Ольбик Александр
Крах банка "Балтия"

Lib.ru/Остросюжетная: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хорошее правительство - не то, которое хочет сделать людей счастливыми, а то, которое знает, как этого добиться.


   КРАХ БАНКА "БАЛТИЯ"
  
   Хорошее правительство - не то,
   которое хочет сделать людей счастливыми,
   а то, которое знает,как этого добиться.
  
   Томас Маколей
  
   Эта книга написана по горячим следам событий, когда в мае 1995 года в Латвии разразилась банковская катастрофа, жертвами которой стали тысячи и тысячи вкладчиков. Для анализа кризиса автор использует свидетельства потерпевших, публикации периодической печати, мнения официальных лиц и, конечно же, личный опыт (весьма печальный). Рассказано также и о мошенниках, которые под "крышей" многочисленных АО и ООО обворовывали людей. Книга рассчитана на широкий круг читателей и может быть также полезной для тех, кто еще осваивает азы рыночной экономики и банковского дела.
   Но описываемые события происходили давно и возникает естественный вопрос - что принесли нам, простым смертным, республике Латвии в целом, эти полтора десятка лет? Казалось бы, мир со скоростью космической ракеты движется вперед, что должно бы каким-то образом позитивно отразиться не только на научно-технических достижениях, но и на других сторонах нашего бытия. В конце концов, нашего быта. Однако, увы, создается впечатления, что в чем-то общество не то что продвинулись вперед, оно как бы попятилось назад. Но об этом позже, а пока мы тоже вернемся вспять и взглянем на свое прошлое с этой дистанции, дабы сравнить ТО с ЭТИМ. Не буду вас утомлять поиском подходящего существительного, полагая, что с этим у каждого из нас проблем не будет...
  
   Вместо предисловия
  
   В одном из коммерческих банков (кстати, еще недавно входившем в десятку надежных) был обнаружен подозрительный кейс. Он стоял прислоненный к стойке, за которой девушка-оператор оформляла депозитные вклады. Сначала на него никто не обратил внимания, но когда время подходило уже к обеду, кто-то из служащих его заметил. И кто-то припомнил, что "этот чемодан торчит тут с самого утра". Стали думать - что делать с находкой, а вдруг там заложено взрывное устройство? Позвонили в полицию, оттуда связались с Центром криминологических экспертиз, отделом баллистики. В банк выехали эксперты при всей амуниции: в бронежилетах, со специальным контейнером-бидоном, куда обычно укладываются обнаруженные взрывные устройства. Но когда все было готово к "обезвреживанию" чемоданчика, в банк вбежал до предела взвинченный человек - хозяин кейса. И, слава Богу, в тот день все закончилось благополучно...
   Тогда я еще не знал, что под тем и под многими другими банками подложены "взрывные устройства", по мощности не уступающие фугасной бомбе. Это "взрывчатки" особые, они взрываются без шума и на месте взрыва не оставляют ни осколков, ни воронок. Как радиация: прошила человеческую плоть и без звука ушла в пространство. А плоть - мертва.
   Уже после банкротства банка "Балтия" и других банков вспомнился этот случай с кейсом, и подумалось - насколько же бывает опрометчиво и неосмотрительно общество, создавшее такие богатства! У него хватило умения и ума, чтобы соорудить Нечто, что работало, переваривало тысячи финансовых операций, служило для многих людей средством выживания, источником надежды и уверенности в завтрашнем дне. И вот - руины.
   А как было бы хорошо, подумал я, если бы где-нибудь поблизости находился такой эксперт-баллист, бесстрашный парень, который в момент грозящей опасности пришел бы на помощь со своим бронированным бидоном, и не дал бы взлететь на воздух хранилищу капитала и людских чаяний. Но нет, "мина замедленного действия" осталась никем не замеченной, и в наступивший час X все полетело в тартарары. Тихий, но беспощадный взрыв не сотряс землю, он лишь разрушил Систему и пустил на ветер последние иллюзии. Собственно говоря, в течение года-полутора в Латвии произошла ползучая финансово-экономическая "контрреволюция", которая для многих тысяч людей закончилась полным крахом. И в финансовом и в моральном плане.
   Экспроприируемые известны, а вот, кто экспроприаторы?
   Побывав на собраниях потерпевших вкладчиков, поговорив с десятками из них, и, ощутив всю меру их беззащитности, я осознал весь трагизм ситуации. А между тем в умах отдельных финансистов, а также официальных лиц, которые так или иначе причастны к данному ссудо-экономическому разбою, царит разноголосица мнений, порой - диаметрально противоположных. И все же у большинства, с кем мне удалось поговорить, была одна общая точка зрения: государство не создано более или менее надежного механизма защиты интересов рядовых вкладчиков, а потому разразившийся "депозитный кризис" был как бы заранее гарантирован.
   А чтобы лучше понять случившееся, нужно обратиться к таким понятиям общественного бытия, как деньги и богатство, а также рассмотреть отдельные черты человеческих страстей, подталкивающих совершать не всегда благоразумные поступки. Затем я попытаюсь показать "задник", на фоне которого происходили финансовые потрясения и саму суть экономических и социальных предпосылок. Речь пойдет о крахе фирм-однодневок, занимающихся ссудами у населения, и о таком капиталоемком гиганте, каковым, несомненно, являлся банк "Балтия".
  
   Часть первая
  
   Деньги могут все
  
   Кто-то из философов заметил: красота могущественна, а богатство всемогуще. Значит ли это, что не красота спасет мир, а деньги? Или, быть может, погубят?
   Чего только деньги не вытворяют и чего только не выделывают с ними. Один скульптор-оригинал выставил скульптуру, полностью вылепленную из банкнот достоинством в один доллар. Вы себе представить не можете, сколько денег ушло на ее создание! 250 тысяч долларов. Причем не своих, а взятых в долг, и меня в данной ситуации удивляет не прихоть художника, а его "спонсоры", не убоявшиеся расстаться со столь значительной суммой. В течение пяти дней этот скульптор платил 300 долларов в качестве процентов за занятые деньги...
   Впрочем, все в этом странном мире относительно, и в том числе так называемые "прибыльные операции". В какой-то старой книге мне встретились прелюбопытные строки о том, как и за сколько был продан остров Манхэттен - теперешняя центральная часть Нью-Йорка. Держу пари, немногие из читателей даже близко смогут назвать сумму, за которую была продана эта недвижимость... За 24 доллара! Именно столько один голландец предложил индейцам, и те с удовольствие пошли на сделку. За триста с лишним лет после этой "сделки" цена Манхэттена поднялась до 40 миллиардов долларов. Кажется, голландец здорово надул тех индейцев, все-таки 24 доллара и 40 миллиардов - суммы несопоставимые. Однако для тех, кто ворочает недвижимостью и привык к высоким процентам, эта сделка показалась бы неудачной. Дело в том, что за три века годовой прирост недвижимости составил всего 6,5%...
   К пословице "Нет ничего определеннее смерти и налогов" я бы еще добавил: и человеческого тщеславия. В одном из журналов "застойных времен" я видел фотографию счастливой пары - актера Бартона и его супруги Элизабет Тэйлор. Как гласила надпись под снимком - звезда Голливуда демонстрировала драгоценности стоимостью свыше 300 тысяч долларов - подарки Бартона. На фотографии, естественно, не были заметны искрящиеся грани бриллиантов, золотой блеск диадем и браслетов, бесчисленных колец, нанизанных на пальчики бесподобной Тэйлор.
   Блеск бриллиантов и золота - удел богатых. Для одних миллион в течение месяца -"сумасшедшая удача", для других - удача сто латов, которые человек может потратить на еду и заплатить за жилье. И потеря для него этих ста латов подобна трагедии Софокла...
   Пожалуй, наиболее яркое и точное описание сущности денег принадлежит молодому К.Марксу. В "Экономическо-философских рукописях 1844 года" он писал: "То, что существует для меня благодаря деньгам, то, что я могу оплатить, то есть то, что могут купить деньги, - это я сам, владелец денег. Сколь велика сила денег, столь велика и моя сила. Свойства денег суть мои - их владельца - свойства и сущностные силы. Поэтому то, что я есмь и что я в состоянии сделать, определяется отнюдь не моей индивидуальностью. Я уродлив, но я могу купить себе красивейшую женщину. Значит, я не уродлив, ибо действие уродства, его отпугивающая сила сводятся на нет деньгами. Пусть я - по своей индивидуальности - хромой, но деньги добывают мне 24 ноги, значит, я не хромой. Я плохой, нечестный, бессовестный, скудоумный человек, но деньги в почете, а значит, в почете их владелец. Деньги являются высшим благом - значит, хорош и их владелец. Деньги, кроме того, избавляют меня от труда быть нечестным - поэтому заранее считается, что я честен. Я скудоумен, но деньги - это реальный ум всех вещей - как же может быть скудоумным их владелец? К тому же он может купить себе людей блестящего ума, а тот, кто имеет власть над людьми блестящего ума, разве не умнее их? И разве я, который с помощью денег способен получить все, чего жаждет человеческое сердце, разве я не обладаю всеми человеческими способностями? Итак, разве мои деньги не превращают всякую мою немощь в ее прямую противоположность?"
   Наверное, не случайно человек с таким образом мыслей "замахнулся" на создание эпохального труда, который человечество знает под названием "Капитал"...
   Человека раздирают страсти: с одной стороны - стремление выбиться из нужды, с другой - прирожденная тяга к игре, азарт затмевающий иногда рассудок и логику.
   Из откровений одного Игрока: "Как только я этим заболел, меня уже ничто не могло остановить. Я даже делал ставки на то, сколько машин за десять минут проедет через мост". В Англии существует букмекерская фирма "Лендбрук", которая берет ставки на что угодно. Ее бизнес - пари.
   Рассказывают, как экс-король Египта Фарук, проигрывая в баккара 12 тысяч долларов, был абсолютно спокоен и сохранял полную невозмутимость. И его противник тоже был безучастен, настолько безучастен, что Фарук подозвал служителя казино, который, осмотрев партнера экс-короля, увидел, что тот мертв. Причиной смерти был сердечный приступ от волнения, вызванного крупным выигрышем. Но Фарук-то мог позволить себе сохранять олимпийское спокойствие, имея в швейцарских банках миллионы и миллионы долларов. Мог себе "позволить умереть" от разрыва сердца его партнер - по причине крупного выигрыша. Но что может произойти с человеком, потерявшим все до сантима, можно только догадываться. Последний лат, последняя зацепка в жестокой рулетке, имя которой - жизнь...
   Скажут: не хочешь - не играй. Плюнь на журавля, держи свою синицу. Так-то оно так, только между той фирмой, заключающей на все пари, и нашими фирмочками, берущими у населения вклады под проценты, лежит огромная пропасть. Первая честно ставит условия и честно их выполняет, вторые - соблазнительно искушают, медоточиво рекламируют свою "игру" и чаще всего никакие условия не выполняют. Вернее, не выполняли, а не выполняли (наряду с другими причинами) еще и потому, что чувствовали полную и окончательную безнаказанность.
   Один финансист заметил: "Деньги, как война и философия, имеют свой собственный тип героев - царственных манипуляторов инструментом кредита, сделавшихся слишком богатыми благодаря своей способности заявлять права на самые необходимые товары, находить нужные пути для заключения финансовых сделок и вкладывать свои средства в прибыльные операции".
  
   Грабеж средь бела дня
  
   Ничего нового в нашем подлунном мире уже давно нет. Все в той или иной степени опробовано, накоплен даже "исторический опыт" мошенничества, и человечеству известны наиболее блистательно проведенные аферы и их "герои", на которых и до сих пор равняются желающие обогатиться без особого труда.
   Впрочем, существуют два воистину безотказных и вечных способа отнимать имущество и деньги: с помощью пистолета, когда дуло холодит висок жертвы, и с помощью заурядного обмана. Правда, для первого способа придумано название: "разбой", "грабеж" - со всеми вытекающими отсюда уголовно наказуемыми последствиями. Второй способ - элементарнейшее мошенничество. Любопытно, что ущерб от действий мошенников намного превышает материальные потери от грабежей.
   Многие из нас знают в лицо по крайней мере одного-двух мошенников, с которыми даже водят дружбу и делят веселые трапезы. Привыкли к мошенничеству, и оно в наших глазах, перестав быть преступлением, трансформировалось в один из способов выживания. Я хочу поведать одну поучительную историю, которая произошла хотя и не в наше время, но в чем-то очень ему созвучна.
   Считается, что одной из самых известных афер было жульничество с инвестициями некоего Чарльза Бьянки, известного под именем Карло Понци, который наживался на том, что обещал выплачивать своим инвесторам необычно высокие проценты. Собственно в его деятельности выделялись два компонента: во-первых, он ни разу не сделал обещанных капиталовложений, а во-вторых, он на самом деле выплачивал обещанные прибыли - но только на старте. И делал это исключительно с одной целью - придать жульничеству видимость законности и тем самым пустить дым в глаза доверившимся людям. Я, конечно, мог бы не сыпать соль на раны отечественных инвесторов, если бы не стремился показать истоки массового заблуждения. Итак, по схеме этого Понци все выглядело довольно пристойно: если некто вкладывал тысячу долларов (читаем - латов), то обычно в конце года он, в виде процентов, выплачивал этому инвестору 300 долларов. Внимание, уважаемый читатель, сосредоточьтесь и вникните в простоту аферы, поскольку и вас дурачили примерно по такому же принципу.
   Поскольку эти "прибыльные" 300 долларов брали из начальных 1000 долларов (латов), на счету оставалось 700 долларов, но наивный "инвестор" свято верил, что он действительно получил свои законные дивиденды в размере 30% годовых. Представляете - 30 процентов! Наверное, вам легко это представить, поскольку и сами в свое время соблазнились не на 30, а на целых 150-160% годовых. И вспомните тот волшебный миг, когда вы трясущимися руками принимали из абсолютно спокойных рук главы какой-либо неприметной фирмы эти 300 (50, 100, 200...) долларов! Скажите, многие ли из вас не поделились этой новостью со своими близкими, друзьями или соседями? У вас дух захватывало от столь чрезвычайно выгодного вложения капитала (увы, знаю по себе). И кому из вас приходило в голову, что эти 300 долларов или латов взяты из ваших же денег? Мы сами себе заплатили "прибыль", по крайней мере, на первом этапе подобных "депозитных операций".
   Знаете, сколько Понци положил себе в карман? Около 20 миллионов долларов. А почему, собственно, столь гениально простая схема этого авантюриста сработала? Именно потому, что простая. И, во-вторых, мы со всей самокритичностью должны констатировать, что обман Понци без "личного интереса" вкладчиков, стремящихся в ударные сроки поправить свои финансовые дела, не прошел бы. Но не только из двух обозначенных элементов (обман и жадность) состоит мошенничество Понци и его сообразительных последователей. Увы, третьей составной его аферы было доверие. А завоевал он его тем, что на блюдечке с голубой каемочкой преподнес каждому инвестору его первые (и последние) 300 долларов. После этого, как легко догадаться, деньги к нему бурным потоком потекли сами. Люди, узнав о баснословном годовом проценте, устроили настоящие гонки в эту "инвестиционную контору". Финал, мне кажется, настолько банален, что и говорить не хочется...
   Доверие клиентов - вот что срабатывает и служит главной приправой в столь пикантном блюде, каковым всегда являлось мошенничество. Очень часто завоевать доверие не так уж и сложно. В давние годы на киностудии Союзнаучфильм была создана прелюбопытная документальная лента. Своего рода психологический тест. Были в ней две сценки. В одной - персонаж, одетый в концертный фрак, и со скрипичным футляром в руке взбирается по лестнице к окну второго этажа. И точно в таком же ключе вторая сцена: небритый, помятый субъект с потертым портфелем в руках тоже лезет по лестнице в то же окно. В каком случае сработала бдительность трудящихся? Ну ясно же - во втором, хотя именно человек во фраке был грабителем (в скрипичном футляре у него хранился инструмент для взлома). А другой, небритый, - сантехник дядя Вася. Он взбирался по лестнице в квартиру, где прорвало водопроводную трубу, хозяева же уехали в отпуск на Черное море. Психология, господа, психология...
   В принципе всем людям свойственен порыв к приобретению. И когда появляется пусть даже не самый честный шанс что-то приобрести, человек его использует. Если он, конечно, не последний лодырь.
   Ежегодно в США происходит 200 миллионов краж, в результате которых владельцы теряют товара на 11,6 миллиарда долларов. Исследование института менеджмента показало, что 87% менеджеров способны ради имиджа своей фирмы на мошенничество. Я уж не говорю о многомиллионных "кикбэках", то есть "благодарности" за определенные услуги, иными словами - взятках. А ведь мы Западу вообще, и США в частности, во всем подражаем. Однако подражание в таких делах носит карикатурный, чудовищно извращенный характер.
   Люди, анализирующие теорию мошенничества, выяснили, что примерно 95% всех случаев вызваны давлением финансовых обстоятельств либо человеческих пороков - пьянство, азартные игры, наркомания. Вот признание одного "азартного" человека: "Как только я оказываюсь за карточным столом, пиши пропало - жена может умирать от рака, меня уже ничто не касается". А вот "чистосердечка" наркомана: "Мы с женой не могли допустить, чтобы врачи узнали, что наш ребенок - наследственный наркоман, тогда его заберут от нас и поместят в специальную лечебницу. Мы чувствовали, что выбора у нас нет. Когда медсестра вышла из палаты, я взял младенца на руки и сунул ему под язычок таблетку героина".
   Будем объективны: абсолютно безгрешных людей не существует. Каждый из нас немного Понци, немного Репше и даже немного депутат сейма, от которого зависят статьи Закона о защите интересов вкладчиков. И если ваш ребенок не доедает, и вам нечем заплатить за квартиру и купить лекарства для больной матери, то ваши моральные установки могут претерпеть резкую метаморфозу. И не лицемерьте, господа, утверждая, что именно вы ни при какой погоде не пойдете против своей совести. Или по крайней мере на компромисс с ней. Как сказал философ, голодный ничем не гнушается.
   Честнейший и принципиальнейший Авраам Линкольн однажды выгнал из своего кабинета человека, рискнувшего предложить ему большую взятку. Естественно, окружение Линкольна было крайне удивлено и поинтересовалось - чем же президент так выведен из себя? Знаете, что ответил этот "лесоруб": "У каждого есть своя цена, а он подобрался слишком близко к моей!"
   Так чем же можно обуздать мошенника? Не наперсточника, а самого настоящего, "малинового пиджака", который знает как, откуда и сколько можно украсть, присвоить и сделать вид, что "так само" и было. Конечно, важно еще с пеленок внушать ребенку "Не укради", что соблазнительная игрушка на полке магазина принадлежит не ему - поэтому ее нельзя трогать. А что делать, если мошенник уже состоялся, насквозь коррумпирован и только ждет своего фарта? Не беда, на него тоже цивилизацией управа придумана: надо создавать атмосферу всеобъемлющего контроля. Который срабатывал бы так же безотказно, как курок хорошо смазанного винчестера. А кто должен этим заниматься?
   Вот что говорят умудренные опытом люди: "Виды независимых проверок могут быть самыми разными. Например, Управление контролера денежного обращения в США требует, чтобы каждый банковский служащий имел в течение года не менее одного непрерывного недельного отпуска. Предполагается, что за это время его работу будут выполнять другие сотрудники. Если же работу никто не делает, пока сотрудник в отпуске, подобный метод "обязательного контроля" не срабатывает, и возможность совершить мошенничество не устраняется".
   Заранее прошу прощения у наших честных бизнесменов, ибо хочу высказать одну крамольную, хотя и не очень новую мысль. Дело в том, что отдельные президенты, директора и вице-президенты, если и ездят в отпуск, то непременно один раз и навсегда, и без прощального привета Родине. И отправляются сразу на Канарские или Гавайские острова вместе со всей своей кассовой наличностью. У нас же что ни президент, то обязательно "трудоголик", которого от рабочего места можно оттащить разве что с помощью полиции, либо "отпуск" у него начинается лишь тогда, когда он уже с прострелянной грудью лежит в элегантном гробу. Но это так, к слову об "обязательных проверках".
   На свете все уже придумано и не надо изобретать самокат. Одной из форм независимых проверок может быть также периодическая ротация кадров, сверка наличности, проведение аттестации персонала специальных ревизий организация так называемых "горячих линий", то есть специальных телефонов по которым сотрудники могут сообщать о своих подозрениях (к слову сказать, введи завтра у нас такую горячую линию, как послезавтра все средства массовой информации завопят о всеобщем стукачестве), использование аудиторских проверок и т. д. Кстати, где были эти "аудиторские проверки" в "час катастрофы"? Вернее, за год до нее.
   Один европейский большой магазин вообще додумался до маразма (разумеется, с нашей точки зрения) - создал полный резервный штат работников во всех отделах. Внезапно сотрудникам объявляют, что они отправляются на месяц в отпуск, а их дела будет вести запасной коллектив. Цель такой операции чрезвычайно проста и, как показала практика, весьма эффективна. Если какой-либо мошенник вынужден на месяц скоропостижно отправиться в отпуск, его махинации обязательно обнаружатся.
   Есть в Вашингтоне магазин мороженого. Еще его называют магазином тридцать одного аромата, ибо лозунг магазина: каждому дню месяца - свой аромат. Но это к слову. Дело в другом. За спиной кассира висят два плаката: "Если у вас возникли какие-то проблемы с обслуживанием, звоните, пожалуйста, управляющему по нижеуказанному телефону". И на втором плакате: "Если вам достался чек со звездочкой, вам полагается бесплатная порции орехового пломбира". Какова главная цель этих плакатов? Весьма прагматична - побудить покупателя рассчитываться только через кассу, проверяя при этом чек. Ведь любому из клиентов может выпасть звездочка - своего рода лотерейный выигрыш. Если же кассир получает за порцию мороженого два доллара, а через кассу пропускает только один (что для нас привычное дело), то рано или поздно об этом станет известно администрации. Тут в роли обязательного контроля выступает покупатель, пристально рассматривающий чек - есть ли там звездочка или нет.У нас капитализм только начинается и поэтому все "классические" его аферы еще впереди. Придет время и развернется сумасшедшая игра на котировке акций, скажем, по разработке "янтарных копей" или "балтийской нефти", которую, говорят, уже ищут, но никак не могут найти. Находчивые и предприимчивые дельцы "нарисуют" сотни тысяч акций и внушат нам, что в шельфе Рижского залива нефти больше, чем во всей Сибири, а потому нет более надежного способа заработать деньги, чем вложить их в акции "балтийской нефти". Кто-то славно погреет на этом руки, а кто-то опять попадет впросак, как это бывало уже не один раз. А потому давайте учиться на чужих ошибках, ибо это безопаснее и дешевле.
   Вот что об одной выдающейся афере рассказал профессор Адольф Вебер в своей книге "Депозитные спекулятивные банки", изданной в 1928 году в Москве. Вебер пишет: "Настоящий бум по созданию акционерных компаний, занимающихся спекуляцией, разразился в 1895 году (ровно 100 лет назад - не символично ли?). Из всех припадков спекулятивного сумасшествия, которое когда-либо переживало Сити, этот припадок был самым ужасным, самым диким и самым вредным. За это время, в течение которого бушевало безумие, люди заработали и потеряли больше денег, чем в течение полудюжины предшествующих "бумов" и паник. Эта горячка разорила в десять раз больше людей, чем знаменитая мошенническая афера с акциями "южного мореходства", и явилась, несомненно, одной из причин, повлекших за собой Бурскую войну.
   Но прошло всего только несколько месяцев, как те же учредители снова энергично взялись за работу, которая и на этот раз была достаточно успешной: публика по-прежнему оказалась настолько наивной и доверчивой, чтобы поверить соблазнительным перспективам. Учредителям блестяще удалось искусственно вызвать новый ажиотаж, достигший к концу 1899 года своего кульминационного пункта, чтобы затем уступить место развязке, которая принесла вред народному благосостоянию и с еще большей ясностью, чем это было в 1895 году, вскрыла внутреннюю гнилость учредительного дела в Англии. За указанный период было основано свыше 150 новых обществ по эксплуатации копей и акции их достигли изумительно высокого курса. А акционеры потеряли 28,2 млн. фунтов стерлингов - 524 млн. долларов".
   Вот и нам нужно говорить о "внутренней гнилости учредительного дела", только не в Англии, а у нас в Латвии. Надеюсь, вы обратили внимание на поведение публики - создается впечатление, что ее можно дурачить до скончания веков. Словно о нашей ситуации сказал философ "Знай, что и скупость, и честолюбие, и другие недуги человеческого духа пагубнее всего тогда, когда прячутся под личиной "здоровья" А как известно, у нас "здоровая рыночная экономика", твердый, как алмаз, лат, так что почва подходящая...
  
