась Люба, отступая с порога. - Проходите. Я совсем растерялась.
   -Ничего, ничего, - засмеялся Юрий Петрович.
   Войдя в комнату, он осмотрелся и одобрительно кивнул:
   -Скромненько и со вкусом. Одна дома?
   -Да, - кивнула девушка, всё ещё не веря своим глазам.
   -А ухажёр-то есть? - не унимался гость. -Или как это сейчас на-зывается - бойфренд?
   Люба, слегка покраснев, промолчала.
   -Судя по румянцу - есть. А теперь позволь узнать, меня что, в фирме уже похоронили?
   -Как можно, Юрий Петрович! - испуганно всплеснула руками Люба. - Просто, по телевизору недавно аварию показывали. И ска-зали, что машина ваша, а водитель погиб.
   -Ах, вон как!
   Топольков кивнул и уселся на диван.
   -Всё гораздо проще, Любушка. Дело в том, что "БМВуху" мою сегодня ночью угнали. Самым наглым образом. Прямо от дома. Но, похоже, не по Фомке шапка оказалась. Одним воришкой стало на свете меньше.
   -Так ведь, Юрий Петрович, милиция думает, что погибший - вы! Мне пару минут назад следователь звонил. Сейчас должен подъ-ехать.
   Улыбка на лице Тополькова окаменела, превратившись в гри-масу.
   -Даже так? - пробормотал он. - О чём ещё милиция думает, знаешь?
   -Меня сегодня уже раз допрашивали. По поводу пожара. И сле-дователь очень интересовался вами. По-моему, он считает, что вы сами пожар и устроили. Даже бросил намёк, будто вы чуть ли не наркобарон какой-то.
   -Бред сивой кобылы,- отмахнулся Топольков. - Ладно. Это всё ерунда. Лучше скажи мне, Любушка, куда ты диск компьютерный дела? В сейфе его не оказалось.
   -Ой! - всплеснула руками девушка. - Так вы, значит, приезжали вечером в офис? А я следователю сказала, что уходила последней.
   -И правильно сделала. Так, где диск?
   -Он у меня, в сумочке. Вы же ключ от сейфа не оставили. А в приёмной замков надёжных нет. Вот я и решила взять его с собой, а утром отдать вам.
   Девушка бросилась к сумочке, долго рылась в поисках нужного предмета и выудила на свет Божий блестящий блин диска. Юрий Петрович бережно взял его, повертел в руках, разглядывая со всех сторон. Потом спрятал в карман пальто, встал и прошёлся по комна-те. Он был похож на человечка с детских рисунков, всё тело которо-го состоит из сплошных овалов и круглешков. Даже ходил он так, словно перекатывался с одного шарика на другой.
   Люба растерянно наблюдала на шефом. Вернее, за его лицом. Обычно весёлое и жизнерадостное, оно переменилось до неузнавае-мости. Черты его заострились, приобрели какоё-то жестокий, почти хищный вид. Девушке подумалось, что так меняется добродушный пёс, превращаясь в скалящегося зверя.
   Юрий Петрович резко остановился, несколько секунд буравил Любу мутным взглядом, потом кивнул на диван.
   -Садись, Любушка, поговорим.
   Чувствуя разливающийся по телу холодок страха, девушка при-строилась на краешке дивана, готовая в любой момент вскочить и бежать, сама ещё не зная, куда и зачем.
   -Вообще-то, ты молодчина, - продолжал между тем директор. - Я на сто процентов уверен, что тебе даже в голову не пришло поин-тересоваться содержимым диска. Я прав? По глазам вижу - прав. А зря. Если бы ты знала сколько денег упаковано в этом блестящем бублике!
   -Юрий Петрович! Я не понимаю о чём вы?..
   -А тебе и не надо ничего понимать, - прервал девушку Тополь-ков. Достал из кармана сигарету, слегка размял её и воткнул в уго-лок пухлого рта. Полез за зажигалкой. Но, вместо неё, вытащил большой чёрный пистолет с трубкой глушителя на стволе. - Прости, Любушка, но у меня нет выбора...
  
