Нарожный Виктор Анатольевич
Наследие Глава девятая

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:

  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
  -1-
  
  Пустыня Руб-эль-Хали.
  Йемен.
  
  На зубах хрустел песок. Он лез повсюду, в глаза, ноздри, под одежду. Макарский с трудом подавил желание чихнуть и, приподнявшись на локтях, заглянул в окуляры бинокля.
  В последних лучах заходящего солнца хорошо были видны рваные уступы скалы и залитый кровью труп. Мёртвый человек лежал на животе, неловко поджав под себя ноги и вывернув голову. Капюшон его бурнуса свалился на плечи и Макарский без труда смог разглядеть лицо покойного. Худощавое, с тонким хрящеватым носом и чёрной, как смоль, бородой. Явно, из местных.
  Бинокль плавно ушёл в сторону и наткнулся на второй труп, потом на третий. Макарский сглотнул подступившую к горлу тошноту. Боже правый! Они все мертвы! Пустыня вокруг скалы была усеяна мертвецами. Многие из них были одеты в чёрную, полувоенную униформу, а некоторые продолжали сжимать в руках короткие, кажущиеся игрушечными, автоматы "Узи"(1). Такое оружие в снаряжение экспедиции не входило. Так же, как и застывший метрах в двадцати от скалы, вертолёт. Камуфлированный под цвет пустыни "Белл UH-1"(2), известный более под легендарным именем "Ирокез", стоял с распахнутыми настежь дверками, а из кабины пилота свешивался ещё один покойник. В наушниках. Видимо, при жизни он был лётчиком.
  -Эфенди, - пальцы Саида легонько коснулись плеча Макарского. - Тот, который с бородой и в бурнусе - Сулейман, бригадир землекопов. А чуть поодаль от него, Мустафа, начальник охраны...
  Сергей коротко кивнул. Понятно. Судя по обилию трупов, не выжил никто. Прилетевшие на вертолёте боевики методично расстреляли весь состав экспедиции, а потом, скоропостижно погибли сами. Интересно только - от чего? Кто помог окочуриться вооружённым до зубов черномундирникам? Ответ на этот вопрос не требовал большого напряжения ума. Он лежал на поверхности. И Макарский его знал.
  -Эфенди, - Саид уже успел прийти немного в себя. - Разрешите, я сползаю туда, осмотрюсь?
  -Не стоит, - глухо пробормотал Сергей. Отведя от глаз бинокль, он поднялся на ноги. - Пошли. Живых там не осталось.
  И, скользя ботинками по осыпающемуся склону бархана, направился к скале.
  -А вдруг - засада? - Попытался возразить его воспитанник.
  Но Макарский лишь вяло отмахнулся:
  -Нет там никого. Поверь.
  Он знал, что прав. Все, кто должен был умереть, умерли. А тот, кто их убил, уже далеко. Точно так же, как наверняка, недоступно теперь и то, за чем Сергей, собственно говоря, сюда и приехал. Finita la comedia !(3)
  Он с трудом сплюнул вязкую от песка и пыли, слюну и, не останавливаясь, вытер рукавом куртки мокрое от пота лицо. Машину пришлось оставить за дальним барханом. За тем самым, с которого они впервые заметили вертолёт. Опасаясь привлечь к себе внимание непрошенных гостей, оставшийся участок пути прошли пешком. А вернее, проползли на брюхе.