   Санкционированное мошенничество
  
   Латвия, конечно, не США, не те масштабы, но дело, как говорится, поправимое. В конце концов можно поставить цель - догнать, перегнать. ФБР и другие федеральные силы США оценили у себя общий ежегодный ущерб от мошенничества на сумму от 60 до 200 млрд. долларов. Это почти 500 золотых и валютных запасов Латвии. И хотя Америка по всем показателям дает миру фору, но есть вещи, которые там давным-давно пережиты и забыты. У нас же в лучших хищнических традициях многие заокеанские трюки воскрешаются и без особых проблем прокручиваются на глазах всей честолюбивой Европы. Вот после этого и говори, что бытие развивается не по спирали...
   В 1993 году в Латвии начались "квадратно-гнездовые посадки" различных и многочисленных обществ с ограниченной ответственностью, которые под приличные проценты брали у населения деньги, обещая вернуть их с прибылью. Это был, как мы уже знаем, многократно отработанный штамп, золотая коронка, опробованная во всем капиталистическом мире. Наверное, потому она так легко и ненавязчиво вошла в нашу жизнь. И это было не случайно: валовой внутренний продукт (в ценах 1990 г.) в 1993 году составлял лишь 49,7%, объем промышленной продукции - 64%, а индекс инфляции зашкаливал аж за отметку в 5986%. Я убежден, что эти цифры не потребуют университетского образования, чтобы понять, насколько сильно ломало и корежило экономику Латвии, от чего, как известно, зависит все, вплоть до сексуальных возможностей сограждан и самого факта существования государства. И вот когда деньги с невероятной скоростью начали превращаться в странные фантики, а отчаяние и неопределенность стали загонять людей в угол, в сумерках появился "лучик надежды". Земля полнится слухами, и вскоре по свежепереименованным улицам и бульварам прошелестела весть о том, что появились, мол, такие фирмы, которые платят по 160-180% в год.
   Сюжет прост, как сказка про белого бычка. Можно ли упрекать людей, которые клюнули на эти совсем не баснословные (с учетом бешеной инфляции) проценты? И да и нет. Можно ли упрекнуть тех людей, которые ринулись открывать эти ООО? И тех и других обстоятельства заставили действовать, ибо речь шла о выживании.
   Доктор экономики М... так охарактеризовал этот процесс: "Люди, пришедшие в такие общества с ограниченной ответственностью, как правило, мало что понимали в экономике, а тем более в ее глубинных макропроцессах. Они сразу же принялись вкладывать деньги в торгово-посредническую деятельность. Это был тогда чрезвычайно доходный, но и чрезвычайно недолговечный бизнес. Рынок на глазах насыщался товарами, а покупательская способность населения падала с невероятной быстротой. 70% населения по платежеспособности опустились ниже прожиточного минимума, а потому ввозимые фирмами иностранные товары не были востребованы. И криминализация чаще всего начинается тогда, когда, допустим, молодой предприниматель обнаруживает, что его дело "швах" и нужно вкладчикам возвращать деньги. А их нет, надо лезть в долги и тоже под жесткие проценты. Люди, у которых с моралью все было в порядке, пытались каким-то образом спасти положение, но чаще всего, не достигнув результата, запутывались в криминальных лабиринтах. Те, у кого моральные принципы вообще отсутствуют, почувствовав свою несостоятельность, просто закрывали двери своих контор, упаковывали чемоданы и разбегались кто куда. Это, разумеется, называется мошенничеством, по ведь правила игры устанавливает государство. И государство вовремя эти процессы не предусмотрело. Но если оно не смогло их ограничить законодательными рамками, то неминуемо должно было случиться то, что случилось..."
   В следственном департаменте МВД ЛР, у его начальника Яна Зальпетериса, я настойчиво допытывался: "Скажите, Ян Янович, кто в конце концов несет ответственность за то, что 500 тысяч вкладчиков различных акционерных обществ и ООО остались без своих денег?" И этот умудренный жизненным и профессиональным опытам человек ответил: "Я думаю, процентов на пятьдесят виновато государство".
   В 1993 году, для того чтобы учредиться и стать юридическим лицом, необязательно было брать лицензию. Достаточно было пойти в Регистр предприятий и там зарегистрироваться. Правда, при этом надо было указать так называемую статутную собственность, которой в случае чего учредители фирм могли рассчитаться со своими клиентами. Некоторые вновь испеченные "президенты" указывали в документах в качестве собственности кофеварку или проигрыватель образца 1950 года. И это отнюдь не фельетонный пример, а, увы, трагикомический факт в судьбе многих фирм-однодневок. Следственные материалы пестрят такими фактами.
   А тогда, зарегистрировавшись в Регистре предприятий (что можно было сделать и под вымышленной фамилией), такие фирмы принялись собирать "нектар". И при этом соблюдая видимость благопристойности: заключали договор с вкладчиком, тот отдавал свои "кровные", а взамен получал ордер. При заключении договоров сотрудники фирмы демонстрировали свои перспективы: дескать, в Австралии у них золотые прииски, в Амазонии - каучуковые плантации, в Сибири - разливанное море нефти и дюжина газовых скважин. Словом, не робейте, дорогие вкладчики, все у нас схвачено и за все заплачено. Кое-кто из вкладчиков и впрямь через несколько месяцев получил обещанные проценты, но это было отнюдь не массовое явление.
   Один известный правозащитник по линии обманутых вкладчиков сам разорился на "доверии". Положив собранные с помощью родственников деньги на покупку квартиры (3 тыс. долларов) в фирму "Натали респект", он через 3 месяца действительно получил неплохие дивиденды. Воодушевленный сим обстоятельством, этот человек перенес свой вклад и проценты по нему из названной фирмы в акционерное общество "Макс холдинг" и фирму "Абелитес". Надеялся, что фортуна и на этот раз будет к нему благосклонна. Но, как известно, на бога надейся, а сам не плошай. Это как бы в соответствии со Священным писанием: "Взаймы давай, не ожидая ничего". Но в Евангелии также сказано: "Деньги от труда человеческого могут порождать деньги". Слышите: "деньги от труда человеческого..." Но где та золотая середина, по которой можно ориентироваться в таких делах?
   Фирмы "Макс холдинг" и "Абелитес" - наиболее удачливые в бизнесе. У первой было одиннадцать филиалов, которые, подобно пчелиному рою, собирали мед и относили его в большой улей - в АО "Макс холдинг". Естественно, тоже за проценты. У этой же фирмы на миллионы долларов были заключены договоры с пятнадцатью иностранными партнерами.
   На 8 августа 1995 года следствие располагало заявлениями 60 тысяч обманутых вкладчиков "Макс холдинга", который задолжал им 30 млн.долларов. Накануне в МВД поступило еще несколько претензий от вкладчиков на общую сумму в 72 тыс. латов. Сравним эти цифры с теми 20 миллионами, которые украл Понци у своих "инвесторов", и мы увидим всю бесцеремонность современных финансовых воротил, для которых Понци - не более, чем подающий надежды мелкий жулик. Правда, доллар с тех пор немного поизносился, но ведь в такой же пропорции, если не в большей, произошла девальвация всеобщей морали.
   В ноябре 1994 года Следственный департамент возбудил уголовные дела против сорока фирм, которые в силу ряда причин не рассчитались со своими вкладчиками. Не рассчитались - значит, не выполнили условия договора. Взяли, но не отдали. Значит, обманули, и потому вкладчики, не церемонясь, в открытую называют всех, кто брал у них ссуды и не вернул, мошенниками. И с этим не поспоришь.
   В ноябре 1994 года у следствия фигурировали такие суммы, которые задолжали фирмы своим депозиторам: 9,5 млн. латвийских рублей, 4,2 млн. латов, 23,7 млн. американских долларов и 380 тыс. дойчмарок. Но и это не все: 16 уголовных дел ведет Главное полицейское управление г. Риги, и еще 39 фирм находятся под колпаком Фемиды.
   Я мог бы рассказать здесь нескончаемую и очень печальную повесть о том, как околпачивали вкладчиков. Это повесть о жизни, над которой хоть плачь, хоть смейся. Одна пенсионерка, чтобы уплатить квартплату, отнесла в фирму свои "гробовые", другая - чтобы купить больной дочери лекарства, третий - чтобы самому подлечиться.
   Назовите страну, в которой, спустя пять лет после революции или войны, не наступали хоть микроскопические перемены к лучшему. А если это не так, то существующую ситуацию можно назвать кризисом, застоем, дорогой в никуда. Я не буду говорить о послевоенной Германии, потому что там на третий год мира все стали забывать, что еще недавно на ее территории шла ужасающая война. Я не буду говорить о сталинском Союзе, где каждую послевоенную весну по радио раздавались торжественные позывные, после чего голос Левитана извещал об очередном снижении цен. Пусть и мизерных. Отец народов .- палач и тиран, а понимал ведь, что страдающим людям обязательно надо дать глоток кислорода. Толику надежды...
   А наше правительство и депутаты пока напоминают очень теоретически подкованных гонщиков, суетящихся вокруг машины. Запасного колеса нет - надо за ним ехать на запад, карбюратор барахлит - подавайся на юг, полбака бензина - гони на восток. Да еще механика прогнали, потому что цвет глаз не тот, а автослесарю выразили вотум недоверия за его неправильное произношение...
   По мнению следственных органов, примерно 26 государственных структур "проспали" ситуацию с фирмами "пирамидальной формы". Эти 26 госструктур (среди них - министерство экономики, министерство финансов, налоговая служба, Банк Латвии и многие, многие другие) обязаны были денно и нощно контролировать деятельность фирм-однодневок, чего они не делали и, судя по всему, делать не желали. Знали, что "чайник" вот-вот закипит, но делали вид, что оглохли и ослепли окончательно и бесповоротно. Они, эти 26 госструктур, конечно же, не могли не слышать ропот людей, ибо стон вкладчиков стоял от Риги до Даугавпилса и от Валки до Вентспилса. Охмуренные вкладчики навзрыд кричали, обращаясь к правительству и его "карающему мечу" - МВД: помогите, Христа ради, вернуть последние латы, возьмите наконец за жабры гнусных аферистов.
   Должностные лица, конечно же, не могли не видеть, какой хаос царит вокруг этих фирм. Как может после этого г-н Репше летать на самолете по тому небу, с которого брали все свои "производственные показатели" большинство депозитных фирм? Неужели никому, ни одной живой душе в Минфине или в БЛ не пришло в голову, что мимо госбюджета пролетают нигде не учтенные чемоданы с туго набитыми долларами и латами? Убейте, не поверю! Когда бюджет трещал по швам, когда министры и депутаты обивали пороги МВФ в поисках кредитов, у них под носом совершались грандиозные аферы и не менее грандиозные коллизии, возникшие между властями и налогоплательщиками. Полиция терроризирует старушек, продающих на рынке утиль, и отворачивается от денежного потока, проплывающего мимо государственного кармана.
   На фоне бардака, царящего в экономике, все разговоры о том, что эта экономика рухнет, если на базаре не появится лишний кассовый аппарат, кажутся маразматическим лепетом. Все, кому не лень, помешаны на акцизе, а сигареты как продавали на каждом углу, так и продают, спирт и подпольное спиртное как оборачивалось в огромных количествах "под прилавком", так и продолжает оборачиваться. Полицейскими набегами, какими бы они внезапными и массовыми не были, бюджетную дыру не залатаешь. Ведь в тех же фирмах не было ни бухгалтерских книг, ни бухгалтерских балансов, словом, не было ничего такого, что хоть в какой-то степени напоминает о цивилизованном рынке. Я уж не говорю о самих вкладчиках, которых без объяснений отправили на жертвенный алтарь голой наживы. А во имя чего?
   Можно строить сколько угодно версий. Вкладчики говорят, что кто-то очень умело и щедро залепил долларами глаза и уши тем представителям 26-ти госструктур, которые обязаны были по долгу и совести положить конец глобальному мошенничеству. И вторая версия: Банку Латвии и правительству в целях стабилизации лата нужно было как можно больше изъять денег у населения. Вот потому-то они и смотрели сквозь пальцы на фирмы "пылесосы", высасывающие последние копейки из тощих кошельков, во имя того, чтобы идея финансовой стабилизации цвела и благоухала на руинах латвийской экономики.
   Но что совсем необъяснимо, так это полное игнорирование государством огромных, во всяком случае немалых, бюджетных поступлений, которые могли бы иметь место, если бы все депозитные фирмы были в достойных рядах налогоплательщиков. Но, судя по всему, государству и его не очень дальновидным и компетентным "малиновым пиджакам" легче издавать циркуляр за циркуляром об очередном повышении тарифов на квартплату, чем озаботиться изданием разумного закона, укрощающего пиратскую деятельность фирм-однодневок. Вкладчики говорят: если бы лицензирование было введено сразу, а не через год, не было бы финансового краха.
   Россия как бы сильно мешает ярым "патриотам" строить "светлое будущее", и в то же время нелегальные денежные потоки из разорившихся фирм утекали именно в Россию, И там кто-то жирел. И наверняка подкармливал (в знак любви и дружбы) наших чиновников, благодаря которым эти деньги полноводным потоком потекли на восток. Впрочем, тысячи, сотни тысяч долларов из Латвии беспрепятственно уходили и на Запад, оседая в каких-нибудь оффшорных зонах, швейцарских банках, за стальными кодированными дверями сейфов. Попробуй, бездарный чиновник, якобы радеющий за интересы Латвии, теперь их оттуда выцарапать!
   А каковы шансы следствия добиться своей цели - то есть изобличить мошенников и каждому по вине его воздать? Даже если это случится и кто-то понесет наказание, в чем я сильно сомневаюсь, что изменится? Нет закона, нет и наказания, вот и весь роман. Да и не в том дело: пусть они все поголовно гуляют на свободе, но сначала все-таки вернут деньги. Так или примерно так рассуждают вкладчики, до сих пор не осознавая, что вклады их испарились и, боюсь, безвозвратно.
   К осени 1995 года в Следственном департаменте МВД ЛР по делу депозитных фирм занимались всего 6 следователей. На сорок АО и ООО, против которых возбуждены уголовные дела. Эти шестеро следователей должны опросить, взять показания со всех потерпевших, а их легион составляют многие сотни тысяч человек. Пока же опрошено только 11 тысяч, а чтобы провести допрос или опрос, следователю, как минимум, на одного человека надо потратить хотя бы один час. Значит, чтобы закончить все дела, потребуется 500-600 тысяч часов, то есть целая вечность. А затем начнутся судебные процессы, в которых обязаны будут принимать участие тысячи обманутых вкладчиков. Абсурд - считает Я.Зальпетерис, в Латвии нет даже помещения, где такая масса участников подобного процесса могла бы уместиться. Так есть ли выход? Правосудие ведь не может, сказав А, не сказать Б. Нет, в принципе, конечно, может, и этому есть много примеров. Ведь закон - что дышло... Но в данном случае на МВД, Генеральную прокуратуру, на власти давит такой мощности общественный пресс, что хочешь не хочешь, а из положения надо как-то выкручиваться. Да еще чтобы хоть немного лицо сохранить.
   Правоохранительные органы (МВД, Генпрокуратура, Минюст и Верховный суд ЛР) вынуждены искать компромисс и, похоже, приходят к единому решению. Чтобы уйти от бесконечного затягивания процесса, они хотят уголовные дела о мошенничестве (ст. 142) переквалифицировать на ст.1617 - умышленное доведение фирмы до банкротства. Срок наказания по этой статье такой же - лишение свободы до восьми лет. Сделав юридическую рокировку, следствие и суд избавятся от астрономических объемов работы, которая могла бы растянуться до 2005 года. И у потерпевших вкладчиков, наконец, может, появится иллюзорная надежда на возврат денег. Существует ли подобная практика в мировой юриспруденции, я не знаю, только определенно одно: со сменой статей исчезнут понятие мошенничества и сами его объекты. Но даже если это произойдет, проблемы для следствия не исчезнут. Ему все равно предстоит проделать колоссальный объем работы, имея в своем распоряжении всего пять ревизоров-бухгалтеров, которым не под силу в нормальные сроки проверить более 90 фирм.
   Тот, кто смотрел американские детективы, знает, сколько всякой техники в распоряжении каждого полицейского. Следственный же департамент Латвии лишь недавно обзавелся компьютером. Если бы вкладчики знали, в каких пещерных условиях, какими силами и с какой древней техникой работают следователи, они, вкладчики, разрыдались бы от тоски. Это позорная нищета, когда летом 1995 года на все МВД оставалось лишь 40 кг бумаги. Самой обыкновенной, писчей. Из-за ее дефицита несколько недель простаивал компьютер. Минфин не финансирует. Что за дикая ситуация - рядом текут молочные реки с кисельными берегами, а червячка заморить нечем. Полиция разыскивает спрятанные чемоданы и сейфы с сокровищами, но при этом сама вынуждена прозябать в нищете. И не только материальной, но и интеллектуальной, профессиональной. Так, на 1 января 1995 года в Следственном департаменте работало всего 42% сотрудников с высшим юридическим образованием. Трудно быть оптимистом при таком раскладе. В связи с проводимой правовой реформой есть угроза, что дела по фирмам вообще могут разлететься по районам и волостям. Тогда их исход будет столь же предсказуем, как и вся эпопея с обманутыми вкладчиками.
   Уверен, что у читающего эти строки уже созрел главный вопрос: так получат ли вкладчики свои деньги? И, главное, когда? Судя по темпам и результатам расследования, надежды мало. Правда, арестованы руководители четырех фирм, 12 человек находятся в розыске. На одного "фирмача" вышел Интерпол и не исключена возможность водворить его в стены родной рижской тюрьмы. Однако во всем этом не много смысла, если не будут найдены деньги вкладчиков. А они, судя по всему, немалые, и уж точно известно - рассованы в такие щели, что ни один сыщик Интерпола не докопается. Но как говорится, надежда умирает последней...
   Многие вкладчики, не дожидаясь конца следствия, пошли своим путем: обращаются в суд и предъявляют иск к той или иной фирме. В общем-то это вполне законный путь, но опять же, по словам умудренных опытом людей, никуда не ведущий. Дело в том, что даже после положительного решения суда, его вердикт трудно реализовать. Следствие в 70 случаях наложило арест на имущество фирм-мошенниц. И если вкладчик с судебным исполнителем захочет получить в качестве компенсации часть имущества обманувшей его фирмы, то сделать этого практически не сможет. Арестованное имущество неприкосновенно и им, уже после окончания следствия и суда, будет распоряжаться назначенный администратор. И уже администратор будет решать дальнейшую судьбу описанного имущества. Скорее всего оно будет продано с аукциона и только после этого начнется возврат денег. Так что кое-какие шансы у людей все же есть, но, боюсь, многие из них этого "счастливого часа" могут просто не дождаться...
   Каждый, кто в индивидуальном порядке обращается в суд, должен уплатить налог в сумме 10% от исковой стоимости. И может так случиться, что вкладчик потеряет свои деньги дважды -один раз с помощью депозитной фирмы, а другой - с помощью судебных издержек. Разумеется не все вкладчики останутся при своих интересах, но большинству из них, сдается мне, придется довольствоваться солнечным приветом с Канарских или Багамских островов. И если вдруг я ошибаюсь, и все окажется в более радужных тонах, надеюсь, уважаемые вкладчики меня милостиво простят. Дай Бог, чтобы я в своих прогнозах ошибся!
   Ниже приводим список фирм, опубликованный в "Диене" 21.08.1995 г., в отношении которых возбуждены уголовные дела по ст. 142.3.d.
  
   Уголовные дела фирм, находящиеся в Следственном департаменте:
  
   Медиус (Любченко), BAV & Со (Бутянко), KSL (Курульчук), Карен С (Сараксян), Сама (Матвеев), Интекс Р (Пашков), Раут (Байдика), Атлант (Батков), Таглурс (Багларян), Спектр 7(Волгин), CAE (Цупикова, Скворцова), Споро (Рудометова), Нерис (Марченко), Латинтерсервис (Мусаев), Айла-М (Маголе), Абелитес (Леиньш, Колужс), Витабалт (Ивченко), Олбург (Иванов, Сухов), Системс (Густайтис), В & G (Круминьш), Вертер (Максимов), Алекс-К (Коциньш), Интерпрограмма (Штолцерс), Алейс Г (Торосян), Натали Респект (Курташ), Colla (Бесменев), Лариса КС (Онегин), Сталкер (Санидзе), Леопард (Дамбурс), Рингла (Осипов), Transers & Со (Лиелауза), Магдалена (Дукчинскис), Терра Комерц (Коневинский), Дарта (Ершов), Амиго (Зуравлев), Нео Сити (Гаврилов), Викс (Шмуттерс), Айвис (Узулниекс), Трансвест (Исаченко), Макс (Кашин).
  
   Следствия по этим фирмам вели: Баранкин (7 уг.дел), Глушко (9), Андреева (8), Соколовска (6),Леясисака (7) и Ранцас (3 дела).
  
   Уголовные дела, находящиеся в Главном Управлении полиции.
  
   Холдинг Центр (Поджин), Спика (Мусавец), Самс (Залитис), Полисе (Поповичев), Листа, SLL, Рига-Торг-Сервис, SBF, SKC, Ariel (Козан), Виктор (Селезнев), Скорпион (Вейде), ASM, Яуна Левоне, Латгалите, Сибилла.
  
   Справка о фирмах, деятельность которых проверяется в УКП ГУП
  
   Кооператив Omega, ATA TAN, Dikot, Inveko, Aris, Sernis, Ladins, Рига Транс, Almars, Lista, AIP, Progress Ltd, FTR, Норва, Oniks-N, Pronto-Traiding, Андрини,Sistems (?), Юникс Typс, Apeks, Sems, Lettland, Декарс, Olga, Митава, Трионглс,Солитер, Орфей, Инвеко, Aeros, Collor, AFM, LEO, Balt Hansa, Regals, Sama-Koks, Atlan-Lines.
   Проверяющие: Кузьмин, Карабаджах, Мишин, Подлесный, Шипулин, Баландин, Бриедис.
  
   Из официальных уст,
   Или, что может Президент?
  
   Из письма от 3.03.1994 г. премьер-министра М.Гайлиса представителю обманутых вкладчиков В.Рыжковскому: "Вы поступили правильно, направив это письмо также Генеральному прокурору ЛР Я.Скрастыньшу. В его компетенции давать вам ответы на поставленные в вашем письме конкретные вопросы. Выражаю надежду, что деньги вам удастся вернуть".
   Из ответа от 27.07. 1995 г. Председателя Сейма А.Горбунова - В.Рыжковскому: "Мною получено направленное вами повторное письмо, в котором вы выражаете интересы и требования вкладчиков АО и ООО. Хочу сказать, что мне понятны огорчение и возмущение людей, понесших убытки".
   Из интервью Президента ЯР Г.Улманиса корреспонденту газеты "Ригас Балсс" Ольгерту Типансу.
   Корр.: "У вашей резиденции пикетируют обманутые вкладчики. К Президенту и правительству обращаются учителя и врачи. К правительству - это понятно, но не может же Президент приказать компенсировать фирмам неудачные мероприятия по зарабатыванию денег, как не может отдать приказ об увеличении кому-то зарплаты. А что Президент может?"
   Г.Улманис: "Президент может вселить веру или эту веру подорвать. Своей позицией в определенной мере, своими даже теми малыми правами, которыми он обладает. Он не остается равнодушен к решению ни первого, ни второго, ни третьего из упомянутых вами вопросов. Все эти вопросы мы обсуждали с членами правительства, с Генеральным прокурором, говорили и в Верховном суде, и, если мы в высших эшелонах власти являемся людьми, уважающими друг друга и с достоинством относящимися друг к другу, а я думаю, что это действительно так, то мы прислушиваемся, пытаемся понять и решить эти вопросы. И я думю, что Президент - неважно я или кто-то другой - своей позицией в немалой мере может стимулировать решение того или иною вопроса. Например, вопрос с вкладчиками. Президент мог бы заявить: ничего не знаю, каждый вложивший деньги пусть Минет сам. Подобным заявлением я сразу же связал бы руки правительству и всем властным структурам: мол, президент так сказал и все в порядке. В таком случае нам не надо ни заниматься поиском мошенников, ни пересмотром законов. Однако моя позиция иная. Я считаю, что подобная ситуация сложилась в результате несовершенства нашего законодательства, в результате бездеятельности соответствующей исполнительной власти и контролирующих органов (выделено мною - АО.). Пострадавшие 5. 10, 200 человек или тысячи - это часть населения нашей страны. Кому довериться этим людям, если не своему государству и его структурам? И если по нашей телепрограмме передается реклама, призывающая довериться той или другой фирме, то государство эту ответственность должно нести в еще большей мере. И государство должно внушить веру".
   Поистине, мудрые слова, да только жаль, что их не услышал Сейм, которому, собственно, они и были адресованы еще в сентябре 1994 года. Услышь Президента те "белые воротнички", от которых зависит вразумительное законодательство, возможно, сегодняшнего финансового кризиса не возникло бы. И особенно в сфере банковского бизнеса.
  
   О пользе контроля
  
   В мире отработаны не только способы мошенничества, но и методы борьбы с ним. Например, в США аудитор не считает для себя зазорным проследить за человеком, которого подозревают в мошенничестве. Делается это скрытно, не затрагивая интересов коллег и близких, но неукоснительно. Нанимают и тайных агентов, которые добывают неопровержимые доказательства. Применяется также система ужесточенного контроля. При таком контроле любые незаконные действия подозреваемого невозможны и он вынужден затаиться. Смысл ужесточенного контроля в том, что еще до его введения начинается регистрация всего происходящего на фирме или в компании. Проводится негласная разведка. Но после примерно 2-3-х недель стороннего наблюдения начинается основная фаза ужесточенного тщательного контроля прямо на фирме, и довольно демонстративно. И тоже на протяжении 2-3-х недель. Потом всю информацию сводят воедино и делают соответствующие выводы.
   Любопытный эпизод произошел в одной из фирм-дистрибьютеров, в которой сам управляющий заподозрил хищение горюче-смазочных материалов (ГСМ). Всего ничего - 0,23% от общего количества. Никаких доказательств "утечки" не было. Кое-какие профилактические меры улик не добавили. Даже негласная слежка с целью выяснить образ жизни отдельных сотрудников определенности не внесла.
   Управляющий принял решение ужесточить контроль. На протяжении 30-ти дней была усилена охрана и несколько ревизоров "совали носы" в движение товаров, их приход и расход, вся документация тщательно регистрировалась, проводилась постоянная инвентаризация оборудования и самих ГСМ. И что же, к удовлетворению руководства фирмы и ревизоров, в течение тридцати дней, когда шла открытая проверка, потери вдруг прекратились. Были сверены все записи проверок до ужесточения контроля и во время него. При сверке обнаружилось, что две бензозаправочные станции, которые до ужесточенного контроля потребляли 2000 галлонов бензина в неделю, вдруг вдвое увеличили свои заявки.
   Когда сняли ужесточенный контроль, ситуация возвратилась к исходной точке. Тогда руководство фирмы приняло особые меры: в течение двух-трех месяцев за бензоколонками, заявки которых снова вернулись к 2000 галлонов в неделю, было установлено негласное наблюдение. С помощью приборов ночного видения и видеокамер удалось засечь незарегистрированные поставки топлива. Само собой разумеется, после поимки с поличным, владельцев этих бензозаправочных станций допросили, были проверены их бухгалтерские книги и другая документация. Выяснилось, что бензозаправщики занимались этим незаконным промыслом более двух лет и за это время продали 62 000 галлонов неучтенного бензина.
   Американские проверяющие инстанции при расследовании мошенничества очень внимательно относятся к людям, которые попадают в орбиту их интересов. Внимательно и корректно. Если их интересует образ жизни какого-нибудь человека, то расследование осуществляется с учетом всех личностных факторов: положения подозреваемого в обществе, состав семьи, причины, которые могли привести к злоупотреблениям и т.д.
   Подобные проверки проводятся по двум причинам. Во-первых, для определения масштабов аферы, и, во-вторых, для сбора доказательств, которые можно будет использовать для получения признания.
   Один из аудиторов обратил внимание на то, что заведующая отделом выплат компании "ЕА" отправилась на обед со своими сотрудниками в машине с водителем. Аудитор заинтересовался, как начальник отдела может позволить себе такое дорогое удовольствие и задумался - уж не оплачиваются ли машина и обеды за счет фирмы? Поразмыслив, аудитор отправился к вице-президенту компании по финансам и узнал, что эта заведующая "является одним из лучших сотрудников", которая за десять лет работы не пропустила ни одного рабочего дня. Отличный работник, отличные показатели - к чему тут придерешься? Однако аудитор оказался настоящим Шерлоком Холмсом. Несмотря на лестную характеристику, которую вице-президент дал своей подчиненной, контролер начал индивидуальное расследование. Оно было не очень сложным и не очень длительным, но зато весьма и весьма эффективным. Аудитор в частности выяснил, что эта дама, тяготеющая к роскошному образу жизни, за четыре года "безупречной работы" растранжирила 12 (!) миллионов долларов.
   Добывала она эти деньги очень простым способом: у нее были 22 "своих" врача, которые выписывали счета на имя тех сотрудников компании, которые в течение года почти не обращались к врачам. А эти 22 подставных врача заполняли необходимые формы и направляли их в отдел обработки заявлений. После соответствующей поверхностной проверки отдел передавал эти фиктивные счета в отдел выплат. То есть в распоряжение самой мошенницы. Вот таким образом заведующая и направляла деньги своим подставным врачам, которые, разумеется, потом ей их возвращали. Конечно, какую-то часть денег она отдавала этим "милым подснежникам".
   Чтобы уяснить истинные размеры похищенного, в США ввели понятие расчеты стоимости основного капитала подозреваемого. По средствам он живет или нет. Потому что доказано: деньги, нажитые мошенничеством или хищениями, долго в тайниках не лежат. Такова психология их "авторов" - не могут остановиться. Ну очень хочется выставить роскошь напоказ. Вот почему при расследовании подобных дел в первую очередь принимают во внимание следующие параметры: долговые обязательства, основной капитал, в том числе и за прошлые годы, его прирост, расходы на жизнь, доход, средства из известных источников и средства из неизвестных источников.
   У следователей США по делам мошенничества метод анализа стоимости основного капитала очень популярен - наверное, из-за его простоты и эффективности. К нему же прибегает налоговое управление и другие контролирующие организации. А их в Америке в избытке.
   Да, государство не должно мелочно опекать предпринимателей и вообще бизнес, но оно должно быть бескомпромиссно к преступникам и преступлениям, направленным на подрыв экономики и ущемление экономических прав человека. Большая часть федеральных министерств и ведомств США принимает самое активное участие в расследовании дел о мошенничестве. Взять хотя бы Министерство обороны. Здесь сосредоточена информация о лицах, могущих предоставлять угрозу национальной безопасности. Министерство юстиции, которому подчиняется знаменитое и вездесущее ФБР. Именно в ФБР имеется несколько баз данных и других информационных источников, легкодоступных для правоохранительных органов. Но главная в ФБР ячейка данных - Национальный информационный центр по преступности. Но что характерно, подобные базы данных не доступны частным сыщикам и следователям, ибо многие из них повязаны с криминальными структурами.
   Управление тюрем США. В его распоряжении есть вся информация обо всех лицах, когда-либо отбывавших срок заключения.
   Налоговое управление. Неусыпным оком следит за выполнением налогового обязательства во всех областях, за исключением алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ, поскольку эту деятельность регулирует Управление по спиртным напиткам, табаку и огнестрельному оружию. Однако данные Налогового управления закрыты для общественности.
   Существует еще секретная служба США, на которую возложена обязанность по борьбе с кражами государственных чеков, аферами с кредитными карточками и, конечно же, с фальшивомонетчиками.
   Казалось бы, при чем тут почтовое ведомство! А все очень просто: его инспекторы всюду признаны одними из наиболее квалифицированных следователей. Особенно там, где дело касается использования линий связи в мошеннических операциях.
   С мошенниками также борются ЦРУ, администрация по вопросам социального обеспечения, генеральная прокуратура штата, Секретарь штата, ибо именно в секретариате каждого штата ведется вся документация, относящаяся к бизнесу.
   Словом, на страже интересов налогоплательщиков стоят более тридцати самых разных организаций разных уровней. Обойти и обмануть на какое-то время их можно, но тогда затраты на аферу могут превзойти добычу, полученную путем махинаций.
   Кроме государственных источников информации, используются сотни негосударственных, которые тоже могут оказать существенную помощь в раскрытии не только мошенников, но и более тяжких видов преступлений.
   Кого из наших 26 контролирующих организаций может, например, заинтересовать тот факт, что какой-нибудь без году неделя президент или директор фирмы приобретает третий подряд роскошный лимузин, что его дети учатся за границей, что он строит в Балтэзерсе роскошную виллу? Кого вообще из наших аудиторов заинтересовали роскошные иномарки, каждый вечер припаркованные у ресторанов и ночных казино? Откуда такое перевоплощение - вчера еще ездил на мопеде, сегодня - в окружении охраны и на самом престижном автомобиле. Что, у этого человека зарплата стала выше президентской? Я имею в виду не президента какого-нибудь АО или ООО, а самого настоящего Президента нашего государства.
   Может быть, МВД вовсе не нужно было покупать дорогостоящие "лендроверы", а всего лишь приобрести приборы ночного видения да нанять на службу взвод настоящих профессионалов сыскного дела? Здесь речь не идет о честных, порядочных бизнесменах, которые с помощью своих мозговых извилин добились предпринимательского успеха, а следовательно, и его материального эквивалента. Речь идет о пройдохах, мошенниках, беззастенчивых жуликах и откровенных "уклонистах" от нормальной человеческой морали.
   Конечно же, полиции и "лендроверы" нужны, и писчая бумага для протоколов, и следователи нужны, которые хотя бы понаслышке знали о существовании уголовного кодекса... Можно, разумеется, выслеживать, ловить и сажать, сажать и сажать. Но изменится ли от этого сама суть экономических отношений без необходимых законов?
   Помните, какой шум поднялся, когда положенные в сбербанках деньги стали катастрофически обесцениваться? И на вопли трудящихся - будет ли индексация?! - правительство или хмуро отмалчивалось, или советовало, как лучше деньги потратить. Тогда председатель правления Сбербанка ЛР М.Скулте без обиняков заявил: "Если индексация и будет проведена, то коснется она только малоимущих, то есть пенсионеров и инвалидов", и только на сумму 2-3-х тысяч рублей. Те же, кто не относится к этой категории населения или чьи сбережения превышают указанную сумму, могут спокойно снять свои деньги со счета и вложить их туда, где они начнут зарабатывать проценты.
   Сказано это было в 1993 году, когда вовсю разворачивали свою деятельность ссудо-процентные фирмочки. Людей, собственно, подтолкнули в объятия разного рода расплодившихся АО и ООО. Газеты уже тогда пестрели такими, например, зазывными рекламами: "Фирма принимает денежные займы от частных лиц. С ежемесячной выплатой 14% и выплатой сложных процентов: 2 месяца - 29%, 3 месяца - 48%, 4 месяца - 68%. По желанию займы страхуются... " "Инвестиционная компания "Нико" принимает денежные вклады от населения с выплатой процентов ежемесячно: Ls - 90-138%, USD - 78-115%".
   Фирма "Колер", АО "Корпорация системс" и пр. взывали к людям: идите к нам, приносите деньги, а мы вас в отличие от Сбербанка облагодетельствуем. Интересно, где теперь эти фирмы-благодетели? Не зря ведь философ сказал: "Смотреть надо не начало, а на конец пути..." Теперь мы в основном уже знаем, каков этот конец, но тогда, несколько лет назад, людям просто некуда было деваться, и они, словно мотыльки, летели на огонек надежды. Хотелось выжить, но как? Хлеб подорожал в 200 раз, молоко - в 100, электроэнергия - в 1000, спички - в 200 раз и т.д. Была еще и такая убийственная пропорция - пенсионеры получали две с половиной тысячи рублей пенсии и столько же нужно было платить за квартиру, тепло и коммунальные услуги Не сон ли это, не видения ли помешанного? Кстати, эта пропорция существует и на момент написания книги...
   У большинства не было выбора: или - в магазин за мылом и веревкой, или - в зазывающую депозитную фирму, за высоким "сложным" процентом. Кто этих людей может осудить? Кто бросит камень в человека, который на быстрине жизни хватается за соломинку? Речь не идет о тех, у кого от алчности руки покрылись коростой и они, обезумев от фантастических дивидендов, начали продавать машины, дома, мебель и вырученные деньги вкладывать в эти дьявольские фирмы. Они тоже все потеряли и их тоже по-человечески жаль. Но таких было меньшинство. 90% вкладчиков - это зажатые в тиски обстоятельств люди, у которых, как я уже говорил, не было выбора.
   А собственно, на что в 1993 году рассчитывали сами чиновники? Впрочем, стоит ли их в чем-то упрекать, они были паиньками: когда все рушилось, они дисциплинированно и с усердием выполняли все то, что им подсказывали советники МВФ. Они надеялись на кредиты и, видимо, суммы, означенные в кредитных ведомостях, кружили им головы и внушали неокрепшему государственному сознанию мысль, что так будет всегда. Что Европа и Америка вытащат, дадут миллионы, как-никак мы теперь приблизились к их берегу.
   Газета "СМ-Сегодня" 15.01.1995 г. сообщала: "Наши международные кредиты: Канада - 10 млн. канадских долларов на 2 года под 8,7% годовых; Финляндия - 50 млн.финских марок на срок от 5,5 до 9 лет; Германия - 15,6 млн.немецких марок на 9 лет, под 10,25% годовых; США - 10 млн.американских долларов на 30 лет под 2% годовых на первые 7 лет, под 3% - в дальнейшем; Всемирный банк - 45 млн.американских долларов на 17 лет; Международный валютный фонд - кредит для стабилизации валюты в размере 59,4 млн. SDR (средств спецплатежа) на 7 лет; Европейский банк реконструкции и развития - 30,8 млн.экю на 10 лет.
   По данным министерства финансов Латвии, всего получено 110 903 400 долларов США, можно еще добрать кредитов до 195 834 600 долларов США...
   Кстати, - пишет далее газета, - 8 января был подписан протокол о предоставлении Латвии кредита для погашения дефицита платежного баланса в размере 80 млн.экю".
   Кто под таким золотым дождем мог вспомнить о каких-то там полуподпольных фирмах и их жертвах? Воодушевленные чиновники были озабочены лишь одним - как распределить кредиты, кому у кого больше урвать, кому (зятю или куму) больше отстегнуть, куда побыстрее съездить в командировку - либо отправить депутатов Сейма "набираться парламентского опыта", либо сообразить визит в Латвию какой-нибудь коронованной особы и т.д. и т.п. Но вот контрольный вопрос правительству и всем, кто обязан был обустраивать жизнь: кто из налогоплательщиков, пенсионеров, людей обездоленных почувствовал на себе свежесть того "золотого дождя"?
   С одной стороны, выпрашивают отовсюду кредиты, распределяют, как бог на душу положит, а с другой - не обложенные налогом миллионы долларов исчезают в неизвестных направлениях. Нормально ли это для государства, желающего сначала примериться, а потом пожизненно усесться на европейскую скамью.
   Но вот еще одна цитата из другой газеты и из другого времени. Под однозначным заголовком: "Миссия МВФ с пониманием относится к ситуации в Латвии, но в кредите отказывает". Газета "Диена" от 10.08.1995 г. писала: "Миссия МВФ, которая уже две недели. работает в Латвии, с пониманием относится к ситуации финансового и бюджетного кризиса в нашей стране, однако, отметила, что Латвия не выполнила свои обязательства, зафиксированные в меморандуме о сотрудничестве, поэтому не может рассчитывать на ранее предусмотренный кредит МВФ - сообщила в среду министр финансов Инара Самите".
   ..."С пониманием относится к ситуации", но... Это как если бы вы сказали своему соседу-алкоголику: "Братец, да ты только вчера получил десятку, а сегодня опять просишь?" Так и МВФ вправе выразить недоверие своему дебитору - брать-то берешь, а что делаешь, чтобы со мной рассчитаться?
   Миссия МВФ очень интересовалась экономической и финансовой деятельностью на 1995 год и такими "частностями", как прирост внутреннего валового продукта (ВВП), инфляция, дефицит бюджета и др. Как известно, Латвия не выполнила большинство этих обязательств. Например, вместо прогнозированной инфляции 15% в год, уже за 7 месяцев этот показатель достиг 15,2%, а дефицит бюджета за 7 месяцев на 1 млн.латов превышает предусмотренную на год норму 40 млн.латов.
   Не прошло двух недель, как та же "Диена" снова "порадовала" "тружеников города и села" таким сообщением: "Предполагается еще на 36 млн.латов сократить расходы бюджета". Опять кто-то недополучит. Впрочем, тут и гадать не надо кто именно: недополучат те же учителя, врачи, сельское хозяйство, которые и без того влачат жалкое существование. А тут еще отдай и не греши 20 млн.латов "физическим лицам неплатежеспособных банков". А кто же виноват, что они стали неплатежеспособными?
   Лат, как известно, по прочности не уступает булату. К этому стремился Банк Латвии и его глава Э.Репше. Но что характерно, само по себе это свойство отечественной валюты ни одного из нас не сделало ни счастливым, ни более состоятельным. Это как если бы из чистой платины сделать крейсер, а он возьми и сядь на мель...
   Доктор экономики Вячеслав Мишин, имеющий богатый опыт работы в банках, а также в правительстве Годманиса, по этому поводу говорит: "До сих пор то, что на Западе называется стабильным курсом национальной валюты, у нас почему-то называют финансовой стабилизацией, хотя финансовая стабилизация является более комплексным понятием и включает в себя перечень параметров: состояние бюджета и платежного баланса, стабильность курса валюты, темпы роста ВВП, состояние внутреннего и внешнего долга государства и другое."
   А поскольку все эти параметры противоречат понятию "финансовая стабилизация", - "Миссия МВФ с пониманием относится к ситуации в Латвии, но в кредите отказывает". Видно, надоело этому терпеливому фонду бросать деньги в бездонную бочку, которую оседлали абсолютно некомпетентные "белые воротнички".
   Крах фирм, вне всякого сомнения, лишь предвестник грядущих катаклизмов, поставивший огромные массы населения в жуткую неопределенность. Когда против официального курса правительства выступают 5-6 газет, это еще не выражение общественного мнения. Но когда правительству окончательно перестают верить 500-600 тысяч потерпевших финансовую катастрофу человек, тут уже нужно говорить не о легком бризе, а о штормовом предупреждении. Когда мучаются неопределенностью 80 тысяч безработных, когда 700 тысяч живут с "комплексом расовой неполноценности", когда тысячи честных предпринимателей придавлены непосильным бременем налогов, когда 600 тысяч пенсионеров чувствуют себя заброшенными на необитаемый остров - что можно ожидать от такого общества, от такого правительства и законодательства? Ничего путного, кроме глубокой трещины, которая еще больше отдалит простых людей от власть имущих. А кому они тогда нужны будут, кроме самих себя?
   Как говаривал Горби, все решает человеческий фактор. И в Америке, и в Китае, и в Африке - всюду господствует этот пресловутый человеческий фактор. И когда "человеческому фактору" правительство или отдельные столоначальники говорят, что виноваты сами вкладчики, они забывает одну простую вещь. Что рано или поздно оно, правительство, вынуждено будет обратиться к широким массам населения, и в том числе к порядочному отряду обобранных вкладчиков. И долго такого случая ждать не придется. Уже к лету 1995 года в бюджете образовалась изрядная прореха. К кому в первую очередь обращается правительство? Ну, разумеется, к нам, рядовым индивидам, которые еще пять минут назад были правительству до лампочки. Когда неоткуда черпать звонкую монету, оно начинает собирать с миру по нитке. Причем делается это под всяческими благовидными и не очень предлогами. Поборы прямые и поборы косвенные. Расшифровывать не буду - все знают, что это такое. Но бумеранг, как известно, возвращается. Те тысячи и тысячи обобранных вкладчиков, которых охмурили фирмочки-однодневки и которых правительство отказалось вовремя защитить, теперь тоже ничем такому правительству помочь не смогут. В силу уже состоявшегося ограбления. Эти люди не платят за квартиру, за электричество, газ, воду, и не потому, что такие мстительные, а только потому, что они не платежеспособны. Их уже ободрали, как липку. Что ж, для полной "справедливости" их теперь осталось только выбросить на улицу...
   Рискуя показаться "заумным", приведу слова любимого мною Гельвеция: "Я знаю, что законы, по внешней видимости полезные, но в действительности вредные, рано или поздно отменяются. Почему? Потому что в известный промежуток времени должен появиться просвещенный человек, который, будучи поражен несоответствием этих законов общему счастью, передаст свое открытие добросовестным умам своего века..."
   То есть людям добрым и совестливым, что сейчас у нас в очень большом дефиците.
  