  
  
  
   -9-
  
  
  
   Вырвавшись из города, неприметная "девятка" начала резво набирать скорость. Ночное шоссе было пустым. Лишь изредка про-носились мимо спешащие в стойла родных гаражей, машины.
   Юрий Петрович закурил и откинулся на спинку сиденья. Самое трудное осталось позади. Ещё пара часов и он будет в аэропорту со-седнего областного центра. Оттуда в Москву, во Внуково и - "про-щай немытая Россия". Пришло время отдохнуть, поваляться под пальмами, обнять жену и сыновей.
   Прошедшие сутки изменили его до неузнаваемости. Он будто снова вернулся в далёкое детство, в тот самый день, когда сошёлся в неравном бою с Пашкой Бобровым. Как и много лет назад, он ока-зался загнанным в угол, из которого есть только один выход - за-быть все страхи и драться. Законы эволюции жестоки: выживает сильнейший. А Юрий Петрович очень хотел выжить.
   И он вырвался из этого угла! Озверевший от страха и отчаяния, протоптал себе такую дорожку, с которой не могли бы тягаться ни-какие откушенные носы на свете!
   Он смотрел на летящую под колёса ночную дорогу, уносившую его из кровавого плена в далёкий южный рай без бандитов и сталь-нозубых следователей. И удивлялся собственному спокойствию. Ру-ки уверенно держали руль. Сердце, словно хорошо отлаженный мо-тор, ровно стучало в груди, а горящая в уголке рта сигарета вздраги-вала только на дорожных ухабах. Лишь уставший от перенапряже-ния мозг упрямо возвращал его в адскую карусель прошедших су-ток...
  
  
   Прошлой ночью, с горем пополам отыскав улицу Цветочную, Топольков поднялся на третий этаж нужного дома и позвонил в две-надцатую квартиру. За добротной металлической дверью, разлилась трель электрического соловья... И замолкла, увязнув в ночной ти-шине. Юрий Петрович позвонил ещё раз. Никто не отозвался. Он снова и снова давил кнопку, уже прекрасно понимая, но упорно не желая верить, что за дверью никого нет.
   Наконец, едва переставляя негнущиеся ноги, он спустился на пару ступенек вниз и уселся прямо на заплеванный голый бетон. За-курил. По щекам медленно катились слёзы.
   Финиш, приплыли. Столько отдано сил и нервов. Сожжены все мосты. И - зря! Какая-то сопливая девчонка поставила крест на вы-страданных с таким титаническим напряжением, планах. Может она втихую работает на Скелета? Или на ментов? А Юрий Петрович, как последний идиот, сам вложил ей в руки главный приз. Возьми, Лю-бушка - голубушка, заработай себе на "Сникерс" с "Тампаксом". Или на медальку "За ратные подвиги". Смотря, кому служишь.
   А может, её уже и в живых-то нет? Просчитал его Скелет, пере-хватил девчонку с диском, а потом пустил в расход?
   Топольков докурил сигарету до самого фильтра и поднялся со ступенек. Нет, что-то не стыкуется злое лицо Скелета в сауне, пожар в офисе и предательство секретарши. Да и на милицейскую подставу она мало смахивает. За полгода совместной работы Юрий Петрович изучил Любу достаточно хорошо: У неё любая хитрость на лбу на-писана.
   Что-то здесь не так. Скорее всего, загуляла Любушка с каким-нибудь добрым молодцем и заночевала у него на квартире. Значит, завтра объявится. Не может не объявиться.
   Топольков забрался в машину и снова крепко задумался. При-дётся побег из города немного отсрочить. Вот только как потом вы-бираться, когда озверевший Скелет с одной стороны и такой же оса-таневший Корнилов с другой, перекроют все ходы-выходы и густой метёлкой прометут город? Он хоть и город-миллионер, но не Моск-ва необъятная, при желании найдут в два счёта.
   Надо что-то придумать, изобрести, отвлечь внимание. Хотя бы на сутки. Нет! Какие сутки? Хотя бы на день! Дождаться Любу, за-брать диск, отправить его жене и бежать, сломя голову. Но вначале пересесть на "девятку" и избавиться от намозолившего глаза, от-лично известного и ментам, и бандитам, "БМВ". Сжечь его, к чёр-товой бабушке, инсценировав аварию... Тополькова словно током ударило. В голове начал быстро созревать план.
   Он завёл машину, позвонил Володе Локтину и заплетающимся языком попросил его спуститься во двор. Парень жил один, работал в "Фармэксе" водителем и время от времени подвозил пьяного шефа домой. Так что звонок не вызвал у него никаких подозрений.
   Оглушить Локтина, усадить его за руль и инсценировать ава-рию было уже делом техники. Конечно, эксперты быстро разберут-ся, что погибший совсем не Топольков, но за это время настоящий хозяин машины будет уже далеко и под чужой фамилией...
   Только под утро Юрий Петрович добрался до арендованного гаража, опустошил тайник и вывел на улицу заросшую пылью "де-вятку". Немного подремал, пытаясь успокоить нервы и убить время. К девяти часам поехал на пепелище родного офиса. Остановился по-одаль, стараясь не привлекать внимания. А когда увидел спешащую на работу Любу, у него чуть сердце не выпрыгнуло из груди. И он сам едва не выпрыгнул вслед за сердцем из машины.
   Однако благоразумие взяло верх: девушку уже встречали по-жарники и вездесущий Корнилов. Сгорая от нетерпения и проклиная судьбу, Юрий Петрович ждал. Планы опять летели ко всем чертям. Сейчас, пока милиция разбирается с трупом в "БМВ", нужно от-правлять диск жене и валить из города. А вместо этого приходится ждать, когда следователь удовлетворит своё ненасытное любопыт-ство и Люба уйдёт, наконец, с пепелища. До чего же несправедливо устроена жизнь! Из-за какой-то девчонки, решившей гульнуть ноч-ку, он завис на грани фола. О пересылке ж диска жене, можно за-быть: не хватит времени. Придётся тащить его с собой. Случись встреча с людьми Скелета, заветная палочка-выручалочка не срабо-тает.
   ...Когда Топольков ступил на порог Любиной квартиры, его трясло от переполнявшей злости. А сообщение секретарши о скором визите ненавистного Корнилова только подлило масла в огонь. Ре-шение убить девчонку больше не вызывало у Юрия Петровича пер-воначального отвращения. Скорее, наоборот, оно казалось, в сло-жившейся ситуации, единственной верным.
  