  Предосторожность оказалась излишней. Встречать их было некому.
  Через несколько минут путники приблизились к первому трупу. Макарскиий вопросительно посмотрел на Саида, но тот лишь покачал, отрицательно, головой. Нет, не наш!
  На экипировке чужаки явно не экономили. Новенькая, ладно погнанная униформа, поверх неё - лёгкие кевларовые бронежилеты. В карманах на груди у каждого - рация, а на поясе - небольшая коробочка GPS-навигатора. Лица у непрошенных гостей все сплошь европейские, выбритые до глянцевой чистоты. Видимо, дисциплина в их отряде была суровой.
  "И кто же вы, ребятки? - Подумал Макарский. - Откуда такие красивые взялись"? Не иначе, как "группа товарищей" решила подсуетиться и, пока Глеб трясся по едва проходимым горным дорогам, прислала сюда "вертушку" со своими боевиками?..
  Между тем, Саид проинспектировал лагерь. Когда парень вернулся обратно, в руках у него красовался укороченный автомат "Калашникова", а в глазах явственно плескался страх.
  -Эфенди! - Выпалил он. - Здесь были демоны! Трое! Они пришли из глубины пустыни и туда же вернулись!
  Сергей молча кивнул. Трое. А трупов - десятка три. Что и говорить, ловкие дэвы обитают в здешних песках!
  -Эфенди! - Непонятное спокойствие старшего давило на Саида, заставляя его нервничать ещё сильнее. - Судя по всему, наших людей перестреляли чужаки, а их самих, убили демоны! Голыми руками! Как Ахмеда! Я не нашёл на их телах ни единой раны. Ни резаной, ни огнестрельной.
  Парень умолк, с трудом переводя возбуждённое дыхание. Взгляд его непрестанно метался по сторонам. Солнце уже село, над пустыней зажигались первые звёзды и начинал сгущаться ночной мрак.
  -Успокойся, Саид, - произнёс Макарский. - Дэвы ушли. Навсегда. Здесь им больше делать нечего.
  Он присел на прогретый за день камень и устало опустил плечи. Да, действительно, демонам здесь больше делать нечего. Свою миссию они выполнили. С честью. Хранимая под толщей скалы ТАЙНА спасена и находится теперь в надёжных руках...
  Нет! Сергей вскочил на ноги и стремглав метнулся к рукотворному холмику песка и щебня, всего того, что было поднято на поверхность при рытье ямы и расчистке тоннеля. Нет! До тех пор, пока он сам не спустится под землю и не убедится, что его подозрения верны, Макарский не сдастся! И пусть голос разума твердит о бредовости подобного решения, он всё равно полезет в тоннель!
  -Фонарь! - Рявкнул Сергей спешащему за ним воспитаннику. - Живо!
  Саид, мигом сообразив, что затевает отчим, развернулся и со всех ног побежал к ближайшей палатке. А Макарский, не дожидаясь его, приблизился вплотную к чёрному провалу ямы.
  Одетый в деревянный короб раскоп казался бездонным. В сгущавшейся ночи тьма его выглядела столь зловеще, что у Сергея мурашки пробежали по спине. Однако он быстро взял себя в руки и не оставляя страху ни малейшего шанса на реванш, переступил через край пропасти.
  Тонкая дюралевая лесенка натужно загудела под весом его, девяностокилограммового тела, но Макарский упорно, шаг за шагом, продолжал спускаться вниз.
  