   Не хватает элементарного
  
   "Карфагенцы утверждают, будто в Ливии, где-то за Геркулесовыми столпами, есть место, где живут люди с таким обычаем: если к ним привозят товары, то товары эти нужно сложить в порядке на берегу моря, вернуться на корабль и пускать оттуда дым. Заметив дым, туземцы выходят на берег, кладут рядом с товарами предназначенное в уплату за них золото и уходят. Тут карфагенцы сходят на берег, смотрят выложенное золото и, если считают его достаточным, погружают его на корабль и отплывают. Если же золота мало, они возвращаются на корабль и ждут дальше. Тогда туземцы возвращаются и добавляют еще золота, пока карфагенские торговцы не будут удовлетворены. Ни одна сторона не совершит по отношению к другой обмана, ибо карфагенцы не прикасаются к золоту, пока не сочтут его количество приемлемым за свои товары, а туземцы не трогают товары, пока карфагенцы не увезут золото". (Геродот, 484-425 гг. до н.э.)
   Нам всем без исключения катастрофически не хватает такого элементарного понятия, как честность. Отстали даже от туземцев...
  
   Часть вторая
  
   Латвия - "вторая Швейцария"?
  
   Скажете, маниловщина? А ведь об этом всерьез распространяются латвийские политики, мечтающие в пределах республики обустроить экономический Эдем с незыблемой банковской системой. Это звучит хоть и наивно, но как-то обнадеживающе. А чем черт не шутит: географическое положение страны подходящее - лежит она на торговом перепутье, имеет свой "золотой мост" между богатым, но экономически недоразвитым Востоком и очень развитым и очень богатым Западом. В мечтах все прекрасно: потекут по этому мосту на Запад нефть, газ, дешевый прокат, древесина, а назад - доллары, доллары, доллары. А чтобы эти долларовые потоки не расплылись по безбрежным просторам Руси, их можно в соответствующем порядке "упаковать" в создаваемые коммерческие банки, которые от полноты долларовых ощущений будут энергичны, мускулисты и жизнеспособны - как для Запада, так и для Востока.
   И вот, думали оптимисты-маниловы, тихонечко и неброско, используя свое удачное географическое положение и свои транзитные пути, Латвия сможет в сжатые сроки превратиться в одну из процветающих европейских стран, куда потянутся любезные ее сердцу золотые мешки, оседая в подвалах отечественных банков.
   Будь фирма "Лендбрук" не в Англии, а в Латвии, она обязательно заключила бы пари - в каком столетии Латвия уподобится Швейцарии и по финансовой надежности ни в чем не будет ей уступать? Конечно, нашлись бы политики и экономисты, для которых "родина превыше всего" (особенно накануне выборов), которые бы приняли это пари, но с условием: если, во-первых, Латвия будет независимой, во-вторых, очень независимой и, в третьих, как никогда независимой. Только в таком случае она может стать второй Швейцарией.
   И вот когда мечты сбылись, и независимость из абстрактного понятия превратилась в суровую реальность, вопрос о трансформации Латвии во "вторую Швейцарию" так и не встал на повестке дня. И это вполне объяснимо. Даже такие богатые "нейтралы", как Швеция и Англия, не мечтают о таком швейцарском уподоблении, поскольку знают - ничто в этом мире не происходит случайно, все подчинено своим непреложным законам, на все выделен свой срок и "свои объективные условия".
   Говорят, среди пассажиров "Титаника" находились двое старших управляющих одного из крупнейших швейцарских банков. Они чудом спаслись, и это событие стало притчей во языцех: дескать, не только сами швейцарские банки непотопляемы, непотопляемы и их служащие. Вообще-то насчет швейцарских банков ходит масса легенд, мифов, которые, между прочим, не опровергают и сами банкиры, и даже усугубляют их закрытыми взаимоотношениями с внешним миром. Кстати, такая таинственность проистекает из-за того, что швейцарская пресса на протяжении десятилетий предпочитает "фигуры умолчаний" шумихе вокруг деятельности банков. Для нее лояльность к своей стране превыше личных профессиональных предпочтений. Но как бы там ни было, и со швейцарскими банками происходили и происходят все те неурядицы, которые присуши банковскому миру. Хотя и не в такой пропорции и не с таким грохотом, как это случилось, например, у нас.
   Из 1200 швейцарских банков, которые начали возникать еще в XVIII веке, половина обанкротилась. Полторы сотни из них оказались до такой степени обескровленными, что их были вынуждены взять на буксир более стабильные финансовые "столпы".
   Никто толком не знает, какие капиталы хранятся в швейцарских банках. Суммы называют самые разные, но "кучность" их близка к одной цифре - 500 млрд. долларов. Время от времени кое-какие сведения из хранилищ и контор швейцарских банков все же выплывают наружу. Потому что в этих банках, как, впрочем, и в американских, и в банках Германии и Англии, тоже бывают продажные служащие, которые, используя свое административное положение, беззастенчиво продают секреты третьим лицам. Около швейцарских банков, как и повсюду в мире, вертится сонм аферистов и жуликов разного калибра, усилия которых чаще всего заканчиваются разоблачением и тюрьмой. Словом, в швейцарских банках и возле них происходят коллизии, которые обычно происходят там, где много денег и золота.
   Да, банки в Швейцарии напоминают глухонемого. Много партий и различных коалиций в разные времена пытались сломать этот "заговор молчания". И открыть подходы к происхождению вкладов, но, увы, все напрасно. Статья 47(6) швейцарского Закона о банках 1934 года по-прежнему предусматривает, что если директор или служащий банка "Не обеспечивает секретности, которую они обязаны соблюдать в соответствии с законом о профессиональной тайне, они могут быть оштрафованы на 200 тысяч франков или заключены в тюрьму сроком до шести месяцев".
   Существует версия, что этот закон был принят в пику амбициям германских нацистов, жаждущих добраться до денег немецких евреев. По другой версии, в фашистской Германии только в 1936 году стал действовать закон, по которому смертной казни подвергались граждане рейха, прятавшие свои богатства в банках других стран. Но как бы то ни было, ст.47(6) до сих пор не отменена. И что характерно, главы швейцарских банков не терпят никакого над собой контроля - ни физического, ни морального, Отчасти это объясняется жизненным укладом швейцарцев, традициями, их непреодолимой тягой к секретности и уединению. Инстинкт самосохранения заставляет их замыкаться в своей скорлупе и сопротивляться любому давлению со стороны гоударства. Но объясняется это не только швейцарскими традициями и их швейцарским менталитетом. Говорят, к этим компонентам примешивается еще один немаловажный фактор - корысть. Швейцарские банкиры полную свободу своей деятельности очень эффективно используют в погоне за прибылью, получаемой не только от клиентов, компаний и правительств, но и за счет банков, в которых они работают. Один английский банкир так отозвался о своих швейцарских коллегах: "Они напоминают летчиков-истребителей и по сути своей совсем не банкиры, это прожженные коммерсанты. Они приходят ко мне и уговаривают помочь им избавиться от их клиентов. Только потому, что, проговорив с ними битый час, они не зарабатывают для банка ни пенса".
   В швейцарских банках чрезвычайно трудно найти "концы". Подсчитаны гигантские суммы денег, которые, избежав у себя дома налогов, спокойно "отсыпаются" в сейфах Женевы или Цюриха. Существуют так называемые фидуциарные депозиты, которые помещаются по поручению клиента не в самом банке, а от его имени в каком-нибудь банке другой страны, финансовое состояние которого не вызывает вопросов. Банк, оказывая подобную услугу, выступает как посредник и по существу не рискует ни своими капиталами, ни своим поручительством по средствам, которыми он оперирует. Эти фидуциарные счета обладают большой анонимностью и вкупе со ст.47(6) о неразглашении профессиональной тайны, становятся практически неуязвимыми.
   Тайна вкладов в швейцарских банках по-прежнему является "старой доброй традицией". Наверняка истина лежит где-то посредине: если речь идет о деньгах, нажитых преступным путем, тогда планка секретности должна снижаться. А в общем, тайна вкладов - это не прихоть, а жизненная необходимость. Мало найдется людей, пожелавших рекламировать суммы своего депозитного вклада. И банки относятся с пониманием к требованию своих клиентов.
   Однако в августе 1995 года Банк Латвии доказал: "тайна вкладов" у нас отнюдь не является аксиомой. Возьмем пример Риетуму банка, против которого БЛ употребил санкции. Газета "Бизнес & Балтия" 30.08.1995 г. писала: "Пару месяцев назад Банк Латвии действительно затребовал от банков, привлекающих денежные средства от физических лиц, представить полную информацию о собственных акционерах, а также о тех физических и юридических лицах, которые стоят за ними. Естественно такое требование вызвало негативную реакцию в латвийских банковских кругах".
   Поводом к санкциям, как пишет газета, стала публикация в "Диене", в которой Риетуму банк был указан как принимающий вклады от населения. В принципе это беспрецедентный случай: БЛ принял свое решение о запрете Риетуму банку принимать депозитные вклады от физических лиц не в "кулуарном" порядке, а с помощью открытого (через прессу) извещения. Можно только догадываться, какой резонанс вызвало у людей такое сообщение. И будь у Риетуму банка индивидуальных вкладчиков больше 1%, кто знает, чем бы все это кончилось...
   К тому времени в рейтинге банков Риетуму банк занимал восьмое место. За 7 месяцев 1995 года его прибыль достигла 1 145 202 латов. В основном она была получена за счет доходов от комиссий и операций по конвертации. За последние месяцы количество клиентов достигло восьми тысяч. И вот представьте себе, при таком положительном раскладе по вине БЛ началась бы паника!
   ...Однако вернемся к швейцарской теме, ибо в ней много для нас поучительного. И главное, на что я хотел бы обратить внимание добропорядочной публики: бурное развитие банковской системы Швейцарии в XIX веке началось одновременно с бурным ростом промышленности. До этого многим коммерческим банкам просто не хватало клиентов. Но когда стали быстро развиваться такие отрасли, как шелковая, шоколадная, часовая, машиностроительная и электротехническая, появилась острая необходимость в банковских услугах. И такая необходимость росла вместе с ростом доли продукции на экспорт.
   Банки, входившие в так называемую "большую тройку", были связаны с определенными отраслями промышленности. Например, "Швейцаришер банкферайн" - с развивающейся химической промышленностью Базеля, "Креди Сюисс" - с производством электроэнергии, единственного вида природных ресурсов страны и разработки для этого оборудования. "Банкгезельшафт" курировал текстильную и вышивальную промышленность.
   Значит, только с бумом промышленного роста стала активно развиваться швейцарская банковская система, но никак не наоборот. У нас же чем круче падала промышленность, тем больше возникало банков и депозитных фирмочек, что не лезет ни в какие ворота мировой банковской практики. Откуда же брались деньги, которые бурным потоком вливались в сейфы вновь учрежденных банков? Вот когда нужно было Банку Латвии проявлять принципиальность и решительность, чтобы не допустить банковского и финансового катаклизма. Теперь же "робеспьеровские" меры БЛ - не более, чем махание после драки кулаками...
   У швейцарских банков есть свои фирменные особенности. Так по законам этой страны, частные банки, не публикующие своих балансов, не могут привлекать вклады от частных лиц. Швейцарцы также не используют свои банки для переводов денежных средств, поскольку полностью полагаются на свою знаменитую автоматизированную систему расчетов через местные почтовые отделения. Во всяком случае, такая практика существовала до недавнего времени.
   Другое "чудачество" швейцарских банков - требовать у вкладчицы, желающей открыть свой личный счет, письменное согласие мужа или родителей.
   Частные банки для привлечения клиентуры не могут пользоваться открытой рекламой. Предлагать в такой форме товар или услугу - это все равно что навязывать в одностороннем порядке контракт. Банк, предлагая преимущественные проценты или какую-то новую услугу, рассчитывает, что те, для кого реклама предназначена, ответят ему взаимностью. Но случись банкротство, и все издержки клиента, которые он понес и по вине зазывной рекламы, никем не будут возмещены. В римском праве существовали так называемые вербальные (устные) контракты - стипуляции. Стипуляцией назывался устный договор, заключаемый посредством вопроса будущего кредитора (обещаешь дать сто?) и совпадающего с вопросом ответа (обещаю!) со стороны лица, согласного быть должником по обязательству. Проще говоря - уговор дороже денег. Увы, сегодня в нашей стране многие контракты, трижды заверенные гербовыми печатями и подписями договаривающихся сторон, еще не являются гарантией...
   ...Такой крупный банк, как "Швейцаришер банкферайн", наиболее схожий по характеру деятельности с коммерческими банками других стран, получает только половину прибыли за счет предоставления ссуд своей клиентуре. Все услуги швейцарских банков очень дороги, что дало повод одному банкиру выразить довольно парадоксальную точку зрения: "Доверьте деньги швейцарскому банку на достаточно длительный срок, и к концу этого срока они полностью уйдут на выплату всяких комиссий".
   Но несмотря на дороговизну банковских услуг, все, кто имеет огромные деньги и обеспокоен их сохранностью, прорываются с ними в Швейцарию. К ее стальным молчаливым сейфам и номерным счетам, о сочетании которых с именем владельца, знает лишь очень ограниченный и доверенный круг служащих того или иного банка. Вот почему свои капиталы переводили в Швейцарию короли и правители банановых республик, преступники всех мастей, мошенники, обошедшие стороной налоговые службы, не без оснований полагая, что только в Швейцарии их богатства найдут надежный приют. Туда же перегоняли свои капиталы и нацистские вожди, и их подставные лица, и советская партноменклатура. И теперь самый прочный бур не в состоянии добраться до этого современного Эльдорадо.
   Однако с точки зрения международных инвесторов швейцарские банки постепенно утрачивают свои привлекательность и исключительность. Финансовые аферы и скандалы последних лет нанесли ощутимый удар по их репутации. Теряет свою магическую притягательность и сама банковская тайна. Как утверждают скептики, в "таинственном мире" швейцарских банков на самом деле нет ни загадки, ни тайн... Но это похоже на риторику - швейцарские банки еще долго будут гарантом секретности и надежности.
   Говорят, аристократические банки в Женеве даже избегают вывесок и указания своих адресов. Клиенты и без того знают, где их найти. И как пишут газеты, банкиры живут в мире "элегантного прошлого", у них свой круг общения, свои клубы, членские взносы которых колеблются от 10 до 20 тысяч франков. Швейцарские деньги являются наиболее устойчивой валютой в мире, и многие богатые люди стремятся перевести тысячи американских долларов во франки.
   Чтобы какой бы то ни было стране стать "второй Швейцарией", одного желания мало. Нужно накопить двухвековой опыт в этой тонкой сфере деятельности, выпестовать "генетически чистых" банкиров, создать традиции, которые, как и доллар, имеют несколько степеней защиты. Да и менталитет швейцарца весьма своеобразен. Более упорного и мужественного народа в достижении своих целей трудно найти. Швейцарец никогда не отдаст без боя то, что уже завоевано...
   Однако то, случилось в начале 2011 года с бывшим служащим одного из швейцарских банков Рудольфом Элмером, передавшим информацию о вкладчиках банков знаменитому основателю WikiLeaks Джулиану Ассанжу, вызвало в финансовом мире шок. Особенно у тех клиентов, которые с помощью "швейцарской банковской тайны" пытаются уйти от налогов. Ассанж заявил о том, что эта информация будет опубликована после того, как будет установлена ее достоверность. Передача информации состоялась в клубе Frontline в Лондоне в присутствии многочисленных журналистов и других заинтересованных лиц. И вот еще, что может бросиь в холодный пот "любителей" прятать свои капиталы в швейцарских банках: Международная ежедневная газета The Wall Street Journal с помощью КПМГ (международная сеть фирм, предоставляющих аудиторские, налоговые и консультационные услуги) выяснила, что около 80 процентов европейских денег, хранящихся на счетах в Швейцарии, незадекларированные, а порядка 25 процентов состоятельных клиентов, пользующихся услугой private-banking, уклоняются от уплаты "разорительных" европейских налогов. Так что порочный круг любителей неконтролируемых капиталов опасно сужается и даже поговаривают, что это же ждет другой неприкасаемый островок оффшоров Лихтенштейн, который очень соблазнителен для хранителей капиталов в надежной финансовой тени. А соблазнителен он по следующим причинам: 1.Высокий международный авторитет Лихтенштейна; 2. возможность регистрации безналоговой и холдинговой компании; 3. разнообразные формы компаний; 4. не является обязательным предоставление информации о реальных собственниках компании.
  
  
  
   Над "Балтией" безоблачное небо
  
   Апрель, 1995
  
   И самом деле, еще в апреле ничто не предвещало Приближающийся циклон. В Риге проходит Мемориал Михаила Таля. Все действо протекает в гостинице "Латвия" и, как писали газеты, в необычайно торжественной атмосфере. Безусловно, главным действующим лицом Мемориала был чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. Второй человек, что так же безусловно, - Александр Лавент, он же генеральный спонсор Мемориала, выделивший для его проведения более 350 тысяч долларов. Только призовой фонд составлял 122 тысячи долларов.
   На пресс-конференции А.Лавент заверил журналистов, что хотел бы видеть этот турнир традиционным, намекнув, однако, что вовсе не стремится стать постоянным генеральным спонсором Мемориала. Кто знает, может, в те минуты, когда он это произносил, он уже знал, что на его "часах" без пяти минут крах, и что вряд ли у него еще будет возможность такого покровительства. Однако следующая тирада Лавента о том, что "усилиями ББ осенью будет открыт музей-квартира Михаила Таля", несколько рассеяла возникшие было сомнения. Значит, не все было безнадежно, и можно допустить, что тогда, в середине апреля, сам Лавент еще не допускал, что ведомый им финансовый "Титаник" неумолимо движется навстречу роковой подводной скале. Впрочем, кто его знает - чужая душа потемки, а уж тем более чужой банк...
   На Мемориале (во всяком случае на его открытии) присутствовали высокие гости: президент Латвии Гунтис Улманис, премьер-министр Марис Гайлис, посол России Александр Ранних, тогдашний министр финансов Андрис Пиебалгс и другие официальные и полуофициальные лица. Президент шахматного союза Латвии А.Лавент мило общался с гостями, и те мило улыбались хлебосольному Лавенту, видя в нем чуть ли не главную фигуру Мемориала.
   В одной из газет мне попалась почти идиллическая картинка: в правом верхнем углу портрет сурового, как правда, Я.Петерса, в центре - интернациональная и, судя по всему, во всем солидарная тройка - Г.Улманис, А.Ранних и победитель Мемориала Г.Каспаров. Слева от "трех богатырей", в овале, профиль М.Гайлиса. Ниже - А.Лавент и президент ФИДЕ Кампоманес у микрофонов...
   Я смотрю на другую фотографию А.Лавента, сделанную уже в суде (речь шла о мере пресечения), и думаю: вот сидит в наручниках человек, который еще четыре месяца назад был душой бомонда, жил своей неповторимой жизнью, дарил цветы, принимал большой важности решения, строил стратегию своего банка, мечтал о хорошем и вдруг... Выражение лица на снимке точно такое же, как в тот вечер на закрытии Мемориала - грустное, неулыбчивое. Озабоченное? Нет, пожалуй, - скорбное.
   Те же самые руки, которые совсем недавно пожимали руки президента республики и президента ФИДЕ, которые, соприкасались с руками близких и дорогих ему людей, теперь закованы в железо и обездвижены.
   Поди разберись, кто виноват, кто подложил "мину замедленного действия", кому надо было выбить несущий блок из фундамента "Балтии". А может, мы слишком драматизируем, от незнания, и все дело по простоте своей не стоит выеденного яйца? Может, правы те профессионалы, которые с известной долей осторожности говорили мне о "плохих" кредитах ББ, о не выверенной стратегии его руководства, о клиентах, которые в отношении этого банка проявили полнейшую подлянку, не возвратив вовремя кредиты.
   Возможно, когда-нибудь все всплывет наружу и тогда многое из того, что сегодня является тайной, станет явью, и столь же банальной, как любая реальность. А пока...
  
   Штормовое предупреждение
  
   Май, 1995
  
   Буквально в первых числах мая состоялась встреча премьер-министра М.Гайлиса с ведущими банкирами страны. Перед встречей, кажется BNS, сообщила о том, что глава кабинета будет просить у банкира финансовой поддержки для стабилизации лата. Однако ничего подобного не произошло.
   - Вопрос о стабильности лата вообще не затрагивался, - сказал президент Ассоциации коммерческих банков Латвии (АКБЛ) г-н Тверийонас, - да и с какой стати? Я не вижу никаких экономических обоснований для его девальвации. Более того, я не вижу оснований для разговоров о банковском кризисе в Латвии. Потом проблемы Латинтрейдбанка (тоже объявленного неплатежеспособным) - это еще не проблемы банковской системы. До сих пор трудности во всех банках возникали по субъективным причинам - непрофессионализм руководства. Латинтрейдбанк, выдавший громадный кредит на закупку обуви своему акционеру, в этом смысле не исключение. С начала года по данным АКБЛ, в 29 банках активы возросли.
   Почти столь же оптимистичным был и президент банка PaRex
   Валерий Каргин:
   - Да, активы коммерческих банков несколько снизились (что противоречит утверждениям президента АКБЛ - А.О.), но это связано с таким обстоятельством - нет базы для инвестиций в Латвии. Капиталы, конечно, пытаются найти более благоприятную почву для вложений, может быть, в других странах. Но ни в коем случае нельзя говорить о банковском кризисе (выделено автором). Его нет, этого кризиса, нет показателей, симптомов кризиса...
   Отдадим должное господам банкирам. Они, как могли, гасили панические нотки, спархивающие с газетных полос. Но буквально через пять дней таким симптомом стало сообщение "СМ-Сегодня" от 9.05.1995 г.: "И вот уже прекращает выплаты срочных депозитных вкладов "Олимпия", растет очередь желающих забрать деньги из касс одного из столпов латвийской банковской системы - банка "Балтия".
   Такого "безобразия", например, швейцарская печать себе не позволила бы. Дать в тот напряженный момент такую информацию - значит, взвести курок всеобщего недоверия. Но у нас другие правила игры: газеты сигнализируют об опасности, банки обязаны были продемонстрировать свою неуязвимость. Однако руководство ББ очередь у своих касс объясняло вполне прозаично: дескать, при досрочном изъятии депозитных вкладов они только выиграют, так как в этом случае вкладчик теряет право на получение процента.
   Итак, штормовое предупреждение было сделано. Кое у кого сердце екнуло. Кто-то получил повод позлорадствовать. Советник Банка Латвии Улдис Клаусс в интервью крупнейшей датской газете "Дагес Индустри" охарактеризовал Латвию как страну, "где правительство выдает лицензию на воровство и мошенничество", так как все обанкротившиеся банки обанкротились в результате воровства и мошенничества. И дальше речь шла о технологии мошенничества: "Крупные владельцы акций банка, которые приобрели акции, например на 100 000 латов, занимают вдвое или даже впятеро большие суммы в "своем банке". Через полгода взявший кредит объявляет, что деньги израсходованы, а проект оказался неудачным. В результате получатель кредита восстановил свой вклад с избытком, а мелкие вкладчики и остальные клиенты вместе с крахом банка теряют свои деньги".
   И все-таки "в Латвии нет банковского кризиса", - считает советник БЛ. Клаусс сказал о том, что скорее всего имело место в практике латвийских банков, но, сказав такое, он как представитель центрального банка не пояснил, почему подобные мошенничества вообще возможны. После такого признания, куда должны были кинуться вкладчики? Ну, естественно же, в банки, за своими деньгами. Черт с ними, с процентами, забрать бы свое...
   В майских газетах замелькали щекочущие нервы заголовки: "Депозитный банк и Центр-банк объединяются" (тут что-то не то -подумали вкладчики); "Советник провоцирует конфронтацию" (речь идет о высказываниях Клаусса, приведенных выше); "Будут обсуждаться банковский кризис и бюджет"... И уже никого не могло успокоить следующее сообщение: "Банк "Балтия" продолжает выплачивать как вклады, так и проценты". Это как если бы про тонущий "Титаник" сказали: пассажиры продолжают пить шампанское и танцевать...
   А тем временем Банк Латвии предлагает признать неплатежеспособными четыре банка: Депозитный, Центр-банк, Лиепайский коммерческий и банк Поларзвайгзне. События приобретают все более драматический динамизм. Прибывший в Ригу признанный специалист по валютному рынку президент английской компании Маркетс Интернационал Лтд. Роберт Штайл заявил: "Я пришел к выводу, что здесь банки либо уже стоят перед лицом проблемы, либо им еще предстоят проблемы... Но, к сожалению, это вполне объяснимо. Дело в том, что банковская система Латвии получила "по наследству" их безнадежные долги. А многие фирмы попросту исчезли. Все это создает огромный минус дня всей вашей банковской системы..."
   Сказано точно, хотя и с отвратительно горьким привкусом для вкладчиков. Еще одна щепотка соли была брошена на их раны. "Банк "Балтия" отдал правительству 51% акций". "Все под контролем!" - убаюкивает публику премьер-министр М Гайлис. На внеочередном заседании Сейма министр финансов Андрис Пиебалгс заявил, что готов уйти в отставку. А 10 депутатов - И. Буковский, Я.Урбанович, Л.Куприянова, Я.Луцанс, А.Барташевич, Я.Юрканс, А.Крейтус, Р.Милбергс и А.Чепанис - передали в секретариат Сейма предложение об отставке президента Банка Латвии Э.Репше и вице-президента И.Римшевича
   В правительственных структурах царит легкий (на первый взгляд) переполох. Публике надо что-то дать от "депозитной недостаточности", и М.Гайлис пытается это сделать. Он, словно закаленный в боях большевик, еще полон оптимизма и готов пожизненно носить розовые очки. На заседании Сейма он пытался сбить шквал вопросов по финансово-банковским проблемам. Речь премьер-министра была сдержанно-обнадеживающей. "Да, банковская система страны действительно переживает определенные трудности, да, целый ряд банков дошел до банкротства. Но банкротство всех этих банков не влияло на финансовую систему Латвии... Случай же с ББ - это совершенно особая статья. У этого банка 500 000 вкладчиков, в нем открыты счета 20 000 юридических лиц". Откуда взялись 500 тысяч вкладчиков - одному Богу известно. "Тонущие корабли становятся в очередь". Депутат Сейма Янис Урбанович (партия "Согласие") приводит "рецепт" спасения от финансового кризиса: дисконтировать существующие депозиты, разрывая договоры и превращая их в облигации длительного займа; выпустить облигации нового займа и привлечь новые средства. Риск за облигации берет на себя государство. Срок выплаты от четырех до шести лет. Этот путь позволит не увеличивать внешний долг и ускорить образование рынка ценных бумаг.Вроде бы разумное предложение...Разумеется, тут же были выдвинуты контраргументы против такой терапии банка. Один из них - боязнь, что кому-то придет в голову создать инвестиционные фонды, которые будут полностью контролировать весь пакет ценных бумаг, с коими, как известно, можно поступить по-разному. Например, продать какому-нибудь зарубежному синдикату или криминальной структуре со всеми вытекающими из этого последствиями.
   "Средства самоуправлений заморожены в банке "Балтия" - самоуправления 19 районов заключили контракты с ББ".
   А тут как будто в насмешку частный консультант Э.Крастиньш со страниц "Диены" восклицает: "У Латвии есть еще надежда стать второй Швейцарией". Но сперва он задался вопросом - спасать или не спасать ББ? "Мое мнение таково, - сказал эксперт, - этот банк следует национализировать, поскольку в нем сконцентрированы вклады частных лиц на сумму 120 млн.латов".
   Частному эксперту можно позавидовать в его осведомленности насчет 120 млн.латов. Однако продолжим цитировать г-на Крастиньша: "...кто виноват и как наказать виновных? Виной всему наше незнание рыночной экономики и деградация моральных ценностей."
   Я присоединяюсь к мнению частного эксперта: Латвия действительно еще может стать "второй Швейцарией", но лишь... конца XVI века, когда там только стали возникать первые банки.
   "На Репше давят", - гласил один из заголовков. Давят на Репше, а раздавили Лавента. 25 мая был подписан договор о перенятии банка "Балтия". Как сообщала пресса, Кабинет Министров перенял все 100% акций ББ. По распоряжению президента БЛ Э.Репше отстранены от руководства наблюдательный совет и совет директоров АО "Банк "Балтия". Новым президентом "Балтии" назначен советник БЛ Улдис Клаусс. Правда, это назначение не внесло определенности со сроками возобновления работы банка.
   Тогда же КМ подписал еще один важный документ - договор между Банком Латвии и Кабинетом министров об открытии для правительства кредитной линии на 20 млн.латов.
   Итак, с отстранением А.Лавента и Т.Фрейманиса от работы в их судьбе замаячила очень мрачная перспектива сесть за решетку.
   Май закончился по-ударному. Газеты объявили: "Таутас банк" - банкрот". Это был премьер-банкрот с признаками злостного банкротства (ст. 161-7 УК ЛР предусматривает срок наказание от 2 до 8 лет). Таково решение Хозяйственного суда ЛР (от 29.05.1995 г.), которое и было направлено в Генеральную прокуратуру ЛР.
   "Таутас банк" остался должен кредиторам 4 792 203,02 дата, в том числе госбюджету - 68 446, банкам - 3 039 891, вкладчикам - 851 998 латов. Судья привел такие факты: руководство банка скрыло важные документы, по которым были выданы деньги на сумму 243 000 латов, отсутствие оригинала документов на сумму 65 000 латов, четыре кредита были выданы под залог одного и того же земельного участка площадью 14 га в Калуге. Сами вкладчики подозревают руководство "Таутас банка" в умышленном банкротстве.
   Финансовый шторм в Латвии по существу уже начался. В июне-июле он перейдет в жесточайший циклон.
   Философ заметил: "Буря, прежде чем разразиться, грозит нам, здания, прежде чем рухнуть, дают трещину, дым предупреждает о пожаре, - гибель от руки человека внезапна и чем ближе подступает, тем усерднее прячется. Ты заблуждаешься если веришь лицам встречных: обличие у них человеческое, душа - звериная. Зверей заставляет нападать или голод, или страх, а человеку погубить человека приятно... Думай, однако, о грозящей от человека опасности так, чтобы не забывать и о долге человека".
  