  
   *****
  
  
   ...Помеченный смертью пистолет улетел на речное дно, а Юрий Петрович, медленно успокаиваясь, катил прочь от города, навстречу новой жизни.
   Но, когда за спиной зажглись чьи-то фары, к Тополькову мгно-венно вернулось предчувствие беды. Он попытался гнать его прочь, однако, по мере приближения идущего сзади автомобиля, росла и тревога. Юрий Петрович пожалел уже, что выбросил пистолет. С ним ему было бы немного спокойнее.
   Свет фар догоняющей машины залил салон "девятки" и То-польков инстинктивно вжал голову в плечи. Сердце учащённо заби-лось, гулким эхом отдаваясь в висках, а перед глазами заплясали разноцветные пятна. Разум его помутился. Бывший директор был готов рвануть дверку и на полном ходу выпрыгнуть прочь из авто-мобиля.
   Преследователь, включив поворот, пошёл на обгон. Мимо оце-пеневшего Тополькова проплыла чёрная тень "ауди" с тонирован-ными стёклами, пристроилась спереди "девятки" и начала медленно уходить в отрыв. Юрий Петрович с трудом перевёл дыхание, на-блюдая за удаляющимися габаритами. Слава Богу! Обошлось! Ви-димо кто-то торопится ещё сильнее, чем он. Правда, по весеннему гололёду носиться на таких скоростях чревато последствиями, но судьба обитателей немецкого авто его не касалась.
   Между там, сзади загорелись огоньки ещё одного лихача. На этот раз Топольков воспринял их появление с меньшим страхом. Наблюдая в зеркало, он на секунду оторвал взгляд от дороги впере-ди. А когда вновь посмотрел в лобовое стекло, понял, что проиграл.
   Обогнавшая "девятку" "ауди" стояла поперёк шоссе, не остав-ляя никаких шансов прорваться. А быстро приближающийся сзади джип отрезал путь к отступлению...
  