  
  
  -2-
  
  Москва.
  Россия.
  
  Вечерело. Над столицей сгущался жиденький, перемешанный с неоновым заревом, сумрак. Он осторожно просачивался в окошко кабинета и здесь, словно обретя второе дыхание, густел, наливался чернотой, окружая горящую на столе лампу траурной каёмкой почти непроглядной тьмы.
  Виталий Петрович Ветров решительно захлопнул папку с документами. Закурил. В возбуждённом мозгу беспорядочно плавали обрывки путаных мыслей. Чтобы собрать их в кучу, сцементировать и отформировать до более-менее удобоваримого состояния требовалось немного успокоиться, перевести дух.
  -Чёрт бы тебя побрал, Глебушка! - Не выдержав, одними губами пробормотал Ветров. - Во что же ты меня втравил?
  В две затяжки прикончив сигарету, он с силой вмял окурок в переполненную пепельницу. Собственно говоря, винить одного лишь Ордынцева было бы не справедливо. С таким же успехом генерал мог предъявлять претензии и к своему, не к месту разыгравшемуся любопытству.
  Выслушав исповедь друга детства, а потом, изучив официальную биографию его ожившего знакомца, Ветров преисполнился уверенности в том, что где-то в недрах архивов хранится ещё одно досье на Макарского, более правдивое и под более серьёзным грифом секретности.
  Проверить это предположение большого труда не составило. Для заместителя директора ФСБ все двери открыты и вскоре, тоненькая, пропитанная пылью времён, папочка со знакомой уже фамилией на обложке, легла на генеральский стол. Правда, ответов она дала мало, зато вопросов, после её прочтения, заметно поприбавилось.
  Во многом дублируя своего официального собрата, досье раскрывало кое-какие подробности служебной биографии капитана Макарского, а главное, указывало, наконец-то, настоящее место его службы. Тринадцатый отдел Второго Главного Управления КГБ СССР.
  Здесь Ветров споткнулся в первый раз. Он неплохо знал структуру ведомства, из недр которого вышла ФСБ, но никогда ещё не слышал о существовании в занимающемся контрразведкой управлении, тринадцатого отдела(4) . Впрочем, самая мощная некогда спецслужба мира хранила в своих недрах и не такие секреты. Так что, особо удивляться появлению никому ранее не ведомого подразделения, пожалуй, не стоило.
  Следующим пунктиком, о который Виталий Петрович запнулся, было последнее задание Макарского. Операция носила название "Колыбель". И хоть место её проведения не озвучивалось, зато дата наводила на вполне определённые размышления. Июль 1988 года!
  Мало того, именно при выполнении этой миссии молодой, но весьма (если судить по оперативности, с которой он получал очередные звания) перспективный чекист исчез. Пропал без вести. Тело его найдено не было, но всё указывало на то, что он погиб в результате некоего стихийного бедствия.
  В числе аргументов, подтверждающих истинность такого вывода, приводились и показания старшего лейтенанта ВДВ, Ордынцева Глеба Романовича. Он, этот старлей, был единственным, кто вернулся после провала операции, живым...
  Очередной пазл замысловатой мозаики лёг на своё законное место. Правда, чувствовал он себя там весьма неуютно, потому как самим своим существованием вызывал такой шквал вопросов, от которых даже у закалённого генерала ФСБ голова шла кругом.
  Например, что представляет из себя этот, не указанный ни в одном справочнике, Тринадцатый отдел Второго Главного Управления? Отдел, о котором в Федеральной Службе Безопасности никто и никогда не слышал...
  
  
  -3-
  
   Пустыня Руб-эль-Хали.
  Йемен.
  