  
   Циклон
  
   Июнь, 1995
  
   Генеральная прокуратура ЛР, на основании ст.64 УК, возбудила уголовное дело против А.Лавента и Т.Фрейманиса. Мотивировка: в связи со сделкой ББ о продаже исковых требований большого объема одному из коммерческих банков России. Юридическая квалификация такова: вредительство - что является наиболее тяжким государственным преступлением
   Еще не успел как следует улечься в личный сейф гонорар Г.Каспарова, как над президентом Латвийского шахматного совета А.Лавентом навис дамоклов меч. 64-я статья дело нешуточное: "Вредительство, то есть деятельность или бездействие, направленное на подрыв денежной системы, промышленности, транспорта, сельского хозяйства, торговли или других отраслей народного хозяйства, а также на подрыв работы учреждений или организаций с целью ослабления Латвийской республики".
   Тут нелишне спросить: а разве до Лавента не были катастрофически подорваны промышленность, сельское хозяйство, транспорт и прочие отрасли народного хозяйства? Тот кто станет это отрицать, по-видимому, предпочитает витать в облаках, не замечая суровой реальности. Но как бы там ни было, за совершение такого преступления грозит лишение свободы сроком до 12 лет, и с конфискацией имущества.
   Итак, козлы отпущения найдены - Лавент и Фрейманис. Оказывается, это из-за их действия или бездействия одновременно развалилась промышленность, рухнуло сельское хозяйство, захирела медицина, а учреждения и организации хватил паралич. Разумеется, любой непредвзято мыслящий человек поймет, что это надуманная чушь, ибо нельзя разрушить то, что уже давно лежит в руинах. Генеральный прокурор Я.Скрастыньш, как свидетельствует интервью газете "Диена" от 3.06.1995 г., раньше других почувствовал несуразность предъявленного банкирам обвинения по 64-й статье. "Я даже слышал, - сказал Генпрокурор, - что это, мол, возврат к методам Вышинского. Можно ли вообще доказать факт вредительства? Если бы государство было тоталитарным, Александр Лавент и Талис Фрейманис сидели бы в тюрьме, а не находились бы под надзором..."
   "Гениальную" мысль озвучил Генпрокурор - "если бы государство было тоталитарным...". Не вытекает ли из этого, что ровно с той минуты, как Лавент и Фрейманис все же были посажены в подвал, наше государство превратилось в тоталитарное?
   А какое-то время они действительно оставались под надзором полиции, что, видимо, по мнению Генпрокурора, было ярким доказательством демократического устройства нашей страны. Правда, один из банкиров по-своему отреагировал на решение Генпрокуратуры: если бы "кредитный портфель" был передан не российскому, а какому-нибудь западноевропейскому банку, никто в этом вредительства не усмотрел бы. Это было бы расценено, как естественное вхождение в европейский рынок. Звучит очень правдоподобно.
   30 мая в интервью газете "Лауку авизе" на вопрос "Предприняты ли меры для того, чтобы, А.Лавент не мог на своем самолете бежать из Латвии?" министр внутренних дел ЛР Я.Адамсон ответил, что, по его убеждению, "г-н Лавент не уедет из Латвии - мы приняли соответствующие меры".
   Ну, насчет соответствующих мер можно не сомневаться. Когда в Лиепае лучшие силы по борьбе с организованной преступностью ловили одного редактора газеты, тогда тоже были приняты все "соответствующие меры". Я имею в виду провалившуюся первую операцию по захвату Смирнова. Говорят, там участвовало столько полицейских сил, сколько их было брошено на охрану Папы римского при посещении им Латвии. Интересно, зачем Лавенту бежать, да еще с помощью своего самолета. Ему с удовольствием бы одолжил свой аэроплан г-н Репше - лишь бы "горячо любимый" им Саша Лавент скрылся за горизонтами независимой Латвии. А в крайнем случае, вздумай Лавент дать деру, его любой бомж за бутылку "Кристалла" на своих плечах перетащил бы через государственную границу. Поэтому все ссылки на "соответствующие меры" есть чистой воды риторика, направленная и радикально навостренные уши.
   А между тем Лавент, дабы прояснить ситуацию на свой счет, отправляется на аудиенцию к Я.Адамсону. Министр МВД после этого заявил прессе: "Мне трудно судить, сделал ли Лавент все возможное, чтобы спасти банк. Это вопрос критериев, поэтому мы приглашаем людей, имеющих опыт и знания, которые помогли бы установить, что послужило причиной кризиса в банке: неудачный бизнес или злой умысел. Я не думаю, что в данном случае кто-то должен сидеть в тюрьме".
   В прессе и в партийных кулуарах началось активное "обсасывание" темы "кредитный портфель" ББ, стоимость которого в зависимости от аппетита называющего эти суммы варьировалась в довольно широком диапазоне.
   Точка зрения Генпрокурора была близка к точке зрения Адамсона: "Чтобы можно было выдвинуть обвинение во вредительства, необходимо доказать, что это сделано не просто в своих финансовых интересах, чтобы каким-то образом спасти банк и скрыть свою халатность, но именно для того, чтобы нанести ущерб Латвийскому государству. В этом суть вредительства. В течение трех дней мы будем допрашивать и подозреваемых и других работников банка".
   А видел ли кто хоть раз в своей жизни такого вредителя, который, занимаясь диверсией на глазах у всего мира, при этом платит дивиденды тем, кто от его "вредности" мог больше всего пострадать? Значит, собираясь "вредить" государству, ББ и его руководители сначала выплатили гражданам и "не очень гражданам" 90 млн.латов? Этакие диверсанты-басаевы, которые жизни и свободы своей не жалели, лишь бы насолить Гайлису и его правительству. Которое, между прочим, если хорошенько вникнуть в его социально-экономическую политику, навредило стране гораздо больше, чем Лавент с Фрейманисом. Повторяю: при желании и правительство можно обвинить в диверсионных действиях, направленных против промышленности, медицины, образования и некогда конкурентоспособной в мире латвийской науки. Где правительство было, когда эти многострадальные отрасли разваливались? Поэтому "вредительство" ББ - это прямое следствие неспособности правительственных и законодательных структур справиться с экономическим и социальным хаосом и полного пренебрежения к "сердечно-сосудистой" системе, экономики - банковской сфере. Если угодно, это политический заказ.
   Однако было бы непростительной глупостью во всем случившемся обвинять правительство и добела отмывать Лавента и Фрейманиса. Эти банковские деятели, конечно же, что-то упустили, в чем-то были непростительно халатными, непрофессиональными и, наверное, единственным для них "наказанием" было бы предоставить возможность в кратчайшие сроки исправить ситуацию. Тем более, бывший председатель наблюдательного совета ББ А.Лавент предлагал свой план спасения банка. Но, увы, во-первых, ему такого шанса никто не дал, а во-вторых, первая косточка домино уже упала...
   А.Лавент обвинил Банк Латвии и правительство в заговоре против его банка, утверждая, что глава БЛ Э.Репше и его советник, тогдашний президент ББ У. Клаусс, толкают банк к окончательному развалу. Лавент предложил назначить новое руководство банка, которое было бы независимым от правительства и акционеров ББ.
   Банковское потрясение вышло за пределы страны и его волны быстро докатились до порога МВФ. Руководитель миссии МВФ Эммануэль ван дер Меннсбрюгге назвал ситуацию в латвийской банковской системе кризисной. Но это уже была не новость, как не было новостью и то, что эксперты вычислили: в случае выражения недоверия президенту БЛ Э.Репше последует падение престижа латвийского бизнеса, а за ним - инфляция.
   Так-то оно так, только никто из экспертов МВФ не подумал о престиже государства, в котором появились вдруг 500 000 обобранных до нитки вкладчиков.
   Пресса много и разного писала о ББ и его поверженных руководителях. В интервью газете "Суббота" от 9.06.1995 г. на вопрос корреспондента "Когда вы почувствовали, что происходит что-то неладное?" Лавент ответил:
   - Еще в декабре ситуация была вполне нормальной. Что-то стало происходить с середины апреля.
   Корр.: "Насколько мне известно, вы считаете, что во многом повинна пресса, в частности газета "Диена"?
   - Да, можно сказать, что "Диена" стала инструментом в руках черной силы.
   Корр.: "Что вы называете черной силой?"
   - Понимаете, когда ощущаешь, что против тебя кто-то начинает действовать, причем совершенно грубо, беспардонно, без фактов, без мотивации, то иначе эту силу не назовешь. А "Диена" работала не просто против меня - это шовинистически настроенная газета, действующая, если можно так выразиться, против "русскоязычного бизнеса".
   ...Действительно, ББ часто, если не сказать постоянно, был в фокусе средств массовой информации. Например, в одной из газет промелькнуло сообщение, что банк "Балтия" замешан в операциях по продаже оружия. Вроде бы к депозитным делам эта информация не относилась, но по содержанию она была зловеще пугающей. Что после прочтения таких строк мог подумать рядовой вкладчик? Только одно: там, где оружие, там "спрут", а от "спрута" лучше держаться подальше. Что мог подумать клиент банка, которому внушали, что ББ находится под "крышей" концерна "Пардаугава" и его "насквозь пропитанного уголовщиной" президента Владимира Лескова? Такие медвежьи услуги пресса периодически оказывала ББ, и можно только удивляться, как этот банк не "сгорел" намного раньше. Уж больно настойчиво вешали на него криминальную бирку.
   И вот когда конфликт приближался к точке кипения, в газете "Диена" от 10.06.1995 г. появляется заметка о засилье в ББ сотрудников КГБ, под таким непритязательным заголовком: "Кадры ББ отбирал чекист высокого класса". И не менее непритязательный подзаголовок: "Сколько чекистов работало в банке?" Названы имена, упомянут "самый информированный бывший офицер КГБ Юрий Ананьев. Это он работал в контрразведке, а потом с 1991 года возглавлял службу охраны и инкассации и занимался этим вплоть до 5 июня".
   Газета пишет, что Ананьев не скрывал своих широких связей, но неоднократно подчеркивал, что не использовал их в интересах банка. "Однако он не исключал, - пишет далее "Диена", - что в распоряжении Лавента могла быть какая-то компрометирующая информация о латвийских политиках, чтобы в нужный момент использовать ее с целью шантажа".
   И вот, прочитав такие перлы, где слова "КГБ" и "шантаж" поданы в определенном контексте, читатель вполне может заподозрить, что ББ - это и не банк вовсе, а какой-то закодированный "аквариум", в котором орудуют субъекты, готовые по первому сигналу шантажировать всех поголовно. (Хотя я сильно сомневаюсь, что сейчас можно кого-то напугать каким-то компроматом - для этого нужна компрометируемому хоть капля совести). Люди доверчивые, имеющие сбережения в ББ, прочитав подобные откровения, могли навсегда потерять сон и думать лишь о том, как бы поскорее развязаться с этим банком. Тенденциозность налицо, цели более чем прозрачны - дискредитировать ББ и его руководство. Чем бы это ни достигалось - политическим заказом или непрофессионализмом журналиста.
   Упоминается в этой статье и Андрис Ванагс, который когда-то был в КГБ замом аж самого председателя по кадра, "заботившимся о том, чтобы в комитете работали люди "особой закалки" (думаю - это не хуже, чем люди "особой национальности"). Далее журналист делает воистину головокружительный кульбит. Он пишет: "В своих подчиненных - около 400 сотрудников охраны и инкассации - Ю.Ананьев также был абсолютно уверен". Как будто в такой уверенности есть что-то постыдное... Но дело в другом. У читателя поневоле возникает вопрос, неужели все эти 400 человек - бывшие сотрудники КГБ? Видимо, именно на это и рассчитывал пишущий. Сначала озвучить слово "КГБ", а потом под эту музыку, вызывающую зубовный скрежет некоторой части населения, незаметно подверстать 400 человек. И у вкладчика ББ от такой информации глаза лезут на лоб: да это же не банк, а какое-то гнездо чекистов, и наверняка сам Лавент, как минимум, полковники КГБ или, в лучшем случае, диверсант МОССАДа.
   Корреспондент, ссылаясь на Ю.Ананьева, делает откровенно предвзятый вывод, дескать, бывшие чекисты хорошо приложи руку к начинке кризиса.
   Тремя днями раньше та же "Диена" опубликовала статью "Для кого пресса - враг", в которой без особых ухищрений поставлены рядом имена Ивана Харитонова и Александра Лавента. Опять-таки в расчете на голодного читателя, в глазах которого от нехватки белков сильно рябит. Как бы невзначай "уголовник" Харитонов вводится в связку с "потенциальным уголовником" Лавентом. Потом проходит информация с тем же компрометирующим ударением: "Возбуждено уголовное дело о контрабанде спирта". Хотя журналист и оговаривается, что-де Лавента пока в этом не обвиняют, но масло в огонь уже подлито. Да плюс еще версии о связях с Деканидзе. И все подается так ненавязчиво, чуть ли по-дружески вбивается в мозги читателя пресловутый стереотип: Лавент с головы до пят уголовник и банк его целиком криминальный, и деньги у него плохо отмытые, а главное - этот парень ко всему прочему является членом Совета директоров крупнейшей российской компании по экспорту и импорту нефтепродуктов Роснефтеимпекс. А это "обвинение", извините, пострашнее связей с чекистами и отпетыми "уголовниками". Это уже ни в какие рамки не лезет - глава банка, который контролирует почти 40% денежной массы республики, еще и член совета российской компании! Такие "проколы" не прощаются.
   Швейцарцы давно поняли, что от неосторожно оброненного слова подчас зависит судьба не только какого-нибудь банка, но и экономической системы в целом.
   Одновременно с допросом Лавента и Фрейманиса та же "Диена" от 7.06.1995 г. опубликовала блиц-опрос на тему "Следует ли арестовать Лавента и Фрейманиса?" И глас трудящихся, равно как и безработных, тут же по-пионерски бодро откликнулся: "Да нужно бы арестовать, - рассуждает архитектор Даце, - этот банк играл большую роль в экономике страны - Латвэнерго, Латвияс дзелзцельш занимали в нем деньги (к слову сказать, эти организации постоянно обирают народ с помощью повышения тарифов. - А.О.). Я сама денег в этот банк не вкладывала, мне показалось подозрительным, что когда они объявили о намерении понизить процентную ставку, люди стояли в очередях, чтобы положить деньги".
   И бывшший инкассатор тоже был непримирим: "Несомненно, их нужно арестовать..."
   А вы еще сомневались, господин Скрастыньш, когда говорили: "Я даже слышал, что это, мол, возврат к методам Вышинского..."? Не берусь судить, к каким методам - Вышинского, Гайлиса или Скрастыньша, но факт остается фактом: как и при Вышинском, "общественное мнение" сегодня является решающим доводом в расправе над людьми. Оно столь же ценно и с такой же готовностью принимается во внимание, как это было в те времена, когда одна "демонстрация трудящихся" у кремлевской стены могла сыграть роковую роль в судьбах сотен невинных людей.
   Финансы имеют уши. И кто этого не знает, пусть лучше закроет рот. Приведу классический пример того, как пресса создала беспрецедентный скандал, организованный небезызвестным Морганом. Накануне первой мировой войны, когда из-за ожидаемой гонки вооружений курс акций треста "Юнайтед стейтс стал корпорейшн" достиг астрономических цифр, со страниц всех газет, находящихся под влиянием банка Моргана, полились вдруг гимны миру, страстные выступления о стремлении народов к миру. Подкупленные ведущие политические деятели, журналисты делали в прессе заявления о мире и своем исключительно негативном отношении к милитаризации... И вдруг повышение курса акций этого треста в течение одних суток замерло, а затем, буквально на следующий день после заявления военного министра о необходимости крупных сокращений вооружений, курс стремительно начал падать.
   На бирже разразилась отчаянная паника, и уже на второй день курс акций упал на 200 пунктов, то есть на 40%. На третий день поползли слухи, что, мол, в продаже уже нет ни одной акции треста. Объяснялось это тем, что все акции незаметно, через своих агентов, скупил банк Моргана. Зал биржи в те дни больше напоминал тихое кладбище, а не обычное вавилонское столпотворение. Весь фокус заключался в том, что как только сделки замерли, началось медленное их повышение. И вдруг Австро-Венгрия объявляет войну Сербии. И вот тут-то акции треста, оказавшиеся в руках Моргана, за один день поднялись в цене на 600 пунктов. Банк Моргана за одну неделю, за вычетом всех расходов, заработал полтора миллиарда долларов. Но в этот же день в Нью-Йорке 84 бывших акционера покончили жизнь самоубийством.
   Наверное, не случайно слово "банк" на латыни значит - лавка, скамья. Скажем, скамья подсудимых...
   Свершилось. Хозяйственный суд при закрытых дверях признал банк "Балтия" неплатежеспособным. Председатель суда Г.Наркевич назвал такие цифры: в ББ имеется 212 тысяч депозитов. 'Задолженность физическим лицам - 111 млн.латов (без учета примерно 10 млн.латов невыплаченных процентов). Обязательства перед ББ составляют 16,5 млн. латов (26 млн.латов - обязательства перед зарубежными банками). Гарантированные ББ кредиты (среди них по линии G-24) - 9 млн. На счету ББ находятся 2,5 млн.латов, принадлежащих латвийским самоуправлениям.
   Сделка с российским банком ИнтерТЭК автоматически стала недействительной.
   Президента ББ Т.Фрейманиса на "скорой помощи" увозят в больницу - сердечный приступ. Почти одновременно в больницу попадает и А.Лавент, который впоследствии там же в больнице был взят под стражу.
   27 нюня 2002 вкладчика АО "Банк "Балтия" обратились с заявлением к правительству:
   Вкладчики и кредиторы акционерного общества "Банк "Балтия" категорически протестуют против беспрецедентного случая, когда руководитель правительства Латвии Марис Гайлис 23 июня с г. до оглашении решения суда заявил, что суд признает банк "Балтия" неплатежеспособным. Чем является в Латвии суд - третьей властью или послушным исполнительным инструментом в руках нечестных государственных деятелей? Правительство до вручения программы оздоровления, не оценив ее и даже не прочитав, заявляет, что эта программа не годится. Мы считаем возможным начать мероприятия по санации банка. Мы протестуем против бесцеремонного обращения правительства и Банка Латвии с нашими деньгами и нашими судьбами.
   Мы требуем от Хозяйственного суда Латвии:
   1) обеспечить открытый судебный процесс, чтобы в нем могли принять участие все кредиторы и высказать свое мнение;
   2) отстраниться от давления на суд со стороны правительства и Банка Латвии;
   3) дать возможность принять участие в суде истинному руководству банка "Балтия", которому мы доверили свои деньги и которое ответственно перед нами;
   4) оценить программу санации, позволить руководству банка, а не ставленнику БЛ Клауссу реализовать ее, на время приостановив судебное производство;
   5) не назначать оплаченную Банком Латвии зарубежную фирму администраторами банка.
   Однако воззвание вкладчиков осталось не услышанным.
  