   -10-
  
  
   ...Они разминулись всего на несколько минут. Краем глаза Корнилов успел даже зацепить неприметную "девятку", выскочив-шую со двора дома, по улице Цветочной. Однако разглядывать во-дителя не посчитал нужным. Зачем забивать мозги ненужной ин-формацией? Тем более что они и так уже утрамбованы под завязку. Правда, совершенно другими мыслями. Слишком много вопросов поставил пожар в "Фармэксе" и ещё больше, скоропостижная кон-чина его директора. Создавалось впечатление, что кто-то планомер-но заметает следы, одну за другой рубит ниточки, способные вывес-ти Корнилова к Скелету.
   Неужели этот худосочный ублюдок пронюхал о затеянной во-круг Тополькова возне? Или "зиц-председатель", по скудоумию, сам взболтнул Скелету о прессинге со стороны следователя?
   Вопросы, вопросы... Вопросов много. Вот только ответы на них ещё предстоит отыскать. И вполне возможно, в этом деле Корнилову поможет Топольковская секретарша. Как там её зовут?.. Люба?.. Да, точно, Люба...
   Взлетев на третий этаж, он надавил кнопку звонка. Потом ещё и ещё раз... Квартира Любы ответила гробовым молчанием.
   -Да что эта девка себе позволяет? - раздражённо рыкнул следо-ватель и в сердцах врезал кулаком по металлу двери.
   Лестничная площадка наполнилась противно вибрирующим гу-лом, а дверь слегка приоткрылась...
   ...Люба полулежала на диване, бессильно уронив голову на бок. Из раны в груди толчками выплёскивался кровавый родничок. Бы-стрым, отточенным за голы работы до автоматизма, движением, Корнилов нащупал пульс. В теле девушки едва-едва теплилась жизнь...
  
  
  
   *****
  
  
   Игорь Семёнович приобнял за плечи понуро сидящего за рулём "жигулей" Тополькова и с отеческой заботой сказал:
   -Что ж ты, друг сердечный, от компаньонов бегаешь? Мы, по-нимаешь, с ног сбились, весь город на уши поставили. Думали и правда - помер. А ты оказывается, как Ленин, живее всех живых. Молодец. От покойника пользы мало.
   Скелет похлопал Тополькова по спине и вдруг впился пятернёй в жирный затылок.
   -Что, козёл, жадность одолела? Мало тебе платили? Решил куш пожирнее сорвать? Не про тебя кусочек, Юрасик! У больших денег всегда хозяева есть.
   Скелет с силой стукнул беглеца лицом о руль.
   -Где диск, падаль? Лучше говори сразу, тогда помрёшь быстро, без мучений.
   Юрий Петрович дрожащей рукой вытащил из кармана заветный диск.
   -Вот так-то лучше, - усмехнулся Костенко. Он снова похлопал партнёра по спине и выбрался из машины.
   Снаружи зябли на холодном ветру крепкие парни в коротких куртках.
   -Кончайте,- бросил им Скелет и поспешил к джипу. Забираясь в тёплый салон, услышал сухой треск выстрела.
   Давний дружок Юрасик, так и не решившийся проглотить кап-сулку с ядом, отлетел в мир иной. Костенко тяжело вздохнул и при-нялся возиться с чёрным чемоданчиком ноутбука.
   А спустя несколько минут, бойцы команды Скелета услышали из салона джипа рёв и ругань. Их босс был чем-то очень сильно рас-строен...
  