  Яма оказалась не столь бездонной, как виделось сверху. Метра через три ноги Сергея благополучно коснулись земной тверди. Он оторвался от лестницы и тут же, чертыхнулся, запнувшись о брошенную землекопами кирку.
  А в следующий миг, откуда-то сбоку донёсся едва уловимый стон.
  -Кто здесь? - Рука Макарского рефлекторно дёрнулась к пистолету, а глаза зашарили по темноте.
  Увы. Густой чернильный мрак окутывал всё вокруг вязкой, почти осязаемой пеленой. Давимый ею мир сузился до размеров крошечного пятнышка, чуть подсвечиваемого сверху звёздным небом и сколько Сергей не тужился, разглядеть что-либо за его пределами, не смог.
  А стон, между тем, повторился. Хриплый и обессиленный. Видимо, издавший его человек находился в весьма плачевном состоянии.
  Или притворялся таковым, выманивая Макарского на линию огня?
  Сергей приник к стене раскопа и нетерпеливо покосился наверх. Где там, Саид, с фонарём? Пора ему и объявиться.
  Наконец, над головой раздался едва уловимый шорох и на фоне ночного неба нарисовался силуэт воспитанника.
  -Эфенди!
  -Да.
  -Я добыл фонарь.
  -Хорошо. Потуши его и лезь ко мне. Только осторожно. Здесь кто-то есть.
  В том, что прячущийся в темноте человек опасен, Макарский начал уже сомневаться. Слишком отчётливо звучала в стонах незнакомца, боль.
  Но, лучше, всё же, перестраховаться и не переть на рожон, как обкуренному перед боем, берксерку.
  Силуэт воспитанника перевалился через край ямы и хлипкое тело лесенки снова мелко затряслось под тяжестью спускающегося вниз человека.
  В отличие от Макарского, Саид лучше представлял реальную глубину раскопа, поэтому приземление его не было столь жёстким, как у приёмного отца. Он мягко спрыгнул на дно и, разглядев Сергея, протянул ему фонарь.
  - К стене, - прошипел Макарский и зажёг свет. Ослепляюще - яркий луч, мгновенно наполнив замкнутое пространство ямы, больно ударил по глазам. Благо, Сергей был готов к подобному и успел слегка их прикрыть.
  Прямо перед ним предстал полукруглый свод уходящего в недра земли, тоннеля. А у самого его входа лежал человек. Невысокий пожилой мужчина, с болезненно бледным, перекошенным от боли, лицом. На этот раз он был одет в чёрный комбинезон, а вместо нелепой клетчатой кепки для гольфа, затылок его украшала скатанная до состояния беретки, спецназовская шапочка - маска.
  И ещё, мужчине очень не хватало тех самых старомодных роговых очков, в которых он встречал Макарского на ступенях Британского музея.
  -Ба-а! - Не сдержался Сергей. - Знакомые всё лица!
  Вид у лондонского "приятеля", которого Ордынцев упорно называл "комиссаром Вийоном", был довольно плачевный. Дышал он прерывисто, на губах пузырилась кровавая пена.
  -Здравствуйте, мистер...
  -Джонс, - прохрипел, чуть слышно, старик и закашлялся, выплеснув изо рта новую порцию крови.
  "Не жилец", - подумал Сергей, внимательно осматривая командира черномундирников. Визуально никаких повреждений на его теле не наблюдалось. Значит, проблемы кроются глубже. У старика внутреннее кровотечение, а это, в полевых услових и без надлежащей медицинской помощи, практически гарантированная смерть.
  -Ребро, - снова прохрипел Джонс. - Лёгкое пробито...
  Всё понятно. Сергей машинально кивнул. У старика сломано ребро. Сама по себе травма не слишком серьёзная, однако ребро умудрилось проткнуть ему лёгкое. А это уже - приговор. Англичанин буквально истекает кровью. Чтобы её остановить, нужна срочная операция, а сделать таковую можно только в Сане.
  "Да, не жилец", - повторил свой вердикт Макарский и, заранее зная ответ, спросил:
  -Кто на вас напал? Хранители?
  -Да.
  -А откуда вы узнали о скале?
  -От верблюда, - на окровавленных губах лондонского знакомца мелькнуло подобие улыбки. Но, тут же лицо его вновь перекосилось от боли.
  "Нет, не скажет, - понял Сергей. - Старик умеет хранить тайны. Да и испугать его, особо, нечем. Он прекрасно понимает, что уже, практически, мёртв".
  -Бумажник... - Пробормотал вдруг Джонс.
  -Что?
  -Бумажник... - Теряя последние силы, англичанин потянулся к своему нагрудному карману, но на полпути выдохся. Рука его безвольно скользнула по ткани и упала на песок.
  Впрочем, на этот раз Макарский сообразил, что от него хотят. Осторожно расстегнув клапан джонсоновского кармана, он двумя пальцами юркнул внутрь и нащупал там, небольшой бумажник. Медленно его вытащил. Осмотрел. Добротная кожа, хоть и изрядно потёртая от времени.
  -Что дальше? - Сергей вопросительно уставился на раненного.
  -Мэри... - Прошептал англичанин. - Передайте Мэри, что я люблю её...
  Прошептал и, в следующую секунду, умер. Перекошенное от боли лицо разгладилось, став вдруг спокойно-умиротворённым. И только широко раскрытые глаза, не мигая продолжали смотреть на Сергея. Словно умоляя его об исполнении последней воли усопшего.