   Развязка
  
   Июль, 1995
  
   Слухи и домыслы, нашедшие пристанище в прессе, срывались с газетных полос и, подобно змеям, расползались по городу. По всей республике. И эти слухи для БЛ были более нежелательны, чем газетные затравки. Вместе с президентом АКБЛ Тверийонасом Репше вынужден был распространить специальное заявление. В нем, в частности, говорилось: "В течение нескольких последних месяцев при посредничестве пока не установленных источников целенаправленно распространяются слухи о неплатежеспособности нескольких наиболее крупных коммерческих банков Латвии или о возможном финансовом крахе. Особенно в последние дни некие, пока не установленные лица, выдавая себя за сотрудников Банка Латвии, Министерства финансов или коммерческих банков, звонят в разные организации, фирмы, предупреждая о скором банкротстве крупных коммерческих банков Латвии, а также советуют незамедлительно закрывать расчетные счета и изымать деньги из этих банков".
   Дальше было сказано о нервозности и панике, которые вызваны дурными слухами. И что подобные процессы не способствуют стабильности банков и эффективному обороту финансовых средств. И БЛ и АКБЛ настойчиво внушали, что "слухи эти необоснованны и являются провокационной попыткой еще сильнее подорвать престиж коммерческих банков, одновременно углубляя финансовый кризис в стране". И уж совсем смешной пассаж, что, мол, государственные структуры разоблачат сеятелей паники.
   Вот вам, пожалуйста, образец публичного пустословия. Кого нужно было искать "соответствующим госструктурам", если и так все лежало на поверхности. Президентам БЛ и АКБЛ просто нужно было повнимательнее читать газеты и тогда у них не возникло бы мысли искать "пока не установленных лиц". Все, кто распускал слухи и мутил воду, были известны. Да и сама ситуация, не без помощи БЛ, складывалась таким образом, что не верить слухам мог только глухой.
   Примерно в то же время, когда было сделано заявление банкиров (т.е. 17 июля), Кабинетом министров "по преодолению финансового и бюджетного кризиса" был определен порядок о выплатах компенсации вкладчикам потерпевших банкротство банков. И тогда была названа "магическая цифра" в 500 латов. Кто ее автор, с каких небес обетованных она упала на землю - сия тайна великая. Первые 200 латов совершенно безответственно пообещали выдать уже в августе 95-го, остальные 300 - когда Богу будет угодно. Эти компенсационные 500 были красноречивее всяких слухов. Люди, узнав об "утешительных" суммах, наверняка поклялись никогда, ни при каком социальном строе с банками больше не связываться. Конечно, для тех, кто доверил банку не более 500 латов - это утешение, а для тех, кто вложил 1000 и более латов или долларов?..
   Главы БД и АКБЛ предупреждают общественность о каких-то слухах, которые, дескать, "в течение нескольких последних месяцев" имели место. Но если эти осведомленные господа знали о слухах, то почему не отреагировали сразу, по свежим следам, а лишь, спустя изрядный кусок времени? Почему уважаемый Э.Репше не обратился раньше к средствам массовой информации, особенно "патриотического" толка, чтобы те на полтора тона снизили трескотню о ненадежности банков и засилье там чекистов и прочего "криминального элемента"? Какие тут виноваты слухи, если шла откровенная полива в адрес неугодных банков и неугодных лиц "банковского происхождения"! С одной стороны - полное пренебрежение правительства к деятельности депозитных фирм, как будто их вообще не существовало, а с другой - такое суперпристрастное внимание к банкам, и особенно к "Балтии".
   Объяснение этому, разумеется, есть. Любая фирма, пусть даже самая большая, не могла влиять на денежное положение страны так, как это мог сделать солидный коммерческий банк. Только такой банк мог в преддверии выборов в Сейм стать источником подпитки той или другой партии. И в этом плане ББ с его предполагаемой ориентацией на Восток, кое для кого был опасен и непредсказуем. А что делают с опасными и непредсказуемыми? Их уничтожают, тем более если они являются угрозой чьим-то большим интересам.
   22 июля газета "СМ-Сегодня" опубликовала добытый ею документ специфического свойства.
   Постановление о привлечении обвиняемого к уголовной ответственности
   "Рига,
   28 июня 1995 года
   Оберпрокурор отдела по особо важным делам Генеральной прокуратуры Латвийской Республики Б.Улпе рассмотрела материалы уголовного дела N81203935 и, учитывая, что в деле собрано достаточно доказательств, дающих основание предъявить обвинение Лавенту Александру Эмильевичу, 1959 года рожд., в том, что он, будучи председателем наблюдательного совета АО "Банк "Балтия"", вместе с президентом этого банка Т.Фрейманисом, в период с 1992 по конец мая 1995 года, совершал умышленные действия, направленные на развал финансовой системы.
   Руководя правлением в наблюдательном совете, АО ББ формировал и определял такую политику деятельности банка, направления развития и стратегию кредитования, чтобы в максимально короткий срок привлечь крупные вклады физических и юридических лиц и потерять их из-за умышленно нечестного кредитования, а также, изменив бухгалтерские данные, фиктивно увеличил капиталы банка, создав ложное представление об успешном развитии банка и его надежности.
   В апреле 1995 года, когда в результате упомянутых действий АО ББ уже фактически было неспособно выполнять свои обязательства перед вкладчиками и другими кредиторами, Лавент вместе с Фрейманисом, с целью исключить какую-либо возможность оздоровления банка, цессируя все существующие исковые права АО ББ, а также заложив все свое движимое и недвижимое имущество.
   Сделав все возможное, чтобы АО ББ не смогло выплатить свыше 160 млн.латов более чем 200 тысячам вкладчиков, умышленно замалчивая истинное положение банка и мероприятия по ликвидации его активов, Лавент и Фрейманис обманным путем добились обещания правительства и Банка Латвии выступить гарантами интересов вкладчиков. Вместе с тем при сложной финансовой и хозяйственной ситуации в стране, в результате обмана и подлога возникли новые проблемы поиска финансовых ресурсов. Так как среди вкладчиков ББ были многие самоуправления, одновременно было парализовано хозяйственное функционирование многих предприятий.
   В процессе ликвидации активов банку другого государства необоснованно были переданы исковые права на стратегически важные объекты Латвии.
   Таким образом, Лавент, имея умысел ослабить Латвийскую Республику, используя свою должность в АО ББ, умышленно разрушал финансовую систему Латвии, нанеся ей существенный вред, то есть совершил преступление, предусмотренное статьей 64 УК ЛР, - вредительство. Руководствуясь статьями 145 и 146 УПК ЛР, постановили: привлечь по этому делу к уголовной ответственности Лавента Александра Эмильевича, предъявив ему обвинение в преступлении, предусмотренном статьей 64 УК ЛР, и, сообщив ему об этом".
   Смешит фраза: "Лавент и Фрейманис обманным путем добились обещания правительства и Банка Латвии выступить гарантами интересов вкладчиков". Это как если бы речь шла о девственнице, которую обманным путем склонили к...Что же такого БЛ не знал о ББ, в результате чего последнему удалось "обманным путем" и т.д.?
   Разумеется, иная точка зрения на "умышленное разрушение финансовой системы" А.Лавентом у его отца Эмиля Лавента:
   - Мне кажется, что мы с сыном очень много сделали для Латвии, и мы надеялись сделать еще больше. Наша безукоризненная международная репутация позволила успешно строить деловые отношения с ведущими фирмами мира. Вследствие же правительственных действий наши отношения с этими компаниями практически приостановлены. Я не буду удивлен, если попрание прав частной собственности в Латвии отпугнет заинтересованные иностранные фирмы от присутствия на рынке нашей страны...
   Однако вернемся к драматической хронике.
   Газетные заголовки июля-95: "Здоровье Лавента улучшается. К тюрьме?", "Лавент в тюрьме, Фрейманис для нее еще не созрел", "Теперь взялись за бизнес Татьяны Лавент", "Правительство утверждает законопроект о банках", "Дело банка "Балтия": свара", "Александр Лавент: перемена участи".
   Адвокат А.Лавента В.Вамжа пытается изменить ситуацию в судьбе своего подзащитного: "Мы готовим текст жалобы, которую сегодня направим в прокуратуру. В ней мы обращаемся к прокуратуре с предложением и просьбой прекратить это уголовное дело. Мы не видим другого выхода, потому что все предъявленные на сегодня обвинения - это абсурд. Что касается возможной реакции прокуратуры, то по нашему мнению, прокуратура в данном случае играет лишь роль инструмента в руках правительства. Так что надеяться на положительный исход мы не можем".
   Вокруг ББ продолжается малопонятная суетня. Меняются один за другим администраторы, меняются данные о количестве вкладчиков и сумм, которые должен банк и которые задолжали кредиторы.. Устанавливали одни сроки компенсации, за ними следовали другие. Началась свистопляска с российским банком ИнтерТЭК, с которым никто не мог войти в контакт. Потом приходит информация, что этот банк вообще не получал "кредитного портфеля" ББ. А если не получал, то не было и сделки, а если не было сделки - не было вредительства и т.д. Словом, черт ногу сломит. И одна радость только для вкладчиков "Таутас банка" - им первым начали выплату 200 латов. Правда, трудно определить, по какому принципу - по былой лояльности к национальной идее или по принципу очередности - первым накрылся, первому и компенсацию...
   Банк "Балтия" - этот финансовый "Титаник", числящийся наиболее надежным и устойчивым в денежном море, в один день вдруг стал получать одну пробоину за другой и терять управление. По морским традициям за выживаемость корабля до последнего мгновения должен бороться капитан и вся его команда. И если борьба не увенчалась успехом, - что ж, слава тебе, капитан, ты сделал все возможное и ушел с кораблем на дно. В случае с банком-кораблем "Балтией" капитану даже не дали шанса: в самый ответственный момент его сняли с борта и отправили в тюрьму. И главного "штурмана", который знал все о маршруте, о запасе прочности судна, о команде, тоже отправили за решетку. На тонущем судне осталась команда музыкантов, до последней минуты исполняющая бравурные марши. Остались матросы, которые хотя и знали что делать, но были напрочь подавлены судьбой капитана. Погружение в пучину шло настолько быстро, что обещанная помощь с берега, от главного адмирала, так и не была получена. Создавалось впечатление, что адмиралу этот "Титаник" стоит поперек горла, и чем быстрее он погружался, тем спокойнее становилось на душе у адмирала...
   А теперь от аллегорий перейдем к точке зрения главных действующих лиц, так или иначе причастных к катастрофе банка "Балтия". Некоторые высказывания мы будем коротко комментировать, другие оставим без пояснений ввиду их полной очевидности.
   Итак, председатель Кабинета министров Марис Гайлис:
   - Либеральная экономика - это порядок, соблюдение законов. Фиаско идеи накопления свидетельствует о том, что эти вещи не были отрегулированы, не было точного прогноза. Теперь мы все умные, но долгое время полагались на огромные банковские проценты и думали, что это будет продолжаться всегда. Теперь мы приходим к выводу, что у нас не хватает законов о банках, которые должны были быть уже два года назад...
   ...Золотые слова. Именно об этом два года подряд вопят обманутые вкладчики, становясь в пикеты у здания Кабинета министров. А что, собственно, мешало раньше принять такие законы? Заявив об этом, г-н Гайлис как бы снимает с себя ответственность: ведь два года назад не он возглавлял правительство и потому спрос с него маленький. Все это так, но лишь с небольшой оговоркой: в то время он уже был министром государственных реформ и депутатом Сейма. Что же мешало ему выйти с законодательной инициативой и поднять шум на всю Латвию: господа, опомнитесь, на ваших глазах грабят народ! Отложите все свои дела, садитесь и пишите законы в его защиту.
   Но кто может сейчас сказать, где и когда подобная мысль была Гайлисом озвучена?
   Эйнар Репше:
   - Почему было трудно гарантировать безопасность банков? Следует помнить, что мы начинали в переходный период, в период хозяйственной путаницы. Банк Латвии начал с нуля создавать сеть законов и правил, регламентирующих банковскую деятельность и надзор. И я, по наивности, считал, что эти правила, если и не имели силы закона, то по крайней мере на законах базировались. Оказалось, что это иллюзии. Оказалось проблематичным привлечь кого-либо к ответственности не только за нарушение всех этих правил, но даже за совершение преступлений...
   ...После такого признания полагалось бы проветрить кабинет и уйти в отставку. Разве не ясно, что те попустительства, о которых говорит главный банкир страны, приводили и приводят к массовым злоупотреблениям в финансовой сфере, разворовыванию огромных капиталов, отмыванию по-пиратски нажитых миллионов. "Наивность" Э.Репше стоит очень дорого. Представьте себе "наивность" пилота, поднявшегося в воздух на самолете, у которого заклинены элероны или хотя бы один из закрылков. Да к тому же еще и нет карты полета...
   Он говорит о путанице и нехватке опыта. Но, ей-богу, для финансиста такого калибра, каким считается Репше, это малоубедительная отговорка.. Как если бы Людвиг Эрхард сразу после войны сказал бы немцам: извините, уважаемые сограждане, ничего подобного в Германии еще не было, и потому могу вас заверить, что еще как; минимум двадцать лет вы будете пребывать в нищете и разрухе. Но Эрхард не стал ссылаться на послевоенный хаос и путаницу, а, позаимствовав весь мировой опыт и, привнеся в него специфический германский элемент, сделал то, что сделал - возродил лежащую в руинах страну. Причем сделано это было за считанные годы.
   Да, г-н Репше удержал лат, но правительство не воспользовалось его прочностью и не обновило экономику, не предприняло эффективных мер, чтобы впоследствии не позволить разразиться финансовому кризису.
   Александр Лавент:
   - Сначала Банк Латвии поддержал саму идею объединения (с Депозитным банком), а потом за нашей спиной он неожиданно приостановил деятельность Депозитного банка, вечером в пятницу, 28 апреля, мы получили факс. Хотя еще днем мы направили в Депозитный банк очередную порцию средств - 600 тысяч долларов, для расчета с таким серьезным клиентом как PITA. Мы направили в Депозитный банк наличность, и, как только это произошло, туда пришел представитель БЛ и арестовал счета.
   Мы были вынуждены реагировать на создавшуюся ситуацию. Первого мая был выходной день, и, если бы мы объявили о своем отказе от идеи объединения банков, то уже во вторник вся клиентура Депозитного обрушилась бы на нас - банк "Балтию", в попытке вернуть свои деньги. После того как объединение не состоялось, волны клиентов Депозитного банка передались и нашим вкладчикам...
   Получается, что наиболее серьезную пробоину банк "Балтия" получил в первых числах мая. По словам Лавента, его банк кинул спасательный круг Депозитному, который уже шел на дно. А какую корысть преследовала "Балтия", когда начала проводить эту довольно рискованную спасательную операцию?
   Александр Лавент:
   - Если бы тогда хоть часть "восточной" клиентуры начала эвакуировать свои деньги из латвийских банков, то у всех у нас возникли бы колоссальные трудности...
   Можно, конечно, это утверждение Лавента принять на веру, можно в нем усомниться (хотя по оценкам некоторых банкиров, с началом финансового кризиса в Латвии из ее банков в Россию "переехало" около 100 млн.долларов). Однако суть дела в другом: пока у прессы, у БЛ, у многочисленных вкладчиков ББ нет прямых свидетельств, что банк "Балтия" - это насквозь пронизанное злоупотреблениями учреждение и все его руководство состоит из матерых криминалов, во главе которых - уголовник Лавент. Но если внимательно прочесть интервью Э.Репше в газете "Диена" от 21.08.1995 г., то именно такое впечатление создается. Как говорится, обвинительный уклон налицо.
   Эйнар Репше:
   - Законодательство по-прежнему находится в недостаточной фазе развития, поэтому в банках царило ощущение безнаказанности, и зачастую - явно криминальная активность. За редким исключением, во всех банках, которые до сих пор остались неплатежеспособными, это произошло из-за криминальной деятельности...
   ...Несомненно, БЛ знал о "криминальном засилье", но не вмешался. Почему? Этот вопрос мы постоянно должны задавать всем, кто причастен к банковскому кризису. Если в этом виноваты орудующие в банках преступники, то почему БЛ, правительство и МВД не отреагировало соответствующим образом?
   Эйнар Репше:
   - Хотя Лавент когда-то был связан с преступным миром, в истории имеется немало примеров того, как бывшие преступники порывали со своим прошлым. Поэтому наше отношение не было однозначным...
   ...Чувствуете обвинительный акцент? Мол, примеров в истории много, когда преступники становились паиньками, а вот у нас с Лавентом ничего не получилось. И далее: "Очевидно, Лавент уже не мог скрыть свои уголовные деяния и от аудиторов (однако ни одного доказательства уголовных деяний Э.Репше не приводит, но тумана нагоняет). Теперь ББ доведен до банкротства, и ни у одного разумного человека больше нет сомнений в том, что банк разграблен до последнего гвоздя".
   Так кем же "доведен до банкротства" ББ? Из этого же интервью с Э.Репше: "Если бы правоохранительные органы подтвердили, что Лавент связан с преступным миром и что под его руководством происходит разграбление, мы незамедлительно пошли бы на консервацию банка, несмотря на то, что он не был еще доведен до неплатежеспособности".
   Подтекст высказываний г-на Репше более чем прозрачен: Александр Лавент свою банковскую деятельность так или иначе связывал с "криминальными деяниями", которых Банк Латвии сразу как-то и не приметил. Следуя такой логике, можно предположить, что и Лавент и Репше - махровые мафиози, не поделившие сферы влияния. Но без доказательств утверждать подобное - это все равно, что в собственной теще заподозрить Мату Хари.
   Министр внутренних дел ЛР Я.Адамсон был более корректен к Лавенту:
   - У меня была возможность ознакомиться с тем, за что он был осужден. И если мы перенесем состав преступления, по которому он был осужден, в сегодняшний день, то оно будет называться просто - бизнес.
   И еще: "Опубликованная в "Диене" информация о том, будто Лавент причастен к крупной контрабанде и по этому факту возбуждено уголовное дело, абсолютно не соответствует действительности... Я просто никогда не спешу обвинять человека в преступлении, пока не собраны соответствующие факты", - заявил г-н Я.Адамсон.
   Правда, подобная корректность министра не отразилась благотворно на участи Лавента - его все равно забрали и засадили в подвал.
   Адвокат Т.Фрейманиса Улдис Цакарс:
   - ...касаясь предположения, будто мой подзащитный вместе с Лавентом долгое время имел целью подорвать финансовую систему и нанести ущерб Латвийскому государству, хочу сказать, что все эти годы, вплоть до мая 1995-го, ББ регулярно выплачивал депозиты и проценты (в прошлом году в виде процентов было выплачено 97 млн.латов), соблюдал договоры о межбанковских кредитах и другие обязательства.
   Эйнар Репше:
   - Информация о том, что у ББ есть проблемы, разумеется была уже в прошлом году. Одним из сигналов было то, что в прошлом году ББ подал годовой отчет (за 1993 год) с опозданием. Но когда в августе он наконец-то был представлен, обнаружилось, что у банка 10 миллионов собственного капитала. Фантастично хороший результат. Мы получили от аудиторов подтверждение, что эти деньги действительно поступили и они не являются средствами банка, обращенные через оффшорные фирмы Лавента. К тому же внушительная деятельность ББ наводила на мысль, что банк создался надолго...
   ...Значит, еще год назад никаких намеков на вредительскую деятельность ББ не было? Но в предъявленном обвинении говорится, что Лавент занимался вредительством с 1992 года по май 1995. Хотя, как утверждает Репше, годовой отчет поступил с опозданием, в чем он и увидел "сигнал" о проблемах банка. А у самого БЛ никогда не было подобных опозданий со сдачей отчетов собственной деятельности?
   Банально повторюсь: ясно же, как божий день, что любой банк можно разорить одним неосторожным "движением" и даже словом. Тем более, когда правила игры еще не устоялись, когда даже не очень сильный политический сквознячок может вызвать эффект падающего домино. Но если бы закон, несмотря ни на что, гарантировал бы сохранность депозитных вкладов, люди не поддались бы панике, не побежали бы сломя голову закрывать счета, тем самым создавая неуправляемую ситуацию, которая в конце концов и закончилась острым кризисом. Бан-крот-ством!!!
   Александр Лавент:
   - Ощущаешь обиду и внутреннее опустошение, когда чувствуешь, что твои усилия создать что-то натыкаются на злую волю людей, пытающихся раскачать лодку, в которой находимся мы все. Впрочем, отдаю себе отчет в том, что, с точки зрения радикалов, к которым принадлежит и Банк Латвии, я сделал совершенно неосторожные шаги. Я поддерживал производство, не давая закрыться предприятиям, хотя экономические и политические установки были на их закрытие. БЛ не давал кредитов директорам промышленных предприятий, а я давал. Очевидно, то, что удалось сохранить ряд крупных предприятий - таких, как "Аврора", РАФ, "Латвияс авиалинияс" и других - и вызвало негодование у политиков, желающих, чтобы мигранты разъехались. Очевидно, я не понял сути политики БЛ, направленной на развал производства путем лишения любой материальной поддержки, когда нет государственной...
   ...Объективно ли рассуждает Лавент или же выдает желаемое за действительное под горячую руку - пусть останется на его совести. В конце концов время покажет - кто есть кто. Но одно уже сейчас бесспорно: в стране, где почти не функционирует производственная сфера, ждать финансового рая не приходится. Да, какой там к черту рай, тут бы сохранить последние портки...
   Улдис Цакарс:
   - Сделка с банком ИнтерТЭК, по оценке защиты, полностью соответствует законам Латвии, так как цессионные договоры разрешены. Если прокуратура считает законную сделку преступным деянием, может сложиться своеобразная ситуация: мы не можем считать Латвию правовым государством...
   ...Однако и в правовых государствах тоже разоряются банки, но все дело в том, какой механизм защиты интересов вкладчиков там действует. Мы же в этом, увы, позорно опростоволосились.
  
   "Правовой нонсенс"
  
   Август-октябрь, 1995
  
   Пока Лавент потихонечку сидел в тюрьме, а вкладчики шумно общались на немноголюдных митингах, МВД и прокуратура тем временем выясняли - насколько их "клиент" состоятелен. Действительно, вопрос не праздный, поскольку, чтобы что-то описать или на что-то наложить арест, нужно перед глазами иметь нечто вещественное. Скажем, недвижимость, ценные бумаги, машины, желтый металл - словом, все, что можно потрогать руками и при желании продать или подарить. И вот, к удивлению многих, оказалось, что банкир самого крупного банка Латвии отнюдь не миллионер и никакими несметными богатствами не владеет. Более того, выяснилось, что на его имя зарегистрирована лишь одна постройка - так называемый дом Майкапарса, на который, естественно, был наложен арест. Но вот неожиданный нюанс. Оказывается, этот многократно прославленный прессой дом Лавентом уже заложен одному их коммерческих банков. И самолет, о котором с таким сарказмом писали газеты, тоже не принадлежит Лавенту, а был зафрахтован у одной иностранной фирмы. И большая яхта, приписываемая банкиру, тоже плавала не под "его флагом". Представьте себе, на имя Лавента не зарегистрировано ни одного автомобиля! Что, в общем-то, кажется неправдоподобным. Словом, гол как сокол, и это говорит (пока) о многом. Почему "пока"? Если следствие действительно докажет, что Лавент вел противозаконную банковскую политику, тогда оно, следствие, непременно будет искать "концы" - каким образом он избавился от своей собственности и когда он это сделал? Или он с самого начала не исключал столь печальный исход и потому не обременял себя тем, что может быть впоследствии отнято, описано и арестовано? Неужели он еще на старте своей банковской деятельности предвидел то, что с ним произойдет? Впрочем, если оно и так, ничего предосудительного в этом не вижу: жизнь - игра, а в игре надо считаться и с проигрышем.
   Между тем прокуратура предъявила обвинение заведующей Отделом кредитного надзора ББ Марине Подлевских. Сначала она дисциплинированно ходила на допросы, но в один прекрасный день (кажется, майский) исчезла. Исчезла не одна Подлевских: скрылась с горизонта прокуратуры и бывший директор ББ Валентина Голушко. Кажется, сам Генпрокурор допустил мысль, что Голушко (которая якобы забрала назад у ИнтерТЭКа "кредитный портфель") вполне может пребывать в "царствии небесном". Ничего удивительного в такой версии нет: там, где речь идет об огромных суммах и крутых банкирах, "заказухой" никого не удивишь. Примером тому могут служить многочисленные заказные убийства, которые чуть ли не каждые сутки совершаются в Москве и других "финансовых" городах мира. И если такое, не дай Бог, произойдет с одной из пропавших женщин, то и у Репше, и у Адамсона вместе с Скрастыньшем, будет полное основание дружно отрапортовать общественности: мы ведь вам уже говорили, что ББ - криминальная структура, а сам Лавент - отпетый уголовник и чтобы скрыть следы, кто-то из его команды избавился от свидетеля. Но такие разговоры будут идти даже в том случае, если на какую-то из сотрудниц ББ случайно наедет пьяный водитель. Но скорее всего, ничего жуткого и сверхкриминального с женщинами не произошло. Сюжет, наверное, проще, чем можно предполагать: никто не хочет менять свободу на тюрьму. А судя по решительным действиям наших правоохранительных органов, этих работниц ББ обязательно засадили бы и они бы как миленькие давали показания "не отходя от кассы". Но я предвижу другой финал: не пройдет и полгода, как Лавенту переквалифицируют статью и изменят меру пресечения. И, возможно, тогда откуда-нибудь издалека раздастся телефонный звонок и Валя Голушко или Марина Подлевских со слезой в голосе скажет : "Здравствуй, Саша, это я..."
   А пока банковские разборки шли в Латвии, в Японии (наверное, в утешение нашим вкладчикам) разорилась Токийская кредитная компания. Из касс этой компании только за один день вкладчики забрали 689 млн.долларов. Но власти города действовали быстро и решительно: по инициативе губернатора Токио на реализацию проекта по спасению компании было выделено 229 млн.долларов. И, несмотря на то, что у этой компании был баснословный долг в размере двух миллиардов долларов, представители министерства финансов сообщили, что большая часть вкладчиков получат свои деньги в полном объеме. Вот так-то, уважаемые наши госчиновники от финансов, учитесь жить у японцев. И вообще, господа, учитесь жить по правилам цивилизованного мира...
   Пожалуй, самым пикантным блюдом августа было заседание Сейма, на котором шла горячая дискуссия на предмет отрешения Репше от должности президента Банка Латвии. И не только его, но и вице-президента Илмара Римшевича. Я уже писал о десяти инициаторах столь радикального проекта, которые представляли демократическую партию "Саймниекс", партию Народного согласия, "Равноправие" и независимого депутата Роберта Милберга.
   "Рубка", говорят в парламенте, была лихая, но голосование показало, что подавляющее большинство депутатов (69) 5-го Сейма высказалось за вотум доверия Э.Репше. Никто не хотел рисковать и снова впускать в свой дом госпожу инфляцию. Осточертела. Правда, 17 депутатов голосовали "за" отрешение Репше и Римшевича. Впрочем, те, кто потерпел фиаско при взятии рубежей Репше, реваншировались на выборах в 6-й Сейм. И потому, как мне кажется, судьба "железного Репше" в роли главного банкира страны может еще не один раз подвергнуться испытанию.
   Перед депутатским заседанием вопрос о Репше обсуждала также Ассоциация коммерческих банков Латвии. Она высказала ему свое "фэ", но дальше этого дело не пошло. Банкиры осторожные люди, и то, что они говорили о Репше в кулуарах, не было обнародовано на заседании, и президент БЛ получил от АКБЛ благословение на дальнейшие ратные труды...
   Примерно в те же дни в Риге находился известный российский адвокат Андрей Макаров (по просьбе российских кредиторов он неофициально представлял их интересы в прояснении ситуации с ББ), которого журналисты не обошли вниманием. Само собой, ему был задан вопрос о законности цессионного договора между ББ и банком ИнтерТЭК. Вот как описал ситуацию А.Макаров: "Во всем мире принята практика заключения цессионного договора, и подобное решение остается в ведении двух банковских структур. Кредиты, которые предоставляли ББ, давали под гарантию имени Лавента, поэтому здесь - взаимоотношения двух банковских структур. Но рассматривать гражданско-правовую сделку, которая признана законами, как вредительская по отношению к государству, - это правовой нонсенс...
   ...В Латвии неоднократно провозглашалось, что она хочет стать Мостом между Востоком и Западом, неоднократно, как заклинание, превозносился тезис о "священной частной собственности" и то, что сейчас происходит в отношении ББ, является либо сиюминутным политическим заявлением, либо политической провокацией".
   7 августа 1995 года в суд Центрального района Риги был доставлен А.Лавент - решался вопрос о мере пресечения. Там же фотокор газеты "СМ-Сегодня" заснял Лавента, скованного наручниками. Корреспонденты этой же газеты исхитрились там, в суде, переговорить с ним.
   Корр. Что вы можете сказать о сделке с ИнтерТЭКом?
   А. Лавент. Дело в том, что в Латвии этой коммерческой сделке с российским банком придали политическую окраску. После чего, конечно, ИнтерТЭК вынужден защищать собственные интересы и сводить эту сделку на нет. Подчеркну, сделка была выгодной для банка "Балтия". Понятно, что если речь шла о покупке государственных бумаг, скажем в Швейцарии, эту сделку, наоборот, всячески бы приветствовали. Однако во взаимоотношениях между коммерческими банками захотели найти какой-то "русский след".
   Корр. Если вернуться назад, - в чем ваша основная ошибка?
   А.Лавент. У меня была одна кардинальная ошибка - я пошел на переговоры с правительством...
   Журналисты, как это и водится в демократических странах, интересовались не только банковскими хитросплетениями, но и деталями, не совсем к ним относящимися напрямую. Любопытна в этом отношении беседа корреспондента газеты "Суббота" Э.Говорушко с женой Т.Фрейманиса Маргаритой Фреймане.
   Корр. А как познакомились Лавент с Фрейманисом?
   М.Фреймане. Насколько мне известно, Талиса пригласила работать в тогда еще маленький банк Александра Стецюн, его товарищ по московской аспирантуре. Там он и познакомился с Александром Лавентом, с которым их связывали очень уважительные рабочие отношения. На дружбу в обычном понимании этого слова у обоих, честно говоря, даже времени не было. Они создавали самый современный банк в стране и тратили на это не только рабочее время, но и свой досуг. Александр лишь один раз был у нас дома, заехал по пути куда-то.
   Корр. А как Талис из баскетболиста вдруг превратился в банкира?
   М.Фреймане. Я уговорила его закончить экономический факультет Латвийского университета. Более того, он и работать остался в университете. Потом поступил в аспирантуру Московского финансового института, защитил диссертацию. Преподавал в Латвийском университете. Десятки, если не сотни финансовых специалистов, работающих сейчас в банковских и других структурах, слушали его лекции. И если бы Эйнар Репше получил финансово-экономическое образование, он мог бы назвать Фрейманиса своим учителем. Но он, насколько мне известно, физик.
   Корр. Какова ваша личная, женская, точка зрения на историю с ББ?
   М.Фреймане. Грязное дело. Кому-то выгодно за счет банка "Балтия" поддержать другие банки, передав им имущество и клиентов, кому-то хочется свалить ответственность за развал экономики и финансовой системы на Лавента и Фрейманиса. И так хочется, что власть имущие не останавливаются даже перед нарушением законов своей страны, преследуя невиновных. Но, как всегда бывает в истории, нарушение закона неминуемо обернется против них. Рано или поздно.
   Августовские заголовки газет: "Марис Гайлис комментирует открытое письмо Эмиля Лавента", "Адвокат Лавента: надеюсь, что этот бред скоро кончится", "Александр Лавент в тюрьме отмечает свое 36-летие", "Фрейманиса переводят в тюрьму", "Вредители остались за решеткой", "В банк ИнтерТЭК направлено письмо с протестом".
   Сентябрь прошел под знаком "Выборы в 6-й Сейм". И, естественно, банковская тема и тема обманутых вкладчиков стала предвыборной разменной валютой для многих, если не для большинства, партий.
   Результаты выборов стали сенсацией N2 после банкротства ББ. Шарахались от русской опасности, влипли в "немецкую", точнее в немецко-латышскую. Лично мне такой расклад по душе: к власти пришел человек, который, кроме сотрясения воздуха, может писать книги, организовывать фейерверки, помогать конкретным людям, как это было, например, в случае с народным артистом Латвии Лиепиньшем. И я не удивлюсь, если на фоне резонеров и о6ещальщиков с патриотическими лицами, этот со временем станет главой государства. Правда, пока неизвестно какого - история знает немало примеров, когда у кормила верховной власти становились "варяги" и в сжатые сроки преобразовывали мир "до основанья", а затем?.. Надеюсь, в случае с Зигерисгом этого не случится - за его плечами просвещенный Запад, а впереди - немного опрятная, немного нищая, немного провинциальная страна, которую невозможно обидеть больше, чем она уже обижена, а можно только вытаскивать наверх.
   5 октября, когда несколько поутихли громовые раскаты выборов в Сейм, в прессе прошла неброская новость: из-под стражи освобожден президент ББ Талис Фрейманис. В решении суда, в частности, было сказано: учитывая состояние здоровья Т.Фрейманиса, его обещание не уклоняться от следствия, а также то, что Фрейманис ранее не был судим, суд нашел возможным изменить меру пресечения относительно Т.Фрейманиса на домашний арест...
   Ему запрещено встречаться с А.Лавентом (как будто это так легко сделать), в доме у президента ББ будет находиться охрана. Напомним, что под арестом он был с 29 июня.
   Невольно возникают вопросы: почему Фрейманиса не выпустили под домашний арест раньше, а только сейчас? Разве два месяца назад его здоровье было лучше - именно в тот момент, когда он перенес инфаркт? Нет, конечно. Возможно, следствие надеется, что хоть и под домашним арестом (жизнь ведь продолжается) он войдет с кем-то в контакт, что-то скажет такое, чего не сказал, находясь в тюрьме. Возможно, надеется прокуратура, ему позвонит одна из исчезнувших женщин, о чем тут же будет известно тем, кто занимается расследованием. Конечно, Фрейманис понимает, что его телефон подключен куда надо, что "жучков" в его квартире не меньше, чем колорадских на американских черноземах.
   Или, возможно, следствие уже и так получило от Фрейманиса всю интересующую информацию, и процедура с домашним арестом всего лишь легкий камуфляж? Не исключено также, что освобождение Фрейманиса - новый и неизбежный поворот в деле о "вредительстве", откат от 64-й статьи, и уголовное дело, связанное с ББ, будет спущено на тормозах.
   А. Лавент уедет куда-нибудь в теплые края отдохнуть от тюремных нар и ему там понравится. Все потихонечку начнут забывать о катастрофе, ибо все в этом мире забывается. И вкладчики, выпустив пар на митингах и собраниях да в кухонных словопрениях, больше не пойдут "на штурм" Кабинета министров и махнут рукой на бесполезных адвокатов и, затаив зуб на правительство, будут жить и вспоминать "славные битвы" за свои кровные. Но рано или поздно люди вспомнят предвыборные обещания отдельных партий и конкретных лиц, суливших вернуть им деньги, и снова "старики пойдут в бой". И дай Бог им удачи!
  
   Крах ценою в 40 миллионов долларов
  
   Эту историю я привожу здесь исключительно для того, чтобы лишний раз показать, что абсолютно надежных банков в мире не существует. И что их падение не обязательно зависит от эрудиции и финансовых познаний их руководителей. Свою роковую роль могут сыграть сущие "пустяки": поспешные и некомпетентные экспертные оценки или даже одна неосторожная статья или фраза в газете. Банкир, о котором пойдет речь, был гроссмейстером в своем деле, он знал, как и что надо делать, чтобы заработать кучу денег, но он был бессилен перед обстоятельствами и не мог предвидеть все многоходовые комбинации финансового рынка. А может, и впрямь ему не следовало связываться с продажей какао - с этим "золотом для глупцов"? Но все дело в том, что такое "золото для глупцов" присуще каждому времени и не обожжется на нем только тот, кто первым разгадает его коварную сущность. И не важно, идет ли речь о какао, кофе, торговле английскими булавками или элегантными самолетами-перехватчиками - суть всегда одна: рынок постоянно чреват непредсказуемостью. В этом его привлекательность и в этом его проклятье. Именно здесь грандиозная и самая захватывающая рулетка, какую только мог изобрести человек...
   ...10 сентября 1970 года швейцарская полиция надела наручники на преуспевающего американского банкира Поля Эрдмана. И не только его одного доставили в старую грязную тюрьму, построенную n XVIII веке, - шесть его компаньонов отправились туда же. Эрдмана и его деловых партнеров подозревали в злоупотреблении деньгами вкладчиков на сумму в 40 млн.долларов. А по швейцарским законам нет более тяжкого греха, чем обман клиентов. И если бы в США, прежде чем отправить этого Эрдмана за решетку, постарались бы доказать его вину (сначала доказательства представляют присяжным предварительного следствия, после чего может последовать продолжительное судебное разбирательство, на котором обвиняемого будут защищать "золотыеадвокаты", затем, если суд присяжных находит человека виновным, идет череда апелляций, и все это время обвиняемый остается на свободе - живет, как позволяют обстоятельства), то в суровой и непреклонной Швейцарии только по подозрению в преступлении и пока прокурор ведет расследование, человека могут посадить в тюрьму. Вот по этой линии у нас много общего со Швейцарией, хотя я не берусь доказывать - хорошо это или плохо.
   Поль Эрдман с первых шагов своей деятельности развернул очень активную рекламную кампанию своему бизнесу. В базелъском аэропорту он установил броскую кричащую рекламу довольно амбициозного содержания: "Мы знаем, как это сделать! "Юнайтед калифорни бэнк" в Базеле".
   Он был образованный человек, закончил Джорджтаунский университет и получил докторскую степень по экономике уже в Базеле. Это был во всех смыслах преуспевающий банкир. Великолепная эрудиция и контактность позволили ему поступить на службу в Главное Управление Европейского объединения угля и стали. Плюс к этому его жена была из богатой и влиятельной базельской семьи.
   С помощью своего шефа, калифорнийского финансиста Чарльза Салика, Эрдман открыл в Швейцарии банк с первоначальным капиталом в 600 тыс.долларов. Банк так и назывался "Салик бэнк" в Базеле". Всего две комнаты, скромная мебель и мощный сейф. Представляясь консультантом по денежным вкладам, Эрдман предложил своим клиентам очень заманчивый перечень услуг (швейцарским банкирам в отличие от американских тогда разрешалось заниматься маклерством). Иногда Эрдман получал от своих клиентов поручения использовать часть денег в различные инвестиции. Например, для закупки валюты, спекулятивных сделок с золотом и серебром, на японские и южноамериканские ценные бумаги, недвижимость и на многое другое, что на тот момент казалось прибыльным.
   С помощью Эрдмана финансы "Салик бэнка" неудержимо разбухали. Если в конце 1966 года, то есть в начале предпринимательской деятельности, его фонды составляли 3 млн.долларов, то в следующем году они достигли девяти, а еще через год - 49 млн.долларов.
   Для того чтобы завоевать кошельки новых клиентов, он разъезжал по всему свету и проводил семинары на тему преимуществ швейцарской банковской системы. На этих семинарах банкир буквально вбивал в уши слушателям, что английский фунт стерлингов находится в большой опасности. Некоторые ему не верили и ссылались на клятвы правительства Его величества, что никакой девальвацией фунта даже не пахнет. Эрдман идет на рискованный шаг: он предлагает своим слушателям вложить деньги в его банк по существующему рыночному курсу (около 2,7 долларов за фунт), при этом гарантируя, что через 6 месяцев он их вернет по старому курсу, хотя за это время фунт обязательно подешевеет. Эрдман был великолепным снайпером - попал в десятку.
   И чудо произошло! 18 ноября 1967 года правительство Гарольда Вильсона, не справившись с трехлетней галопирующей инфляцией, объявило о девальвации фунта стерлингов. Большинство американцев, вкладчиков банка Эрдмана, было буквально потрясено этим событием. Банкир ликовал: фунт был девальвирован, и те клиенты, которые поверили в его предсказания, получили существенную прибыль. Естественно, такой ход событий привлек внимание руководства американской компании "Уэстерн бэнккорпорейшн оф Калифорниа", владеющей многими банками и 23 подконтрольными компаниями с активом в 10 млрд.долларов. Увидев в Эрдмане "великого человека", компания решила купить "Салик бэнк" за 12 млн.долларов. Это "донорское" вливание еще больше придало уверенности и без того преуспевающему финансисту.
   Он продолжал разъезжать по всему миру, вербуя клиентов. Говорят, за год он покрывал расстояния более 100 тысяч миль. Через 16 месяцев число американцев, пожелавших сотрудничать с его банком, удвоилось. И казалось, успех станет его тенью...
   Но однажды на горизонте появилось зловещее облачко. Это как с циклоном - не знаешь, где будет его эпицентр. После блистательных побед Эрдман впутался в неудачные операции и, в частности, в торговлю серебром.
   Пытаясь выкрутиться, Эрдман увлекся торговлей какао, этим "золотом для глупцов". Даже такой тонкий эксперт по этому продукту, как крупнейший в мире шоколадный фабрикант Херши, бизнесес которого всецело зависел от знания рынка, однажды все же понес колоссальные убытки. Он неправильно оценил состояние рынка. А рынок к тому времени сникал: количество заключенных контрактов на какао снизилось настолько, что к закрытию биржи более полутора тысяч сделок по продаже какао не были заключены. Возникла паника. Все взоры торговцев были обращены на Херши. Все хотели знать, как поступит этот прожженный коммерсант. Но тогда, в те роковые дни, когда цены падали с молниеносной быстротой, он безучастно стоял у штабелей какао и хранил гробовое молчание. Какое-то время он ничего не предпринимал, но затем начал действовать, что, впрочем, результатов не дало. В течение 48 часов рынок полностью "ушел" от Херши и ему пришлось продлить свои продажи на срок с большими убытками. Знающие люди говорили, что все это произошло потому, что он упустил момент, когда следовало включиться в пул покупателей.
   А что же Эрдман? Он тоже вёл сражение на рынке какао. Он даже направил своего эксперта в Гану, в ее дикие районы, где особенно богатые плантации какао. И этот эксперт, возвратившись в Швейцарию, победоносно отрапортовал, что, дескать, на протяжении трех лет нужно ожидать очень, низкого урожая бобов какао. Мол, сильные дожди, болезни и еще целый ряд неприятностей обрушились на эту культуру и в 99 случаях из 100 виды на урожай безнадежны. И что нехватка какао на рынке будет продолжаться, то есть роста цен не избежать.
   И "Салик бэнк", что называется, пошел ва-банк. В течение двух месяцев он скупил срочные контракты, охватывающие чуть ли не половину всего мирового запаса какао. Это отнюдь не означало, что названное количество сырья было свезено к Эрдману. Речь шла об операциях с контрактами с формальным правом собственности. Цель проста: прибыльно перепродать запасы какао другим покупателям.
   Замысел, безусловно, был грандиозным, но судьба - злодейка. Банк скупил 17 тысяч контрактов (стоимостью 150 млн.долларов) на поставку какао в течение всего следующего года, рассчитывая получить выигрыш от разницы между ценой по срочному контракту и последующей котировкой. Но бизнесмен предполагает, а спрос располагает.
   Банк пошел на грандиозные закупки тогда, когда цены на какао приближались к максимальным. Но достигнув определенного пика, они начали неумолимо падать. Все прогнозы и экспертные оценки о малых запасах какао оказались неверными, а потому катастрофическими. Наоборот, запасы какао оказались буквально гигантскими, и спекулянты выбрасывали на рынок все новые и новые партии продукта. "Салик бэнк", предвидя катастрофу, попытался уменьшить свои убытки с помощью проведения двойного опциона. Другими словами, по выданным обязательствам на поставки в одном месяце он закупал равные количества какао в другом месяце, с тем чтобы воспользоваться колебанием цен. Но все было тщетно. Цены неудержимо катились вниз, и ни о какой прибыли не могло быть и речи.
   Когда эпопея с какао закончилась, банк Эрдмана недосчитался 40 млн.долларов. А вскоре, как говорят в таких случаях, наступила развязка. Швейцарские ревизоры, производившие обычную проверку бухгалтерских книг "Салик бэнка", обратили внимание на некоторые неточности. Клубок начал разматываться и вскоре крупные убытки стали очевидными. Немедленно началось расследование.
   Эрдман отсидел в тюрьме десять месяцев, и под залог в 100 тыс.долларов был отпущен и переехал жить в Лондон. Говорят, он написал ряд бестселлеров и заработал на этом кучу денег. Клиенты банка тоже не очень пострадали: швейцарская система защиты интересов вкладчиков не позволила кризису с "Салик бэнком" опустошить их карманы.
   И если 30 лет назад "золотом для глупцов" считалось безобидное какао, то в наше время таким золотом стали безответственные кредиты, выданные безответственным деятелям от бизнеса...
  