  
   *****
  
   Мутновато-желтое пятно приковывало взгляд. Люба моргнула, пытаясь вернуть глазам резкость и пятно медленно трансформиро-валось в зажжённую люстру.
   -Очухалась, голубушка. Ну и, слава Богу!
   Голос долетал откуда-то сбоку. С трудом, преодолевая одереве-нелость мышц, девушка повернула голову и наткнулась на взгляд того самого, надоедливого следователя. Как там его фамилия?.. Ах да, Корнилов, кажется...
   -А ты, везунчик, - неожиданно по-доброму улыбнулся следова-тель. - Пуля совсем рядом с сердцем прошла.
   Пуля? Какая пуля?.. И вдруг в Любиной голове что-то оглуши-тельно щёлкнуло и она увидела толстощёкую физиономию директо-ра "Фармэкса" и чёрный, смотрящий прямо ей в лицо, ствол писто-лета.
   Боже, неужели всё это было на самом деле?..
   Лёгкое покашливание заставило Корнилова оглянуться. У двери палаты недвусмысленно постукивал пальцем по циферблату часов, врач.
   -Ладно, девонька, выздоравливай, - пробормотал следователь. - Набирайся сил, а вопросы... Вопросы подождут.
   Ободряюще подмигнув на прощание, он вышел из палаты. А Люба опять провалилась в тяжёлый, наполненный страхом и болью, сон...
   Когда она открыла глаза, следователь вновь, словно никуда и не уходил, сидел у её изголовья.
   -Привет. Как себя чувствуешь?
   -Терпимо, - прошептала Люба пересохшими со сна, губами.
   -Ты уж, извини, что надоедаю. Но постарайся, пожалуйста, от-ветить на несколько вопросов...
  
   .... Днём позже, идущую на поправку девушку, навестил Кос-тенко...
  
  
  
   *****
  
  
  
   Женева - красивый город. В этом Саша убедился, разглядывая его из окон такси. Никогда раньше он не бывал за границей. И если здесь везде так же, как в Женеве, то в Россию-матушку он вернётся не скоро.
   Машина остановилась. Таксист что-то быстро сказал, кивая го-ловой на один из домов, прячущихся в тени деревьев. Приехали, по-нял Саша. Расплатился и, выбравшись из салона, впился глазами в вывеску на здании. Да, точно. Название банка намертво врезалось в память ещё в ту самую ночь, когда, покинув постель со спящей Лю-бой, он забрался к ней в сумочку и вытащил диск. А когда на экран монитора выплыло его содержимое, Саша обомлел. Это была на-стоящая бомба. И если она рванёт, в городе полетит столько голов, что и чумы не надо.
   Если взорвётся, конечно. Хотя, скорее всего, найдутся хитро-умные сапёры, которые аккуратно отвинтят голову хозяину диска, а заодно и всем его касавшимися. Риск был огромным. Но всё пере-крывалось неприметными номерками. Вернее, количеством нулей у сумм, скрывающихся за ними. А чтобы Саша не заблудился и смог ими попользоваться, здесь же были даны адреса банков и пароли - доступы к счетам.
   Взвесив все "за" и "против", он решил рискнуть. В сумочку к Любе опустился точно такой же диск. Пришлось пожертвовать лю-бимой компьютерной игрой. А поутру, увидев в новостях сгоревший офис "Фармэкса", Саша убедился, что принял правильное решение. Пожар всё спишет и директору сейчас не до диска. Поэтому, быст-ренько выпроводив подругу, он собрал вещички и рванул из города.
   Пока длилось оформление визы и загранпаспорта, он жил как на пороховой бочке, не решаясь, лишний раз высунуться из гости-ничного номера. Однако всё обошлось. И вот он здесь, в двух шагах от победного финиша. Практически, у дверей рая на земле.
   Не в силах больше сдерживаться, Саша расплылся в улыбке. Подхватив вместительный, заранее приобретённый кейс, решитель-но направился к банку. Краем глаза он заметил прогуливающегося невдалеке господина средних лет. Даже отлично сшитый костюм не мог скрыть его ужасающей худобы. "Надо же, - подумал Саша. - Оказывается и в Швейцарии люди недоедают".
   Опьянённый близостью заветной цели, он не видел блеснувших холодной ненавистью глаз тощего господина...
  
   ...В холле банка его уже ждали.
   -Господин Смирнов?
   Саша растерянно оглянулся. От входной двери к нему прибли-жались двое крепкотелых парней.
   -Интерпол, - на ломанном русском языке, сообщил один из них. - Вам придётся проехать с нами. Диск, надеюсь, при вас?
   Когда его усаживали в полицейскую машину, Смирнов успел заметить, как в другую, точно такую же, заталкивали отчаянно упи-рающегося господина, недавно так шокировавшего Сашу своею ху-добой.
   А невдалеке, наблюдал за работой Интерпола невысокий, абсо-лютно лысый мужчина. Он грустно улыбался и думал о своей, по-гибшей от передозировки наркотиков, дочери.
  
   КОНЕЦ

Оценка: 6.17*7  Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.