  Отказать Макарский не мог.
  -Хорошо, - пробормотал он, поднимаясь. - Я передам.
  В пахнущем дорогой кожей бумажнике было не густо. Несколько стодолларовых купюр, "визовская" кредитка и фотография.
  Сергей поднёс её к глазам. Молодая девушка в шортах и легкомысленном топике чем-то неуловимо напоминала самого Джонса. Сразу чувствовалась родная кровь. "Дочь, наверно", - решил Макарский. Мэрии беззаботно улыбалась и показывала объективу свой острый язычок. А на оборотной стороне снимка аккуратным почерком было написано: "Не забывай звонить"! И номер телефона. Судя по коду, лондонский. Сергей спрятал фотографию в карман своей рубашки.
  -О´кей, Джонс. Я позвоню.
  Он хотел было положить бумажник англичанину на грудь, но пальцы нащупали сквозь тонкую кожу какой-то предмет. Маленький и продолговато-округлый. Любопытство взяло верх и Сергей вытащил из потайного кармашка крошечный кусочек металла. В свете фонаря тускло блеснуло серебро нагрудного значка. Довольно старого, со сломанной застёжкой. Изображение на нём было слишком мелким и к тому же, полустёртым от времени, так что рассмотреть его в данных условиях было весьма проблематично.
  Макарский не стал напрягать глаза. Успеется. Потом. Лишь пожал недоумённо, плечами. Зачем, спрашивается, Джонс таскал его с собой? Как талисман, на счастье?
  Что ж, если так, то значок англичанина не уберёг.
  -Ладно, потом разберёмся, - буркнул Сергей, пряча находку в карман и обернулся к Саиду. - Помоги-ка! Нужно освободить проход.
  Тело покойного англичанина вынесли из тоннеля и положили сбоку от лесенки. Невзирая на то, что принадлежал он к ненавистной "группе товарищей", особой злости к старику Сергей не испытывал. В конце - концов, о мёртвых или хорошо, или никак. А коротышка Джонс своё уже получил...
  Управившись с мертвецом, Макарский вновь направил луч света на полукруглый свод тоннеля. И без того, учащённо бьющееся сердце мужчины, застучало ещё быстрее. Вот он! Путь, ведущий к заветной ТАЙНЕ, открыт! Обидно только, что скорее всего, на другом его краю уже ничего нет!
  Хотя... Надежда, как известно, умирает последней.
  -Свети! - Приказал он, передавая Саиду фонарь, и на ходу подобрав бесхозную кирку, шагнул в тоннель. Жёлтоватый луч фонаря вырвал из темноты гладко отполированные стены, с низу до верху расписанные стёршимся от времени орнаментом. При желании разобрать изображение было возможно, но нетерпение гнало Сергея дальше. Вначале, он должен достигнуть конца коридора и узнать, что его ждёт там. А уж потом, если останутся силы, время и желание, можно будет заняться изучением рисунков.
  Пол под ногами плавно уходил вниз. Уклон был столь незначителен, что практически не ощущался. Едва сдерживаясь, чтобы не побежать, Макарский быстро шёл вперёд. Саид старался от него не отставать и каждый их шаг гулко отражался от высоких, но убийственно мрачных сводов подземелья.
  -Долго ещё? - Нетерпеливо спросил Сергей.
  -Нет. Сейчас будет поворот, а сразу за ним запечатанная дверь камеры. - Араб замялся на секунду и тут же поправился. - По крайней мере, когда я уезжал в Сану, она была запечатана.
  И действительно, через пару шагов коридор сделал крутой поворот влево, а ещё метров через десять, уперся в тупик. Луч фонаря бессильно заскользил по явственно различимому сквозь слой полуосыпавшейся штукатурки, прямоугольнику замурованного входа.
  Макарский словно налетел на невидимую преграду и остановился. Он не верил собственному счастью. Неужели вертихвостка Фортуна смилостивилась над своим вечным аутсайдером и повернулась к Сергею лицом? Невероятно!
  -Эфенди! - Удивлённо прошептал замерший рядом Саид. - Всё цело!
  -Вижу, - едва сдерживая бурлящие внутри чувства, процедил сквозь зубы Макарский. Бросив на пол кирку и довольно бесцеремонно отобрав у воспитанника фонарь, он приблизился вплотную к входу в камеру. Для лучшей сохранности того, что в ней спрятано, древние строители заложили проём кирпичом, а кладку оштукатурили толстым слоем глины. Теперь, красноватая корочка местами растрескалась и начала осыпаться. Но на её уцелевшей поверхности отчётливо виднелся оттиск выдавленной печати.
  Луна, заключённая в обруч солнечного диска...
  По спине Макарского пробежала нервная дрожь. Пальцами свободной руки он прошёл по едва различимым вмятинам под печатью и широко, во весь рот, улыбнулся. Интуиция его не подвела. Подушечки пальцев явственно нащупали до боли знакомые очертания. Буквы! Эпиграфическое южноаравийское письмо. Древний алфавит, предшественник древнееврейской и арамейской письменности.
  