   Осторожно: в банке очередь!
  
   Рассказ непотерпевшего вкладчика Н.
   - Мои отношения с банком "Балтия" были не очень продолжительными, но довольно корректными. Корректными в том смысле, что обещанные 90% мне уплатили, и в этом плане у меня пег претензий. Но, честно говоря, все было на грани фола. Однажды я поехал в аптеку, что на ул.Бривибас, рядом с ББ. Еще издали увидел, что в его операционном зале битком народу. Кажется, это была середина апреля, и еще ничто не предвещало разорения. Я зашел в банк и занял очередь. Все как будто происходило на подсознательном уровне, поскольку никакой информации о рейтинге и вообще о ситуации в этой сфере я не имел Однако вскоре, из разговоров стоявших рядом пенсионерок, я понял, что в очереди в основном те люди, которые якобы пришли получать проценты... И действительно, очередь продвигалась достаточно быстро, но пока она двигалась, я наслушался разных "страшных" историй - об МММ и прочих жуликах, которые набрали у людей денег, а теперь резво разбегаются в разные стороны.
   Когда до оператора оставалось 5-6 человек, я спросил у себя: что делать? Снимать со счета все 500 латов или только половину, на всякий случай, чтобы было хоть какое-то утешение, если банк все-таки накроется медным тазом?. Тем более, в марте я уже получал дивиденды и потому потеря 250 латов, хотя и была для меня невосполнимой, но не смертельной. Просто мы с банком были бы квиты.
   Потом я задал себе еще один вопрос: зачем пороть горячку, ведь эти люди пришли сюда, чтобы получить проценты, а не затем, чтобы закрывать счета? И снова засомневался: показалось подозрительным совпадением, чтобы сразу столько людей пришли за процентами. Однако стоявшая передо мной женщина пенсионного возраста действительно получала дивиденды, что в общем-то и поставило точку в этих сомнениях. Словом, я не стал закрывать счет, а только взял половину своего вклада. По дороге домой все ломал голову: правильно ли я сделал, что не закрыл счет? И опять стал себя уговаривать, что, мол, нет причин для волнения - банк "Балтия" не рядовой банк, это крупнейшее финансовое учреждение и никто не позволит ему обанкротиться.
   На следующий день я купил несколько газет, но ни в одной из них не нашел ничего такого, что подтвердило бы мои сомнения. Через пару дней я снова оказался в районе ББ и, не заходя, через витрину, увидел скучающих операторов и трех или четырех клиентов, оформляющих у стойки свои бумаги, и это меня успокоило, но... не надолго.
   Здесь я должен сделать небольшое отступление. Мои волнения насчет депозита объяснялись еще и тем, что у меня на работе с нового года не платили зарплату. Руководство ссылалось на финансовые трудности, якобы из-за неплатежей заказчиков. Я прикинул свои долги, затраты на питание, коммунальные услуги и понял, что 250 латов, только что снятых со счета, мне от силы хватит на 2 месяца. Даже при самой строгой экономии. Как-то стало не по себе от мысли, что могу потерять и свои последние деньги - так что, не раздумывая больше, направился в банк. Народу не было, но когда я подал документы оператору, она меня предупредила: чтобы получить депозит, я должен написать заявление и прийти за деньгами только через 20 дней. Я понял, что это финита ла комедиа. Вы не представляете, что я в тот момент чувствовал... Не передать словами.
   За мной стоял мужчина лет семидесяти и тоже как-то нерешительно мялся возле стойки. Он даже у меня спросил: "Как вы думаете, снимать деньги или еще подождать?" Что я ему мог ответить? "Ладно, еще немного подожду", - сказал этот человек и пошел к выходу. Видно, свои сомнения он рассеял каким-то внутренним аргументом, чего мне сделать никак не удавалось. И потому я попросил оператора в виде исключения выдать мои 250. Со мной было пенсионное удостоверение жены и выписка из истории болезни - и все эти бумаги я передал сотруднице банка. Она пошла наверх, видимо, советоваться со своим начальством, а когда вернулась, оформила бумаги и я без проблем получил свои деньги, правда, за вычетом тех, которые были выплачены по процентам.
   У меня есть приятель, и я знал, что свои деньги он тоже хранит в ББ. Я позвонил ему и посоветовал, пока не поздно, поехать и забрать их. Знаете, что он ответил? Примерно следующее: мол, из-за таких, как ты, паникеров развалился Советский Союз, и что он может со мной поспорить на тысячу латов, что прежде чем обанкротится "Балтия", разорятся все остальные. И что этому банку не даст обанкротиться государство... Словом, он думал точно так же, как думал я сутки назад. После такой отповеди я никому больше советов не давал. Потом узнал, что мой знакомый потерял 4 тысячи долларов и тысячу латов. Он обратился к адвокату, но я думаю, что от него будет очень мало проку...
   ...Автору знакомы и совсем печальные истории. Одна юрмальчанка продала два дома, доставшихся ей по наследству. Вот что она рассказала:
   - Это наследство, как снег на голову. Лучше бы его вообще не было, жила как человек. Дома старые, без удобств, а я одна - ни помощи, ни денег, чтобы привести их в порядок. Решила продать, долго искала покупателя и, наконец, один бизнесмен взял за 11 тысяч латов оба дома. Почти все эти деньги я вбухала в "Балтию" (плачет) Мне отчего так нехорошо - стыдно, у моей подруги девочка болеет лейкозом, и нужны были деньги, чтобы отвезти ее в Москву на консультацию в раковый центр... Лучше бы эти деньги я ей отдала (плачет)...
   ...Если написать книгу о потерпевших вкладчиках, она стала бы мемориалом человеческой незащищенности и наивности. Некто Р. из Риги вложил в ББ не только свои деньги, но и деньги своих воронежских родственников и знакомых. Кто-то из них продал машину, кто-то дом, кто-то корову и, скооперировавшись, привезли капитал в Ригу.
   - А как можно было не верить? - допытывался этот Р. - Лат твердый, инфляция низкая, чуть ли не до нуля опустилась, сам банк всегда впереди всех банков... Ну какому нормальному человеку могло прийти в голову, что он разорится? Да скорее моя бабушка встанет из гроба, чем сгорит такой банк...
   Этот Р. вместе со своими воронежскими компаньонами лишился около 40 тысяч латов.
   "Я потерял (а) все свои гробовые", - такую фразу я слышал бессчетное количество раз. Или вариации на тему: "Чтобы не выгнали из квартиры, не хотелось быть должником, вот и надеялся на проценты. Пару лет держался, а то бы уже давно ютился в какой-нибудь развалюхе".
   Почти все, с кем я разговаривал, не винят банк и его руководство. Есть, правда, и обвиняющие, но таких меньшинство. Трудно найти абсолютно правых и абсолютно виноватых. Как сказал один банкир, банки у нас такие, какое законодательство. К этой теме, связанной с законодательством, мы будем возвращаться не раз, ибо как бы мы тут ни разглагольствовали, все равно проблема упирается в законы. И еще - в экономику и финансы, функционирование которых также зависит от законодательства. Когда Ликург захотел сделать своих сограждан мужественными, он смелость и храбрость стал стимулировать специально принятыми законами. Трусость считалась наибольшим злом. Он говорил, что не бывает ни плохих людей, ни плохих стран, а бывают лишь хорошие или плохие законы.
   Человек, отдающий свои деньги в долг банку или какой-то ссудо-финансовой фирме, не знает, что происходит за их стенами, как не знает о кухонньгх делах человек, пришедший перекусить в столовую. Он не ведает, что происходит около плиты, какие секреты кулинарии используют повара, какие добавки и специи применяют для того или иного блюда - клиенту важен результат Чтобы было вкусно, аппетитно смотрелось и не расстраивало пищеварения.
   Банковская кухня - тоже великая тайна, наисложнейший механизм со многими фигурно выточенными шестернями, это малые зазоры и бесконечное движение. У такого механизма свои кинетические схемы, нарушение которых даже в малых пределах может привести к крупной аварии.
   Все приводные ремни экономики и хозяйственного уклада идут через банки. И потому уровень промышленного производства и его качество - это как раз то, что в большой степени влияет на здоровье банковской системы. Как выразился еще в 20-х годах немецкий профессор А.Вебер, банк - это сердце хозяйственной жизни любой страны, это кровеносный орган, разносящий "жидкость жизни" по всем венам и аортам и самым крошечным, почти незаметным капиллярам. От банковской деятельности зависят прочность национальной валюты, финансовые потоки, вернее их рациональные направления и жизнеспособность всей экономики в целом. И в этом смысле высказывание известного банкира Альфреда Берг-Бергманиса в 1992 году можно воспринимать как слова-предостережения: "Ни одно маленькое государство не живет в изолированном пространстве. Окружение влияет, даже если имеется своя национальная валюта".
   Год спустя после этого высказывания (т.е. в сентябре 1993-го), об основных проблемах финансовой системы вообще и банковской в частности, говорил президент АКБЛ Теодор Тверийонас. Тогда он обратил внимание на очень важный недостаток банковской системы Латвии: "Практически только три закона регулируют банковскую деятельность в Латвийской республике: "Об акционерных обществах", "О банках и Банке Латвии". И все! Правда, если не считать налогового законодательства "О векселях". В Штатах же их (законов) несколько десятков".
   На вопрос корреспондента "СМ-Сегодня": "Почему нет этого у нас?" - президент АКБЛ ответил: "Не успевают определенные институции... Необходима четкая технология быстрого реагирования: банк лопнул - через час принимаются меры. Чтобы клиенты не ждали месяцами суда, процессов и т.д. Кто-то должен перенять активы банка, начать возврат депозитов.
   Возьмем банковское право США. Приоритет, заложенный в американском банковском законодательстве, - недопущение банкротства. Существует федеральный фонд страхования вкладов, который фактически перенимает несчастный банк. Или происходит объединение банков. Главная цель - не затронуть интересы вкладчиков...
   ...По инициативе фининспекции к закону "О банках" сделана поправка. Теперь в результате судебного разбирательства сначала уплачиваются налоги и лишь потом удовлетворяются иски банков, которые раньше шли сразу после исков по алиментам. Фининспекция попросту всех задавила: мол, интересы государства превыше всего. Но ведь государство - это не только бюджет, правительство и фининспекция. Государство - это в первую очередь люди, то есть клиенты. И почему сперва налоги, а люди побоку? Что это, как не нарушение прав вкладчиков и уменьшение надежности банков, а с ними и экономики в целом?
   И еще один вопрос корреспондента "в лоб": "А если завтра какой-нибудь банк все-таки лопнет? Как делить деньги?"
   Тверийонас ответил: "Над этим сегодня ломает голову и Банк Латвии и мы. Закона нет, а справедливость должна быть. Плохо, что чиновники об этом не думают, а к взиманию налогов относятся рвачески".
   А говорят, нет пророка в своем отечестве. Повторюсь: все эти умные предостерегающие слова были сказаны еще в 1993 году, за два года до нынешней финансовой катастрофы. Разумеется, проще всего внимать до смешного очевидным пророчествам Павла Глобы, который уже "по факту" предсказывал: "А вкладчикам ББ я глубоко сочувствую, но они должны быть готовы к тому, что своих денег назад не получат. Понимаю, что очень легко давать советы, но нужно забыть о своих деньгах, уговорить себя, что их не было".
   Чего уж проще: взять и уговорить себя, что денег не было... Потом нетрудно будет уговорить себя, что и правительства не было, и парламент - фикция и наш несгибаемый лат - химера... А там смотришь, и о самой независимости возьмут сомнения. Но забывать ничего не надо - грешно забывать промахи тех, кому доверяешь и на кого надеешься как на самого себя.
   А когда, собственно, начались серьезные перебои в "сердечно-сосудистой системе" нашего экономического устройства? Когда начались первые омертвления тканей, первые предынфарктные спазмы? Пожалуй, на этот вопрос нет однозначного ответа. Как нет и не может быть однозначного ответа на фундаментальный вопрос: что есть наша жизнь и какое место в ней мы занимаем? По заслугам ли, по совести и талантам? И все же, как бы ни была глубока и вязка трясина, и над ней возвышаются кочки да бочажки, по которым только и можно определить край болота. Может быть, прав философ, сказавший нам жестокую правду: "Медлителен только прирост, ущерб тороплив. Все непрочно - и частное и общественное; судьба городов, как судьба людей, вертится колесом. Среди полного спокойствия встает ужас; нигде нет причин для смятения - а беды налетают, откуда мы их меньше всего ждем".
  
   Они знают, о чем говорят
  
   Версии средств массовой информации
  
   Российская газета "Коммерсант-daily" в пересказе газеты "Диена": "Кроме официальных причин кризиса латвийских банков, в том числе и Банка Латвии, называются и другие, имеющие уголовную окраску. В основном высказываются версии о том, что причиной одной из финансовых неудач ББ стал массовый отток так называемых чеченских денег, что было связано с начинавшимся в минувшем году разоружением незаконных бандитских формирований в Чечне.
   Кроме того, на большинство латвийских банков оказало влияние событие, поначалу казавшееся далеким от финансовой сферы: арест авторитета уголовного мира Ивана Харитонова. Так называемая бригада Харитонова контролировала торговлю горючим в Риге, целый ряд крупных магазинов, ресторанов, кафе...
   ...По неофициальным данным, среди латвийских банков (как и во всем бизнесе) существуют три основных группировки: поддерживаемые правительством латышские банки (например Земес банк, Мулти-банк, Центр-банк, Депозитный), а также государственные - Латвийский инвестиционный банк, Латвийский ипотечно-земельный банк (Унибанк), русские банки - банки, связанные с российским капиталом (Латвийский бизнес-банк, Рижский коммерческий банк, Рижский нефтехимбанк, Сакару банк) и еврейские банки (небольшая группа банков, стоящих близко к консорциуму "Балтияс Старс"). Ряд банков считаются смешанными, в том числе и крупнейший банк Латвии - банк "Балтия".
   Вернемся однако к любопытному высказыванию президента банка "Балтия" Талиса Фрейманиса, которое он сделал, что называется, на заре назревающего банковского кризиса - в марте 1995 года:
   - Я бы не сказал, что у нас имеет место банковский кризис. Хотя такой вывод; может сделать банк Латвии. По той информации, которой располагаю я, банки переживают определенные трудности, однако я бы не назвал ситуацию кризисной. Банки не могут быть лучше, чем экономика государства в целом. И поскольку наша экономика еще не оклемалась, то и наши банки не столь процветающие, какими мы бы желали их видеть... Мы считаем, достигли качественного сдвига: 30 декабря прошлого года два очень известных в мире западных фонда разместили депозиты в нашем банке под 16% годовых. Я ничего конкретнее сказать не могу, но до сих пор подобные фонды считали латвийский рынок зоной повышенного риска...Маленький банк - маленькие проблемы, большой банк - большие проблемы. Но это нормальная работа. Например, сейчас есть определенные трудности в руководстве сетью филиалов банка. Сейчас у нас в Латвии 95 филиалов и расчетных групп...
   ... Мог ли этот оптимистично настроенный финансист предвидеть свою довольно печальную перспективу? Казенный дом, болезнь и кучу "блистательных" неприятностей по всему фронту его насыщенной событиями жизни? Нет, конечно! Но судьба играет человеком, как человек порой играет собственными пристрастиями и заблуждениями.
   Президент Унибанка Андрис Бсрзиньш (июнь, 1995):
   - С 1990 по 1995 год национальный валовой продукт в стране уменьшился вдвое - так же, как во времена всемирной депрессии 30-х годов. На самом деле мы из кризиса не выходили, поэтому углубление его еще впереди.
   Я подсчитал, что в течение года половина денежной массы - не менее 300 млн. латов (не считая фирм, принимавших вклады, а там тоже были большие суммы) - поменяли своих владельцев, а именно сконцентрировались в руках узкой группировки. Это весьма трагично - в мире подобные ситуации приводят к революции.
   Это потерянные деньги, которые с точки зрения экономической теории были инвестиционными деньгами. Часть денег ушла из страны, а это значит, что Латвия является инвестором капитала, а не наоборот. Почему ситуация напоминала расцвет? Кредиты G-24 ушли не на развитие, а на потребление, и это создавало иллюзию подъема...
   ...В обществе не произошло материального выравнивания, но если у тебя ничего нет, ты ни за что не отвечаешь. Особенно это важно с точки зрения банка, нам теперь некому давать в долг деньги. У людей нет возможности что-либо предпринять...
   ...По-моему, кризис будет длительным и тяжелым, так как нет силы, которая в настоящий момент могла бы регулировать его. Более глупое время, чем предвыборное, трудно себе представить. Сейчас больше думают не о том, что делать, а как это выглядит.
   Правительство, по существу, даже не может ничего сделать, если оно хочет править и дальше. Выйти из кризиса можно, и прежде всего необходимо определить стратегию - какое государство мы хотим иметь...
   ...Я также считаю, что нам придется сократить налоги.
   Необходимо улучшить законодательство в области кредитования. Во всех странах существует уголовная ответственность как получателя кредита, так и кредитора, и она наступает даже тогда, когда не имело место мошенничество.
   Это наше гадание - было ли нечто хозяйственной деятельностью или жульничеством, между которыми трудно провести границу, - неэффективно. Если ты взял деньги взаймы, то должен считаться с тем, что долг придется возвращать, потому что это чужие деньги.
   Доктор экономики Галина Решина (июнь, 1995):
   - Волюнтаристкое решение о его (банка "Балтия") национализации обернулось парализованной финансовой работой сотен предприятий и фирм, утратой Латвией авторитета у зарубежных партнеров, потерей прибыли и взаимными неплатежами, штрафными санкциями, увольнением сотрудников, почти бесплатной раздачей прекрасных офисных помещений ББ другим банкам.
   С гарантированным успехом проводятся опросы о том, сажать или, может быть, пока не сажать в тюрьму г-на Лавента и г-на Фрейманиса. Может, немножко подождать, пока получат группу спецов? Вот уж действительно Ленин оказался "живее всех живых" у нас на латвийской земле, даровав ей независимость. Его идеи - отнять и разделить, если не поровну, то уж как получится.
   Почему, например, по 500 латов? А если у кого-то было больше, то, видимо, такой вкладчик наживался в историческую пятилетку перестройки на горе нации. Тогда было бы разумно добавить тем, кто положил в банк меньше...
   ...Неужели ничего полезного для развития экономики Латвии не было сделано ББ? И не верится, что подобный вопрос не задавали себе те, кто должен был знать об эффективности кредитных вложений в регион? Разве только возмущение вкладчиков явилось "зримым" результатом его пятилетней деятельности? А пока мечутся вкладчики по улице Бривибас от дверей офисов ББ до дома правительства и дальше - ко дворцу Президента, а затем домой, к телевизорам, по которым одна информация противоречит другой. Понятно лишь одно - умываться слезами будут все и долго.
   Кто прав, кто виноват? Может, все правы или все виноваты? Взаимные обиды, оскорбления и негодование. Экономисты, конечно, понимают больше, чем "простой народ", которому остается только от собственного бессилия выть и надеяться на чудо. Но чудес-то не бывает, бывают только иллюзии, похожие на чудеса.
   Предлагаю тем, кто не относит себя к экономистам, порассуждать:
   1) если г-н Лавент говорит неправду, то тогда он все украл, но г-н Репше все дозволил;
   2) если г-н Лавент говорит правду, тогда лжет г-н Репше;
   3) если ББ обещает в конце года рассчитаться с вкладчиками и даже по процентам, что самое главное для народа, за который якобы больше всего радеет г-н Репше, то почему нельзя попробовать последнее?
   Желая свернуть свою деятельность, ББ давно мог бы прекратить выдачу депозитных вкладов, а тем более их досрочную выплату, не закладывая личную собственность и заимствуя "по дружески" срочные ресурсы. А затем, по ходу дела, спрятать концы в воду перед тем как объявить себя банкротом. Экономический эффект был бы тот же, но из двух зол для бывшего руководства ББ выбрано было бы, несомненно, наименьшее. Тем более, что противоположные по своей наглядности примеры имеются.
   А вот Топ-банк, арендуя в НИИ гардеробное помещение в 15 кв.м под операционный зал с тремя компьютерами, сподобился незримую собственность успешно отражать в балансе. Видимо, под это Банком Латвии было разрешено увеличение уставного капитала, и к нему потянулись люди... Дальше детективная история разворачивается еще интереснее. Прекратив все выплаты депозитов еще 15 октября 1994 года, объясняя это поломкой компьютеров (очевидно, тех трех), и в этом вранье перед клиентами найдя поддержку управления по надзору за кредитными учреждениями БЛ, банк только 16 февраля 1995 года был объявлен неплатежеспособным. В нем удалось обнаружить лишь 48 центов и никаких документов и мошенников. Но на этом банке никаких акцентов ни "до", ни "после" никто не делал. Глухое молчание. Почему?
   Менеджер одного из банков М., не пожелавший назваться (июнь, 1995):
   - Сегодня в Латвии не финансовый кризис, а финансовая катастрофа. Сегодня невозможно взять кредит ни в одном банке Латвии. Даже под 15% в месяц. А какая же экономика без кредитов? Во всем мире экономика развивается за счет взятых в долг денег. А когда одалживать некому? Банки - это кровеносные сосуды, а деньги - кровь. Вы, конечно, понимаете, что происходит с организмом, если наступает потеря крови...
   Хотим мы того или не хотим, но практически все латвийские банки так или иначе повязаны на российских деньгах и деньгах других республик СНГ. Это были, конечно, краткосрочные кредиты - на Востоке в нынешней тревожной ситуации о других сроках речи, как правило, не идет.
   В нынешних довольно либеральных банковских условиях, сложившихся в России, латвийские банки оказались попросту никому не нужными. Российские капиталисты теперь прекрасно обходятся и без них. Хотя, как известно, еще недавно Латвию считали неким оазисом для проведения самых смелых банковских операций. Но теперь надобность в Латвии отпала. В самом деле, зачем переводить деньги через нашу республику, если уже можно напрямик? По сути дела - и мы это должны с грустью признать - Латвия постепенно сместилась к обочине мировой экономической дороги.. После того как российские вкладчики отозвали из Латвии свои деньги, наши латвийские банки попросту "сели в лужу". Западные же кредиты бестолково разбазарены.
   Депутат 5-го Сейма Андрис Америкс:
   - Если бы БЛ регулярно поддерживал контакты с богатыми предпринимателями и следил за коммерческой деятельностью банков, то сюрпризом не стал бы крах ни Таутас банка, ни Топ-банка, ни Латинтрейдбанка, ни других банков. Кредитная политика, этическая сторона сделок были секретом только для Банка Латвии. Попытки усадить правительство, банк Латвии и лидеров фракций Сейма за стол переговоров, чтобы добиться согласия, хотя бы в принятии важных для народного хозяйства законов, закончились безуспешно.
   Сегодня страна охвачена беспокойством, бродят самые невероятные слухи о скором конце того или иного банка. Почему именно сейчас? Ответ - приближаются выборы. Во время выборов 5-го Сейма в Латвии была значительная масса легко добытых денег, с помощью которых финансировалась предвыборная кампания тех или иных политических сил. Особенность этих легко добытых денег заключалась в том, что избранные должны были не совершенствовать систему, а обеспечить перераспределение государственных благ (имущества) в пользу спонсоров политических сил. На выборах самоуправлений деньги были (и сейчас находятся) в банках. Лайн-банк, например, был крупнейшим спонсором ДННЛ. На заседаниях Сейма фракции ДННЛ заботились о "своем" банке, его руководство публично заявило о вступлении в партию, поддерживающую банк.
   С приближением выборов 6-го Сейма вокруг банков началась самая настоящая чехарда. Ее пафос прост - отодвинуть в сторону банк конкурента, лишить его возможности финансировать предвыборную кампанию.
   Прежде популярнейшая личность правящей коалиции Янис Адамсонс санкционирует арест руководства Лайн-банка. Оппозиция, конечно, не может остаться в долгу. Необходимо найти и "прикончить" финансовых спонсоров ЛЦ. Поэтому БЛ и занял такую безразличную позицию наблюдателя в случае с банком "Балтия", хотя признаки надвигающихся трудностей были заметны еще в начале года. В начале мая наблюдается несогласованная и противоречивая деятельность БЛ и правительства, беспокойство клиентов банка, конечно, растет. Александр Лавент просит 2 млн. латов кредита. Эйнар Репше на собрании с фракцией ДННЛ заручается гарантией своей неприкосновенности, в кредите ББ отказано, и он вынужден приостановить свою деятельность. В ББ направлен У.Клаусс, но профессионализм его действий по спасению банка кажется сомнительным. Следуют заявления, одно другого противоречивее. Правящая коалиция скомпрометирована и на выборах у нее могут возникнуть проблемы...
   ...И проблемы у ЛЦ действительно возникли, и со временем станет ясно, какую роль в этом играл торпедированный банк "Балтия".
   Интервью с президентом Балтийского Транзитного банка Галиной Алиевой (август, 1995):
   Корр. Можно ли данную экономическую ситуацию назвать финансовым или банковским кризисом?
   - Я думаю, что происходящее здесь можно назвать кризисом. И в экономике и в банковской системе. Нельзя создать здоровую экономику без надежных банков. Банкротство банков, как правило, ведет к кризису в экономике. И наоборот: кризис в экономике ведет к краху банков...
   Корр. Каковы основные причины, приведшие к этому кризису?
   - По моему мнению, банкротство банков связано с двумя причинами. Первая: в законодательстве не до конца решены многие проблемы, связанные с финансово-банковской системой. И вторая причина: в банки на руководящие должности пришли непрофессионалы, дремучие недоучки, которые думали, что банк - это так же просто, как игра в рулетку.
   Когда два года назад я училась в США, от профессора Далласского университета услышала такую вещь: дескать, сейчас у вас, на Востоке, сложилось такое положение, какое было в Америке в 30-е годы, когда обанкротились 85% банков. Тогда я эту фразу пропустила мимо ушей, а сейчас вспоминаю каждый день.
   Корр. У нас что - такая уникальная экономическая система, которой противопоказан опыт других стран? Почему мы его не учли?
   - Кто мог подумать, что в банковскую деятельность вольется толпа мошенников. Я сама 38 лет проработала в банковской системе и могу, что называется, на глаз отличить жулика от порядочного человека. Я вижу, кто ко мне пришел выбивать кредит...Я взяла на работу 6 юристов с большим опытом работы в банках. Вначале многие банки к серьезной работе не были готовы. И жулики, понимая полную безнаказанность, брали большие кредиты и исчезали. Прежде чем допускать кого-либо к работе в банке, нужно посмотреть - какое у этого человека прошлое, кто он такой, имеет ли опыт работы с деньгами?.
   Корр. Получается, что, кроме жуликов, виноватых нет?
   - Я считаю, что причина кризиса - это недосмотр государства. Творится произвол. Я имею в виду фирмы, которые брали у населения деньги и не вернули их.
   Корр. Многие ваши коллеги говорят, что стабилизация лата - это еще не стабилизация экономики. Какова на этот счет ваша точка зрения?.
   - Я с Эйнаром Репше работала вместе. И я за стабильный лат. Как бы там ни было, без стабильной валюты не может быть нормальной экономики. Другое дело, что сейчас я думаю несколько иначе, чем Репше. Мне кажется, что лат не надо было так резко поднимать вверх. Люди теряют на экспорте, и это не стимулирует его. Я недавно ездила в Молдавию и убедилась, насколько там стабилен лей. Там торгуют ценными бумагами, хотя при этом есть небольшая инфляция, но люди понимают, что могут вложить деньги и не боятся этого делать.
   Банкам, разумеется, сегодня очень трудно. Мы тоже боимся - покупаем ценные бумаги у правительства, конвертируем доллары в латы, а не дай Бог, лат полетит, тогда вообще вся банковская система может рухнуть. И процесс пойдет назад. Потому я, безусловно, за стабильный лат. Большинство наших акционеров внесли свою долю в долларах и мы проконвертировали их в латы. В случае нестабильности лата все наши акционеры понесли бы колоссальные убытки. У нас уставной капитал 12 млн.долларов, а если произойдет девальвация лата, то вместо 12 у нас окажется 5 миллионов. А это еще один шаг к разрушению экономики.
   Корр. Так, может быть, на ваше счастье, лат вечно будет молодым и крепким?
   - Ничто в мире не знает абсолютного покоя. И доллар колеблется, и немецкая марка раскачивается маятником и, конечно же, лат не вечно будет безмятежным.
   Корр. Недавно в интервью газете "Бизнес & Балтия" г-н Годманис высказал нетривиальную мысль: дескать, в падении банков виноваты сами клиенты.
   - Я уважаю г-на Годманиса, но с такой точкой зрения не соглашусь. Конечно, любой банк при желании можно разрушить, тем более если создать панику, неопределенность. И в первую очередь это касается тех банков, которые жили за счет привлечения депозитов. Если у банка депозитный процент не более десяти, то такой банк выдержит. Про Рижский коммерческий банк тоже говорили разное, но он выстоял. Он не гнался за большими процентами.
   Сейчас распускают слухи о грядущем банкротстве того или другого банка. Кому-то очень хочется, чтобы так было. Все это нарушает стабильность и банков, и экономики, и самого государства. Любой прокол в банке рикошетом бьет по госбюджету. Откуда я знаю, что кто-нибудь завтра не распустит про мой банк злой слушок, а потом иди оправдывайся перед вкладчиками. Поэтому в любой ситуации мы держим деньги наготове, чтобы по первому требованию вкладчиков начать выплачивать депозиты. А ведь эти деньги я могла бы вложить в какой-нибудь бизнес. Однако вынуждена держать их "про черный день".
   Корр. Как вы думаете, сколько времени продлится эта нервотрепка?
   -Я недавно беседовала с бывшим советником Годманиса Бо Крагом и он предполагает, что стабильность у нас наступит к концу года.
   Корр. Недавно Кабинет министров принял ряд законопроектов о банках и их санации, банкротствах и т.д. Скажите, а нельзя ли было принять такие же законы еще три или четыре года назад?
   - В принципе, конечно, можно было. Западные банкиры хорошо умеют учить - мол, делайте так, как мы, и вы будете иметь успех. И мы, действительно, перенимали правила игры у них и говорили, какие они "цивилизованные". Но не надо забывать, что "классические" английские банки прошли большой путь и пережили то, что сейчас переживаем мы: и разбой, и рэкет, и мошенничество - все у них было. Понятно, что накопленный за сто лет опыт многому научил и они, естественно, больше застрахованы от банкротства. У нас же, чтобы банк стал банком, нужно собраться акционерам, договориться об уставном фонде и... вперед! А вперед-то не всегда получается. Как только банк начинает работать, ему говорят: плати налоги, создавай резервный фонд и т.д. Но банку, особенно начинающему, не по силам расплачиваться и в итоге его деятельность тормозится или вообще расходится по швам. Создать резервный фонд - это значит, что банк из своих затрат должен выделять какие-то дополнительные суммы. Которые могли бы пойти на собственное развитие. А так ничего не остается, и акционеры ничего не получают.
   Корр. Но когда два или три века назад создавались швейцарские или английские банки, у них вообще не было опыта, но мы-то знакомы со всем мировым и весьма богатым опытом... Не нравится английская модель банковской системы, бери немецкую или американскую. Ведь все уже отработано и созданы такие универсальные стандарты, которые пригодны и в Азии, и в Европе.
   - Я с этим согласна, но, возвращаясь к нашим проблемам, мне бы не хотелось всю вину взваливать только на банки. Я думаю, что главная причина в том, что банкам не возвратили кредиты. Если бы человек, взявший кредит, знал, что в случае его невозвращения, он может понести уголовную ответственность, ситуация была бы другой и такого кризиса не было бы.
   Корр. Лавенту вменяют в вину вредительство за то, что он продал свои кредиты российскому банку. Как по-вашему, это противозаконные действия со стороны руководства банка "Балтия"?
   - Продавать "кредитные портфели", конечно, не возбраняется. В этом нет ничего противозаконного. Когда я вижу, что мой банк в плохом состоянии, я ищу выход, и если кто-то решил купить мои кредиты - почему не состояться такой сделке? И покупатель может мне заплатить не всю сумму, а 50-70%. Разумеется, нельзя считать законной сделкой передачу кредитного портфеля "за спасибо". Это ведь не рождественский подарок.
   Корр. Галина Аполинарьевна, вы наверняка с Лавентом встречались не раз... Скажите, он похож на вредителя?
   - Нет, конечно. Там у них что-то не получилось. ББ платил очень высокие ставки, а чтобы специально навредить и все потерять - в это трудно поверить.
   Корр. Лично мне непонятно, почему АКБЛ осталась безучастной к судьбе своих коллег. Рухнул самый крупный банк, его руководителей бездоказательно называют вредителями и прячут в подвал. Тащат их туда на носилках, сорвав с больничных коек, - даже инфаркт не инфаркт - засадить вредителей и все тут. В моем понимании вредители себя не афишируют, они не встречаются с вождями правительства и центрального банка, а уж тем более - с министром внутренних дел и не предлагают свои варианты по спасению банка. Вредитель тот, кто, вставив палку в колесо или подсыпав в буксу песка, тут же прячется в тень и ищи ветра в поле. Почему у нас такая странная практика - людей, которые вели столь крупное дело, без суда и следствия полуживых сажают в каземат, а в это время выпускают на волю матерых уголовников? Сегодня статью о вредительстве вменили двум известным банкирам, завтра ее применят к вам или Кулику, или к кому-то еще другому. А Ассоциация коммерческих банков девственно молчит, словно это ее не касается.
   - Да, если нет закона, это ужасно, можно ждать всего, что угодно. В банке вообще тяжело работать: надо просчитывать каждый свой шаг и постоянно быть в напряжении. И нужен жесточайший контроль, особенно, если банк имеет несколько филиалов. И видимо, в ББ этого не поняли. Фрейманис умный парень, но он не банкир. Он начал вкладывать большие деньги в филиалы, набрал массу сотрудников, а зачем? В Норвегии, например, в каком-либо филиале работают от силы 5-6 человек. А у ББ по 50 и больше. Кто-то не подсказал, что так делать не следует. Это ведь огромные затраты - содержание аппарата, ремонты - все это влетает в копеечку. У них не было руки, которая эффективно управляла бы финансами... Я как-то Талису Фрейманису сказала: зачем, мол, вы платите такие высокие ставки? Он же мне не то в шутку, не то всерьез ответил: "Кто же тогда без нас будет поддерживать латвийских пенсионеров?" Но ведь это несерьезно для коммерческого предприятия.
   Корр. Возможно, свои деньги ББ пускал в "бешеный оборот"?
   - Я тоже так думала, но на деле оказалось не так. Если банк ежегодно имел 15 млн. убытков, их же надо чем-то покрывать. Допустим, наш банк делал ремонт какого-нибудь старого домика за 2000 латов, то ББ брал большие особняки, что было, безусловно, престижно, но вряд ли по карману даже такому крупному банку. Если я, предположим, по депозитам плачу 90%, то заработки мои должны быть на порядок выше. Банк ведь не филантропическая организация. К 90 процентам добавьте еще 40% себестоимости, в которую входят ремонт, аппаратура, охрана, связь, зарплата и т.д., получится 130%. А чтобы получить какую-то прибыль, допустим в 20%, я свои деньги должна разместить в такой бизнес, который мне давал бы как минимум 150% прибыли. А где сегодня такой бизнес есть? Необходимо иметь очень высокие "навары", чтобы выдержать такие депозитные обязательства. Крушение такого банка, как ББ, большая беда для всех остальных банков - и на Востоке и на Западе.
   Корр. Значит, правы те люди, которые утверждают, что крушение банка "Балтия" стало катастрофой для экономики Латвии?
   - Конечно! Потеряли все: и вкладчики, и фирмы, и госбюджет. Отдельные вкладчики потеряли очень большие суммы. Любое банкротство банка страшно. И я от души переживаю за каждый банк, у которого отнимают лицензию, а по существу отнимают все...
   Комментарии, как говорится, излишни. И все же, над сказанным Галиной Алиевой стоит как следует задуматься: ее многолетний опыт работы в банковской системе может стать неплохим подспорьем в понимании непростой, очень неоднозначной проблемы, с которой столкнулась экономика Латвии и тысячи ее обездоленных жителей.
  
   "Скандинавская" точка зрения:
  
   Вице-президент шведского банка Svenska Ilandelsbanken Бо Краг (август, 1995):
   - Очень многое зависит от состояния экономики. Сейчас у вас развал производства. А банковская система в любом государстве не может быть более здоровой, чем та, которая зависит от производства. Нельзя забывать о том, что четыре года назад шведская банковская система находилась в состоянии глубокого кризиса. Нам помогли соседние государства. Считалось абсолютно неправильным, чтобы вкладчики какого-либо банка потеряли свои сбережения. Была опасная ситуация с Novabanken, но министр финансов гарантировал возвращение вкладов, его поддержали правительство и законодатели.
   Из всей экономической политики в Эстонии, Литве и Латвии есть только одно святое - стабильная привязка курса национальной валюты к какой-либо иностранной. Но все взаимосвязано. И если ориентироваться на какой-то абсолютный приоритет (высокий курс, низкие проценты и т.д.), то это значит, что все остальные параметры должны подчиняться именно этому. Что оздоровлению ситуации не способствует.
   Популярный курс лата - не показатель стабильности экономики. К примеру, во времена великой депрессии в США и Великобритании деньги были абсолютно стабильны, хотя бедствие было всенародным.
   Именно Банк Латвии, может быть, еще более убедительно, чем другие центральные банки Восточной Европы, ведет политику жесткой фиксации национальной валюты. Если бы установленный курс лата был нереальным, то люди, как и четыре года назад, покупали бы валюту на улице. Однако я такого сегодня не видел. Не видел я и того, чтобы в каком-нибудь магазине не принимали к оплате лат.
   Участь любого центрального банка в рыночных условиях - быть непопулярным. Тем не менее, никто не может сказать достоверно, что Банк Латвии не проводит какую-то скрытую тактическую политику. Сейчас, я думаю, Банк Латвии хочет, как говорят англичане, "рисовать линию без мела", то есть спасать один банк за счет других. Причем те банки, которые сейчас не получат новых аудиторов от Банка Латвии, наверное, не войдут в число спасаемых...
   ...Нельзя говорить, что к нынешнему состоянию банки подошли за какой-то короткий срок времени. Проблемы начались уже в 1989 году. До 1992 года в Латвии практически отсутствовала банковская система. Потом, ввиду легкой процедуры открытия, банков оказалось в Латвии почти семь десятков. Естественно, контролировать работу каждого представлялось для Банка Латвии весьма затруднительным. Я считаю, что БЛ делал то, что мог. А кто в Латвии пять лет назад вообще разбирался в вопросах банкротства? Естественно, ситуация меняется уже сейчас, вместе с накоплением опыта, но насколько затянется процесс выздоровления, ответить трудно.
  
   "Российская" точка зрения:
  
   Министр экономики России Евгений Ясин (август, 1995):
   - Центробанк никакого отношения к крушению банка "Балтия" не имеет. Банк вел неправильную, неграмотную политику, он сделал ставку на то, что лат будет падать. А у Репше лат не падает. В итоге ББ проиграл. Но говоря о роли России, следует сказать вот что: в России были очень жесткие финансовые условия, и российские деньги действительно устремились в Латвию, где был более либеральный финансовый режим. У вас сложилась своего рода оффшорная зона. Работать с деньгами в Латвии было выгодно, и туда устремился поток российских капиталов. Теперь ситуация у нас улучшается. Условия работы с деньгами в Латвии н России значительно выровнялись, и российские деньги потекли обратно в Россию.
   Может ли Латвия стать, как банковский центр, "второй Швейцарией", финансовым мостом между Западом и Россией? Почему, например, стали крупными финансовыми центрами Лондон, Нью-Йорк или Франкфурт? Потому что там собирается большое количество денег, там легче занять, больше конкуренции, ниже цена кредитов. А если в Риге ничего этого нет, то такие претензии необоснованны. Стать финансово-притягательным центром для стран СНГ Рига могла бы. Но первое, что для этого нужно - иметь нормальные добрые отношения с Россией, не играть на националистических чувствах. Пока же у вас сильны позиции националистических сил, которые неприязненно относятся к России. В свою очередь это вызывает ответную неприязнь. В такой ситуации трудно рассчитывать на то, что Латвия станет чем-то иным, кроме как задворками Европы.
   Президент высшей школы экономики (РФ) Александр Шохин (август, 1995):
   - Мне трудно говорить об истоках вашего банковского кризиса. Для этого я не располагаю всей полнотой информации. Мог ли быть отзыв российских денег из ваших банков? В принципе, мог. Но не по причине того, что злокозненные российские банкиры решили нанести ущерб своим же российским конкурентам. Просто всем банкам не хватало рублей в результате чрезмерно жесткой политики Центробанка, правительства России. Многие коммерческие банки избавлялись от долларов, забирали свои рублевые депозиты в странах СНГ, пытаясь выкрутиться из этой ситуации. Возможно, одна из причин вашего кризиса - это волна возвращения российскими банками средств, которые, были до того размещены в латвийских банках.
   Винить ли некомпетентность латвийских банкиров? Думаю, да. В России тоже начался процесс сокращения числа банков из-за того, что многие из них сливаются, банкротятся - Центробанк чуть ли не ежедневно отзывает лицензии. Я не думаю, что настолько велик разрыв в уровне квалификации латвийских и российских банкиров, чтобы у вас совсем не было и этой причины...
   Что касается второй Швейцарии, то Латвия на самом деле может стать банковской гаванью для России. Рассчитывать стать такой гаванью для Европы в условиях, когда существуют Люксембург, Швейцария, Лихтенштейн и другие центры, где концентрируется весь банковский бизнес, - бессмысленно. Вот, например, все банковские и финансовые учреждения, даже те, которые работают в Швейцарии, регистрируются, как правило, в Люксембурге - там намного выгоднее. А чем может привлечь Латвия? Остаются надежды на то, что Латвия может стать каким-то оазисом для мягких валют. В принципе это возможно. Но именно поэтому Латвии, как и другим государствам Балтии, нужно лучше относиться к русскоязычному населению, мягче - к России. Ну, например, Черное море в этом году почти закрыто, а балтийские курорты почти пусты. Почему? Потому что люди боятся ехать - русские люди не хотят чувствовать, что к ним относятся свысока. То же самое и в банковской системе. Европу вы на себя не повернете, СНГ - можете. Но, чтобы стать для него центром банковских операций, нужно вести новый тип диалога с Россией - в гуманитарном и в финансово-банковском отношениях.
   Вице-президент АКБЛ Ивар Годманис (август, 1995):
   - В то время, когда я еще был премьером, у нас существовало два закона: "О Банке Латвии" и "О банках" (коммерческих). Тогда я был очень занят другими делами - о выживании, о заключении межгосударственных договоров (что-то вроде клиринга) - и смотрел на эти законы другими глазами. Сегодня не вызывает сомнения, что они устарели. Если взять любое банковское законодательство, хотя бы немецкое, там есть очень важный момент: центральный банк несет ответственность за состояние экономики совместно с правительством. У нас-то этого нет, поэтому конфликт с правительством - иногда мягкий, иногда более жесткий - возникает нередко. В общем, это нормально, но не в кризисной ситуации. Не следовало оставлять правительство один на один с проблемой компенсации вкладов.
   Я понимаю, что на этот шаг правительство вынудила ситуация, когда никто не хотел брать ответственность на себя. Одно из моих возражений звучало примерно так: в Европе нет прецедентов, чтобы вопрос решался таким образом - вместо того чтобы спасать крупнейший банк, а за ним и другие банки, их просто закрывают и все. Фактически просматривалось несколько вариантов. Например, в Эстонии в судьбе Социального банка главную роль сыграл как раз Банк Эстонии, который принял на себя часть акций и способствовал их приобретению другими банками.
   Я беседовал с г-ном Батлером (международным специалистом по банковским проблемам), который тоже не видит логики в данном решении. Он считает, что можно капитализировать "восточные" кредиты ББ, часть кредитов переструктурировать в долгосрочном плане. И что он найдет западных инвесторов. Но тут существует другая проблема: я знаю, как долго некоторые наши коммерческие банки пытаются привлечь западных акционеров. К сожалению, ни одного инвестиционного проекта г-н Батлер не предъявил. Если так трудно привлечь капитал в работающий банк, то в ситуации с ББ или Депозитным банком сделать это будет еще труднее...
   ...Мне довелось в свое время разговаривать с представителем МВФ в Латвии мадам Сусси. Она тогда сказала: "У вас очень опасная ситуация, пассивы и активы ваших банков находятся в разных экономических пространствах - пассивы местные, а активы размещены за рубежом (под торговые операции). Особенно это выражено у ББ. Это рискованный бизнес, поскольку он ситуативный: меняются внешние условия - и все летит". Говорят, что к краху банки привели их руководители (плохой менеджмент) или акционеры. Но я считаю, что на 90% в этом виноваты клиенты банка, которые привыкли работать с большой маржой и с большой степенью риска. У нас не было и нет регистра залогов. А ведь под кредиты у нас закладывалось даже право аренды. Не говоря о том, что одно и то же имущество перезакладывалось несколько раз.
   Объективно ББ какое-то время выступал в качестве инвестиционного банка, поскольку другие не имели достаточного собственного капитала. Руководство ББ пошло на суперэнергичное завоевание рынка, приходилось держать самые высокие депозитные ставки. При этом действовала неплохая схема зарабатывания денег. Межбанковский кредит в России приносил до 300% годовых. То есть даже при потере 199% на падении курса рубля (инфляция) и выплате вкладчикам 90% по депозитам у банка оставалось достаточно средств.
   Интервью с вице-президентом Балтийского Транзитного банка Юрием Пупченком (август 1995):
   Корр. Можно ли банкротство нескольких банков назвать финансовым кризисом?
   - Бесспорно, это банковский кризис, который и вызвал серьезные перебои в финансовой сфере. В чем кризис? Однозначно он вызван недостаточным контролем со стороны Банка Латвии за работой коммерческих банков. Ясно одно: большинство банков в какой-то мере были карманными. Они во многом зависели от своих акционеров. Брали большие кредиты, ничем не обеспеченные, и рано или поздно наступал момент, когда эти кредиты надо было возвращать. А возвращать было нечего, и банки попадали в кризисную ситуацию. Практически 19 банков на сегодняшний день (28.08.95) признаны неплатежеспособными и, я думаю, что 90% из них связаны именно с такой проблемой, то есть невозвратом кредитов. В законе следовало бы оговорить, что акционеры банка не могут получать кредиты в том банке, где они являются акционерами А сегодня они могут их получать.
   Когда создавалась банковская система Латвии, мы не могли решить этот вопрос по-другому: свободных денежных ресурсов практически не было да и сегодня их мало. Поэтому каждый человек, становясь акционером банка, как бы от себя отрывает деньги и вкладывает их в уставной фонд. Но чтобы продолжать свой бизнес, нужны оборотные средства и поэтому акционер хочет, чтобы его деньги вернулись к нему, хотя бы в виде кредита, за который он согласен платить какие-то проценты. Так что умирают в первую очередь те банки, где командуют акционеры. Например, в нашем банке нет ни одного ярко выраженного диктатора, потому и ситуация другая. Хотя и у нас идут дискуссии между руководством и нашими акционерами, которые, естественно, хотят заполучить большие суммы кредитов. С этим ничего уже не поделаешь, такое происходит во всех банках.
   Корр. И это в той или другой степени относится к банку "Балтия?"
   - Я меньше всего знаю ситуацию в этом банке и не представляю, кто был настоящим владельцем контрольного пакета.
   Корр. А как вы относитесь к обвинительной формулировке о вредительстве, в котором Лавент и Фрейманис были обвинены?
   - Я не юрист и определять их деяния - было вредительство или нет - я не могу. У меня нет такой информации.
   Корр. Говорят и пишут, что все дело в российском банке ИнтерТЭК.
   - Ну, во-первых, никто не видел этого договора с ИнтерТЭКом и потому обсуждать этот вопрос бессмысленно. Мало ли что журналисты напишут. И еще надо посмотреть, какие кредиты проданы, какие из них могут быть реально возвращены. Если они были нормальные и отданы на приемлемых условиях - это одна ситуация. Если это очень плохие кредиты, и очень мало шансов возврата или, как пишут газеты, только в 2008 году от них можно будет получить 130% - это другой вопрос.
   Корр. А что значит "плохие кредиты"?
   - Это невозвратные кредиты.
   Корр. Но разве можно априори говорить о невозвратном кредите?
   - Бывают заведомо невозвратные кредиты и банкиры об этом могут судить со стопроцентной уверенностью.
   Корр. Вы можете себе представить, что тот же Лавент и Фрейманис преднамеренно занимались вредительством. Вы можете себя представить в этой роли?
   - Нет, конечно. Но я думаю, все, что связано с ББ, - это неудачный бизнес. Бесспорно одно: выплачивать столь высокие проценты по депозитам - дело весьма рискованное. Рано или поздно возникнет проблема их возвращения... А чтобы судить о вредительстве, надо видеть договор с ИнтерТЭКом, знать все нюансы и только тогда можно о чем-то говорить.
   Корр. Некоторые ваши коллеги уверены, что если бы кредитный портфель был передан на Запад, а не в Россию, никакого обвинения не было бы и в помине.
   - Какая разница, это просто неудачная стратегия развития банка. Такое не исключено с любым банком. Бизнес сегодня очень рискованный, и клиенты любого банка в любой момент могут стать неплатежеспособными. И эта рискованность в той или иной мере отзывается на каждом банке.
   Корр. Значит, во всем виноваты сами руководители ББ?
   - То, что банк попал в кризисную ситуацию, в первую очередь, виновато руководство ББ.
   Корр. Но в начале беседы мы сошлись с вами на том, что в большой мере виновато законодательство...
   - И недостаточный контроль. Должны быть нормальные аудиторские проверки. Банк Латвии осуществлял контроль, но другое дело, что квалификация работников центрального банка оказалась недостаточной и при проверках ББ они не смогли выяснить истинное положение вещей. Я говорю не только о ББ.
   Корр. Можно сказать, что БЛ недостаточно усердно держал руку на пульсе всей банковской системы?
   - Все мы учимся и Банк Латвии тоже. Такой банковской системы никогда раньше не было и для управления ею нужен опыт. Благодаря этому кризису многое в БЛ изменилось. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится... Но во главе банков, как правило, стоят умные люди. И вот представьте, приходит руководитель банка в БЛ и говорит: вы не беспокойтесь, мы платежеспособные, хотя кое-какие временные трудности случаются, но мы должны скоро получить деньги оттуда-то и оттуда, и проблема будет решена... Хочется верить людям, ибо никто из руководителей банков не заинтересован в банкротстве. И БЛ до последнего дает возможность самим руководителям выйти из тяжелой ситуации, но...
   Корр. А почему, на ваш взгляд, БЛ не дал Лавенту и Фрейманису доказать свою правоту?
   - Что касается БЛ, я не знаю. Но мне кажется, правительство, говоря о перенятии 51% акций, просто не представляло реальной ситуации в ББ. Но после получения подробной информации стало ясно, что там черная дыра, и все поняли, что правительство не в силах ее залатать. Причина прозаична: ни у государства, ни у правительства таких денег нет.
   Корр. Но ББ продолжает работать и что-то порядка 400 000 латов ежемесячно расходует на свое содержание.
   - Я этому могу только удивляться. Почему такое количество его филиалов до сих пор сохраняется? Мне, например, это непонятно, деньги приходят и тут же съедаются. Фактически съедаются деньги тех же вкладчиков.
   Корр. Говорят, опять виновата Россия, вдруг стала забирать спои капиталы из латвийских банков...
   - Когда начали лопаться крупные наши банки и часть россиян потеряла здесь деньги, начался их массовый отток. Это нормально и ничего сверхестественного здесь нет. Активы на 1 июля уменьшились почти на 40 млн.латов в банках Латвии. Деньги в основном уходили в Россию и на Украину и, кажется, эта разбежка уже на исходе. Я считаю, что на сегодняшний день баанковский кризис преодолен, ситуация стабилизировалась. А в России банковские невзгоды только-только набирают силу.
   Корр. Предшествующая экономическая ситуация в Латвии способствовала банковскому кризису или, наоборот - банковский кризис пошатнул экономику?
   - Конечно, экономика косвенно влияла на кризис в банковской сфере. Кризис отчетливо высветил ситуацию: легкие деньги кончились. Сегодня и в России, и в других странах СНГ все больше и больше порядка. И как ни парадоксально, эта упорядоченность ведет к банкротствам тех фирм и банков, которые раньше без проблем ворочали "легкими деньгами". Плюс огромное налоговое бремя. И от него особенно страдают мелкие фирмы. У нас 37% составляет социальный налог, 25% - подоходный налог с прибыли. Налоги настолько обременительны, что многие фирмы и акционерные общества разоряются. Допустим, некто взял в банке кредит и понес убытки, приведшие к банкротству. Кредит само собой в банк не возвращается и, если это солидный кредит, банк тоже начинает испытывать большие затруднения. И все же не это стало решающим фактором в массовом банкротстве банков. Главная причина - не очень продуманная политика самих банков. И в том числе Банка Латвии.
   Корр. А чего стоят все эти разговоры об упадке промышленности, о чрезмерно завышенной стабильности лата, об издержках экспортных операций, что в свою очередь ведет к упадку последних производственных островков ?
   - Я считаю, что лат обязательно должен быть стабильным. Чтобы была какая-то определенность, и каждый бизнесмен мог бы планировать свою деятельность. Другой вопрос - до какого потолка надо было поднимать лат? Мы очень резко укрепили лат и, может быть, этого не надо было делать. В Эстонии установили 8 крон за 1 немецкую марку, и так этот курс продержался до сих пор. Они не укрепляли крону искусственно, а БЛ искусственно укрепил лат. Во всяком случае на первом этапе - особенно резко. Правда, теперь лат стабилен, и это хорошо.
   Если мы сейчас начнем менять его курс, это коснется не только экспорта, но и импорта. Нельзя только с одной точки зрения смотреть на стабильность лата. Да, мы можем помочь своим экспортерам, несколько девальвировав лат, но тут же усложнятся все вопросы, связанные с импортом. Он немедленно резко подорожает и в итоге проиграют и экспортеры.
   Корр. Говоря о налогах, вы назвали две цифры: 37% социальный налог и 25% - подоходный. Но коммерсанты стонут еще от какого-то 10%-ного, связанного с "экспортом" денег...
   - Сегодня любые суммы денег, которые перечисляются за границу Латвии, облагают 10%-ным налогом. Это тоже имеет свои плюсы и минусы. Плюс в том, что государство может пополнить бюджет за счет взимания таких налогов. Весь вопрос в том, что коммерсанты начали прятать деньги и держать их не в Латвии, а за границей в какой-нибудь оффшорной зоне. В связи с этим налогом основная масса денег стала крутиться в западных банках и больше не поступает в банковскую систему Латвии. А когда банки теряют деньги, считай, они теряют дополнительные кредитные ресурсы, которые можно было бы инвестировать в народное хозяйство.
   Корр. Сегодняшнюю экономическую политику вы считаете благоприятной для развития бизнеса и в том числе банковского?
   - Когда создавалась банковская система, законодательство было очень лояльным. Никто не смотрел и не спрашивал, откуда притекают капиталы, как создаются уставные фонды, а теперь мы вдруг начали очень внимательно смотреть - а что это за деньги, откуда они, кто их владелец и т.д. То есть у нас непоследовательная политика. Что мы хотим, создав банковскую систему, теперь ее разрушить?
   Это нормально, когда вводятся с какого-то времени более жесткие принципы и правила увеличения уставного капитала, но копаться в том, что происходило несколько лет назад, я думаю, смысла нет. Законы не должны работать "задним ходом".
   Корр. Вы, наверное, имеете в виду законы о банках, принятые недавно Кабинетом министров? Вы предвосхитили мой следующий вопрос: отвечают ли эти законы текущей экономической ситуации?
   - В основном - да. Значительно укрепляется механизм контроля за банками. Эти законы в принципе хорошие. Правда, есть в них несколько негативных моментов - хотя бы взять пример с оффшорными зонами. Повторяю: нет смысла копаться в прошлом. Надо думать о будущем.
   Корр. В мире уже наработан колоссальный банковский опыт - бери его за основу и строй дело.
   - Вы сейчас рассуждаете, как Горбачев. Приехал в Тольятти и говорит: "Давайте, ребята, сделаем лучшую в мире машину..." Почему ее не создали? Ракеты и космические лаборатории делали на уровне века, а вот обыкновенный автомобиль осилить не могли. Почему? Что мешало?
   Корр. Относительно прожектов Горбачева я с вами полностью согласен. Но и вы должны согласиться с тем, что неспособность создать автомобиль мирового уровня заключалась не в слабости советского машиностроения, а лишь в производственных отношениях той экономической системы... Хорошо, машину можно выпустить любую, но правила-то движения существуют во всем мире и мало чем отличаются одни от других. И если эти правила не соблюдаются, грош цена любым технологическим ухищрениям - все равно все будет разбито и смято на первом же перекрестке...
   - Правила тоже идут параллельно развитию банковской системы. Но на Западе оказывают столько банковских услуг, сколько нам и не снилось. И надо полагать, когда банки научатся цивилизованно работать, то и законодательство, ограничивающее банковскую деятельность, тоже будет меняться. Но постепенно. Все должно происходить эволюционным путем. Ничего нельзя механически переносить на нашу почву. Это абсолютный абсурд.
   Корр. Вы хотите сказать, что те же обанкротившиеся фирмочки никому не пришло в голову проверить и брать с них налоги?
   - Да, не пришло! В тот момент еще не пришло.
   Корр. Значит, сделать пенсию и плату за квартиру одинаковой додумались, а проконтролировать огромные теневые потоки денег никому не пришло в голову?
   - Вот не пришло! Если мы встретимся через год, что-то еще изменится. И опять государство что-то упустит. А еще через год - опять что-то прошляпит. Это жизнь, и все учесть сразу нельзя.
   Корр. Согласен, но с одной оговоркой: есть очевидные вещи, которые вопиют, и не замечать их, значит, быть или слепым, или до предела циничным. Я имею в виду вкладчиков, еще год назад вопивших, что их беспардонно обманывают. Потребовался год с лишним, чтобы КМ принял законы, которые должны были появиться несколько лет назад.
   - Возможно, сказался консерватизм мышления. Но это ни к коем случае не было сделано преднамеренно. Это на сто процентов не так. Повторяю, пока гром не грянет...Это в каждом из нас, это привычное явление.
   Корр. Но каждого из нас не ставят министром и не выбирают в депутаты.
   - А они, что - другие люди?
   Корр. Дело не в людях, а в том месте, которое они занимают, и в тех обязательствах, которые на них наложены властью... Так вы не согласны с тем, что законы, недавно принятые КМ, не могли быть приняты пять лет назад?
   - Ни в коем случае! Ни в коем случае! Пять лет назад не было опыта.
   Корр. Неужели в Латвии не было человека или группы людей, которые могли бы предвидеть катастрофические последствия банковского беззакония? После банковского кризиса в США в 1910 году была создана Федеральная резервная система - как некая гарантия стабильности банковской системы. Что же, об этом не знал наш центральный банк и его руководители?
   - У нас же тоже действовала контрольная система, но, другое дело, она была недостаточно эффективной. Люди оказались профессионально неготовыми к проверке коммерческих банков. Одно дело - проверить государственный банк, другое коммерческий... Пришли люди, которые никогда раньше в банках не работали и начали создавать коммерческие банки. Что из этого получилось, известно. К сожалению, сотрудники Банка Латвии не были готовы к осуществлению надлежащего контроля за ними. Надеюсь, сейчас появится новое качество понимания проблем, связанных с контролем и проверкой банковской деятельности.
   Доктор экономики Мишин (август, 1995):
   - Чиновники объявили войну бизнесу, совершенно не понимая своего бессилия. Кто сейчас работает в госструктурах? Девочки в мини-юбках, государственные интересы которых простираются не дальше ближайшего кафе, и англо-немецкие советники, ничего не понимающие в местной экономике, которая уже не советская, но еще и не капиталистическая. Некий мутант. И конечно же, при таком раскладе юристы Каргина (банк PaRex) или какого-нибудь другого коммерческого учреждения способны многоходовыми комбинациями так их запутать, что у чиновников пропадут все "амбиции "словить" и "наказать" тот или иной банк или фирму. Государство в законодательном плане всегда отстает от правил игры. Пока государство устанавливает свои правила, бизнес уже играет по другим. Хитроумность его схем во много раз превосходит способность чиновников их "расшифровывать". И вовремя ставить законодательные барьеры. Пока они додумаются, что можно, а что нельзя, происходит либо афера, либо "исход" большого капитала.
   Грохот от обвала банка "Балтия" был настолько оглушительным, что его отзвуки долетели до России, что повлекло за собой эвакуацию из латвийских банков огромных - порядка 100 млн.долларов - денежных ресурсов. Уставные капиталы российских акционеров стали исчезать из наших банков, и это, несмотря на то, что акционеры, забирая свои деньги, теряли определенные проценты.
   Сейчас Репше пытается докопаться до истока создания уставных фондов и узнать, кто за ними стоит. Во-первых, это делается задним числом, что не совсем согласуется с законностью, и, во-вторых, разве можно сейчас доказать, каково происхождение того или иного капитала и кто за этим стоит? Особенно, если банк или фирма зарегистрированы в оффшорной зоне. Туда можно делать тысячу раз запрос о владельцах вкладов и оффшор тысячу раз будет отвечать: тайна вкладов не разглашается. Претензии БЛ понятны - хочется этническую составляющую ввести в бизнес. Но БЛ проигрывает по всем статьям, ибо, даже раскрыв акционеров какой-нибудь оффшорной компании, он увидит фамилии типа Смит или Джонсон, но там не будет искомой Репше фамилии - Иванов Иван Иванович или же Рабинович Соломон Абрамович. Уже достаточно изобретено схем, когда основателем компании является Смит, а держателем денег и реальным владельцем - Ваня Иванов или Янка Круминьш. Поиски Репше сродни поискам Эльдорадо. Абсолютно безнадежны. Скорее это видимость дела для успокоения душ вкладчиков. Чтобы доказать криминальное происхождение капитала, одного желания мало. Интерпол и тот бессилен в такого рода делах и нападает на след только в том случае, если внедрит в компанию своего агента или воспользуется информацией "предателя".
   Глупо бороться не с причиной, а со следствием. Ведь в основе нынешнего кризиса банков лежит не чья-то "криминальная воля", а общая депрессия экономики. Латвийские финансы лишились собственного товарного производства. Если что и можно превратить в деньги, так это товар. А потому крупных финансово-устойчивых клиентов банков можно пересчитать на пальцах одной руки. Обслуживать банкам некого, фондового рынка нет, нет рынка земли, недвижимости. Приватизация предприятий идет черепашьими шажками и ее влияние на экономику ничтожно. Доходность вложений в краткосрочные активы понизилась с одновременным повышением риска.
   Вывод напрашивается сам собой: Латвия постепенно втягивается в финансовую зависимость, а примитивная структура экономики закрепляет эту зависимость. Словом, сюжет про кролика и удава. Банковская сфера, словно зеркало, отражает примитив экономики и является сегодня наиболее уязвимой частью деградирующего народного хозяйства. Лавочная система внутренней экономики не в состоянии обеспечить прочную основу развития банков. И последнее. Распад банковской системы происходит по тому же сценарию, по какому велось разрушение промышленности - финансовое обескровливание.
   Я склонен предположить, что, получив такое наследство, новое правительство будет жестко поставлено перед необходимостью внеэкономических чрезвычайных мер, хотя в отличие от нынешнего оно будет вынуждено действовать профессионально. Откуда, спросите, взяться этой профессиональности? Честно говоря, не знаю. Но хотелось бы верить, что инстинкт самосохранения общества мобилизует все его интеллектуальные силы, снизит накал радикализма, заставит непримиримых искать компромиссы.
  