  "Боги смотрят на тебя! Не тревожь покоя усопших"!
  
  Там, за рукотворной кирпичной стеной, скрывалась уцелевшая от разграблений гробница. А выдавленная в глине печать недвусмысленно указывала на её хозяина.
  Вернее, хозяйку...
  Сердце Сергея готово было сломать грудную клетку и вырваться на волю. Чтобы хоть немного успокоиться, он вынужден был сделать несколько глубоких вдохов и досчитать до двадцати.
  Помогло. Ритм сердечной мышцы слегка выровнялся.
  -Держи! - Не оборачиваясь, он вернул фонарь Саиду. - И отойди подальше, пожалуйста.
  А сам, взяв двумя руками кирку, размахнулся и вонзил её изогнутое жало точно в центр замурованного проёма.
  
  *****
  Подземелье заволокло пыльной взвесью, но он упорно продолжал долбить. И лишь когда первый кирпич, с глухим стуком улетел в чёрную пустоту гробницы, Сергей бросил на пол кирку и отошёл к повороту тоннеля, где замер, подсвечивая ему фонарём, Саид.
  -Ну, вот, полдела сделано, - пробормотал, вытирая с лица пот, Макарский. - Пусть немного пыль рассеется, тогда и продолжим.
  Прежде чем ломать каменную заглушку дальше, следовало убедиться в собственной безопасности. Древние были мастерами по части хитроумных ловушек и капканов. Многие первооткрыватели пирамид, например, поплатились за свою поспешность здоровьем. Или жизнью.
  -А что там, эфенди? - Спросил, заворожено посматривая на пробитую в стене дырку, Саид. - Вы ведь так и не сказали, что мы ищем?
  Да, действительно, не сказал. Сергей поднял глаза, внимательно посмотрел на своего воспитанника и в который раз поразился его выдержке. Отправляя парня в экспедицию, Макарский описал её цели лишь в общих чертах. Поставил задачу найти в заданном районе пустыни спрятанную под землёй полость, причём, обязательно, искусственного происхождения. А всё остальное собирался сделать сам.
  Собственно говоря, так оно и вышло. Саид нашёл подземную камеру, а честь вскрывать её досталась приёмному отцу.
  -Потерпи немного, - сказал он, улыбаясь. - Сейчас сам всё увидишь.
  Когда пыль рассеялась, Макарский подошёл к кирпичной кладке и, осветив фонарём пробитую дыру, заглянул внутрь. В нос шибануло сухим застойным воздухом. Ароматом глубокой древности.
  Луч света выхватил из темноты кусок мраморного постамента и возвышающийся на нём, саркофаг.
  Мать честная! Сергей не смог сдержать ликующего возгласа. Есть! Он у цели!
  
  ------------------------------
  1)Узи - пистолет-пулемёт, выпускаемый израильским концерном Israel Military Industries (IMI). Название "Узи" было дано в честь конструктора оружия Узиэля Галя.
  
  2)Белл UH-1 "Ирокез" (англ. Bell UH-1 Iroquois) - американский многоцелевой вертолёт фирмы Bell Helicopter Textron, также известный как "Хьюи" (Huey). Одна из самых известных и массовых машин в истории вертолётостроени.
  
  3)Конец комедии (лат.)
  
  4)В 80-е годы XX -го столетия структура Второго Главного Управления КГБ СССР имела следующий вид:
  Управление "А" (аналитическое)
  Управление "Н" (научно-оперативное)
  Служба "Р"
   1-й отдел (США)
   2-й отдел (Англия)
   3-й отдел
   4-й отдел
   5-й отдел
   6-й отдел
   7-й отдел (иностранные журналисты)
  8-й отдел
   9-й отдел
  10-й отдел (контрабанда и незаконные валютные операции)
  11-й отдел
  12-й отдел
  НИИ "Прогноз" (проблем информации)
  
  

 Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.