   Как не попасть впросак?
  
   О том, что клиента надо любить, знали еще древние "банкиры" Египта, Вавилона, а затем - Рима и Греции. Самыми надежными банкирами считались жрецы. Как явствует из исторических источников, храм Артемиды или дельфийский оракул Аполлона от процентов на одолженные деньги имел прибыли больше, чем от предсказаний, которые, к слову сказать, тоже приносили баснословный доход.
   Первый частный банк (к сведению наших банкиров, которых замучила "путаница" при создании банков Латвии) был основан герцогом Витолисом в... 1157 году в Венеции. Вдумайтесь, господа, в эту дату! На протяжении XI1I-XV веков в Европе работал целый ряд частных банков. В Древнем Риме ростовщикам платили 50-100%, а в средние века 100-200%. Ведь это было мрачное средневековье... И во все времена банки и банкиры ломали голову - как уберечься от грабителей, мошенников и других напастей. Система защиты банков отрабатывалась веками и сейчас взять ее на вооружение может любой уважающий себя банк. Да, разные страны, разные условия жизни, разные государственные формы, разный менталитет, но цель-то у всех одинаковая - во что бы то ни стало сберечь доверенные богатства.
   Еще в 1874 году английский экономист Уолтер Бейджхот в своей знаменитой книге "Ломбард стрит" описал способ, с помощью которого центральный банк страны может решить проблему неликвидности. Именно это и стало приоритетным направлением центрального банка. И осуществляется это опять же с помощью продуманной кредитно-денежной политики. Не зря на Западе центральные банки называют "банками банков" и "кредиторами на черный день". Когда, предположим, какой-то коммерческий банк в США попадает в кризисную ситуацию, то есть доходит до массового изъятия вкладов, он обращается в Федеральный резервный банк.
   Нам, разумеется, еще очень далеко до системы защиты вкладчиков, какая существует в США. И тем не менее, эта эффективная структура, построенная на базе многолетнего опыта, может надежно функционировать не только в Америке, но и в любом другом государстве мира. Кто из банкиров не знает, например, о Федеральной резервной системе (ФРС), в которую входят Совет управляющих ФРС, 12 федеральных резервных банков (имеющих более 20 филиалов) и примерно 6000 банков - членов ФРС. Но это еще не все. Заметим, до этой ФРС американцы додумались еще в 1913 году и все последующие годы отрабатывали и обогащали эту систему. И все же, несмотря на столь мощную "китайскую стену", в период экономического кризиса 30-х годов банковская система Америки пережила несколько мощных ударов и в конце концов едва не была разрушена. Президент Рузвельт в 1933 году объявил о начале "банковских каникул", закрыв все банки на неделю. И американцы после этого шока сделали вывод: в период кризисов центральный банк сам обязан заботиться о том, "чтобы предложение денег не сокращалось, а не полагаться на то, что банки обратятся к займам".
   В 1984 году Федеральная резервная система в обеспечении банковской ликвидности снова обрела реальный вес. Однако самым надежным механизмом защиты интересов инвесторов стала Федеральная корпорация по страхованию депозитов (ФКСД), созданная в 1934 году. В США это явилось самым важным этапом в развитии банковского законодательства. И что характерно: с созданием ФКСД в нее обязаны были вступить все банки, входящие в Федеральную резервную систему. Коммерческие банки, которые сразу этого не сделали, могли стать ее членами в любой момент. Правда, многие банки уклонились от такого участия по причине дополнительных затрат, связанных со вступлением в ФКСД. Эти расходы равнялись 1/12 от каждого процента общих банковских депозитов. Иногда половина этих взносов возвращается банкам.
   По правилам страховки ФКСД, застраховать депозиты может любое частное лицо или фирма в любом банке на сумму до 100 тысяч долларов.
   Однако ФКСД - не единственная организация, которая занимается страховкой вкладов. До недавнего времени этим еще занималась Федеральная корпорация по страхованию ссудо-сберегательных ассоциаций. Правда, в 1989 году Конгрессом США эта корпорация была упразднена и вместо нее были учреждены специальные страховочные фонды для обслуживания банков и ссудо-сберегательных учреждений.
   А как реагирует ФКСД на банкротство банков? Именно в таких случаях ее помощь незаменима. Во-первых, она может провести безущербное слияние банка, который терпит фиаско, с другим более сильным банком, во-вторых, она может провести банк через болото банкротства, а затем выплатить депозиторам максимальную сумму страхового вознаграждения, и, в-третьих, корпорация в состоянии поручиться за этот банк, перечислив на его счета энную сумму денег.
   Одна из мер ФКСД в отношении разорившегося банка - ликвидация этого банка и выплата каждому вкладчику суммы страхования в размере не более 100 000 долларов. Именно по такому принципу корпорация в свое время закрыла очень крупный банк "Пенн сквэр" в штате Оклахома. И таким образом ФКСД закрыла несколько крупных банков.
   И каждый раз, когда закрывается застрахованный банк, ФКСД должна как можно быстрее выплатить, застрахонанныс вклады Возврат вкладов происходит в течение 3-5 рабочих дней (и не трех лет, как у нас, и то только предположительно) после закрытия банка. Выплата обычно производится наличными или переводом в другой застрахованный банк. Но когда выплачивают деньги наличными, ФКСД отвечает за идентификацию получателя, чтобы избежать мошенничества. Иногда ФКСД продает уже застрахованные вклады закрытого банка (за вознаграждение) другому более устойчивому и тоже застрахованному банку. И этот банк действует уже как агент ФКСД по выплатам. Мотив такой процедуры понятен - возможность приобрести новых клиентов. Однако чаще всего производится выплата наличными...
   Но это лишь часть возможностей ФКСД, ибо закрытие банков связано с большими финансовыми выплатами. Эта страховая организация иногда выступает в качестве поручителя за тот или иной банк. В 1984 году ФКСД поручилась за гигантский "Континентал Бэнк энд траст Чикаго". Это была как бы защитная мера в ответ на массовые переводы депозитов из "Континентал Бэнк" в другие банки. И чтобы это предотвратить, она выступила гарантом всех депозитов банка.
   С 1986 года ФКСД еженедельно публикует названия банков и фамилии банковских служащих, к которым были приняты какие-либо санкции. Эти меры направлены на стимулирование банков в проведении более осмотрительной ссудо-финансовой политики. И как следствие такой политики - уменьшение убытков ФКСД в результате сокращения банковских разорений.
   Но даже эта система имеет свои минусы. Один из них: подобная практика (страхование крупных кредитов) побуждает инвесторов в крупные депозитные сертификаты вкладывать свои деньги в тот банк, который предлагает самую высокую процентную ставку, хотя надежность банка при этом в расчет не берется.
   В США налажен жесткий контроль за банковской деятельностью. В основном этим занимаются три федеральных правительственных ведомства. Контролер денежного обращения регулирует деятельность национальных банков. Резервная система проводит инспекцию банковских холдинг-компаний и банков штатов, являющихся членами ФРС. Федеральная корпорация не спускает глаз с застрахованных банков, которые не входят в ФРС. Государственные банковские ревизоры в первую очередь шерстят те банки, которые не пожелали застраховаться в ФКСД.
   Существует еще одна необычная форма регулирования банковского бизнеса - так называемая неожиданная проверка - Suprise call. Именно в день проверки банк вынужден публиковать свой балансовый отчет в местной газете (кто из нас когда-нибудь читал подобное в нашей многоликой прессе?). Чтобы быть готовым к таким импровизациям контролирующих органов, банк постоянно должен держать свои счета в полном порядке.
   В дни регулярных проверок банк тоже обязан публиковать свой балансовый отчет. Такие же правила, если помнит читатель, действуют в банках Швейцарии, более закрытых, чем банки США. В Америке часто практикуется приобретение и присоединение обанкротившихся банков. Причем делается это на конкурсной основе и, как правило, спешно и тайно. Предлагая цену, банки борются за ключевые вклады разорившегося банка.
   ФКСД, в принципе, может преодолеть почти любую ситуацию банкротства банка законным, неразрушительным и справедливым методом. Банк подлежит закрытию, если не способен удовлетворить требования своих вкладчиков. В страховом фонде в 1987 году было около 20 млрд.долларов.
   Использовать всю мощь американских защитных бастионов на финансовом пятачке Латвии, конечно же, не получится. Не хватит никаких средств на создание хотя бы 1/100 части того, что в США уже налажено и неплохо функционирует. Но отдельные методы подстраховки вполне могли быть использованы и у нас. И если этого не было сделано заблаговременно - что ж, Бог судья тем, из-за чьей некомпетентности тысячи людей оказались обобранными.
   Лично я готов согласиться с Э.Репше насчет "хозяйственной путаницы", которая царила в республике в период создания коммерческих банков. Но ведь бесспорно и другое: фундаментальные принципы контроля за банковской деятельностью и страхование вкладов были уже давно известны всему "прогрессивному человечеству". Любой клерк Банка Латвии мог бы добраться до Фундаментальной библиотеки и проштудировать там десяток-другой томов о банковских системах, которые существуют в мире. Да взять из них то, что "по росту" нашей социально-экономической системе. Не надо изобретать латвийский велосипед, когда все в цивилизованном мире про эту "двухколесную" машину уже известно...
  
   16 октября 1995 года
  
   P.S. 11 декабря 1995 года Хозяйственный суд при участии администратора банка "Балтия" У.Грубе, представителей Банка Латвии и министерства финансов признал банк "Балтия" банкротом.
  
  
   ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ СПУСТЯ,
  
   Или пост-скриптум.
  
   Радио SWH: 20 ноября 2007 года палата уголовных дел Верховного суда Латвии огласила окончательный приговор по делу Banka Baltija (BB). В результате скандального процесса, длившегося более 10 лет, президент наблюдательного совета BB Александр Лавент осужден на 7 лет и 7 месяцев тюрьмы, президент BB Талис Фрейманис - на 6 лет. В отношении обоих наложен запрет на занятия ими предпринимательской деятельностью в течение 5 лет, сообщает радио SWH. Однако, в действительности Лавент и Фрейманис за решеткой не окажутся - назначенные им сроки тюремного заключения они уже отбыли, годами находясь под домашним арестом.
  
   Люди, как показывает жизнь, ничему не учатся. И вновь пошло и поехало: тысячи россиян снова понесли свои кровные финансовым "пирамидам" типа "МММ", "Властелина", "Тибет", "Хопер-Инвест" и многим, многих другим мошенническим фирмам и фирмочкам. Некоторых, особенно распрясывающихся, мошенников судили, но оказалось, что никакие законы не могут припереть к стене эту свору отпетых жуликов, чтобы навсегда выпустить из них дух стяжательства. Буквально вчера в Интернете я прочитал: "Основатель финансовой пирамиды "МММ" Сергей Мавроди 10 января в своем блоге объявил о начале новой акции: "МММ-2011" ("Мы Можем Многое - 2011"). Обычным вкладчикам "МММ-2011" Мавроди обещает прибыль в 20 процентов в месяц, а пенсионерам - 30 процентов. Все операции будут вестись через систему электронных платежей WebMoney. В "МММ-2011" вкладчикам будет предложено купить так называемые "билеты" - именно они и будут приносить прибыль. Когда кто-либо захочет выйти из системы, "билет" необходимо будет продать. Выплаты будут осуществляться "десятником" из средств всей десятки. Если кто-то не захочет платить тому, кто решил выйти, то он будет удален из системы".
   Что это значит? А это свидетельствует о том, что Лохотрон аля пирамида "МММ" живет и намеревается вновь надувать доверчивых людишек. Несмотря на очевидную принадлежность этого типа к ордам отпетых мошенников, несмотря на то, что тысячи людей уже на пирамидах типа "МММ" жестоко обожглись, несмотря на то, что выманенные мошенническим путем у людей миллионы где-то затерялись, как затерялись миллиарды супер-мошенника из США Бернарда Мейдоффа. Но разница в том, что если российские лохотронщики отделался несколькими годами заключения, то американский жулик получил за свои "финансовые трюизмы" по полной программе - аж 150 лет. Считай, вечное пребывание за решеткой. Правда, сравнивать Мавроди с Мейдоффом - это то же самое, что сравнивать мелкого карманника с Королем лохотрона, каковым был Мейдофф, исхитрившийся на протяжении 20 лет водить за нос таких корифеев американского бизнеса, как Банковская группа Banco Santander, Испания - 3,1 миллиарда долларов; банк Medici, Австрия -- 2,1 миллиарда; банк Fortis, Бенилюкс - 1,35 миллиарда; Международная банковская группа HSBC - 1 миллиард; Royal Bank of Scotland - 600 миллионов; банк BNP Paribas, Франция - 460 миллионов долларов.
   Но, по мнению СМИ, больше всех пострадала инвестиционная компания Fairfield Greenwich, которая оценивает свои убытки в 7,2 миллиарда долларов. Многие клиенты этой компании, жители миллионерского анклава Гринвич в штате Коннектикут, доверили фирме Мейдоффа все свои сбережения. Все, что у них теперь осталось, - это обесценившаяся недвижимость. Таблоид The New York Post советует срочно открыть в Гринвиче "горячую линию" для самоубийц. В крупные клиенты Мэдоффа попали даже такие "звезды" мирового кино и мирового спорта, как Стивен Спилберг, шеф DreamWorks Animation Джеффри Катценберг и владелец нью-йоркской бейсбольной команды Met's Фред Уилпон.
   Всего сей достопочтенный сэр Мейдофф нагреб более 60 миллиардов долларов, которые затем, как голубой дымок папиросы, растворились и сквозь озоновые дыры улетели в Космос. И еще одно различие: если упомянутый мной в книге жулик Понци и его последователь российский Мавроди беззастенчиво грабили бедных, то репектабельный дженльмен Мейдофф "конторил" только богатых. Кто-то так выразился о действиях Мейдоффа: "Мейдофф - высшая и последняя стадия финансового империализма? В каком-то смысле и так. Хотя капитализм как систему-кровопийцу хоронили не раз, на этом столько блистательных карьер было сделано, а он выкидывает все новые и новые фокусы - в промежутках между кризисами. Несмотря на кризисы (а может, и благодаря им) он ухитрился создать самую дееспособную систему, которая только есть на этой Земле".
   "Новая газета" написала: "Эта афера, однако, продолжалась безнаказанно и беспрепятственно более двух десятилетий - "самая крупная и самая долгоиграющая Схема Понци" за всю историю финансовых махинаций. Прежде чем стать заключенным N 61727-054 с датой выхода на волю 14 ноября 2139 года, этот монстр и психопат - таков ныне не подлежащий апелляции вердикт публики, был пророком и святым. Биржевым пророком и святым Уолл-стрит, где нимб - прямой отсвет от количества оперируемых нулей".
   Словом, как кто-то остроумно заметил, жили-были три Понци. Один - Карло Понци. Другой - Сергей Мавроди. Третий - Бернард Мэйдофф. Но все они были Понци. И все они гениальные ловцы лохов.
   Ничего не скажешь, это и впрямь "самая дееспособная система" по доведению людей до нищеты, бездны отчаянья, до самоубийств, убийств и всех самых отвратительных преступлений в мире. Говорят, в этот торжествующий "момент истины" курс акций американских компаний, занимающихся погребением, а также, акции продавцов огнестрельного оружия резко поднялись в цене. Американские самоубийцы, как правило, предпочитают кончать счеты с жизнью не с помощью мыла и веревки, а при помощи традиционного и очень ими любмого вида убйства - пистолета, независмо от марки и количества патронов в обойме.
   Однако было бы ошибочным сравнивать историю банка "Балтия" с пирамидой "МММ" и ей подобными "памятниками финансовой архитектуры". Лохотроновские парамидальные надстройки создавались стихийно и заведомо по преступной схеме. Ни у одной из них не было юридического адреса, бухгалтерия была неуловима и потому безконтрольна, кассу никто не видел в глаза, равно как и кассира - вся деятельность пирамид была покрыта густым мраком неизвестности. Чего нельзя сказать про банк "Балтия", который весь был на виду и в котором находились деньги не только рядовых пенсионеров, простого трудового люда, но и больших чиновников, "именитых" людей, госучреждений и фирм.
   Как я уже писал, в Латвии существовало 26 различных учреждений, которым вменялось в обязанность контролировать работу коммерческих банков и многочисленных акционерных обществ - тех же пирамид,только меньшего масштаба. И в том, что произошло с ББ, во многом виновато само государство. Вместо того, чтобы осуществлять свое "священное дело" - предпринять все своевременные меры, дабы обезопасить банк от всевозможных рисков, государственные структуры принялись за его дискредитацию. А от дискредитации до полного краха - всегда один шаг. Вот и выходит, виноватых было не счесть, а козлами отпущения стали лишь двое - Лавент с Фрейманисом. Из этих двух - Лавент, по мнению обвиняющей стороны, главный злодей. Вы ж понимаете, речь идет не об апостоле, как глава банка он, естественно, отвечал за результат деятельности, но удивляет...нет, ужасает формулировка его вины: Лавента обвинили во вредительстве с целью нанесения ущерба Латвийскому государству. А такая формулировка имеет один определнный и зловещий подтекст - государственная измена. А скажите, в каком государстве человек с такой формулировкой обвинения может рассчитывать хоть на малюсенькое снисхождение? Я такого прецедента не знаю. И в этой связи нелишне напомнить точку зрения Генпрокурора Я. Скрастыньша: "Я даже слышал, что это, мол, возврат к методам Вышинского. Можно ли вообще доказать факт вредительства? Если бы государство было тоталитарным, Александр Лавент и Талис Фрейманис сидели бы в тюрьме, а не находились бы под надзором..."
   Или другое его высказывание:"Чтобы можно было выдвинуть обвинение во вредительстве, необходимо доказать, что это сделано не просто в своих финансовых интересах, чтобы каким-то образом спасти банк и скрыть свою халатность, но именно для того, чтобы нанести ущерб Латвийскому государству. В этом суть вредительства. В течение трех дней мы будем допрашивать и подозреваемых и других работников банка".
   Видимо, так тому и быть: в судебных анналах Латвийской фемиды Александр Лавент так и останется "вредителем", нанесшим Латвийскому государству непоправимый ущерб, а в памяти потомков он останется "диверсантом". Но любой "диверсант" по канонам детективного жанра (да и по жизни тоже) обязательно должен иметь "хозяина", в интересах которого он и проводит свои диверсионные акции. А гадать не надо, какого "хозяина" приписали Лавенту. Ну, конечно же, этот "вредитель", дабы нанести непоправимый вред Латвии, вел свою подрывную деятельность в пользу...Ну а кого еще, если не России! Вот в чем главная "примочка", которую залепила латвийская Фемида Александру Эмильевичу. И осудили его, как вредителя, якобы от деятельности которого едва не слетела с катушек вся государственная система Латвии. Да, очень странный "диверсант", который сделал все возможное и невозможное, чтобы подставить свою выю под карающий меч правосудия....Засадить...самого себя за решетку. Вот те номер, чтоб никто не помер.
   Но если исходить из этой до приторности банальной оценки его деятельности, то сегодня во вредителей можно записать несметное количество людей государственного и законодательного чина: депутатов всех уровней? несколько кабинетов министров, всех прошлых и нынешнего президента страны, благодаря усилиям которых Латвия скатилась в пропасть нищенского деспотизма. Банк "Балтия" рушился, а в стране работали промышленные предприятия, функционировали санатории, финансы плохо ли хорошо ли, но в казне присутствовали, и каждый пятый из жителей страны не ходил в безработных. Подумать только:на сегодняшний день более 160 000 латвийцев лишились возможности трудиться. А лишившись возможности работать, человек автоматически попадает в низшую социальную группу, имя которой - безработный. Кто же за эту диверсию ответит? Кто ответит за бешеные цены на газ, электроэнергию, воду, за непомерно высокую плату за квартиру? Кто понесет хоть какое-то наказание за покушение на пенсии?
   Может, опять виноват Лавент? Кто ответит за вынужденную поголовную эмиграцию цвета нации - молодежи? По вине какого вредителя Латвия превратилась в одну из стран с самой высокой смертностью и самой низкой рождаемостью? Кого винить за то, что сотни отчаявшихся выжить людей, кончают жизнь самоубийством? Это же форменное издевательство над людьми, когда нищенское пособие в количестве жалких 8 латов государство отнимает у детей, ссылаясь на бюджетный дефицит. Больницы закрываются, врачи стонут от низких зарплат. Да мало ли что еще происходит в стране, которая как ни старается, не может вписаться в капиталистический рай. Раньше, в 1995 году, когда писалась эта книжка, я по наивности думал, что стоит только поучиться у той же Америки или Англии, где столько контор озабочены сохранностью и безопасностью банковских сбережений, и перенести этот опыт на нашу почву, как все заработает, все наладится и все будут счастливы. Оказывается, это большое заблуждение: прискорбный пример с Мейдоффом, с американской ипотекой, крушением таких гигантов как Lehman Brothers Holdings Inc.(финансы, инвестици, с активами 691,1 миллиардов долларов), Washington Mutual, Inc.(банковская деятельность, с активами 327,9 млрд долл.), WorldCom, Inc.(телекоммуникации, с активами в 103,9 млрд. долларов). А еще раньше "накрылся" такой гигант энергетики, как Enron Corp. А крах старешей и крупнейшей компания General Motors - разве это не катастрофа?
   Но не в одной Америке случались такие катаклизмы, более 700 банков, хоть и мелких, позакрывались в России, а в Латвии рухнул, казалось бы, непотопляемый Parex вanka, превратившийся теперь в "Citadele". Звучит предусмотрительно: как известно, "цитадель служит последним опорным пунктом для гарнизона крепости в случае падения основных её укреплений". Смекаете? Так, спрашивается, вновь построенная "Citadele" - защита от кого? И когда и от кого ждать падения "основных укреплений"? Невольно вспоминается другая "Цитадель", которую в 1943 году похоронили под Курском...
   Раньше все беды, случившиеся в экономике Латвии валили на шведов, мол, эти скандинавы слишком много денжуры свалили на рынок Латвии, что его и расшатало...И вот сегодня, 19 января 2011 года, в интернете появилось откровение министр иностранных дел Швеции Карла Бильдта: ""У них (в Латвии) был один большой банк, и они по-прежнему борются с проблемами, которые он создал".
   А, если верить СМИ, проблемы и в самом деле нешуточные: волокита с этим банком тянется так долго и так невразумительно, а главное так дорого (говорят, на устранение последствий этого краха уже потрачен миллиард долларов), что невольно подумаешь о какой-то нечистой силе. Но, слава тебе Господи, никто пока не объявил, что это, дескать, дело рук какого-то засевшего в правительстве или в Сейме "диверсанта", который является верным выучеником другого "вредителя" Александра Лавента. А если всерье говорить, то последствия падения Parex banka для экономики Латвии явились во много раз катастрофичнее падения банка "Балтия". Но, дорогие мои, кризис все спишет, как когда-то прежние финансовые заморочки списали мистическую пропажу кредита G-24. Значит, в Латвии правоохранение выборочное, судебная система выборочная, Сейм и Совет Министров тоже в своих решениях и приоритетах очень даже предвзято выборочные. Пред-взя-то!!! А это в решении важных государственных вопросов очень вредно.
   Но я бы хотел сказать о другом. И скажу: сотни, тысячи "сгоревших" по всему миру финансовых пирамид, банков-гигантов, корпораций-гигантов, компаний-гигантов и сотен всякой мошеннической мелюзги, говорит лишь об одном: капитализм, как водород на солнце, неотвратимо начинает выгорать изнутри. Это грозный симптом завершающей стадии разложения системы. Это не мной придумано, об этом говорят люди, понимающие толк в такого рода "явлениях природы". А что же Латвия, этот финансовый карлик, какова судьба ждет ее? А судя по некоторым политическим завихрениям, которые происходят в обществе, ничего хорошего впереди нет. Ее ждет разлад, размежевание по национальному признаку...в республике началась кампания по сбору подписей в поддержку инициативы оголтелых "патриотов": в Латвии - ни слова по-русски! И чтобы все преподование в школах, учебных заведениях велось исключительно на "арийском"...К чему это приведет? А и гадать не надо: латыши будут плевать на русских, русские на латышей. Если в "семье" народов начнется подобное слюноотделение в сторону живых людей, то мира и слаженности в движении страны ждать не приходится. Накатится новая волна ненависти, что моментально отразиться на экономике, финансах, а значит продолжится дальнейшее погружение в кризис. И русский бизнес отреагирут, что называется, "не отходя от кассы", Он скажет: вы не разрешаете нам жить по-человечески и разговаривать на своем родном языке, так мы вам тоже заделаем козу. Не будем брать на работу не русских, как можно дальше задвинем бизнес в тень, при любой возможности не станем платить налоги, и при любой возможности будем выводить финансы за порочный круг национальных притеснений. И контрабанда в стране, которая далека от цивилизованных норм, тоже не превратится в такое уж большое прегрешение. Таможня, ты нас лови, а мы будем делать свое. И что будет? А будет дальнейшее улепётывание молодежи в разные стороны, будет нищета, будут безвременные массовые похороны, суициды, не будут рождаться дети, а это значит - страна или встанет на дыбы, или окончательно скатится в выгребную яму. А то произойдет то и другое. Нас ждет эпоха неандертальцев: по статистике Министерства образования и наук, за последние 13 лет в Латвии закрыто 244 общеобразовательных школы. Что это - некому ходить в школу? А в чем причина? Все разъехались или поумирали? Или до такой степени обнищали, что не за что купить учебники и не во что одеть и обуть детей? Ну так просто этого не бывает. Или тут виновато пренебрежительное отношение государства к образованию нацменьшинств?
   И тут я не могу избавиться от соблазна привести одну цитату, автором которой является Дмитрий Лихачев, который во времена перестройки и в Латвии считался "своим". Вот что сказал этот человек духа: "Национализм...самое тяжелое из несчастий человеческого рода. Как и всякое зло, оно скрывается, живет во тьме и только делает вид, что порождено любовью к своей стране. А порождено оно на самом деле злобой, ненавистью к другим народам и к той части своего собственного народа, которая, не разделяет националистических взглядов".
   А вот на сию тему взгляд американца Карнеги: "Каждая нация считает себя выше других наций. Это порождает патриотизм и...войны".
   Так - что, мы хотим воевать?
   Когда наступает беда, люди обычно сплачиваются, не заглядывая при этом в паспорта и не требуя личного кода, будь он проклят. А сплотившись, борятся, потому что чувство локти удесятерят силы. Дает второе дыхание. Когда в конце 80-х, начале 90-х речь шла о независимости Латвии, вопроса о неприятии по нацпризнаку не стояло. Латыши, русские, украинцы...да все, кто жил в пределах Латвии, взявшись за руки, протянули на многие километры живую цепочку. Одухотворенную, спаенную одной идеей, одним помыслом, и потому действенной, с ощущением братской всеобщности, без чего жить невозможно. И мартовский референдум, как потом оказалось, был для русских бесплатным сыром в мышеловке. Правда, отстояв дружно Независимость, сразу же отпала нужда в такого рода "высоких порывах", как единство. И опять: "Германия только для..." И снова эти сопли и слюни "патриотов"...И опять заново сдирают с живых кожу по тому же национальному признаку.
   Что же касается экономики...Приведу точки зрения, которые кочуют по СМИ:
   1. "Латвия (формально не имеющая валютного управления, но поддерживающая фиксированный курс лата к СДР с 1994 года и к евро - с 2004 года) уже испытала самое резкое сокращение производства - темпы роста ВВП упали с 11-12% в 2006-07гг. до -10% в четвертом квартале 2008 г. И все потому, что Латвия при дефиците баланса по текущим операциям более 20% в 2006-07гг. не захотела девальвировать национальную валюту, когда столкнулась с оттоком капитала в 2008 г. Ее резервы сократились с 6,6 млрд долл в мае 2008 г. до 3,4 млрд в ноябре, а денежная масса в обращении в 2008 году упала на 10%."
   2. "Пол Кругман, один из лучших здравствующих экономистов и лауреат Нобелевской премии за 2008 год, в недавней статье в "Нью-Йорк таймс" сравнил Латвию с Аргентиной. "Похоже, история проторяется, - писал он, - первый раз как трагедия, второй раз как другая трагедия". Последствия разной реакции восточноевропейских стран на отток капитала в 1998-1999 гг., после восточно-азиатских валютных кризисов, тоже крайне показательны. Те из стран, которые девальвировали свои валюты, чтобы восстановить равновесие платежного баланса, испытали меньшее падение темпов роста, чем страны, упорно поддерживавшие завышенный курс (Прибалтийские республики, Словакия, Чехия). Общая причина состоит в том, что цены товаров и услуг не столь гибки, как валютный курс: утраченную конкурентоспособность легче восстанавливать снижением курса валюты, а не снижением (замедлением темпов роста) цен".
   Сколько в этом истины, а сколько надуманного, пусть оценивают знатоки, которых в нашей стране не счесть, да вот толку что-то от них маловато... Впрочем, к чему мне ломать голову, если этим не затрудняют себя наши "вожди":президент Затлерс, премьер Домбровскис, сотня народных представителей, имитирующих работу в Сейме, несколько тысяч чиновников и присосавшихся к ним "патриотов". Вот и пусть думают, ломают свои головы, но, боюсь, ни до чего путного, кроме как поднять налоги, урезать все, что можно урезать и, что ставит людей в абсолютно безнадежное положение, наши вожди додуматься, увы, не способны. Если бы знали и если бы умели, то уже давно бы мы жили в Европе, а не в...Да простит меня практология за напрашивающуюся рифму!
  
   Мавроди увели с шоу в тюрьму.
  
   Когда писался данный post-skriptum, в Москве, в передаче Малахова "Пусть говорят", случилось фантастическое действо. В присутствии многочисленных участников шоу, на глазах миллионов телезрителей, в зал вошли судебные приставы и увели принимавшего в программе участие Мавроди. Речь шла об его дубль-"МММ", о чем заявил он в начале января 2011 года. Начальник отдела службы судебных приставов г. Москвы Карина Тащян зачитала Сергею Мавроди документ, в котором говорилось: "По окончании передачи вы проследуете совместно с судебными приставами к судебному приставу-исполнителю, который вручит вам соответствующие процессуальные документы. И мы будем все-таки решать вопрос о возбуждении уголовного дела по статье 177 УК РФ, поскольку вы злостно уклоняетесь от уплаты кредиторской задолженности".
   Но это уже совершенно другая история.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Раздел редактора сайта.